Как Хома день рождения Суслика отметил Иванов А. А.

Опасные странствия Хомы и Суслика 

Не знал Суслик, когда он точно родился. В какой день и месяц. Год он знал, конечно. Примерно.

Хома любил повторять, что Суслик моложе его. На целых полгода. Казалось бы, можно и высчитать. Но невозможно. Тут надо умножать, вычитать, делить и отнимать. И даже прибавлять. Запутаешься!

Да и Суслик не очень-то верил, что Хома настолько старше. Ему, видать, просто удобней так выхваляться. А поди проверь.

И всё-таки день рождения Суслика необходимо было узнать. Чтобы отпраздновать. Чем больше праздников, тем веселее!

А поскольку бедняга Суслик не помнил, этот день пришлось выбирать Хоме. Разумеется,

с помощью капризного Суслика. Без него, к сожалению, не обойтись. А неплохо бы.

Ещё и Ежа на совет позвали. Он-то и впрямь старше всех. Подскажет.

Зиму они сразу отвергли. Зимой они спят. Спячка. И у Суслика, и у Хомы, и у Ежа. Как отпразднуешь? Во сне? Причём креп-ком-крепком!

— Так, — рассуждал Хома, — в конце марта мы вроде бы просыпаемся…

— Именно вроде бы, — заметил Суслик. — Я до апреля сплю. До конца апреля, — скромно потупился он.

— Верно, — согласился Хома. — Ни март, ни апрель не годятся. Только проснулся и — бац! Все запасы кончились, на полках пусто. Может быть, в мае отпразднуем? Выбирай день!

— В мае? Всю жизнь маяться буду. Слышал о такой примете?

— Верно, — опять сказал Хома. — А чем июнь тебе плох? Запасёмся как следует вкусненьким и… Ну, скажем, двадцать второго июня — идёт?

Старина Ёс вздрогнул.

— Нельзя, двадцать второго июня война началась. Слышал я от древнего Ворона.

— Война тоже плохая примета, — озабоченно кивнул Суслик.

— А если июль? — задумчиво произнёс Хома. — Нет. Июль — середина лета. И без тебя забот много!

— Самая трудовая пора, — солидно подтвердил Ёж.

— А чего вы?.. Мне июнь очень нравится, — застенчиво признался Суслик. — Пусть в начале июня — значит, в начале лета. Хорошо!

— Ладно, — устал выбирать Хома. — Давай пятого июня — и всё!

— Почему — пятого? — фыркнул старина Ёж.

— И почему не шестого июня? — возразил Суслик.

— Шестого июня Пушкин родился. Любой школьник знает, — отмёл возражения Хома. — Вспомни праздник в деревне. Все собираются у школы и весело стихи читают!

— Мне годится, — внезапно заявил лучший друг Суслик. — Тебе жалко, что все веселятся шестого июня?

— Путать будем, — ответил Хома. — Пятого так пятого. Скажи я — четвёртого июня, — всё равно бы спорили. Решено, и хватит.

Суслик и Ёж, подумав, согласились. Тоже начало лета. Да и вообще замечательно, что Суслик раньше Пушкина родился!

— А салют будет? — внезапно поинтересовался Суслик.

— Какой?

— Праздничный…

— Посмотрим, — уклонился от прямого ответа Хома.

— А подарки? — затаил дыхание лучший друг. — Подарки будут на мой день рождения?

— Какие подарки? — отмахнулся Хома. — Мы тебе пока лишь день выбрали.

— Так ведь сегодня — третье июня, — важно сказал Суслик.

Хома схватился за голову.

— Угораздило нас!.. Лучше бы тебе зимой родиться, — пробормотал он. — Я-то думал, ещё далеко.

— Близко, — озаботился старина Ёж. — Давно пора готовиться.

— Ох! — вздохнул Хома. Не любил он хлопот. Особенно праздничных.

Однако пришлось постараться.

И постарался. Весь вечер накануне события он зачем-то рогатку делал. Это Суслика пугало. А на все расспросы Хома лишь улыбался. Это Суслика успокаивало.

И наступил долгожданный день. День заново рождённого Суслика.

Конечно, подарков ему понанесли. Вкусных. Да столько, что они самого Суслика чуть из норы не выперли! Расщедрились Заяц и Ёж.

Зато Хома без всяких гостинцев пожаловал. С рогаткой. Вошёл бочком — чужие подарки мешали. Один лишь Зайцев капустный кочан чуть ли не пол норы занял.

— Уже стемнело, — странно сообщил Хома.

— Только тебя и ждём, — обиженно подтвердили хозяин и гости.

— Все на луг! — неожиданно скомандовал Хома. — Сейчас тако-о-е будет!

Чем хорош Хома, что ничего зазря не обещает. Он всегда обещает даже меньше того, что будет. Все повалили наружу.

— Ты про салют говорил? — шепнул Хома на ухо другу.

— Говорил… — шмыгнул носом Суслик.

— Тогда вон туда отойди, — приказал Хома. — Оттуда виднее.

Отошёл несмело Суслик.

И ведь что за совпадение! Там, рядом, в густом бурьяне Лиса пряталась. В засаде сидела. Прослышала она про день рождения Суслика. И подумала: «Уж кого-нибудь из гостей и сцапаю на радостях!»

Но не думала и не гадала Лиса, что сам Суслик прямо к ней пойдёт. Заново рождённый! Приготовилась она к прыжку. И…

И вдруг — заложил Хома в рогатку горсть искристых угольков. И пальнул вверх!

Так и села Лиса на хвост, глядя на россыпь огней.

— Ура-а! — закричали все. Громче всех кричал изумлённый Суслик.

И тут несколько огоньков, описав дугу, упали на лисью шубу. Как завизжит Лиса:

— Горю! Горю! Горю-ю!

Все остолбенели. Даже салютчик Хома.

— Полыхаю-ю!

Кинулась чертомётом Лиса прочь, с ужасом отряхиваясь на ходу.

— Горю-ю-ю-ю-ю… — долго и очумело затихало вдали.

Да только это не угольки были, а жучки-светлячки. Крупные.

Надолго запомнился всем день рождения. И Суслику. И друзьям. И Лисе!

Такое торжество не часто бывает. Значит, правильно пятое июня выбрали.

И Пушкин не в обиде.

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград