Как Хома Ежу молодость вернул Иванов А. А.

Опасные странствия Хомы и Суслика

Конечно, Ёж расстраивался, что он старый. Хотя и сам нередко подшучивал над этим. Пусть на словах, но старался держаться молодцом. А глаза — тусклые. Молодец — значит, молод. А он, увы, стар. Скучно ему и грустно…

Хома его постоянно подбадривал. И убеждал, что он, Ёж, всё такой же. Как в молодости.

— Я тебя тогда, понятно, не видел. Но, по-моему, ты ни капли не изменился, — горячо говорил Хома.

— Спасибо, — уныло отвечал старина Ёж. — Ты добрый.

— А вот скажи, что ты в юности делал? — спросил как-то Хома. С хитрецой.

— Гулял…

— И сейчас гуляешь. А ещё?

— Грибы собирал…

— И сейчас собираешь. И всё?

— Как — всё? — обиделся Ёж. — С друзьями веселился.

— То же самое. Ничего нового — старого!

— Правда? — невольно просиял Ёж.

— А то! — весело развёл лапами Хома.

Увидел затем Ёж своё отражение в ручье.

Пришёл к Хоме.

— Иголки у меня раньше были темнее. А теперь поседели.

— Действительно, — присмотрелся Хома. — В молодости были темнее.

— Да ты тогда… — сердито начал Ёж.

— И не видел тебя, и не мог видеть, — подхватил Хома. — Зато молодых ежей вижу. Иглы у них потемней — верно. А знаешь — почему?

— Почему?

— Молодые ежи — играют.

— Как — играют? — не понял старина Ёж.

— Играют, — повторил Хома. — И очень часто.

— И мне играть прикажешь? — усмехнулся Ёж.

— Прикажешь… — протянул Хома. — Тебе самому играть не хочется. Вот в чём дело! Потому ты себя и старым считаешь.

— Что же делать? — рассердился старина Ёж.

— Играть! — в восторге подпрыгнул Хома. — Больше и больше. Как можно больше!

Подумал Ёж. Поразмыслил. А что он теряет? Всё лучше, чем на свои старческие недуги жаловаться. Да и доктор Дятел всегда говорит: «Движение — жизнь!»

И стал он играть. Каждый день. С друзьями. С Хомой, Зайцем и Сусликом.

В догонялки. В чехарду. В прятки. И вообще, бегали друзья, прыгали, плавали. И даже ныряли.

Ёж старался не отставать. Трудно ему поначалу было. Затем всерьёз увлёкся. Не остановишь!..

— Второе дыхание открылось, — с удивлением наблюдал за ним доктор Дятел.

И на вопрос:

— Что это за второе дыхание? И бывает ли третье? — убедительно ответил:

— Никто не знает.

Странное поведение Ежа повсюду обсуждали и осуждали. На всех перекрёстках. В роще, на лугу, в поле. И на железнодорожном переезде. Звери, зверьки и даже птицы.

Одни говорили:

— Несолидно!

Другие головами покачивали:

— Дитё малое.

А малое дитё, старина Ёж, прямо на глазах окреп и помолодел. И звонко смеялся.

Мало того, иголки у него заметно потемнели. Возможно, оттого, что он часто на сырой земле кувыркался.

А главное, ему всё это нравилось. Выходит, и впрямь годы сбросил.

Но потом… Всегда бывает такое коварное «потом». Переусердствовал. Ослабел, занемог, слёг. Пролежал дома неделю. Никого к себе не пускал, кроме Дятла.

И вышел из своей пещеры, опираясь на палочку. Нет, старость не обманешь. И всё-таки! Глаза у него опять озорно блестели. И новый огонёк в глазах так и остался. Несмотря на палочку.

Он полюбил смотреть, как другие играют. Радовался, вскрикивал. Хлопал всех по плечу. И чувствовал себя прекрасно. По духу.

Он теперь снисходительно мог сказать:

— Понимаете, я прожил две молодости и знаю… И действительно так. Всем известно. Заслужил по праву.

— Каждый возраст по-своему прекрасен! — важно изрёк доктор Дятел.

Одно непонятно. Ну с палочкой Ёж ходил. Но куда она только девалась, когда его приглашали в набег на сады-огороды — за вишней, репой, морковкой? Особенно когда удирать приходилось!

Груши он тоже уважал.

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград