Филипп и Федя. Сладков
Я прислонился к ёлке и стал слушать певчего дрозда. Дрозд пел на самой верхней еловой свечке. Выше его было только небо. А в небе —
106
Данинград
Весёлые старушки. Сладков
На солнечной скале веселятся крапивницы. Бабочки перезимовали зиму и радуются теплу. Зима свирепой была, её ледяные когти проникли в самые потайные убежища.
63
Данинград
Флажки на болоте. Сладков
Неохота вылезать из-под тёплого одеяла! За окном сырая весенняя ночь. Без того знобит, а тут натягивай ещё скользкие сапоги, задубелую куртку. —
58
Данинград
Дятлово колечко. Сладков
Дятел — мастер на разные штуки. Может дупло выдолбить. Ровное, круглое, как пятачок. Может станок для шишек смастерить. Втиснет шишку в него и выколачивает семена.
69
Данинград
Барабанщица. Сладков
«Барабанщик» — мужественное, крепкое слово! И барабанить — дело мужское. Дятел-барабанщик — звучит вполне подходяще.
50
Данинград
Ивовый пир. Сладков
Зацвела ива — гости со всех сторон. Кусты и деревья ещё голые, серые; ива среди них как букет, да не простой, а золотой. Каждый новый барашек пуховый
128
Данинград
Шепчущие следы. Сладков
В светлых осинниках и ольшаниках снег сошёл, палый лист сохнет на солнце, скручиваясь в рулончики, свёртываясь в кулёчки, сжимаясь в кулачки.
54
Данинград
Все хотят петь. Сладков
Жабы поют, совы бубнят. Шмель гудит басом. Про птиц и говорить нечего! От зари до зари поют. Скворцу своей песни мало, так он чужие перепевает.
90
Данинград
Лесной гребешок. Сладков
Что ни куст густой, то гребешок лесной. И ни одного неряху линючего гребешок не пропустит — непременно причешет. Лиса ли, медведь ли, заяц ему всё
40
Данинград
Май. Сладков
Грянул весёлый майский гром — всему живому языки развязал. Хлынули потоки звуков и затопили лес. Загремел в лесу май! Зазвучало всё, что может звучать.
56
Данинград