Как Хома улыбки дарил Иванов А. А.

Опасные странствия Хомы и Суслика 

Всем известно, что с улыбкою легче жить. Точнее, прожить. Тот, кто улыбается, всем приятен. Значит, плохого не замышляет. А то и, глядишь, вдруг что-то подарит.

Симпатия возникает. Доверие. И без подарка. Хотя с подарком лучше.

Решил однажды Хома всё время улыбаться. И тебе веселее, и другим.

Улыбка вообще красит всех. Любого страшилу.

— А тебя — тем более, — сияя сказал он Суслику. — Запомни, улыбчивых всегда хорошо принимают. Любую чушь говори — согласятся. И по плечу похлопают. Как своего.

— Верно, — сразу согласился Суслик. — Я в деревне, сам знаешь, иногда телевизор смотрю.

Через окна. С заборов. Там начальника одного — поглавнее Медведя нашего! — часто показывают. Он про всякие ужасы, беды, несчастья болтает, а у самого улыбка шире плеч. Ему за это всё прощают. Можно и я с улыбкой ходить буду? — уставился он на Хому.

— Нет уж. Рад на готовенькое? — рассмеялся Хома. — Я первый придумал!

И стал он всем улыбаться. Всегда и везде. В любом месте. К месту и не к месту. Забежит к Зайцу и весело говорит:

— Слышал? Белка не рассчитала прыжок и свалилась на пришлого Кабана.

Заяц тоже вроде бы улыбнётся. А Хома радужно продолжает:

— Он её чуть не затоптал. Еле спаслась! — И сияет, будто его одарили. Пучком земляники. Большим.

И затем бодро, с новой улыбкой:

— Чего притих? Ты чего-то плохо выглядишь! Заболел, что ли?

— Ничего подобного, — пугается Заяц-тол-стун. — А не то бы я похудел!

— Тогда — пока! — И Хома на прощание опять весело: — Не забудь показаться доктору Дятлу. Главное — здоровье!

И к Ежу теперь заходил Хома со своим непременным смехом.

— Там Медведь, косолапый, чуть под поезд не попал. В рельсах нога застряла. Вот потеха!

А Ёж за сердце схватился. Медведя жалко. Косолапого.

Веселится Хома. Подслеповатого Енота у ручья встретил:

— На Волка не наткнись, дядя. Гляди в оба!

Перепугал до смерти. Весельчак такой!

Надоел его новый, улыбчивый нрав друзьям.

Уж и не знали, как его огорчить. Лишь бы он с навязчивой улыбочкой расстался.

Горчицу едкую, лук толчёный в еду ему подмешивали. Ест. Слёзы катятся, а он посмеивается.

— Сам плачешь, а тебе смешно, — хмуро заметил Суслик.

— Это смех сквозь слёзы, — улыбается Хома.

— Сквозь дурь, а не сквозь слёзы, — не выдержал старина Ёж. — Рад-радёхонек!

— Счастье или горе — всегда радуйся! — не унывал Хома.

— Смотри, доиграешься! — предупредил его старина Ёж.

Но судьба пока берегла Хому.

Погналась как-то за ним Лиса. И загнала в угол. В безвыходный тупик из валунов у ручья. Куда деваться? Ни туда ни сюда!

Она улыбается. И он улыбается.

Лиса-то зловеще ухмылялась. Искренне. Хомяк ей попался. Сдобный! А Хома улыбался радостно. Притворно. Может, задобрит — и пронесёт!

Но Лиса не поняла и опешила. Чего это он?.. Странно. Кому он так рад? Не ей же? И невольно обернулась.

Тут-то Хома и дал дёру. Прямо под ней проскочил, меж четырёх её лап. С усмешкой. Только его и видели!

Так он ещё сильней укрепился в своём неотразимом обаянии.

— Видишь, как мне повезло? — похвастался он Суслику. — Мои чары и на Лису действуют.

«Всё, — подумали друзья, — улыбочка к нему навсегда приклеится».

Но вскоре она у него враз пропала. Ловчилу Крота помните? Ну того, который у Зайца морковку упёр? Самую крупную. И вот, этот плут кладовку обчистил у Хомы. Проныра!

Вернулся Хома с прогулки домой.

Улыбка мигом исчезла, потому что исчезли все запасы. И горох, и орехи, и корешки. И малиновый компот в банке!..

Уж на что у Хомы щёки пухлые, и те опали. Ничего в кладовке нет. Только дыра в земле осталась. Лишняя. Поулыбайся теперь. Хоть плачь!

Старина Ёж ему посочувствовал:

— Смех без причины — признак дурачины. Так и улыбка без компота — признак обормота.

А затем смутился.

— Извини, — пробурчал. — Бывает.

— Чего там! Радуйся, — задорно посоветовал Суслик Хоме. — Улыбка красит! — напомнил он.

— Красит! — взвился Хома. — Но не мою нору! Сам радуйся на моё горе…

— Так-то, — попенял Ёж. — Улыбаются в радости. И печалятся в беде. А всё остальное — притворство.

— А как я недавно от Лисы удрал? — живо возразил Хома. — Куда бы я делся, если бы скис?

— С врагами притворяйся сколько влезет, чтобы не разгадали, — ответил Ёж. — Ас друзьями не хитри. А не то улыбка навечно кривой станет.

— Я, наверное, никогда больше не улыбнусь, — поник Хома.

Однако улыбка у Хомы быстро вернулась. Когда они Крота разыскали и запасы вернули. Правда, не все. Крот мал, а ест отменно.

Так что радость была недолгой. При подсчёте утрат — поубавилась.

Но после этого случая перестал он хитрить. С друзьями. И снова улыбался — без всяких затей. Просто. От души. Как солнышко.

И тебе хорошо, и всем тепло.

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград