Лиса и волки. Владимир Воробьев

Везде лиса бывала. Все она повидала. И чего только не едала! И рябчиков, и уточек, и гусей, и курочек.

А однажды спохватилась: рыбки она еще не пробовала. Побежала лиса к реке. Бежит. Вдруг видит: навстречу ей волк Серый Лоб.

— Куда, Патрикеевна, путь держишь? — спрашивает Серый Лоб.

— Рыбу есть, — отвечает лиса.

— Возьми меня в товарищи, — попросил волк.

— Беги следом, — сказала лиса.

Бегут они, бегут, видят: выходит им навстречу волк Рваное Ухо.

— Куда, соседи, путь держите! — спрашивает Рваное Ухо.

— Рыбу есть.

— Возьмите меня в товарищи.

— Беги следом, — сказала лиса.

Потом встретили волка Драную Шкуру. Взяли и его в компанию.

Прибежали лиса и три волка к реке.

— Где рыба? — спрашивают волки.

— В реке, — отвечает лиса.

— Это мы и без тебя знаем! — рассердились волки. — Ты что, смеяться над нами вздумала?!

— Дурни вы, дурни. Неужели, чтобы посмеяться над вами, далеко бегать надо? Будет вам рыба. Только слушайтесь меня.

— Бу-удем, — провыли волки.

Тут Патрикеевна и говорит им:

— Поглядела я, братцы, из-за кустика, как рыбак Степан рыбу ловит. Вон на берегу его сети на кольях сушатся. Бегите, хватайте сеть и сюда. Да живо!

Приволокли волки сеть.

— Вот тебе сеть, Патрикеевна. А рыба где?

— В реке, — отвечает лиса. — Заводите сеть в реку. А я, братцы, ростом не вышла: где вам по брюхо будет, мне там с ушками. Зато и рыбку дадите мне самую что ни на есть маленькую.

— Ну, коли так, ладно, — согласились волки.

Полезли с сетью в воду. Забрели раз, вытащили судака — большущего. Забрели в другой раз, лещ попался — небольшой. Забрели в третий раз — окунька вытащили. Вымокли волки и продрогли. Даже языки посинели. В последний раз плотвичку поймали — крохотную.

Вылезли волки на берег и над добычей в кружок уселись.

Тут Патрикеевна и говорит:

— Давайте делить рыбу по справедливости. Только пусть Серый Лоб поглядит с бугра, не идет ли Степан.

Послушался Серый Лоб. Побежал на бугор.

А лиса и говорит:

— Серый Лоб судака хочет получить. Я по глазам его вижу. Прогоните, братцы, его. Нам больше останется.

Вернулся Серый Лоб, докладывает:

— Не видать Степана ни с какой стороны.

— Плохо смотр-рел! — зарычали волки.

И давай рвать и кусать товарища. Только шерсть клочьями полетела.

Взвыл Серый Лоб. В лес наутек пустился.

Сидят над уловом лиса и два волка. Патрикеевна на рыбу глядит, облизывается. А волки языки на бок свесили. В драке умаялись. Посмотрела Патрикеевна на одного, посмотрела на другого и говорит:

— Кому же из вас дать судака?

— Мне! — прорычал Рваное Ухо.

— Нет, мне, — прохрипел Драная Шкура.

— Кто злее дрался, тот пусть и съест судака, — сказала лиса.

— Ты как кусался, Драная Шкура?

— Вот так! — ответил Драная Шкура и рванул товарища.

— И эдак!

— А я вот так! — хватил его зубами Рваное Ухо. Показывали они, показывали и обозлились вконец. Вцепились друг в дружку по-настоящему.

А Патрикеевна тем временем взбежала на бугор и кричит:

— Бегите прочь! Степан с дубинкой идет!

Одурели волки от злости и боли. Лисе поверили, умчались в лес.

Вернулась Патрикеевна к улову. Села, облизнулась. И только было пировать принялась, рыбак Степан тут как тут.

Он из-за кустика подглядывал и все видел. Набросил Степан мокрую сеть на лису, завязал в тугой узел и смеется:

— Не тот умен, кто козни плетет, а — кто сети!

Поделиться в соцсетях
Данинград