Четверо братьев. Владимир Воробьев

Было у отца с матерью четверо сыновей. Подросли они в родительском доме, окрепли и тогда надумали по земле походить — людей посмотреть, себя показать.

Не хотелось матери сыновей от себя отпускать. И так и сяк она их отговаривала. Плакала даже. Только от отца украдкой. Потому что не любил он ни слез, ни болтовни жалостливой.

— Пускай идут дети, пускай на людей посмотрят и себя покажут, — сказал отец.

Вот собрались братья в дорогу. Стали с родителями прощаться. Отец им и говорит:

— Надо вам из дому на счастье что-нибудь с собой взять. Выбирайте сами.

Взял с собой старший сын топор. Второй сын лопату взял большую. Третий сын молоток выбрал с крепкой рукояткой. А младший — мамкиным баловнем был. Сунула мать ему в руки пуховую подушку.

Старший сын на север отправился. Второй пошел на восток. Третий сын путь выбрал на запад. А младшенького мать за локоток к южной сторонке подтолкнула. И отправился он в теплые края.

Вот идет старший сын все дальше на север. В густые леса забрел. То дорогой идет, то маленькой тропкой. Шел он через горы высокие, плыл через реки широкие, — и везде люди живут.

Видит раз: артель лесорубов на лес навалилась. Пилят, рубят — только щепки летят. Да видно приустали. То один лесоруб пот со лба шапкой вытрет, то другой.

Подошел старший сын к лесорубам и тоже давай махать топором. Раз тяпнет — вздрогнет дерево, другой раз тяпнет — оно и повалится. Только гул по лесу идет. Подивились лесорубы на такую силищу и говорят:

— Добрый из тебя товарищ нам будет. Оставайся с нами жить.

Обрадовался старший сын. Надоело ходить по земле без настоящего дела. Остался он жить с лесорубами.

Второй сын что ни дальше шагал на восток — было ему все любопытней. Поля и леса проходил напрямик. Шел через горы высокие, плыл через реки широкие — и везде люди живут.

Заметил раз в ущелье: дорога в скалу уперлась. Нет дальше ходу. А перед скалой народу видимо-невидимо.

— Чего вы здесь собрались? — спросил второй сын.

— Дорогу строить будем. Через лес, через высокую гору. Оставайся с нами.

Обрадовался он. Надоело ходить по земле без дела.

Тут все шапки побросали, лопаты в руки и — пошла работа! Машины рычат, лес стонет, гора трясется. Смотреть и то любо-дорого.

Третий сын что ни дальше на запад шел, городов да сел все прибавлялось. Что ни шаг шагнет, то завод или фабрика. И куда глазом ни кинь, везде люди живут.

Проходил он раз мимо большого завода. Видит: из ворот машина новенькая выкатилась. Рядом люди бегут, смеются.

— Гляди, парень, какую мы вещь сработали! Нравится?

— Как не нравится? Вот бы мне так-то уметь.

— Оставайся жить с нами! Научишься!

Обрадовался третий сын. Надоело ходить по земле без настоящего дела. Пошел он на завод работать, учиться.

А тем временем младший сын, мамкин баловень, все на юг шагал. Чем ни дальше идет, все теплее. Чем ни больше глядит, все милее кругом. В степь пришел. Вся в цветах степь да в хлебах. И везде люди живут.

Видит младший сын: колхозники на бахче арбузы собирают и дыни. Большие они уродились, тяжелые. Притомились, видать, люди. Спины мокрые у всех.

— Чего, добрые люди, делаете? Зачем на карачках ползаете? — спросил младший сын.

— Чем смеяться тебе, ты помог бы!

— Ладно, — сказал мамкин баловень, — так и быть, помогу вам арбузы есть. Позовите меня как с работой управитесь.

Бросил он на траву подушку и лег, дожидается. Но никто его не позвал. И в другой раз так было, и в третий. Подвело у младшего сына живот от голода. Не в радость ему стали ни солнышко, ни цветочки, ни сам теплый край.

Много ли мало ли времени прошло — неизвестно, а только однажды получили отец с матерью сразу четыре письма.

В одном письме, от старшего сына, они прочитали: «Хорошо мне живется. Помог топор моему счастью. Низко кланяюсь вам, отец с матушкой».

«Хорошо мне живется, — написал второй сын. — Помогла лопата моему счастью. Низко кланяюсь вам, отец с матушкой».

«Хорошо мне живется, — писал третий сын. — Помогает молоток моему счастью. Низко кланяюсь вам, отец с матушкой».

А в четвертом письме, от младшего сына, от мамкина баловня, было написано: «Пирогов напеките. Домой еду».

Поделиться в соцсетях
Данинград