Звено принимает решение. Владимир Воробьев

На перемене Машу Птицыну окружили девочки. Сразу же стало известно, что новенькая — отличница и что ей было жалко уходить из своей школы.

После уроков звено осталось на сбор.

Ваня Игнатьев молча стоял у окна, почёсывал затылок, поглядывая то на Машу, то на ребят. Их было четверо, не считая новенькой.

— Чего же тянуть? Начинай, Ваня, — разом заговорили ребята.

— Вот, значит, ребята, в нашем звене… в общем, прибавилось…

— Пернатых, — добавил Серёжа Волькин, тоненький, стриженный под бокс паренёк.

Маша улыбнулась, откинула назад косичку и прикрыла ресницами смеющиеся глаза.

— У нас в звене, — продолжал невозмутимо Ваня, — все ребята занимаются техникой. Так что, может быть, Маше будет неинтересно…

— Если хочешь, можно в другое звено, где есть девочки, а оттуда мы кого-нибудь из ребят возьмём, — предложил Коля.

Но Маша сказала просто:

— Я не хочу, я буду с вами, ребята.

— Значит, так… — начал снова Ваня; он перехватил смеющийся взгляд девочки. — Так, значит…

Ребята рассмеялись.

— Сегодня надо решить, — заговорил Ваня деловито, — кому мы теперь должны оказать техпомощь. Давно уже мы никому не помогали. Одним словом, какие будут предложения?

Маша с любопытством посмотрела на ребят. Она подняла руку, как на уроке, и спросила:

— А что такое «техпомощь», ребята?

— Это мы техническую помощь оказываем кому нужно, — пояснил звеньевой.

Маша отрицательно покачала головой.

— Ну, если кому-нибудь в доме надо что-нибудь починить: кран, например, или электроплитку, репродуктор или выключатель исправить, понимаешь?

— Понимаю, понимаю. Вот здорово! Это как тимуровцы, да?

— Не совсем, мы без всякой таинственности. Прямо приходим в дом и делаем, что нужно.

— Ой! Как хорошо! Это вы сами придумали?

— А что, мы, по-твоему, ничего не можем придумать? — обиделся Витя.

— Нет, я так… У меня предложение хорошее…

— Говори, — разрешил Ваня.

— В детском садике…

— Где? — хором переспросили ребята.

— В детском садике номер восемь, что на Ленинской улице, очень много поломанных игрушек, там, знаете, такие чудесные малыши, такие малыши!..

— Подожди, — прервал Ваня. — При чём тут детский сад?

— Эх! — махнул рукой Витя. — Думал и правда что-нибудь дельное скажет, а она, оказывается, сама ещё в детский сад ходит!

— Но вы только послушайте, ребята! Только послушайте!.. — Маша встала и умоляюще сложила руки. — Игрушек там много, но они часто ломаются! Ведь малыши что? Раз-раз — и сломали! Ну вот, ходила воспитательница в мастерские — не принимают, говорят: «Мы велосипеды ремонтируем, пишущие машинки, а вы — с игрушками».

— И правильно!

— Что — правильно? Что — правильно? — возмутилась Маша. — Разве это правильно, когда игрушки малышам починить некому!

— Пускай новые покупают! Да что, в самом деле? Я против! — решительно сказал Витя и вжикнул застёжкой-молнией. Нагрудные карманы его чёрной вельветовой куртки и брючные карманы все были на этих застёжках. Открывал и закрывал «молнии» Коля так, что по одному звуку можно было безошибочно судить о его настроении.

Остальные зашумели и поддержали его.

— Совочки там всякие, мячики — это не по нашей части. Мы техники! Ты не обижайся, Маша. Мы вот ветряной электродвигатель начинаем строить, а ты… игрушки! — растолковывал ей Ваня.

— Но там и заводные игрушки есть, механические, — пыталась соблазнить ребят Маша.

— Нет, в игрушки мы не играем! — ответил за всех Ваня.

— И в куклы тоже, — съязвил Витя.

— Но ведь и я… — Маша не договорила. Она села за парту, обиженно поджав губы, и до конца сбора не сказала ни слова. Сбор закончился, а ребята так и не придумали, кому бы оказать техпомощь.

Недели через три в школе произошло маленькое событие. В адрес пятого звена шестого класса «А» пришло письмо с обратным адресом: «Детский сад номер восемь».

Снова в пустом классе после уроков собрались четверо ребят и одна девочка. Ваня, стоя у окна, вертел в руках нераспечатанное письмо и, как всегда, медлил. Маша сидела чуть-чуть бледная и глядела прямо перед собой. «Что в этом письме?» — с тревогой думала она и прятала под фартуком руки в царапинах и рыжих пятнах йода.

— Ну, чего ты? Вскрывай! — торопил звеньевого Витя.

Ваня, пошелестев бумажкой, начал читать:

— «Дорогие пионеры! Мы сами писать ещё не умеем и попросили сделать это за нас нашу воспитательницу… — Ваня поднял глаза на ребят, недоуменно пожал плечами и продолжал читать: — Большое спасибо вам за помощь…»

— Что?! — крикнул, вскакивая с места, Витя.

— Вот, благодарят, смотри сам…

— Дальше читай, дальше, не мешай. Витька! — потребовали ребята.

— «У нас теперь прибавилось игрушек. Мячики, которые вы починили, высоко подпрыгивают и очень красивые, потому что хорошо выкрашены. Ведёрки и совочки тоже очень красиво раскрашены. Они стали как новые. А у тачек ручки и колёса теперь целые.

Вот только заводная лягушка скачет назад, а вперёд не может. И грузовик ездит только по кругу, потому что у него только одно колесо вертится…» — Ваня прервал чтение и принялся почёсывать затылок.

Витя схватился за щеку и скривился, как от зубной боли, а Коля обеими руками обхватил голову и стал раскачиваться из стороны в сторону.

— Да! Кто-то здорово напортачил там, — промолвил наконец Ваня. — Но откуда они взяли, что это мы?

— Это я… напортачила, — вдруг сквозь слёзы выговорила Маша.

Ребята промолчали.

Маша с первых же слов письма догадалась, о чём идет речь. Беря игрушки в починку, она говорила в детском саду, что ремонтировать их будет пятое звено её класса.

— А ну, читай дальше, — потребовал Коля.

— «Есть у нас ещё электрическая железная дорога, большая, вокруг всей комнаты, но вагончики не катаются. Это, конечно, очень трудно починить. Мы, когда вырастем большими и станем пионерами, тоже будем помогать маленьким. Приходите к нам, а то мы видели только одну Машу. С приветом…» Тут подписи, ребята. Смотрите, какие каракули, никогда таких не видал! — заулыбался Ваня.

— Ладно! «Не видал»! — передразнил Витя. — Сам такой же грамотный был когда-то!

Ваня положил письмо на стол и спросил:

— Ну, какие предложения будут?

Маша снова подняла руку:

— У меня есть предложение, очень хорошее предложение…

Машино предложение было принято.

И теперь в детском саду номер восемь, что на Ленинской улице, к неописуемому восторгу малышей, бегают по рельсам вокруг комнаты игрушечные вагончики электрической дороги. А заводная лягушка прыгает вперёд, как ей и полагается.

Поделиться в соцсетях
Данинград