Молитва. Солженицын
Как легко мне жить с Тобой, Господи! Как легко мне верить в Тебя! Когда расступается в недоумении или сникает ум мой, когда умнейшие люди не видят дальше
82
Данинград
Молитва о России. Солженицын
Отче наш Всемилостивый! Россиюшку Твою многострадную не покинь в ошеломлении нынешнем, в её израненности, обнищании и в смутности духа. Господи Вседержитель!
35
Данинград
Поминовение усопших. Солженицын
Оно – с высокой мудростью завещано нам людьми святой жизни. Понять этот замысел – не в резвой юности, когда мы тесно окружены близкими, родными, друзьями.
17
Данинград
Ночные мысли. Солженицын
То-то в лагере: наломаешь кости за день, только положил голову на соломенную подушку – уже слышишь: «Подъ-ё-ом!!» И – никаких тебе ночных мыслей.
38
Данинград
Петушье пенье. Солженицын
С обезлюженьем, с запустением, с вымиранием наших деревень забыли мы и помнить, а поколения и не слышали никогда – полуденного многогласного петушьего переклика.
56
Данинград
В сумерки. Солженицын
Хорошо помню очень у нас на Юге распространённое – сумерничанье. Перенесенное из дореволюции, может быть ещё подкрепилось оно скудными и опасными годами
21
Данинград
Завеса. Солженицын
Сердечная болезнь – как образ самóй нашей жизни: ход её – в полной тьме, и не знаем мы дня конца: может быть, вот, у порога, – а может быть, ещё нескоро-нескоро.
16
Данинград
Утро. Солженицын
Что происходит за ночь с нашей душой? В недвижной онемелости твоего сна она как бы получает волю, отдельно от этого тела, пройти через некие чистые пространства
28
Данинград
Лихое зелье. Солженицын
Сколько же труда кладёт земледелец: сохранить зёрна до срока, посеять угодно, дохолить до плодов растения добрые. Но с дикой резвостью взбрасываются сорняки
53
Данинград
Позор. Солженицын
Какое это мучительное чувство: испытывать позор за свою Родину. В чьих Она равнодушных или скользких руках, безмысло или корыстно правящих Её жизнь.
27
Данинград