Как Хома собаку себе выбирал Иванов А. А.

Большое путешествие Хомы и Суслика 

Надоело Хоме бегать от Лисы и от Волка. Они ему даже по ночам неотвязно снились.

— Я себе собаку заведу! — решительно сказал он Суслику.

— Зачем? — удивился лучший друг. Он вечно удивлялся. Всему.

— Охранять меня станет, — гордо ответил Хома.

— Большую собаку возьмёшь?

— Волкодава!

— Скажи, а Лисодавы бывают? — заинтересовался Суслик.

— По-моему, нет.

— Жаль, — огорчился Суслик. — Лису я больше боюсь. Она быстрее Волка!

— А какая тебе разница? Волкодав с Лисою одной лапой сладит!

— Тогда берём, — одобрил Суслик.

— Наконец-то спокойно спать смогу. Мою собаку все бояться будут!

— И я? — заранее струсил Суслик.

— Моя собака тебя никогда не тронет, — расщедрился Хома. — Ты свой.

— А где она жить будет? В нору к тебе она не пролезет.

— Я ей дом рядом с моей норой построю!

— Дом — не сможешь, — уверенно сказал Суслик.

— Тогда шалаш!

Если Хома что-то надумал — не остановишь.

— Идём в деревню, — заспешил он, — собаку выбирать. Там их полным-полно. И почти все здоровенные. Быстренько найдём подходящую!

— А можно, она и меня охранять будет? — попросил Суслик.

— Можно. Только покрупнее для меня отыщи.

— Самую огромную! — заверил Суслик.

Хома шёл резво, будто на праздник. Суслик еле поспевал за ним.

— Ох, и жизнь у нас начнётся! — вслух размечтался Хома. — Хочешь — гуляй, хочешь — спи!

— И никто нас не тронет! — горячо подхватил Суслик. — Пусть только попробуют?!

А самому стало грустно, потому что Хома шёл искать себе нового друга. Верного, смелого и сильного. Где ему, Суслику, тягаться с Волкодавом?!

И все же… При такой собаке и впрямь никто не страшен. Дружба дружбой, а жизнь жизнью. Без собаки нынче не проживёшь. Даже люди, уж на что умные и могучие, и то не могут без собак обойтись!

Идут Хома и Суслик, размышляют… Луг прошли, рощу, Ближнее поле и Дальнее. Ни Лису не встретили, ни Волка. Словно те уже знали, что они за огромной собакой идут!

Деревня показалась. Густой собачий перелай донёсся. Судя по всему, здоровенных собак в деревне и правда было великое множество. Есть из кого выбирать! Да вот страшно стало Суслику. С чего бы это?..

— Погоди, — остановился Суслик, — а чем твою огромную собаку кормить? — Нашёл-таки вескую причину пойти на попятный.

Но Хома беззаботно ответил:

— Сама прокормится. Не маленькая. Волка съест, Лисой закусит. И вообще, нас тоже никто не кормит, а живём!

— А если собака на это не согласится?

— На что — на это?

— На то, что её кормить не будут. Давай всё-таки не огромную выберем, а просто большую. С ней хлопот меньше.

— Давай, — подумав, кивнул Хома. — Большую так большую. И большую все бояться будут.

Пошли они дальше. Но уже не так резво.

Собачий лай в деревне становился всё громче. Чем ближе подходили Хома и Суслик к деревне, тем медленнее они шли.

— А зачем нам большая собака? — вдруг сказал Хома, близкий собачий лай наконец пронял и его. — Возьмём среднюю. Средние — они тоже большие.

— Конечно, среднюю, — мигом поддержал Суслик. — Средние ещё злее!

Теперь Хома остановился. Суслик поглядел на него, затем — на деревню. И поёжился.

— Знаешь, лучше маленькую возьмём, а? — застенчиво предложил он.

— А какой от неё толк? Кто её испугается? — замялся Хома.

— Она сторожить будет, — убеждал Суслик, — лаять.

— Ладно, — проворчал Хома. — Значит, маленькую. Только учти, — сурово заметил он, — из всех маленьких нашу по голосу выбирай. У какой голос громче, заливистей, та и наша!

— Не волнуйся, — обрадовался Суслик, — выберу.

У заборов, где начинались огороды, они вновь остановились. Боязно было дальше идти.

— А ты это хорошо придумал, — храбрясь, сказал Хома. — Маленькую собаку и одним горохом прокормим.

— А давай-ка среди всех маленьких самую махонькую себе выберем, — неожиданно произнёс Суслик. Как бы невзначай.

— Что? — оторопел Хома и немедленно согласился: — А что? Верно! Ей и шалаш ни к чему. Сама в нору пролезет.

— Ага. Карликовую отыщем, — уточнил Суслик. — Она вместе с нами жить будет: то у тебя, то у меня.

— Карликовую, но громкую, — придирчиво добавил Хома.

— С громким голосом, — поддакнул Суслик. — Самым пронзительным!

— Чтоб в ушах от неё звенело! — повеселел Хома.

— У меня и сейчас звенит, — тревожно прислушивался Суслик к свирепой собачьей перекличке.

Потоптались они у забора, потоптались… Вероятно, каждый подумал: вдруг не они собаку выберут, а какая-нибудь собака их выберет. И не карликовая, не средняя, не просто большая, а самая огромная. Волкодав!

— Слушай! — внезапно засиял Хома.

— Давно слушаю, — беспокойно оглядывался Суслик.

— Да не собак, а меня слушай. Мы с тобой карликовую взять решили? Махонькую?

— Обязательно махонькую!

— А вообще-то зачем нам такая? Ну её! Мы и сами такие. Давай вот как, — оживился Хома, — когда ты ко мне заявишься, сам лаять будешь, сторожить. А когда я у тебя буду, так и быть, тоже полаю, посторожу.

Неизвестно, как воспринял бы это Суслик. Но тут из-за ограды выскочила взъерошенная, лохматая собака. Не огромная, не большая, не средняя и даже не маленькая. А махонькая, в самый раз. И до чего же звонкая! Не собака — мечта!

Она с пронзительным, заливистым лаем бросилась к ним. И они стремглав, словно по команде, понеслись прочь. Домой. В свои бессобачьи норы.

Долго она за ними с громким лаем гналась. На их счастье, в густой траве отстала. Потерялась.

— Вовремя ты надумал — от махонькой собачки отказаться, — еле отдышался Суслик. Уже на своём лугу.

— Она разозлилась потому, что мы её не выбрали, — догадался Хома. — Нужна она нам! Недомерок какой-то. Ни ушей, ни хвоста!

— Ну, а лаять теперь друг у друга будем? — вспомнил Суслик. — Может, тогда сначала ко мне зайдём?

— Хитёр… Идём ко мне. Полаешь и порычишь вволю! — задабривал его Хома.

— Как-нибудь, в другой раз, — отказался Суслик. Но вид у него был загадочный.

Хома не обратил на это внимания. И зря.

Разошлись они по домам. А поздно вечером, когда Хома крепко уснул, в его норе внезапно раздался гулкий истошный лай.

— Аааа! — завопил Хома спросонья.

Повезло ему, что это не карликовая злая собачка, а сам Суслик заявился. Обещал — пришёл. Приятно удивить хотел.

Очень расстроился Суслик, когда Хома стал выгонять его вон из норы.

— Мы же договаривались. Ты же мечтал, чтобы собака твой сон охраняла!

Хома был неумолим:

— Свихнулся? Я чуть не оглох! Мы договорились о крохотной собачке, а ты лаял, как волкодав. Пёс его знает, кто ко мне ночью припёрся!

— Я не виноват, — пятился к выходу лучший друг Суслик. — Нора маленькая, потому и громко вышло. Да ведь ты сам хотел, чтобы в ушах звенело!

Ну и Суслик! Разве можно с ним собаку себе завести, пусть даже и самую махонькую?..

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград