Человек, который смеется. Гюго Виктор

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. МОРЕ И НОЧЬ

1. СТОРОЖЕВАЯ СОБАКА МОЖЕТ БЫТЬ АНГЕЛОМ-ХРАНИТЕЛЕМ

У Гуинплена вырвался крик:

– Это ты, волк!

Гомо завилял хвостом. Глаза его сверкали в темноте. Он смотрел на Гуинплена.

Затем он снова начал лизать ему руки. Одну минуту Гуинплен был точно пьяный. Он был потрясен внезапно вернувшейся к нему надеждой. Гомо! Откуда он явился? За двое последних суток Гуинплен испытал всякие неожиданности; ему оставалось еще пережить нежданную радость. Эту радость принес Гомо. Вновь обретенная уверенность или по крайней мере надежда, внезапное вмешательство таинственной, благодетельной силы, быть может присущей судьбе, жизнь, проникшая в непроглядный мрак могилы, свет исцеления и освобождения, блеснувший, когда уже не ждешь ничего, точка опоры, обретенная в минуту крушения, – всем этим оказался Гомо для Гуинплена. Волк казался ему озаренным сиянием.

Между тем волк побежал назад. Сделав несколько шагов, он обернулся, словно для того, чтобы посмотреть, идет ли за ним Гуинплен.

Гуинплен последовал за ним. Гомо помахал хвостом и двинулся дальше.

Он бежал по спуску набережной Эфрок-Стоуна. Спуск вел к берегу Темзы. Гуинплен, следуя за Гомо, сошел вниз по этому спуску.

Время от времени Гомо поворачивал голову назад, чтобы удостовериться, идет ли за ним Гуинплен.

Бывают в жизни случаи, когда самый проницательный ум не может сравниться с чутьем преданного животного. Животное как будто обладает даром ясновидения.

В некоторых случаях собака следует за хозяином, в иных же – ведет его за собой, и тогда инстинкт животного руководит разумом человека. Тонкое чутье зверя безошибочно разбирается там, где мы теряемся во мраке. Животное испытывает смутную потребность стать нашим проводником. Знает ли оно, что нам угрожает опасность сделать неверный шаг и что надо помочь нам избежать опасности? Вероятно, нет. А может быть, и да; во всяком случае кто-то знает это за него; мы уже говорили, что нередко помощь, которую в решительные минуты оказывают нам существа низшие, на самом деле приходит к нам свыше. Мы не знаем, в каком обличье может явиться божество. Иногда зверь служит выразителем воли провидения.

Дойдя до берега, волк спустился вниз на отмель, тянувшуюся вдоль Темзы.

Он не издал ни единого звука, он не лаял, он бежал молча. Подчиняясь своему инстинкту, Гомо при любых обстоятельствах исполнял свой долг с мудрой осторожностью существа, преследуемого законом.

Пройдя шагов пятьдесят, он остановился. Направо виднелась пристань на сваях, за ней темнел грузный корпус довольно большого судна. На палубе, недалеко от носа, светился тусклый огонек, похожий на гаснущий ночник.

В последний раз удостоверившись, что Гуинплен тут, волк вскочил на пристань, представлявшую собою длинный помост из просмоленных досок, укрепленный на толстых бревнах, под которыми текла река. Через несколько мгновений Гомо и Гуинплен дошли до конца пристани.

Судно, стоявшее здесь на причале, представляло собой пузатую голландскую шхуну с двумя палубами без бортов, одной – в носовой части, другой – в кормовой, и с устроенным между ними по японскому образцу открытым трюмом, куда спускались по прямому трапу и который предназначался для грузов. Таким образом, на шхуне было две палубы – бак на носу, ют на корме, как в старину на наших речных сторожевых судах. Пространство между палубами заполнялось грузом. Приблизительно такую форму имеют бумажные детские кораблики. Под палубами находились каюты, сообщавшиеся с центральным отделением дверцами и освещенные иллюминаторами, пробитыми в обшивке. При погрузке оставляли проход между тюками. На шхуне было две мачты, по одной на каждой палубе. Передняя мачта называлась Павлом, а кормовая – Петром, так что судно, подобно католической церкви, возглавлялось двумя апостолами. Над центральным грузовым отделением были переброшены с одной палубы на другую деревянные мостки. В дурную погоду глухие стенки мостков откидывались с обеих сторон при помощи особого механизма, образуя крышу над межпалубным отделением, так что в бурю трюм оказывался плотно закрытым. На этих громоздких шхунах рулем служило толстое бревно, так как сила руля должна соответствовать тяжести судна. Для управления этими грузными морскими судами достаточно было трех человек: хозяина с двумя матросами, не считая мальчика-юнги. Носовая и кормовая палубы были, как мы уже сказали, без бортов. На черном пузатом корпусе этой шхуны можно было даже в темноте разобрать надпись белыми буквами: «Вограат. Роттердам».

В ту эпоху ряд событий, разыгравшихся на море, и, в частности, совсем недавняя катастрофа, постигшая у мыса Карнеро 21 апреля 1705 года восемь кораблей барона Пуанти и заставившая весь французский флот отойти к Гибралтару, совершенно расчистила Ла-Манш и освободила от военных судов весь путь между Лондоном и Роттердамом, так что торговые суда могли плавать безо всякого конвоя.

Шхуна «Вограат», к которой подошел Гуинплен, была подтянута к пристани левым краем кормовой палубы и находилась почти на одном уровне с помостом. Надо было спуститься на одну ступеньку. Одним прыжком Гомо и Гуинплен очутились на корме. Палуба была пуста, и на всем судне не замечалось никакого движения; судя по тому, что шхуна готовилась отчалить и погрузка была закончена, на что указывал переполненный тюками и ящиками трюм, пассажиры на борту были, но они, по всей вероятности, спали в каютах между палубами, так как переезд должен был произойти ночью. В подобных случаях путешественники показываются на палубе лишь утром. Что касается экипажа, то в ожидании скорого отплытия он, очевидно, ужинал в помещении, которое тогда носило название матросской каюты. Этим объяснялось совершенное безлюдье на обеих палубах.

По пристани волк почти бежал; но очутившись на судне, он пошел медленно, словно крадучись. Он вилял хвостом, но уже не радостно, а беспокойно и уныло, как пес, чующий недоброе. По-прежнему идя впереди Гуинплена, он перешел по мостику с кормовой палубы на носовую.

Вступив на мостки, Гуинплен увидел перед собой свет. Это был фонарь, стоявший у подножия передней мачты; при свете фонаря вырисовывались очертания какого-то большого ящика на четырех колесах.

Гуинплен узнал старый возок Урсуса.

Эта убогая деревянная лачуга, одновременно и возок и хижина, в которой протекло его детство, была прикреплена к подножию мачты толстыми канатами, продетыми сквозь колеса. Давно выйдя из употребления, она совершенно обветшала; ничто не действует так разрушительно на людей и вещи, как праздность; лачуга печально покосилась набок. От бездействия ее точно разбил паралич, не говоря уже о том, что она была больна неисцелимым недугом – старостью. Ее бесформенный, источенный червями остов производил впечатление совершенной развалины. Все, из чего она была сооружена, разрушалось: железные части заржавели, кожа потрескалась, дерево сгнило. Стекло переднего окошечка, сквозь которое проходил свет фонаря, было разбито. Колеса покривились. Стенки, потолок и оси обветшали и словно изнемогали от усталости. Все в целом носило на себе отпечаток чего-то бесконечно жалкого и молящего о пощаде. Торчавшие вверх оглобли походили на руки, воздетые к небу. Вся повозка расползалась по швам. Внизу висела цепь Гомо.

Казалось бы вполне законным и совершенно естественным, вновь обретя все, в чем заключается наша жизнь, наше счастье, наша любовь, броситься ко всему этому очертя голову. Да, но не в тех случаях, когда мы пережили глубокое потрясение. Человек, вышедший совершенно подавленным, обезумевшим из целого ряда катастроф, похожих на предательство, становится недоверчивым даже в радости, боится приобщить к своей злополучной судьбе тех, кого он любит, чувствует себя носителем зловещей заразы и даже к самому счастью подходит с опаской. Перед ним вновь раскрывается рай, но, прежде чем вступить в него, он боязливо всматривается.

Гуинплен, еле держась на ногах от волнения, глядел на родное жилище.

Волк тихо улегся рядом со своей цепью.

2. БАРКИЛЬФЕДРО МЕТИЛ В ЯСТРЕБА, А ПОПАЛ В ГОЛУБКУ

Подножка возка была спущена, дверь приотворена; внутри никого не было, скудный свет, пробивавшийся сквозь переднее окошечко, смутно обрисовывал внутренность балагана, тонувшую в печальном полумраке. На обветшалых досках, служивших одновременно наружными стенами и внутренней обшивкой, еще можно было (разобрать надписи, сделанные Урсусом и прославлявшие величие лордов. Близ двери Гуинплен увидел свой кожаный нагрудник и рабочий костюм, висевшие на гвозде, как одежда покойника в морге.

На Гуинплене не было ни кафтана, ни камзола.

Возок загораживал собою какой-то предмет, лежавший на палубе у подножия мачты и освещенный фонарем. Это был край тюфяка, видневшийся из-за повозки. На тюфяке, очевидно, кто-то лежал. По палубе двигалась какая-то тень.

Слышался чей-то голос. Гуинплен, притаившись за возком, стал прислушиваться.

Говорил Урсус.

Этот голос, казавшийся столь грубым, но скрывавший такую нежность, так часто бранивший Гуинплена с самого детства и так хорошо его воспитавший, теперь утратил свою звучность и живость. Он стал глухим, вялым и беспрестанно прерывался вздохами. Лишь отдаленно напоминал он прежний ясный и твердый голос Урсуса. Он принадлежал человеку, похоронившему свое счастье. Голос тоже может стать тенью.

Урсус, казалось, говорил сам с собою. У него, как известное была привычка к монологам. Из-за этого многие считали его помешанным.

Гуинплен затаил дыхание, чтобы не проронить ни слова из того, что говорил Урсус, и вот что он услыхал:

– Суда такого типа очень опасны. У них нет бортов. Ничего не стоит скатиться в море. Если разыграется непогода, Дею придется перенести в трюм, а это будет ужасно. Одно неловкое движение, малейший испуг, и у нее может сделаться разрыв сердца. Я видал такие примеры. Ах, боже мой, что с нами будет! Спит она? Да, спит. Кажется, спит. А может быть, она без сознания? Нет. Пульс хороший. Наверное, она спит. Сон – это отсрочка. Благодетельная слепота! Как бы устроить, чтобы никто здесь не ходил? Господа, если кто-нибудь тут есть на палубе, прошу вас, не шумите. Не подходите сюда, если можно. Нужно бережно обращаться с людьми слабого здоровья. У нее лихорадка, видите ли. Она совсем еще молоденькая. У этой девочки горячка. Я вытащил ее тюфяк на воздух, чтобы ей легче было дышать. Я объясняю это для того, чтобы вы были осторожнее. От усталости она свалилась на тюфяк, словно лишилась чувств. Но она спит. Очень прошу – не будите ее. Обращаюсь к женщинам, если здесь есть леди. Как не пожалеть молоденькую девушку? Мы только бедные фигляры, будьте снисходительны к нам; если нужно заплатить, чтобы не шумели, я готов заплатить. Благодарю вас, милостивые государи и милостивые государыни. Есть здесь кто-нибудь? Нет. Кажется, никого. Я трачу слова впустую. Тем лучше. Господа, благодарю вас, если вы здесь, но еще больше вам признателен, если вас нет. – На лбу у нее капельки пота. – Ну что ж, вернемся на каторгу. Опять впряжемся в лямку. К нам возвратилась нищета. Нам снова приходится положиться на волю волн. Чья-то рука, страшная рука, которой мы не видим, но которую постоянно чувствуем над собой, внезапно повернула нашу судьбу в худшую сторону. Пусть так, не будем терять мужества. Только бы она не хворала. Глупо, что я говорю вслух с самим собой, но надо же, чтобы она почувствовала, если проснется, что рядом с нею кто-то есть. Лишь бы только не разбудили ее внезапно. Не шумите, ради бога. Всякий толчок, малейшее волнение может ей повредить. Будет ужасно, если здесь начнут ходить. Мне кажется, на судне все спят. Благодарю провидение за эту милость. А где же Гомо? Во всей этой суматохе я забыл посадить его на цепь. Я сам не знаю, что делаю. Вот уже больше часу, как я его не видел. Он, верно, ушел промышлять себе ужин. Лишь бы с ним ничего дурного не случилось Гомо! Гомо!

Волк тихо застучал хвостом по палубе.

– А, ты здесь! Слава богу! Потерять еще и Гомо – это было бы слишком. Она шевелит рукой. Она, пожалуй, сейчас проснется. Тише, Гомо! Начинается отлив. Сейчас мы отчалим. По-моему, ночь будет спокойной. Ветер затих. Вымпел повис вдоль мачты, плаванье будет благополучным. Я не вижу, где луна, но облака еле движутся. Качки не будет. Погода будет хорошая. Как она бледна! Это от слабости. Нет, щеки у нее горят. Это лихорадка. Да нет, она порозовела. Значит, она здорова. Я ничего не могу разобрать. Мой бедный Гомо, я уже ничего не понимаю. Итак, надо начинать жизнь сызнова. Надо будет опять приняться за работу. Ведь нас теперь только двое. Мы с тобой будем работать для нее. Это наше дитя. А! Судно тронулось. Отправляемся. Прощай, Лондон! Добрый вечер, доброй ночи, к черту! Ах, проклятый Лондон!

Судно действительно стало понемногу отчаливать от берега. Расстояние между ним и пристанью все увеличивалось. На другом конце судна, на корме, стоял человек, очевидно судовладелец; он только что вышел из каюты и, отдав причал, взялся за руль. Человек этот, отличавшийся хладнокровием моряка и флегматичностью голландца, устремил все свое внимание на фарватер; он ничего не видел, кроме поверхности воды, ничего не слышал, кроме шума ветра; еле выделяясь в темноте, он походил на призрак и медленно двигался по палубе от одного края кормы к другому, согнувшись под тяжестью румпеля. Он был один на палубе. Пока судно шло по реке, ему не нужны были помощники. Через несколько минут шхуна поплыла по течению. Ни боковой, ни килевой качки не было. Почти не нарушая спокойствия Темзы, волна отлива быстро увлекала судно. За ним в тумане уменьшался черный силуэт Лондона.

Урсус продолжал:

– Все равно, я дам ей выпить настоя наперстянки. Боюсь, как бы у нее не начался бред. Ладони у нее влажные. Но чем же это мы прогневили бога? Как неожиданно пришла беда! Как торопится обрушиться на нас несчастье! Коршун падает камнем, вонзает когти в жаворонка. Такова судьба. И вот ты слегла, моя дорогая малютка. Приезжаем в Лондон, думаем: вот большой город с прекрасными монументами, вот Саутворк, великолепное предместье. Поселяемся. А оказывается, что это ужасная страна. Что прикажете делать? Я рад, что уезжаю. Сегодня – тридцатое апреля. Я всегда опасался апреля; в этом коварном месяце только два счастливых дня: пятое и двадцать седьмое, а несчастливых четыре: десятое, двадцатое, двадцать девятое и тридцатое. Это неопровержимо доказано вычислениями Кардано. Хоть бы поскорее миновал нынешний день. Хорошо, что мы уже отчалили. На рассвете будем в Гревсенде, а завтра вечером в Роттердаме. Ну что же, черт возьми, опять примемся за прежнюю жизнь, опять будем тащить на себе наш возок, не правда ли, Гомо?

В знак согласия волк тихо стукнул о палубу хвостом.

Урсус продолжал:

– Если б можно было так же легко расстаться со своим горем, как расстаешься с городом! Гомо, мы могли бы быть еще счастливы. Но увы, нам всегда будет кого-то не хватать. Тень умершего всегда остается с тем, кто его пережил. Ты знаешь, о ком я говорю, Гомо. Нас было четверо, теперь нас только трое. Жизнь – лишь длинная цепь утрат любимых нами существ. Идешь и оставляешь за собою вереницу скорбей. Рок оглушает человека, осыпая его градом невыносимых страданий. Как после этого удивляться, что старики вечно твердят одно и то же? Они глупеют от отчаяния. Мой славный Гомо, все еще дует попутный ветер. Уже совсем не видать купола святого Павла. Мы сейчас пройдем мимо Гринича. Это значит – отхватили добрых шесть миль. Ах, меня всегда воротит от этих мерзких столиц, кишащих священниками, судьями и чернью. Я предпочитаю видеть, как колышутся листья в лесу. А лоб у нее все еще влажный! Не нравятся мне эти вздувшиеся выше локтя лиловые вены. Это у нее от жара. Ах, все это меня убивает! Спи, дитя мое. О да, она спит.

В эту минуту послышался неизъяснимо нежный голос, казалось, звучавший издалека, доносившийся одновременно я с высоты небес и из глубин земли, чудесный и страдальческий голос Деи.

Все, что Гуинплен до сих пор испытал, сразу было позабыто. Говорил его ангел. Ему чудилось, что он слышит слова, произносимые где-то за пределами жизни, как бы в блаженном забытьи. Голос говорил:

– Он хорошо сделал, что ушел. Этот мир не для него. Только и мне нужно уйти вслед за ним. Отец, я не больна, я слышала все, что вы говорили; мне хорошо, я чувствую себя прекрасно; я спала. Отец, я буду счастлива.

– Дитя мое, – с тоскою спросил Урсус, – что ты хочешь этим сказать?

– Отец, не огорчайтесь, – ответила Дея.

Наступила пауза; очевидно, она перевела дух, затем до Гуинплена донеслись медленно произнесенные слова:

– Гуинплена больше нет. Теперь я действительно слепа. Раньше я не знала ночи. Ночь – это разлука.

Голос ее опять прервался, потом снова зазвенел:

– Я всегда боялась, что он улетит; я знала, что он спустился ко мне с неба. И вот он исчез. Этого и нужно было ожидать. Душа улетает, как птица. Но гнездо души находится в глубине, там, где скрыт великий магнит, притягивающий к себе все; я хорошо знаю, где можно найти Гуинплена. Поверьте, я найду к нему дорогу. Отец, он там. Позднее и вы будете с нами. И Гомо тоже.

Услышав свое имя, Гомо слегка ударил хвостом по палубе.

– Отец, – продолжал голос, – вы же понимаете – все кончено с тех пор, как Гуинплена нет. Если бы я и хотела, я не могла бы здесь остаться: без воздуха нечем дышать. Не надо требовать невозможного. Когда со мною был Гуинплен, я жила – это было так просто. Теперь Гуинплена больше нет, и я умираю. Либо он должен вернуться, либо я должна умереть. Но так как возвратиться он не может, я ухожу сама. Так хорошо умереть! Это совсем не страшно. Отец, то, что гаснет здесь, вновь зажигается там. Когда живешь, постоянно чувствуешь, как от боли сжимается сердце. Нельзя же страдать вечно. И вот люди уходят, как вы говорите, к звездам, там сочетаются браком, не расстаются никогда и любят, любят друг друга; это и есть царство небесное.

– Ну, не волнуйся так, – сказал Урсус.

Голос продолжал:

– В прошлом году, весной, мы были вместе, были счастливы, не то что теперь. Я уж не помню где, в каком-то маленьком городке; там шелестели деревья, и я слышала пение малиновок. Потом мы приехали в Лондон, и все переменилось. Я никого не упрекаю. Перебираясь на новое место, никто не знает, что там случится. Помните, отец, однажды вечером в большой ложе сидела женщина, которую вы называли герцогиней? Мне стало грустно. Я думаю, было бы лучше избегать больших городов. Но Гуинплен поступил хорошо. Теперь моя очередь. Вы сами мне рассказывали, что я была совсем малюткой, когда моя мать умерла, что я ночью лежала на земле и снег падал на меня, а Гуинплен тогда тоже был ребенком и тоже совершенно одиноким; он подобрал меня, и лишь потому я осталась в живых; не удивляйтесь же, если я сегодня должна покинуть вас и уйти в могилу, чтобы узнать, там ли Гуинплен. Ведь единственное, что у нас есть при жизни, – это сердце, а когда жизнь кончится, – душа. Отец, вы хорошо понимаете, о чем я говорю. Что это колышется? Мне кажется, будто наш дом движется. Однако я не слышу стука колес.

После некоторого перерыва голос Деи продолжал:

– Я немного путаю вчерашний и нынешний день. Я не жалуюсь. Я не знаю, что произошло, но словно чувствую какую-то перемену.

Слова эти были произнесены с кроткой, но безутешной грустью, и до Гуинплена донесся слабый вздох.

– Я должна уйти, если только он не вернется.

Урсус угрюмо буркнул вполголоса:

– Не верю я в выходцев с того света.

И продолжал:

– Это судно. Ты спрашиваешь, почему движется дом? Потому что мы плывем на шхуне. Успокойся. Тебе вредно много говорить. Если ты хоть немного любишь меня, дочурка, не волнуйся, не доводи себя до горячки. Я стар и не перенесу твоей болезни. Пожалей меня, не хворай.

Снова зазвучал голос Деи:

– Зачем искать на земле то, что можно найти только на небе?

Урсус возразил, пытаясь придать своему голосу повелительный тон:

– Успокойся! Иногда ты совсем ничего не соображаешь. Ты должна лежать смирно. В конце концов тебе незачем знать, что такое полая вена. Если ты успокоишься, я тоже буду спокоен. Дитя мое, подумай немного и обо мне. Он тебя подобрал, но я тебя приютил. Ты сама себе вредишь. Это плохо. Ты должна успокоиться и заснуть. Все будет хорошо. Даю тебе честное слово, все будет хорошо. Погода отличная. Как будто нарочно установилась для нас. Завтра мы будем в Роттердаме, это город в Голландии, у самого устья Мааса.

– Отец, – произнес голос, – когда с детства живешь неразлучно друг с другом, нельзя расставаться, лучше умереть, так как другого выхода нет. Я очень люблю вас, но чувствую, что я уже не с вами, хотя еще и не с ним.

– Ну, попробуй опять заснуть, – уговаривал Урсус.

– О, мне еще предстоит спать долгим, долгим сном.

Голосом, дрожащим от волнения, Урсус возразил:

– Говорю тебе, мы едем в Голландию, в город Роттердам.

– Отец, – продолжал голос, – я вовсе не больна; если это вас тревожит, вы можете не волноваться, лихорадки у меня нет, мне только немного жарко, вот и все.

Урсус пробормотал:

– У самого устья Мааса.

– Мне хорошо, отец, но я чувствую, что умираю.

– Как тебе не стыдно говорить такую чушь! – проворчал Урсус.

И прибавил:

– Господи, лишь бы только что-нибудь ее не взволновало.

Наступило молчание.

Вдруг Урсус вскрикнул:

– Что ты делаешь? Зачем ты встаешь? Умоляю тебя, лежи!

Гуинплен вздрогнул и выглянул из-за повозки.

3. РАЙ, ВНОВЬ ОБРЕТЕННЫЙ НА ЗЕМЛЕ

Он увидал Дею. Она стояла на тюфяке, выпрямившись во весь рост. На ней было длинное белое платье, наглухо застегнутое, позволявшее видеть только верхнюю часть плеч и нежную шею. Рукава спускались ниже локтей, складки платья скрывали ее ступни. На кистях рук выступала сеть голубых жилок, вздувшихся от лихорадки. Молодая девушка не шаталась, но вся дрожала и трепетала, как тростник. Фонарь освещал ее снизу. Лицо ее было невыразимо прекрасно. Распущенные волосы ниспадали на плечи. Ни одна слезинка не скатилась по ее щекам. Но глаза ее горели мрачным огнем. Она была бледна той бледностью, которая является как бы отражением божественной жизни на человеческом лице. Ее тонкий, хрупкий стан точно слился с ее одеждой. Вся она колебалась, словно пламя на ветру. В то же время чувствовалось, что она уже становится тенью. Широко раскрытые глаза сверкали ярким блеском. Она казалась бесплотным призраком, душой, воспрянувшей в лучах зари.

Урсус, стоявший к Гуинплену спиною, в испуге всплеснул руками:

– Дочурка моя! Ах, господи, у нее начинается бред. Вот чего я так боялся. Малейшее потрясение может ее убить или свести с ума. Смерть или безумие. Какой ужас! Что делать, боже мой? Ложись, доченька!

Но Дея снова заговорила. Ее голос был еле слышен, как будто некое облако уже отделяло ее от земли.

– Отец, вы ошибаетесь. Это не бред. Я прекрасно понимаю все, что вы говорите. Вы говорите, что собралось много народу, что публика ждет и что мне надо сегодня вечером играть; я согласна, видите, я в полном сознании, но я не знаю, как это сделать; ведь я умерла, и Гуинплен умер. Но все равно, я иду. Я готова играть. Вот я, но Гуинплена нет.

– Детка моя, – повторил Урсус, – послушайся меня. Ляг опять в постель.

– Его больше нет! Его больше нет. О, как темно!

– Темно, – пробормотал Урсус. – Она впервые в жизни произносит это слово.

Гуинплен бесшумно проскользнул в возок, снял с гвоздя свой костюм фигляра и нагрудник, надел их и вышел на палубу, скрытый от взоров балаганом, снастями и мачтой.

Дея продолжала что-то лепетать, едва шевеля губами; понемногу ее лепет перешел в мелодию. Она стала напевать, иногда умолкая и забываясь в бреду, таинственный призыв, с которым столько раз обращалась к Гуинплену в «Побежденном хаосе». Ее пение, звучал о неясно и было не громче жужжанья пчелы:

Noche, quita te de alli
La alba canta…
Она перебила сама себя:

– Нет, это неправда, я не умерла. Что это я говорю? Увы! Я жива, а он умер. Я внизу, а он наверху. Он ушел, а я осталась. Я не слышу ни его голоса, ни его шагов. Бог дал нам на краткий миг рай на земле, а потом отнял его. Гуинплен! Все кончено. Я никогда больше не коснусь его рукой. Никогда. Его голос! Я больше не услышу его голоса.

И она запела:

Es rnenester a cielos ir…
…Dexa, quiero,
A tu negro
Caparazon.

Она простерла руку, словно ища опоры в пространстве.

Гуинплен, выступив из темноты и очутившись рядом с остолбеневшим от ужаса Урсусом, опустился перед нею на колени.

– Никогда! – говорила Дея. – Никогда я уже не услышу его!

И опять запела в полузабытьи:

Dexa, quiero
А tu negro
Caparazon!

И тогда она услыхала голос любимого, отвечавший ей:

О ven! ama!
Eres alma,
Soy corazon.

В ту же минуту Дея почувствовала под своей рукой голову Гуинплена. Из груди ее вырвался крик, звучавший невыразимой нежностью:

– Гуинплен!

Ее бледное лицо озарилось как бы звездным светом, в она пошатнулась.

Гуинплен подхватил ее на руки.

– Жив! – вскрикнул Урсус.

Дея повторила:

– Гуинплен!

Прижавшись головой к щеке Гуинплена, она прошептала:

– Ты опустился обратно с неба. Благодарю тебя.

Сидя на коленях у Гуинплена, сжимавшего ее в объятиях, она обратила к нему свое кроткое лицо и устремила на него слепые, но лучезарные глаза, словно могла видеть его.

– Это ты! – промолвила она.

Гуинплен осыпал поцелуями ее платье. Бывают речи, в которых слова, стоны и рыдания представляют неразрывное целое. В них слиты воедино и выражаются одновременно и восторг и скорбь. Они не имеют никакого смысла и вместе с тем говорят все.

– Да, я! Это я! Я, Гуинплен! А ты – моя душа, слышишь? Это я, дитя мое, моя супруга, моя звезда, мое дыхание! Ты – моя вечность! Это я! Я здесь, я держу тебя в своих объятиях. Я жив! Я твой! Ах, подумать только, что я хотел покончить с собой! Еще одно мгновенье и, не будь Гомо… Я расскажу тебе об этом после. Как близко соприкасается радость с отчаянием! Будем жить, Дея! Дея, прости меня! Да, я твой навсегда! Ты права: дотронься до моего лба, убедись, что это я. Если бы ты только знала! Но теперь уже ничто не в силах нас разлучить. Я вышел из преисподней и возношусь на небо. Ты говоришь, что я спустился с неба, – нет, я подымаюсь туда. Вот я опять с тобою. Навеки, слышишь ли? Вместе! Мы вместе! Кто бы мог подумать? Мы снова нашли друг друга. Все дурное кончилось. Впереди нас ждет блаженство. Мы опять заживем счастливо и запрем двери нашего рая так плотно, что никакому горю уже не удастся к нам проникнуть. Я расскажу тебе все. Ты удивишься. Судно отошло от берега. Никто не может теперь его задержать. Мы в пути, и мы свободны. Мы направляемся в Голландию, там мы обвенчаемся; я не боюсь, я добуду средства к жизни, – кто может помешать мне в этом? Нам ничего больше не угрожает. Я обожаю тебя.

– Умерь-ка свой пыл! – буркнул Урсус.

Дея, замирая от блаженства, трепетной рукой провела по лицу Гуинплена. Он услышал, как она прошептала:

– Такое лицо должно быть у бога.

Затем дотронулась до его одежды.

– Нагрудник, – сказала она. – Его куртка. Ничего не изменилось. Все как прежде.

Урсус, ошеломленный, вне себя от радости, смеясь и обливаясь слезами, смотрел на них и разговаривал сам с собой:

– Ничего не понимаю. Я круглый идиот. Ведь я же сам видел, как его несли хоронить! Я плачу и смеюсь. Вот и все, на что я способен. Я так же глуп, как если бы сам был влюблен. Да я и на самом деле влюблен. Влюблен в них обоих. Ах, я старый дурак! Не слишком ли много для нее волнений? Как раз то, чего я опасался. Нет, как раз то, чего я желал. Гуинплен, побереги ее! Впрочем, пусть целуются. Мне-то что за дело? Я лишь случайный свидетель. Какое странное чувство! Я – паразит, пользующийся чужим счастьем. Я тут ни при чем, а между тем мне кажется, что и я приложил к этому руку. Благословляю вас, дети мои!

В то время как Урсус произносил свой монолог, Гуинплен говорил Дее:

– Ты слишком прекрасна, Дея. Не знаю, где был у меня рассудок в эти дни. Кроме тебя, на земле для меня нет никого. Я снова вижу тебя и глазам своим не верю. На этой шхуне! Но объясни, что с вами произошло? Ах, до чего вас довели! Где же «Зеленый ящик»? Вас ограбили, вас изгнали! Какая низость! О, я отомщу за вас! Отомщу за тебя, Дея! Им придется иметь дело со мной. Ведь я пэр Англии.

Урсус, которого последние слова точно обухом ударили по голове, отшатнулся и внимательно посмотрел на Гуинплена.

– Он не умер – это ясно, но не рехнулся ли он?

И недоверчиво насторожился.

Гуинплен продолжал:

– Будь спокойна, Дея. Я подам жалобу в палату лордов.

Урсус еще раз пристально взглянул на него и постучал пальцем себя по лбу.

Потом, очевидно приняв какое-то решение, пробормотал:

– Все равно. Это дела не меняет. Будь сумасшедшим, если тебе так нравится, мой Гуинплен. Это – право каждого из нас. Во всяком случае я счастлив. Но что означает все это?

Судно легко и быстро двигалось вперед; ночь становилась все темнее и темнее; туман, наплывавший с океана, благодаря безветрию, поднимался вверх и заволакивал небо, сгущаясь в зените; можно было различить только несколько крупных звезд, но вскоре они исчезли одна за другой, и над головами людей, находившихся на палубе, простерлась сплошная черная пелена спокойного бескрайнего неба. Река становилась все шире, берега ее казались темными узкими полосками, почти сливавшимися с окружающим мраком. Ночь дышала глубоким покоем. Гуинплен присел, держа в объятиях Дею. Они говорили, обменивались восклицаниями, лепетали, шептались. Бессвязный, взволнованный диалог. Как описать тебя, о радость!

– Жизнь моя!

– Небо мое?

– Любовь моя!

– Счастье мое!

– Гуинплен!

– Дея! Я пьян тобою! Дай мне поцеловать твои ноги!

– Так это ты?

– Мне так много надо сказать. Не знаю, с чего начать.

– Поцелуй меня!

– Жена моя!

– Не говори мне, Гуинплен, что я хороша собой. Это ты красавец.

– Я опять нашел тебя, я прижимаю тебя к сердцу. Да, ты моя. Я не грежу наяву. Это ты. Возможно ли? Да. Я снова оживаю. Если бы ты знала, что мне пришлось испытать, Дея!

– Гуинплен!

– Люблю тебя!

А Урсус шептал про себя:

– Я радуюсь, как дедушка.

Гомо вылез из-под возка и, неслышно ступая, переходил от одного к другому; не притязая ни на чье внимание, он лизал наудачу все, что попадалось, – грубые сапоги Урсуса, куртку Гуинплена, платье Деи, тюфяк. Это был его волчий способ изъявлять радость.

Миновали Четэм и устье Медуэя. Приближались к морю. Черная гладь реки была так спокойна, что шхуна спускалась вниз по течению Темзы без малейшего труда; незачем было прибегать к парусам, и матросов не вызывали на палубу. Судохозяин, по-прежнему один у руля, управлял шхуной. Кроме него на корме не было ни души; на носу фонарь освещал горсточку счастливых людей, неожиданно встретившихся снова и в пучине скорби внезапно обретших блаженство.

4. НЕТ, НА НЕБЕСАХ

Вдруг Дея, высвободившись из объятий Гуинплена, привстала. Она прижала обе руки к сердцу, словно желая сдержать его биение.

– Что со мной? – оказала она. – Мне трудно дышать. Но это ничего. Это от радости. Это хорошо. Я сражена твоим появлением, мой Гуинплен. Сражена внезапным счастьем. Что может быть упоительнее мгновения, когда все небо нисходит нам в сердце? Без тебя я чувствовала, что умираю. Ты возвратил меня к жизни. Точно раздвинулась какая-то тяжелая завеса, и я почувствовала, как в грудь мою хлынула жизнь, кипучая жизнь, полная волнений и восторгов. Как необычайна эта жизнь, которую ты пробудил во мне! Она так чудесна, что мне даже больно. Мне кажется, что душа моя становится все шире и ей как будто тесно в теле. Эта полнота жизни, это блаженство охватывает меня всю, пронизывает меня. У меня точно выросли крылья, – я чувствую, как они трепещут. Мне немного страшно, но я очень счастлива. Ты воскресил меня, Гуинплен.

Она вспыхнула, потом побледнела, затем снова разрумянилась и вдруг упала.

– Увы! – сказал Урсус. – Ты убил ее!

Гуинплен простер руки к Дее. Какое страшное потрясение – переход от высочайшего блаженства к глубочайшему отчаянию. Гуинплен сам упал бы, если бы ему не нужно, было поддержать ее.

– Дея! – вскрикнул он, весь задрожав. – Что с тобой?

– Ничего, – ответила она. – Я люблю тебя.

Она безжизненно лежала у него в объятиях. Руки ее беспомощно повисли. Гуинплен и Урсус уложили ее на тюфяк.

Она прошептала слабым голосом:

– Мне трудно дышать лежа.

Они посадили ее.

Урсус спросил:

– Дать тебе подушку?

Она ответила:

– Зачем? Ведь у меня есть Гуинплен.

И она прислонилась головой к плечу Гуинплена, который сел позади и поддерживал ее; в глазах его отражались отчаяние и растерянность.

– Ах, как мне хорошо! – сказала она.

Урсус взял ее руку и считал пульс. Он не качал головой, не говорил ни слова, и о том, «что он думал, можно было догадаться лишь по быстрым движениям его век, судорожно мигавших, словно для того, чтобы удержать готовые политься слезы.

– Что с нею? – опросил Гуинплен.

Урсус приложил ухо к левому боку Деи.

Гуинплен нетерпеливо повторил свой вопрос, с трепетом ожидая ответа.

Урсус посмотрел на Гуинплена, потом на Дею. Он был мертвенно бледен.

– Мы, должно быть, находимся на высоте Кентербери, – сказал он. – Расстояние отсюда до Гревсенда не очень велико. Тихая погода продержится всю ночь. На море нам нечего бояться нападения, потому что весь военный флот крейсирует у берегов Испании. Наш переезд совершится вполне благополучно.

Дея, бессильно склонясь и все более бледнея, судорожно мяла в руках складки своего платья. Погруженная в раздумье о чем-то, не передаваемом никакими словами, она глубоко вздохнула:

– Я понимаю, что со мной. Я умираю.

Гуинплен в ужасе вскочил. Урсус подхватил Дею.

– Умираешь? Ты умираешь? Нет, не может этого быть. Не можешь ты умереть. Умереть теперь? Умереть сейчас? Но это невозможно. Бог не так жесток. Возвратить тебя для того, чтобы в ту же минуту отнять снова? Нет, так не бывает. Ведь это значило бы, что бог хочет, чтобы мы усомнились в нем. Это значило бы, что все, все обман – и земля, и небо, и сердце, и любовь, и звезды. Ведь это значило бы, что бог – предатель, а человек – обманутый глупец… Ведь это значило бы, что нельзя верить ни во что, что надо проклясть весь мир, что все – бездна. Ты сама не знаешь, что говоришь, Дея. Ты будешь жить! Я требую, чтобы ты жила. Ты должна мне повиноваться. Я твой муж и господин. Я запрещаю тебе покидать меня. О небо! О несчастные люди! Нет, это невозможно. И я останусь на земле один, без тебя? Да это было бы так чудовищно, что самое солнце померкло бы! Дея, Дея, приди в себя. Это у тебя ненадолго, это сейчас пройдет. У человека бывает иногда вот такой озноб, а потом он забывает о нем. Мне нужно, мне необходимо, чтобы ты была здорова и больше не страдала. Ты хочешь умереть! Что я тебе сделал? При одной мысли об этом я теряю рассудок. Мы принадлежим друг другу. Мы любим друг друга. У тебя нет причин уходить. Это было бы несправедливо. Разве я совершил какое-нибудь преступление? Ведь ты же простила меня. О, ты ведь не хочешь, чтобы я впал в отчаяние, чтобы я стал злодеем, безумцем, осужденным на вечные муки! Дея, прошу тебя, заклинаю, умоляю, не умирай!

Судорожно схватив себя за волосы, в смертельном ужасе, задыхаясь от слез, он бросился к ее ногам.

– Мой Гуинплен, – сказала Дея, – я в этом не виновата.

На губах у нее выступила розовая пена, которую Урсус вытер краем ее одежды; Гуинплен, лежавший ничком, не замечал ничего. Он обнимал ее ноги и бессвязно молил:

– Говорю тебе, я не хочу! Я не перенесу твоей смерти. Умрем, но вместе. Только вместе. Тебе – умереть, Дея! Я никогда не соглашусь на это! Божество мое! Любовь моя! Пойми же, я здесь. Клянусь тебе, ты будешь жить! Умереть? Ты, значит, не представляешь себе, что будет со мною после твоей смерти. Если бы ты только Знала, как ты мне нужна, ты бы поняла, что это решительно невозможно, Дея! Ведь кроме тебя у меня никого нет. Со мною случилось нечто необычайное. Представь себе, я только что пережил за несколько часов целую жизнь. Я убедился в том, что на свете нет ровно ничего. Существуешь только ты, ты одна. Если не будет тебя, мир не будет иметь никакого смысла. Сжалься надо мной! Живи, если ты любишь меня. Я нашел тебя вновь не для того, чтобы сейчас же утратить. Погоди немного. Нельзя же уходить, едва успев свидеться. Успокойся! О господи, как я страдаю! Ты ведь не сердишься на меня, правда? Ты ведь понимаешь, что я не мог поступить иначе, так как за мной пришел жезлоносец. Вот увидишь, тебе сейчас станет легче дышать. Дея, уже все прошло. Мы будем счастливы. Не повергай меня в отчаяние! Дея! Ведь я не сделал тебе ничего дурного.

Слова эти он не выговорил, а прорыдал. В них чувствовались и скорбь и возмущение. Из груди Гуинплена вырывались жалостные стоны, которые привлекли бы голубку, и дикие вопли, способные устрашить льва.

Голосом все менее и менее внятным, прерывающимся почти на каждом слове, Дея ответила:

– Увы, зачем ты говоришь так! Любимый мой, я верю, что ты сделал бы все, что мог. Час назад мне хотелось умереть, а теперь я уже не хочу этого. Гуинплен, мой обожаемый Гуинплен, как мы были счастливы! Бог послал тебя мне, а теперь отнимает меня у тебя. Я ухожу. Ты не забудешь «Зеленого ящика», правда? И своей бедной слепой Деи? Ты будешь вспоминать мою песенку. Не забывай звука моего голоса, не забывай, как я говорила тебе: «Люблю тебя». Я буду возвращаться по ночам и повторять тебе это, когда ты будешь спать. Мы снова встретились, но радость была слишком велика. Это не могло продолжаться. Я ухожу первая, так решено. Я очень люблю моего отца Урсуса и нашего брата Гомо. Вы все добрые. Как здесь душно! Распахните окно! Мой Гуинплен, я не говорила тебе этого, но однажды я приревновала тебя к женщине, которая приезжала к нам. Ты даже не знаешь, о ком я говорю. Не правда ли? Укройте мне руки. Мне немного холодно. А где Фиби и Винос? В конце концов начинаешь любить всех. Нам приятны люди, которые видели нас счастливыми. Чувствуешь к ним благодарность за то, что они были свидетелями нашей радости. Почему все это миновало? Я не совсем понимаю, что произошло за последние два дня. Теперь я умираю. Оставьте на мне вот это платье. Когда я надевала его, я так и думала, что оно будет моим саваном. Пусть меня похоронят в нем. На нем поцелуи Гуинплена. Ах, как мне хотелось бы еще жить! Как нам чудесно жилось в нашем возке! Мы пели. Я слышала рукоплескания. Как это было хорошо – никогда не разлучаться! Мне казалось, что мы живем, окутанные облаком. Я отдавала себе отчет во всем, различала один день от другого; несмотря на свою слепоту, я знала, когда наступает утро, потому что слышала голос Гуинплена, и знала, когда наступает ночь, потому что видела Гуинплена во сне. Я чувствовала, что меня окружает нежное, теплое облако: это была его душа. Мы так долго любили друг друга. Теперь конец, не будет больше песен. Увы! Неужели жизнь кончилась? Ты будешь помнить обо мне, мой любимый?

Голос ее постепенно ослабевал. Жизнь явно ее покидала, ей уже не хватало дыхания. Она судорожно сжимала пальцы – знак приближения последней минуты. Предсмертное хрипение девушки уже переходило с лепет ангела.

Она прошептала:

– Вы будете вспоминать обо мне, неправда ли? Мне было бы грустно умереть, зная, что никто не вспомнит обо мне. Иногда я бывала злая. Простите меня, прошу вас. Я уверена, что, будь на то воля божья, мы могли бы быть очень счастливы, нам ведь нужно так немного, мой Гуинплен; мы зарабатывали бы себе на жизнь и поселились бы вместе в чужих краях; но господь не захотел этого. Я не знаю, почему я умираю. Я ведь не жаловалась на свою слепоту, я никого не обижала. Каким счастьем было бы для меня навеки остаться слепой, никогда с тобой не разлучаясь! Ах, как горько расставаться!

Она прерывисто дышала, ее слова угасали одно за другим, точно огоньки, задуваемые ветром. Ее уже почти не было слышно.

– Гуинплен, – шептала она, – не правда ли, ты будешь помнить обо мне? Мне это будет нужно, когда я умру.

И прибавила:

– Ах, удержите меня!

Потом, помолчав, шепнула:

– Приходи ко мне как можно скорее! Даже у бога я буду несчастной без тебя. Не оставляй меня слишком долго одну, мой милый Гуинплен! Рай был здесь, на земле. Там, наверху, только небо. Ах, я задыхаюсь! Мой любимый! Мой любимый! Мой любимый!

– Сжалься! – крикнул Гуинплен.

– Прощай! – прошептала она.

– Сжалься! – повторил Гуинплен.

И прильнул губами к прекрасным холодеющим рукам Деи.

Одно мгновение она, казалось, уже не дышала.

Вдруг она приподнялась на локтях, глаза ее вспыхнули ярким блеском, и на лице появилась неизъяснимая улыбка.

Ее голос обрел неожиданную звонкость.

– Свет! – вскрикнула она. – Я вижу!

И, упав навзничь, она вся вытянулась и застыла на тюфяке.

Бедный старик, словно раздавленный тяжестью отчаяния, припал лысой головой к ногам Деи и, рыдая, зарылся лицом в складки ее одежды. Он лишился сознания.

Гуинплен был страшен.

Он вскочил на ноги, поднял голову и стал пристально всматриваться в расстилавшееся перед ним бескрайнее черное небо.

Потом, никому не видимый, – разве только некоему незримому существу, присутствовавшему в этом мраке, – он простер руки кверху и сказал:

– Иду!

Он пошел по палубе шхуны, направляясь к ее борту, точно притягиваемый каким-то видением.

В нескольких шагах от него расстилалась бездна.

Он двигался медленно, не глядя себе под ноги.

Лицо его было озарено улыбкой, которая была у Деи перед смертью.

Он шел прямо, словно видя что-то перед собой. В глазах у него светился как бы отблеск души, парящей вдалеке.

Он крикнул:

– Да!

С каждым шагом он приближался к борту.

Он шел решительно, простирая кверху руки, с запрокинутой назад головой, пристально всматриваясь в одну точку, двигаясь, словно призрак.

Он не спешил, не колебался, ступая твердо и неуклонно, как будто перед ним была не зияющая пропасть, не отверстая могила.

Он шептал:

– Будь спокойна, я иду за тобою. Я хорошо вижу знак, который ты подаешь мне.

Он не сводил глаз с одной точки на небе, в самом зените. Он улыбался.

Небо было совершенно черно, звезд не было, но он, несомненно, видел какую-то звезду.

Он пересек палубу.

Еще несколько решительных роковых шагов, и он очутился на самом ее краю.

– Я иду, – сказал он. – Вот и я, Дея!

И продолжал идти. Палуба была без борта. Перед ним чернела пропасть. Он занес над ней ногу.

И упал.

Ночь была непроглядно темная, место глубокое. Вода поглотила его. Это было безмолвное исчезновение во мраке. Никто ничего не видел и не слышал. Судно продолжало плыть вперед, река по-прежнему катила свои волны.

Немного спустя шхуна вышла в океан.

Когда Урсус очнулся, Гуинплена уже не было. Он увидал только Гомо, стоявшего на самом краю палубы, глядя на море, волк жалобно выл в темноте.

ПРИМЕЧАНИЯ

Бюффон Жорж Луи Леклерк (1707-1788) – известный французский естествоиспытатель, автор многотомной «Естественной истории».

Плиний – имеется в виду Плиний Старший» (I в.) – римский писатель и ученый.

…шел по стопам и Гиппократа и Пандара. – Гиппократ (V-IV вв. до н.э.) – греческий врач-естествоиспытатель, один из основоположников античной медицины. Пандар (VI-V вв. до н.э.) – древнегреческий поэт-лирик; известен своими одами.

…мое состязаться с Раненом и с Видой. – Ранен Никола (1540-1608) – французский поэт; писал по-французски и по-латыни. Вида Марк Иероним (1480-1568) – итальянский епископ и писатель, автор трактата «О поэтическом искусстве».

Салернская школа – известная в средние века медицинская школа, находившаяся в южноитальянском городе Салерно.

…отдавал предпочтение Галену перед Кардана… – Гален Клавдий (130-200) – римский врач и естествоиспытатель, оказал большое влияние на последующее развитие медицины; изучая анатомию, производил вскрытия на животных. Кардана Иеронимо (1501-1576) – итальянский математик, философ и медик, сторонник религиозно-мистического объяснения явлений природы.

Виола да гамба – старинный смычковый струнный музыкальный инструмент.

Шерифы, прево, маршалы – представители административной и судебной власти.

Джеффрис Джордж (1640-1689) – английский политический деятель; будучи главным судьей при Карле II, проявлял крайнюю жестокость.

Акротерион, или акротерий – лепное украшение на карнизе здания.

Караибы – немногочисленное индейское племя, жившее в Южной Америке; в XIX веке слово караибы было синонимом нецивилизованного народа.

Одного зовут Тюрлюпен, другого – Трибуле. – Тюрлюпен – прозвище французского комического актера Анри Леграна, бывшего шутом Людовика XIII. В молодости он был ярмарочным скоморохом. Трибуле – прозвище известного шута Людовика XII и Франциска I.

Мадам де Севинье Мари (1626-1696) – французская писательница; приобрела известность письмами к дочери, отразившими нравы французского дворянства XVII века.

Венсен де Поль – французский священник XVI века, известный своей благотворительностью. Основатель первого приюта для брошенных и искалеченных детей.

Тюренн Анри де ла Тур д’Овернь (1611-1675) – французский полководец.

Сикстинская капелла – часовня в Ватикане – папском дворце в Риме; славилась своим хором, в котором партии женских голосов исполнялись кастратами.

Боссюэ Жак-Бенинь (1627-1704) – французский епископ, придворный проповедник; идеолог абсолютизма, автор работ на богословские темы.

– …курфюрст Гессенский продавал… – В годы войны американских колоний за свою независимость (1775-1783) Англия посылала в Америку наемные войска, покупая для этого крестьян главным образом у немецких князей.

…после трагической авантюры герцога Монмута… – Герцог Монмут (1649-1685) – незаконный сын английского короля Карла II Стюарта, поднял в 1685 году восстание против вступившего на престол Иакова II; восстание было подавлено, Монмут казнен.

Пенн Вильям (1644-1718) – основатель английской колонии в Пенсильвании в Северной Америке.

Нельзя ведь наводнить Европу железными масками… – Имеется в виду легендарный таинственный узник, будто бы содержавшийся в Бастилии по приказу Людовика XIV; на голове заключенного была укреплена железная маска, никогда не снимавшаяся. Предполагалось, что король устранил таким образом одного из претендентов на престол.

…здесь играла роль тесная связь между католической Ирландией и католической Испанией. – В конце XVI века англичане, пользуясь междоусобными войнами ирландских феодалов, сгоняли ирландцев с их земель. На стороне ирландцев-католиков против англичан сражались также испанские и итальянские отряды. К концу XVI века сопротивление ирландцев было сломлено и последние ирландские феодальные поместья, в том числе Литрим, превращены в английские графства.

Аллегра Грегорио (1580-1652) – итальянский церковный композитор, автор известного хорала «Miserere» («Помилуй»).

Урки входили в состав Армады… – Имеется в виду Непобедимая Армада – флот, посланный Испанией против Англии в 1588 году; большая часть его кораблей погибла во время жестокой бури, остальные были разбиты соединенными силами английского и голландского флота. Гибель Армады явилась началом конца морского господства Испании.

Лампа Кардана – тип особо устойчивой подвесной лампы, употреблявшейся на кораблях.

Св.Крепин – католический святой, покровитель цеха сапожников.

…вроде панагии древних кантабров. – Панагия – изображение богоматери, которое носили на груди как амулет, предохраняющий от несчастья. Кантабры – племя, жившее в древности на севере Испании.

…напоминало расставание теней на берегу подземной реки Стикса. – Стикс – подземная река, через которую души умерших перевозились в царство мертвых (греч. миф.).

Палимпсест – в древности и в раннем средневековье – рукопись, написанная на пергаменте по смытому или соскобленному тексту.

Магеллан Фердинанд (ок. 1480-1621) – знаменитый португальский мореплаватель, совершивший первое кругосветное путешествие.

Сюркуф – французский корсар XVIII века, грабивший английские торговые суда.

Картуш – прозвище Луи Бургиньона, главаря воровской шайки, казненного в Париже в 1721 году.

Уроженец Лангедока орал: «caougagno!» – Во французском фольклоре – Кокань – сказочная страна изобилия.

Антарес – звезда первой величины в созвездии Скорпиона.

…и авгура древнего Рима. – Авгуры – в древнем Риме жрецы-прорицатели, предсказывавшие будущее по полету и пению птиц.

…уселся на ззельгофте… – Эзельгофт – часть снасти парусного корабля, служащая для крепления к мачте поперечной реи.

…эвменид… фурий… химеры… – Эвмениды (благосклонные) – так называли эринний (в древнегреческой мифологии – богини мщения), благосклонно относившихся к раскаявшимся преступникам. Фурии – богини мщения в древнеримской мифологии. Химеры – сказочные чудовища (греч. миф.).

…после гибели «Бланш-Нефа»… – Имеется в виду французский корабль «Бланш-Неф», погибший в проливе Ла-Манш.

Сцилла и Харибда – скалы-чудовища, бывшие причиной гибели многих мореплавателей (греч. миф.).

Жан Барт – французский моряк, живший в XVII веке. За исключительную храбрость во время войны Франции с Голландией получил от Людовика XIV звание дворянина и был назначен командующим эскадры.

Арпан – старинная французская мера земли – около 0,5 гектара.

Георг III – английский король (1760-1820); активно поддерживал европейскую реакцию в ее борьбе против французской буржуазной революции 1789 года.

Рубенс Питер (1577-1640) – великий фламандский художник.

Филоксен (V-IV вв. до н.э.) – древнегреческий писатель, живший в Сиракузах. Был известен своим остроумием.

Анаксагор (V-IV вв. до н.э.) – древнегреческий философ, непоследовательный материалист.

Гарвей Вильям (1578-1658) – английский врач, открывший систему кровообращения.

Кеплер Иоганн (1571-1630) – немецкий астроном.

Кромвель Оливер (1599-1658) – крупнейший деятель английской буржуазной революции XVII века; с 1653 по 1658 год – лорд-протектор, фактический диктатор Англии. Сыграл прогрессивную роль в борьбе за ниспровержение старого общественного порядка в стране.

Карл II Стюарт – английский король (1660-1685). Сын казненного Карла I, нашедший во время английской революции убежище при французском дворе; был возведен на престол буржуазией и обуржуазившейся аристократией, стремившимися восстановить монархию из страха перед углублением революции.

…между Шильоном, где был заточен Бонивар, и Веве, где похоронен Ледло. – Шильон – имеется в виду Шильонский замок, построенный на скале среди Женевского озера. В XVI веке его подземелье служило тюрьмой. Здесь с 1530 по 1536 год был заключен швейцарский республиканец Франсуа Бонивар (1493-1570), судьба которого послужила сюжетом поэмы Байрона «Шильонский узник». Веве – город в Швейцарии. Ледло Эдмунд (1620-1693) – деятель английской буржуазной революции XVII века, после ее поражения бежал в Швейцарию, где прожил до самой смерти.

…он продал Дюнкерк Франции… – В 1662 году Карл II, находившийся в тайном сговоре с французским королем Людовиком XIV, изменнически продал Франции морскую крепость Дюнкерк, опорный пункт англичан на севере Франции.

Монк Джордж (1608-1669) – английский генерал, ближайший помощник Кромвеля, политический авантюрист; в 1660 году содействовал реставрации в Англии Стюартов.

Только потому, что я Тримальхион, вы считаете меня неспособным быть Катаном? – Тримальхион – персонаж романа «Сатирикон» римского писателя Петрония (I в.); нарицательное имя богача, предающегося излишествам. Катон – здесь имеется в виду Марк Порций Катон Старший (III-II вв. до н.э.) – римский государственный деятель. Его имя являлось нарицательным для человека сурового образа жизни и строгих принципов.

Фронда – социально-политическое движение французского феодального дворянства XVII века против абсолютизма.

Мазарини Жюль (1602-1661) – первый министр и фактический правитель Франции в годы малолетства Людовика XIV. Во время протектората Кромвеля вынужден был, оберегая торговые интересы французской буржуазии, добиваться восстановления дипломатических отношений с Англией.

Восстание Мазаньелло – под предводительством Томазо Маваньелло в Неаполе в 1647 году произошло восстание против испанских поработителей.

Тромп Мартин Гапперц (1597-1653) – голландский адмирал; после ряда побед над испанским и английским флотом был разбит англичанами в морском сражении близ Шевенингена в 1653 году.

Навигационный акт – имеется в виду акт, опубликованный в 1651 году Долгим парламентом, согласно которому ввозимые в Англию товары должны были доставляться только на английских кораблях или на судах той страны, где они произведены; наносил удар по посреднической торговле Голландии.

Бредская декларация, подписанная Карлом II в 1660 году, перед его вступлением на английский престол, в голландском городе Бреде, содержала обещание сохранить некоторые завоевания революции.

Вавилонская башня – по библейской легенде башня, которую начали строить люди, чтобы достичь неба; в наказание за дерзость, бог заставил их заговорить на разных языках и, перестав понимать друг друга, они не смогли докончить постройки.

Цивильный лист – при конституционной монархии денежная сумма, ежегодно определяемая парламентом для личного пользования короля.

Пройден Джон (1631-1700) – драматург и поэт, теоретик английского классицизма, выразитель вкусов и настроений английской аристократии эпохи Реставрации. В своей поэме «Абессалом и Ахитофель», написанной в форме библейской аллегории, высмеял противников монархии Стюартов.

Мильтон Джон (1608-1674) – выдающийся английский поэт и деятель английской буржуазной революции XVII века. Его поэма «Потерянный рай» полна отголосков революционных событий.

Эвелин Джон (1620-1706) – английский писатель, автор «Дневника», в котором дана картина современных ему нравов.

Алакок Мария – французская монахиня, жившая во второй половине XVII века.

Герцог Йоркский – титул короля Иакова II, в бытность его наследником.

Вильгельм Оранский – зять Иакова II Стюарта, изгнанного из Англии в результате переворота 1688 года. Возведен на английский престол буржуазией и обуржуазившейся аристократией. Царствовал под именем Вильгельма III (1689-1702).

…вспомнив хотя бы Нинон и Марион. – Имеются в виду французские куртизанки XVII века Нинон де Ланкло и Марион Делорм.

…изящный Калибан оставляет позади, бедного Ариэля. – Калибан, Ариэль – аллегорические образы драмы Шекспира «Буря». Уродливый Калибан – воплощение темных сил природы, одухотворенно-прекрасный Ариэль – ее светлого начала.

Локк Джон (1632-1704) – английский буржуазный философ-материалист. Его труд «Опыт о границах человеческого разума» пользовался большой популярностью среди образованных людей XVII-XVIII веков.

Если бы она заколола себя кинжалом, она сделала бы это, как Лукреция, после падения. – Лукреция – героиня древнеримского предания. Обесчещенная Секстом, сыном римского царя Тарквиния Гордого, Лукреция закололась кинжалом.

В этой Диане таилась Астарта. – Диана – в древнеримской мифологии богиня охоты, воплощение девственности. Астарта – богиня плодородия и чувственной любви у некоторых восточных народов.

«Послание к Пизонам» – произведение римского поэта Горация).

Вспомним Елизавету. – Елизавета Тюдор – английская королева (1558-1603), представительница английского абсолютизма. Восстановила англиканскую церковь, упраздненную при Марии Тюдор. При ней Англия вела успешную войну против Испании, оспаривая у нее колониальное и морское первенство.

Сикст Пятый – римский папа (1585-1590); осуществлял политику воинствующего католицизма.

Мария Стюарт – шотландская королева (1560-1567). Опираясь на английских католиков, католическую Испанию и папство, претендовала на английский престол. Была заключена в тюрьму королевой Елизаветой Тюдор и казнена в 1587 году.

Гораций Флакк Квинт (I в. до н.э.) – знаменитый римский поэт. Автор од, сатир, посланий в др.

Она сделала для Бассомпьера то же, что сделала когда-то царица Савская для Соломона. – Бассомпьер Франсуа (1579-1646) – французский маршал и дипломат, в 1626 году был послом при английском дворе. Царь Соломон, царица Савская – персонажи библейской легенды.

Современная Англия, имеющая своего Лойолу в лице Уэсли… – Лойола Игнатий (1491-1556) – испанец, основатель ордена иезуитов, один из главных деятелей воинствующей католической реакции XVI века. Уэсли Джон (1703-1791) – английский богослов, основатель одной из религиозных сект англиканской-церкви (методистов).

Риччо Дэвид (ум. в 1566 г.) – фаворит Марии-Стюарт.

Анна Болейн. (1507-1536) – королева Англии, вторая жена Генриха VIII.

Лавальер Франсуаза (1644-1710) – фаворитка Людовика XIV.

Маргарита Валуа (1552-1616) – первая жена французского короля Генриха IV Наваррского.

За неимением Олимпа можно удовольствоваться отелем Рамбулье. – Олимп – согласно греческой мифологии гора, где обитали боги и музы – покровительницы искусств и литературы. Отель Рамбулье – литературный салон парижской аристократии, основанный в начале XVII века маркизой де Рамбулье. Являлся законодателем светских нравов и литературных вкусов.

Уолпол немногим отличался от Дюбуа. – Уолпол Роберт, граф (1676-1745) – английский государственный деятель, лидер партии вигов, с 1721 по 1742 – премьер-министр. Дюбуа Гильом (1656-1723) – французский кардинал, в годы малолетства Людовика XV фактический правитель Франции.

Мальборо Джон Черчилль (1650-1722) – английский полководец и дипломат, выдвинулся благодаря связи своей сестры Арабеллы Черчилль с герцогом йоркским, будущим Иаковом II. В 1688 году перешел на сторону Вильгельма Оранского и сражался против Иакова II.

Болингброк Генри (1678-1751) – английский государственный деятель и писатель. Премьер-министр при Анне Стюарт.

…мадемуазель Скюдери не имела другого основания уступить Пелиссону. – Мадлена де Скюдери (1607-1701) – французская писательница, автор галантно-героических романов. Пелиссон Поль (1624-1693) – писатель и поэт, связанный с ней тесной дружбой. Был обезображен оспой.

Свифт Джонатан (1667-1745) – знаменитый английский писатель и государственный деятель. Автор «Путешествий Гулливера».

Девериа Эжен (1805-1855) – французский живописец.

В зале клуба были развешаны портреты уродливые людей: Терсита… Дума, Гудибраса, Скаррона… между двумя кривыми – Коклесом и Камоэнсом – стоял Эзоп… – Терсит – один из персонажей «Илиады» Гомера, безобразный горбун. Дунс Скотт – английский философ XIII века. Гудибрас – герой одноименной сатирической поэмы Бетлера, английского сатирика XVII века. Скаррон Поль (1610-1660) – французский писатель. Коклес Гораций – легендарный римский герой. Камоэнс Луис (1524-1580) великий португальский поэт. Эзоп (VI в. до н.э.) – знаменитый греческий баснописец. По преданию был чрезвычайно уродлив.

Мирабо Оноре (1749-1791) – деятель французской буржуазной революции 1789 года; за безобразную внешность современники называли его чудовищем.

Лукреций – Тит Лукреций Карр (I в. до н.э.) – известный римский поэт, автор философской поэмы «О природе вещей».

…посещал таверны и балаганы Лондона и Пяти Портов. – Пять Портов – так, начиная с XI века, называются порты Гастинг, Сэндвич, Дувр, Ромней и Гайт, расположенные на юго-западном побережье Англии.

Королева Анна (1702-1714) – дочь Иакова II, унаследовала английский престол после смерти Вильгельма Оранского. При ней Англия и Шотландия были объединены в единое королевство – Великобританию (1707 г.).

…нарушая все старинные хартии вольностей… – Имеется в виду «Великая хартия вольностей», данная в 1215 году английским королем Иоанном Безземельным под давлением феодалов; она ограничивала власть короля в их пользу.

…стала королевой благодаря… революции 1688 года. – Речь идет о государственном перевороте 1688 года, который английские буржуазные историки называли «славной» или «бескровной» революцией; в результате переворота 1688 года была окончательно ликвидирована феодальная монархия. Иаков II был свергнут; буржуазия в союзе с земельной аристократией возвела на престол Вильгельма Оранского.

Эссекс Роберт (1567-1601) – фаворит английской королевы Елизаветы Тюдор.

…тогда в Англии происходят события 1649 года, а во Франции – 1793 года. – В 1649 году английская буржуазия под давлением народных масс предала казни Карла I; в 1793 году был гильотинирован французский король Людовик XVI.

Галионы – испанские парусные суда XVI-XVII веков.

Люлли Жан-Батист (1632-1687) – известный французский композитор.

…Кристофер Рен вполне подходящий Мансар, Сомерс не хуже Ламуаньона. У Анны был… свой Буало – Поп, свой Кольбер – Годольфин, свой Лувуа… – Кристофер Рен (1632-1723) – английский архитектор. Мансар Франсуа (1598-1662) – французский архитектор. Сомерс Джон (1651-1716) – английский писатель, один из лидеров вигов. Ламуаньон Гильом (1617-1677) – президент парламента при Людовике XV. Буало Никола (1636-1711) – французский поэт, теоретик классицизма. Поп Александр (1688-1744) – английский поэт, теоретик английского классицизма. Кольбер Жан-Батист (1619-1683) – министр финансов Людовика XIV, фактически руководил внутренней и внешней политикой Франции во второй половине XVII века. Годольфин Сидней (ок. 1645-1712) – первый министр казначейства при английской королеве Анне Стюарт. Лувуа Франсуа, маркиз (1639-1691) – военный министр Людовика XIV.

…Виндзор в то время почти не уступал Марли. – Виндзор – дворец английских королей на берегу Темзы. Марли – дворец французских королей вблизи Версаля.

Маркиза де Мальи – одна из фавориток Людовика XV.

Фабр д’Эглантин Филипп-Назер (1755-1794) – французский поэт и деятель французской революции 1789 года. Был членом Конвента.

…сообщник Гая Факса в пороховом заговоре папистов… – имеется в виду неудачная попытка группы реакционеров-католиков взорвать здание английского парламента в день открытия сессии 1605 года с целью уничтожить короля и его приближенных. Гай Фокс – один из главных участников заговора, который должен был, пожертвовав собой, поджечь мину.

Домициан Тит Флавий (I в.) – римский император.

Гелиогабал (III в.) – римский император, известный своей жестокостью. Был убит в результате заговора преторианцами – привилегированным отрядом римской гвардии.

Альберони восхищается здесь герцогом Вандомским… – Альберони Джулио (1664-1752) – политический деятель, дипломат и авантюрист; посланный от Испании во время «войны за испанское наследство» с дипломатическим поручением во враждебную Францию, пользовался доверием герцога Вандомского и с его помощью сделал при французском дворе блестящую карьеру.

Мария Медичи (1573-1642) – вторая жена французского короля Генриха IV, с 1610 года – правительница Франции.

Лебель – камердинер французского короля Людовика XV.

Данжо – маркиз Филипп Данжо де Курсильон (1638-1720) – придворный Людовика XIV, интриган и сводник.

Маркиза де Моншеврейл – придворная дама при дворе Людовика XIV.

Нерон любил смотреть на работу Локусты. – Локуста (I в.) – профессиональная отравительница; с помощью ее ядов римский император Нерон устранял своих политических противников.

Роклор Гастон (1617-1683) – французский генерал, известный при дворе Людовика XIV своим шутовством. Считался автором сборника непристойных анекдотов.

…вместо головы бочка Данаид. – Данаиды – дочери аргосского царя Даная, убившие в первую брачную ночь своих мужей и за это осужденные богами вечно наполнять бездонную бочку (греч. миф.).

Так Зоил ненавидит Гомера. – Зоил (IV в. до н.э.) – греческий грамматик и ритор, подвергавший мелочной критике поэмы Гомера.

Герцог Альба Фернандо Альварес (1507-1582) – испанский государственный деятель и полководец; будучи с 1567 по 1578 год наместником в Нидерландах, с фанатической жестокостью пытался подавить нидерландскую буржуазную революцию.

Воден Жан (1530-1596) – французский политический писатель и экономист, теоретик абсолютизма.

Сизифов труд – синоним бесплодного труда; царь Сизиф, провинившийся перед богами, был осужден ими на то, чтобы вечно вкатывать в гору камень, который, достигнув вершины, снова скатывался вниз (греч. миф.).

Лестер Роберт (1531-1558) – граф Лестерский, фаворит английской королевы Елизаветы Стюарт.

Бекингем Джордж (1592-1628) – английский генерал. Фаворит Иакова I и Карла I.

…пасть жертвой сарказмов Шеридана… – Известный английский драматург-сатирик Ричард Шеридан (1751-1816) был политическим деятелем и примыкал к радикальному крылу партии вигов.

…с развалинами приорства святой Марии Овэр-Рэй, разрушенного Генрихом VIII. – Борясь с папской властью в Англии, английский король Генрих VIII (1509-1547), объявил себя главой новой англиканской церкви, упразднил монастыри и конфисковал церковные земли.

Представьте себе голову веселой Медузы. – Медуза – в греческой мифологии одна из трех горгон (чудовищ женского пола). Взглянув в глаза Медузе, человек превращался в камень.

Если верить манихеям… – Манихеи – последователи религиозного учения, возникшего на Ближнем Востоке в III веке. Основным их догматом являлось учение о добром и злом началах, лежащих якобы в основе мира.

Дафнис и Хлоя – герои одноименного пасторального романа, приписываемого древнегреческому писателю Лонгу (предположительно III в.); нарицательные имена страстных любовников.

Солон (ок.VII-VI вв. до н.э.) – древнегреческий законодатель.

Феспис (или Феспид) – современник Солона, греческий актер и поэт, считался основоположником греческой трагедии.

Конрив Вильям (1670-1729) – английский драматург, автор сатирических комедий.

…грегорианские канонические напевы… столкнулись в Италии с амброзианским каноном, а в Испании – с мозарабическим… – Грегорианские канонические напевы – имеется в виду музыка, введенная в католическое богослужение римским папой Григорием I (590-604). Амброзианский канон – ритмическая мелодия, введенная в церковное пение архиепископом Амвросием (IV в.). Мозарабический канон – церковная музыка мозарабов, отличавшаяся от музыки римско-католического богослужения. Мозарабы – христиане, жившие в части Испании, завоеванной арабами.

Плавт Тит Макций (III-II вв. до н.э.) – знаменитый римский комедиограф.

Оратор, осыпь его градом галек, которые ты держишь у себя во рту! – Подразумевается знаменитый афинский оратор Демосфен (III в. до н.э.), который, по преданию, был косноязычен и упражнялся в произнесении речей, держа во рту гальки – мелкие камешки.

Эрпениус Томас (1584-1624) – голландский ученый-востоковед.

Иов – библейский образ бедного, гонимого праведника, безропотно переносящего все посланные ему богом испытания.

Орест – герой античного мифа и трилогии «Орестейя» древнегреческого трагика Эсхила (525-456 до н.э.), сын царя Агамемнона и Клитемнестры, убил свою мать, мстя ей за убийство отца, и, преследуемый за это богинями кровной мести – эринниями, впал в безумие.

Вожирар – прежде деревня и предместье Парижа; с середины XIX века – один из округов Парижа.

Демокрит (V-IV вв. до н.э.) – великий древнегреческий философ-материалист.

Лактанций (III-IV вв.) – римский писатель, автор христианских проповедей. Утверждал, что римский поэт Вергилий является провозвестником христианства.

Сильвестр II – римский папа с 999 по 1003 год. Автор сочинений на богословские темы.

Диоскорид (I в.) – греческий врач; сочинения его явились основой средневековой медицины.

Хризипп (III в. до н.э.) – греческий философ.

Иосиф – имеется в виду Иосиф Флавий (I в.), историк Иудеи.

Кадм – мифический основатель греческого города Фивы.

Кадамосто Алоизий (1432-1480) – итальянский путешественник, оставил обстоятельные описания своих путешествий.

Клавдий Пульхр (III в. до н.э.) – римский консул. Командуя флотом во время первой Пунической войны, он, по преданию, начал битву вопреки неблагоприятным предсказаниям жрецов и, потерпев поражение, покончил с собой.

Люцифер, Вельзевул – в христианской религиозной литературе имена духов зла.

…если бы Вольтер… не помог Шекспиру… – Вольтер усиленно пропагандировал во Франции произведения Шекспира.

Тринобанты – одно из племен, населявших древнюю Британию.

Атробаты, белги, паризии – племена, населявшие в древности современную территорию Франции и Англии.

…с обличительными речами в духе Гортензия… – Гортензий (II в. до н.э.) – римский оратор.

Минос, Эак и Радамант – судьи в царстве мертвых (греч. миф.).

Фарсальская битва (48 г. до н.э.) – сражение, в котором войска Юлия Цезаря разбили войска Помпея.

Актеон – юноша-охотник, случайно увидевший купающуюся богиню-девственницу Диану и в наказание превращенный ею в оленя (греч. миф.).

Митридат (I в. до н.э.) – понтийский царь; стремясь изгнать римлян из Малой Азии, вел с ними ряд войн. Потерпел поражение от римского полководца Помпея.

Сципион Младший Эмилий (II в. до н.э.) – римский полководец, которому удалось закончить многолетнюю войну с Карфагеном победой Рима.

Элиан (II-III вв.) – римский писатель и оратор, автор сочинений о животных.

Оппиан (II в.) – греческий поэт, автор поэмы о рыбной ловле.

Мандрагора или «адамова голова» – многолетнее растение с разветвленными корнями, которому в средние века приписывали чудесные свойства.

Паризиатида – жена персидского царя Дария II (V в. до н.э.), славившаяся жестокостью и коварством.

Тремеллий Эмануил (1510-1581) – итальянский ученый, востоковед.

Кастелл Эдмунд (1606-1685) – итальянский востоковед.

Аэций (IV в.) – философ и богослов, родом из Сирии.

Урсус почувствовал приблизительно то же, что чувствовал Иона… – По библейскому преданию пророк Иона остался невредимым, пробыв трое суток во чреве кита.

Бедлам – больница для умалишенных в Лондоне.

Авиценна – латинизированное имя таджикского философа, врача и писателя Ибн Сина Абу Али (980-1037).

Эмпирей – по представлению древних греков наиболее высокая часть неба, являвшаяся якобы местопребыванием богов.

Гнафрон – уродливая комическая марионетка французского кукольного театра.

Ангиной – молодой римлянин, живший во II веке и прославившийся своей красотой. Нарицательное имя красивого юноши.

Нейгоф Теодор – авантюрист XVIII века. Объявил себя в 1736 году корсиканским королем.

Мортимер Роджер (1284-1330) – во время малолетства Эдуарда III был правителем Англии. Казнен Эдуардом III по обвинению в измене.

Уорик Ричард Невил (1428-1471) – крупный английский феодал XV века; во время войны Алой и Белой Розы неоднократно участвовал в свержении и провозглашении королей, за что получил прозвище «делателя королей».

Ормонд Джон, граф (1610-1688) – английский политический деятель; будучи вице-королем Ирландии, участвовал в борьбе с войсками Кромвеля.

Дефо Даниэль (ок. 1660-1731) – английский писатель и политический деятель, автор романа «Робинзон Крузо». Дефо написал несколько политических памфлетов против дворянства и церкви. За один из них был приговорен к позорному столбу.

Стиль Ричард (1671-1729) – английский журналист, писатель и драматург, один из родоначальников буржуазной просветительской литературы в Англии; член парламента, из которого был изгнан во время правления тори.

…Гоббса и Гиббона, вынужденных спасаться бегством, подвергшихся преследованиям Чарльза Черчилля, Юма и Пристли; посаженного в Тауэр Джона Уилкса. – Гоббс Томас (1588-1679) – английский философ, представитель механистического материализма; в 1640 году бежал во Францию, преследуемый за свои политические убеждения. Гиббон Эдуард (1737-1794) – английский буржуазный историк; подвергался преследованиям за антиклерикализм и вынужден был покинуть Англию. Чарльз Черчилль (1731-1764) – английский поэт-сатирик. Юм Давид (1711-1776) – известный английский философ, субъективный идеалист. Пристли Джозеф (1733-1804) – английский естествоиспытатель, философ-материалист и политический деятель. Преследовался реакционными кругами за сочувствие французской революции. Уилкс Джон (1727-1797) – английский публицист и политический деятель. Был заключен в Тауэр за резкую критику королевского послания парламенту, невзирая на то, что, будучи членом парламента, пользовался неприкосновенностью.

…Георг III арестовал… претендента на престол. – Имеется в виду сын Иакова II – Иаков Стюарт.

Тристан Отшельник (XV в.) – верховный судья при французском короле Людовике XI. Был известен необыкновенной жестокостью.

Шенонсо – французский королевский замок близ города Тура.

Ховард Джон – английский филантроп XVIII века, изучавший состояние современных ему тюрем.

Сен-Симон Клод Анри (1760-1825) – известный социалист-утопист XIX века.

Д’Аржансон Рене – начальник полиции при Людовике XIV.

Аид – царство мертвых (греч. миф.).

Фении – члены ирландского братства, боровшиеся за освобождение Ирландии от английского гнета. В 1867 году восстание фениев было жестоко подавлено правительственными войсками.

…подобен Диомеду, ранившему богиню. – Диомед, один из героев «Илиады», ранил во время боя богиню любви Афродиту, спасающую своего сына Энея.

Бидлоу Роберт (1649-1713) – голландский анатом и естествоиспытатель.

Бекон Фрэнсис (1561-1626) – знаменитый философ, родоначальник английского материализма. При Иакове I занимал должность лорд-канцлера.

Ласнер Пьер Франсуа – французский уголовный преступник, казненный в 1836 году; оставил записки, опубликованные после его казни.

Христина велит схватить Мональдески… – Шведская королева Христина (1626-1689) отреклась от престола в 1654 году и поселилась во Франции. Мональдески – ее фаворит; заподозренный в измене, был убит по ее приказанию в 1657 году.

Симанкасские архивы – архивы испанских королей, хранящиеся в древнем замке испанского города Симанкас.

Абдолиним (IV в. до н.э.) – потомок сидонских царей, которого Александр Македонский, завоевав Сидон, возвел на престол. Был простым садовником.

Мене, текел, фарес – по библейской легенде эта надпись, обозначающая – «Подсчитано, взвешено, поделено», была начертана невидимой рукой на стене зала, где пировал царь Вавилона Валтасар, и предвещала ему близкую гибель.

…Иакова Шестого и Первого… – Сын Марии Стюарт, король Шотландии Иаков VI в 1603 году, после смерти Елизаветы Тюдор, стал королем Англии под именем Иакова I.

Альбукерк – португальский мореплаватель и завоеватель XV века.

Ювенал (I-II вв.) – древнеримский писатель-сатирик, обличавший в своих произведениях нравы современного ему императорского Рима.

Герцог Гиз Генрих (1550-1588) – один из главарей реакционной лиги католиков в период религиозных войн во Франции; был убит по приказанию короля Генриха III, во время приема во дворце.

Тараск – в фольклоре народов южной Франции – сказочный зверь со множеством лап, напоминающий дракона.

Мессалина – жена римского императора Клавдия (I в.), известна своим распутством.

Геба – богиня вечной юности (греч. миф.).

Дамьен Робер – француз, бросившийся в 1757 году с ножом на Людовика XV. Был казнен четвертованием.

…обнаженную ногу, достойную восхищения Перикла и резца Фидия… – Перикл (V в. до н.э.) – правитель Афин; покровительствовал искусствам. Фидий (V в. до н.э.) – знаменитый греческий скульптор.

Альдебаран – звезда в созвездии Тельца.

…прямо из пасти Эреба. – Эреб – самая мрачная часть подземного царства (греч. миф.).

Графиня де Шеврез, герцогиня де Лонгвиль – французские аристократки, участницы Фронды, известны своими любовными приключениями.

Родопис – греческая куртизанка, по преданию стала женой фараона.

Фта – создатель земли и неба (егип. миф.).

Пентесилея – царица амазонок (греч. миф.).

Анна Австрийская (1601-1666) – французская королева, жена Людовика XIII. Будучи после смерти последнего регентшей Франции, состояла в тайном браке с кардиналом Мазарини.

Битва при Фонтенуа – битва 1745 года, в результате которой французы одержали победу над англо-голландскими и австрийскими войсками.

…отрекается ли ваша милость от догмата пресуществления… – Гуинплен должен заявить, что он не католик; по английскому законодательству католики не могли быть членами парламента.

«Книга страшного суда» – всеобщая земельная перепись, проводившаяся в Англии при Вильгельме-Завоевателе в 1086 году и явившаяся актом закрепления крестьян. Проводилась писцами, от которых «как от страшного суда» нельзя было скрыться.

Филипп-Август II – французский король (1180-1223); во время его царствования Франция и Англия боролись за владения на севере Франции. Победили английские войска Иоанна Безземельного.

Филипп IV Красивый – король Франции с 1285 по 1314 год.

Уот Тайлер, лолларды, Уорик, «делатель королей»… – эти зачаточные попытки добиться вольностей… – Уот Тайлер – вождь восстания английских крестьян (1381), требовавших отмены крепостной зависимости. Лолларды – последователи английского религиозного реформатора Уиклифа; вели активную пропаганду социального равенства, участвовали в восстании Уота Тайлера. Восстание Тайлера и движение лоллардов не имели ничего общего с феодальными междоусобицами, во главе которых стоял Уорик.

…выставляют против Генриха IV лже-Ричардов… – Генрих IV (герцог Ланкастерский) захватил в 1399 году английский престол и сверг Ричарда II Йорка; после смерти последнего феодальная знать выдвигала против Генриха IV ряд самозванцев под именем Ричарда II.

Маргарита Анжуйская (1429-1482) – жена английского короля Генриха VI, возглавляла партию ланкастеров в войне Белой и Алой Розы. С помощью Уорика восстановила своего мужа на престоле.

Англия, бывшая бретонской при Утэре Пендрагоне, римской при Цезаре, саксонской при семивластии, датской при Гарольде, нормандской после Вильгельма… – Пендрагон – верховный вождь кельтских племен. В 55-54 годах до нашей эры Британия была завоевана Юлием Цезарем и принадлежала Риму до конца III века. В IV-V веках ее завоевали англы, саксы и юты и образовали семь королевств (эпоха семивластия). В IX-Х веках Англия была завоевана датчанами; юго-западной части Англии удалось освободиться от них, но при короле Гарольде (1036-1039), датчане снова ее заняли. В 1066 году Англия была покорена нормандским герцогом Вильгельмом Завоевателем.

Уолсей Томас (ок. 1475-1530) – кардинал, министр английского короля Генриха VIII.

Лорды, которые при Иакове I привлекали к суду взяточничество в лице Бэкона, при Карле I судят государственную измену в лице Страффорда. – Бэкон, будучи лорд-канцлером при Иакове I, привлекался к суду по обвинению во взяточничестве. Страффорд Томас Вентворт (1593-1641) – первый министр английского короля Карла I, рьяный проводник его политики. Долгий парламент, который вынужден был созвать Карл I в обстановке начинающейся буржуазной революции, обвинил Страффорда в государственной измене. Страффорд был казнен.

…четыре мешка, набитых шерстью… – Мешки, набитые шерстью, на которых сидят должностные лица на заседаниях английского парламента, являются традиционным символом процветания Англии, основным источником доходов которой первоначально была шерсть.

Якобиты – сторонники английского короля Иакова II, изгнанного в 1688 г. из Англии.

Поре Шарль (1675-1741) – французский иезуит, преподававший в коллеже, где в юности учился Вольтер.

Ричардсон Самюэль (1689-1761) – английский писатель-романист, автор романа в письмах «Кларисса Гарлоу». Ловлес (или Ловелас) – отрицательный герой этого романа, развратный светский щеголь.

Катон – здесь имеется в виду Катон Младший (I в. до н.э.) – римский республиканец, ярый противник Юлия Цезаря. После победы последнего и гибели республики покончил с собой.

Аристид (VI-V вв. до н.э.) – афинский политический деятель и полководец. Был прозван Справедливым.

Томас Мор (1478-1535) – один из основоположников утопического социализма, выдающийся ученый-гуманист, автор «Утопии». При Генрихе VIII занимал крупные государственные посты. Был казнен по обвинению в государственной измене.

Брантом Пьер (1540-1614) – французский писатель, автор мемуаров, посвященных быту и нравам придворной среды и аристократии.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград