Сказка про Азиза. Азербайджанская сказка

В одном из городов Ширвана проживал купец Ходжа Исмаил, старшина над сорока купцами. У него был сын — юноша по имени Азиз. Пришло время, и купец умер. Его похоронили и справили поминки. Но сын его Азиз сильно горевал и ни в чем не находил себе утешения.

Оставим его пока горевать, а я вам расскажу о сорока гуляках, живущих в этом же городе. Когда эти гуляки услышали, что Ходжа Исмаил умер, они переоделись в разные одежды: кто нарядился муллой, кто купцом, кто дервишем…

Все они со слезами и причитаниями пришли в дом покойного: один из них назвал себя его дядей, другой — двоюродным братом, третий — зятем… И получилось, что все сорок человек оказались его родственниками. Им подали еду, питье, и они сытно поели.

Когда настал вечер, один из гуляк, переодетый в платье кази, обратился к присутствующим:

— Друзья! Мой племянник Азиз очень грустит по отцу; надо его развлечь. Нет ли у кого-нибудь из вас карт? Сами поиграем и его развлечем.

Карты немедленно нашлись, и началась игра.

Немного погодя «кази» сказал:

— B пустой игре нет никакого толку, давайте играть на деньги.

Каждый из игроков вынул из кармана деньги и положил перед собой. «Кази» стал выигрывать. Потом выигрывать начали и другие игроки, кроме Азиза. А «кази» все приговаривал:

— Племянничек, неси деньги, еще неси!

Азиз приносил, а они выигрывали. Наконец, деньги у Азиза кончились. Тогда стали играть на его ковры. И ковры проиграл Азиз.

— Ну, давайте ложится спать, — предложил «кази». — Сегодня ночью моему племяннику не посчастливилось. Отложим игру до завтрашнего вечера. Посмотрим, кто кого обыграет завтра.

Легли спать. В полночь гуляки встали, забрали все, что было в доме, и потихоньку ушли.

Утром Азиз видит — никого из гостей нет и все, что было в доме, исчезло; остались только голые стены да постель, на которой он спал.

В доме стали причитать и плакать, словно вторично потеряли близкого.

Однажды собрались сорок купцов и сказали матеря Азиза:

— Ходжа Исмаил был у нас старшиной, пусть же теперь Азиз займет его место; отпусти сына с нами, он поедет и займется торговлей.

— Сын мой, — спросила мать у Азиза, — сумеешь ли ты теперь уберечь деньги, если они у тебя появятся?

— Сумею, — твердо ответил Азиз.

— Тогда мать позвала землекопа и приказала под полом выкопать яму. Из ямы достали несколько больших кувшинов, полных золота. Мать накупила сыну несколько вьюков различных товаров, купила хорошего коня я приставила к нему слугу.

Перед тем, как Азиз тронулся в путь, она сказала:

— Сын мой! Привези себе невесту.

Через несколько дней Азиз вместе с купцами был уже в Индии. Они остановились в одном караван-сарае и стали продавать товары. Вдруг Азиз увидел, что на базаре продают очень красивую девушку. Он купил ее так, что даже его спутники-купцы об этом не узнали. Ночью Азиз посадил девушку на коня позади себя и быстро поскакал. Он доехал до своего дома, оставил девушку матери и вернулся обратно к своим товарищам.

Оставим его пока торговать, а я расскажу вам об этой девушке.

Однажды девушка сказала матери Азиза:

— Дом, в котором вы живете, плох. Давайте, где-нибудь в другом месте выстроим дом.

— Дочь моя, — ответила мать, — все деньги, что у нас были, я отдала Азизу для торговых дел. На что же мы будем строить новый дом?

— Мать, — сказала девушка, — позови сюда перекупщика.

Когда пришел перекупщик, девушка дала ему драгоценные камни, которые были зашиты у нее в платье, и попросила их продать. Перекупщик продал камни и принес девушке деньги.

После этого мать нашла на окраине города хорошее место, и девушка поручила постройку дома искусному мастеру.

— Выстрой такой дом, — сказала она ему, — какого нет и у падишаха.

Когда дом был построен, девушка спросила у матери Азиза:

— Мать, кто в этом городе самый отчаянный забияка?

— Здесь живет один мясник. Он страшный забияка, все его боятся.

— Пусть он придет сюда!

Когда пришел мясник, девушка сказала ему:

— Я буду платить тебе в день по одному золотому. Ты же не должен пускать во двор никого, даже муху, если бы она просилась.

— Исполню, — согласился мясник.

Однажды сын шаха возвращался с охоты и вдруг остановился в изумлении перед домом, который был краше отцовского дворца. На террасе этого дома сидела девушка и вышивала красивую тюбетейку. И девушка эта была такой красоты, что, видимо, родилась она в добрый день и в добрый час. И царевич влюбился в нее.

Он приехал домой, вызвал одну старуху, дал ей денег и сказал:

— На окраине города стоит дворец, там живет девушка, устрой мне с ней свидание.

Старуха пошла исполнять поручение. Но как только она показалась в воротах, девушка закричала:

— Эй, мясник, собачий сын! Разве я не приказывала тебе не пускать в дом даже муху?

Мясник бросился на старуху и огрел ее два раза палкой.

Старуха изо всех сил пустилась бежать, точно взяла взаймы четыре нога у борзой собаки.

Прибежала она к царевичу:

— Да обрушится твой дворец! — закричала она. — Да обольется кровью твое седло! Караульщик ее дома чуть не убил меня!

Когда царевич услыхал это, он понял, что таким путем ничего не добьется. Тогда он написал письмо и поручил одному человеку доставить его в Индию Азизу. В этом письме говорилось:

«После отца остался ты, а после тебя пусть даже щенка собачьего не останется! Ты привез невесту, а она собирает у себя всех гуляк города».

Азиз получил письмо и ночью поскакал в родной город. Он остановил коня у ворот отцовского дома и видит, что там живет какой-то купец.

— А где же прежние хозяева? — спросил он у него.

— Вон там выстроен необыкновенный дворец, — показал ему рукой новый хозяин дома.

Азиз прикусил себе палец и подумал:

«A-а… так и есть… Ведь я дома не оставил денег, на какие же средства она с матерью могла построить такой дворец?».

Азиз подъехал ко дворцу, отшвырнул от себя мясника, который кинулся на него, и взбежал по лестнице в покои девушки. Когда девушка поднялась ему навстречу, он ударом кинжала сбил ее с ног. Потом выволок ее из дворца и бросил на пустыре, где росла бузина. Не повидался с матерью, сел на коня и поскакал обратно в Индию.

Оставим его пока в Индии, а я вам расскажу о цирюльнике.

В ту пору мимо кустов бузины проходил цирюльник и наткнулся на лежащую раненую девушку. Он поднял ее и отнес к себе домой. Затем привел врача. Девушке перевязали рану и через некоторое время она выздоровела. У цирюльника был брат, который влюбился в девушку.

— Я женюсь на ней, — сказал он цирюльнику.

— Нет, я женюсь, — возразил цирюльник.

И между братьями разгорелась ссора.

Тогда девушка сказала:

— Закажите сундук, положите меня в него и бросьте в море; за того, кто скорее вытащит сундук из воды я и выйду замуж.

Братья согласились. Наутро купили сундук, положили в него девушку и кинули в море. Сундук поплыл. Оба они хотели броситься в воду за сундуком, но побоялись утонуть и вернулись ни с чем домой. А море унесло сундук.

Оставим их дома, а я расскажу вам о рыбаке Мамеде.

Далеко, на берегу моря, жил рыбак Мамед. Он увидел подплывающий сундук, когда ловил рыбу, и очень обрадовался.

«Наверно, разбился корабль, и этот сундук с товарами какого-нибудь купца», — подумал он.

Мамед немедленно забросил сети и выловил сундук. Когда открыл его, то увидел, что в нем девушка необыкновенной красоты.

— Это мое счастье, — сказал он.

Мамед хотел в тот же день жениться на девушке.

— Зачем так спешишь? — сказала девушка. — Отложим свадьбу до завтра.

Легли спать, а когда Мамед заснул, девушка убежала.

По дороге она встретила пастуха. Тот сразу влюбился в ее красоту.

— Кто ты и откуда идешь? — спросил он.

Она ответила, что убежала из дома и голодна. Пастух зарезал ягненка, зажарил его, и они поели. Девушка вымыла и вычистила желудок ягненка, подобрала косы и натянула желудок себе на голову. Оделась пастухом и стала помогать перегонять стадо. Впереди пастух вел стадо, а она сзади подгоняла овец.

Когда наступила ночь, она незаметно свернула в безлюдную степь и к утру дошла до одного города. Здесь девушка увидела большое скопище народа.

— Что случилось? — спросила она у одною человека.

Тот ответил:

— Наш падишах умер. А у нас есть обычай выпускать птицу счастья. На чью голову она сядет, того и выбираем падишахом.

Девушка отошла в сторону и оттуда стала смотреть на толпу.

Птица счастья долго кружилась и, наконец, опустилась на обтянутую желудком ягненка голову девушки. Девушку прогнали.

— Откуда еще взялся этот лысый пастух? — смеялись в толпе.

Второй раз выпустили птицу и она опять села на голову девушки. Девушку заперли в заброшенном доме.

Третий раз выпустили птицу; она кружила, кружила и, наконец нашла дыру в стене заброшенного дома, пролезла внутрь и снова села на голову девушки. Тогда отвели девушку на окраину юрода, оставили ее в крепости и вновь выпустили птицу счастья. Птица опять взвилась в небо и в четвертый раз опустилась на голову девушки.

После этого девушку выбрали падишахом. И она стала царствовать.

Однажды она приказала привести ей художника, чтобы нарисовать портреты гаремных жен. Пришел художник, и она указала ему комнату для работы. Потом переоделась в женское платье и стала такой красавицей, будто четырнадцатидневная луна.

Затем девушка предстала перед художником, который и нарисовал ее портрет. После этого она снова переоделась в царскую одежду и села на трон.

Девушка приказала прибить портрет к главным городским воротам, а у ворот поставить часового и следить: кто взглянет на портрет, глубоко вздохнет и заплачет, того привести к ней.

И вот к воротам подошел какой-то старый дервиш, посмотрел на портрет, глубоко вздохнул и заплакал. Его тотчас же привели во дворец.

На другой день пришел другой дервиш, посмотрел на портрет, вздохнул и заплакал. Его тоже привели во дворец.

Потом привели какого-то купца. А в следующие дна приводили по одному: юношу в царской одежде, цирюльника и, наконец, рыбака и пастуха.

Тогда девушка вызвала к себе старого дервиша и обратилась к нему:

— Почему ты, когда взглянул на портрет, вздохнул и заплакал?

— О повелитель вселенной! Я падишах, а на портрете изображена моя дочь. Я поехал путешествовать, а дочь свою поручил везиру. Когда же вернулся из путешествия, вижу — везир ходит с завязанной головой. Я спросил его, что с ним случилось. Он ответил: «Дочь, которую ты оставил на мое попечение, чуть было не заставила население города перебить друг друга. Я попробовал ее увещевать, но она чуть не убила меня. Тогда я велел своему сыну вывезти ее из города и убить, а тот, оказывается, продал ее». Потом я узнал, что везир мне солгал. Теперь я всюду разыскиваю свою дочь; когда же здесь увидел ее портрет, я вздохнул и заплакал.

Потом девушка вызвала другого дервиша и спросила, почему он вздохнул и заплакал.

— Да будет счастлив повелитель вселенной! — начал дервиш. — Я был везиром одного шаха. Он с женой и сыном уехал, а мне поручил свою дочь. Как-то раз дьявол меня соблазнил пробраться к ней. Она меня выгнала. И так несколько раз я ходил к ней, и каждый раз она выгоняла меня, пока, наконец, не взяла палку и не разбила мне голову. Когда же я узнал, что шах возвращается домой, я испугался, что царевна пожалуется на меня отцу, и выдумал неправду, будто его дочь чуть не заставила население города перебить друг друга. Шах приказал сыну вывезти за город и убить ее, но тот пожалел сестру, не убил, а продал на базаре, как рабыню. Теперь я ищу эту девушку.

Девушка спросила у купца, почему он заплакал, когда взглянул на портрет.

— Меня зовут Азиз, — ответил купец. — В Индии я купил на базаре девушку и отвез к себе домой как невесту. Я оставил ее у матери и вернулся обратно. Однажды я получил письмо от царевича. Он писал: «После отца остался ты, а после тебя пусть даже щенка собачьего не останется. Ты привез невесту, а она собирает всех гуляк города». Я поехал домой. Увидел, что она живет в необыкновенном дворце и убедился, что царевич написал правду. Я вошел в дом, ударил ее кинжалом и бросил в кусты бузины. Я думал, что убил ее, но, оказывается, только ранил. Теперь я всюду ищу ее, и когда увидел здесь портрет, вздохнул и заплакал.

Потом девушка спросила царевича, почему он заплакал.

— Однажды, — ответил тот, — я ехал с охоты. Вижу чудесный дворец, а на террасе сидит девушка необыкновенной красоты. Я в нее влюбился и подослал к ней старуху. Караульщик, который сидел у ворот дворца, не пустил ее и избил. Я понял, что таким путем ничего не добьюсь, и написал обманное письмо купцу Азизу; и вот однажды ночью она исчезла. Теперь я ищу эту девушку. Здесь я увидел ее портрет и заплакал.

Привели цирюльника.

— Кем приходится тебе эта девушка? — спросила она. — Почему ты заплакал при виде ее портрета?

— Однажды ночью, — ответил тот, — я вышел из дому и увидел — лежит раненая девушка. Я отнес ее домой и вылечил. У меня есть брат, который сказал: «Она моя», а я сказал: «Нет, моя!» Девушка сказала нам: «Закажите сундук, положите меня в него и бросьте в море; за того, кто скорее вытащит сундук из воды, я и пойду замуж». Мы так и сделали. Бросили в море сундук, но сами, боясь утонуть, не стали его вытаскивать. Волны унесли сундук. Я увидел над воротами портрет этой девушки, вздохнул и заплакал.

Привели рыбака.

— Почему ты заплакал? — спросила девушка у него.

— Я рыбак, — ответил он. — Однажды вижу — плывет сундук, закинул сеть, выловил его и нашел в нем девушку. Повел ее домой и хотел жениться на ней, но она ночью сбежала. Теперь я ищу повсюду эту девушку. А здесь увидел ее портрет и заплакал.

Наконец, девушка спросила у пастуха:

— Почему ты заплакал?

И пастух рассказал о том, как встретился с девушкой и как она исчезла ночью.

— Если теперь, — спросила она, — обращаясь ко всем, — вы увидите ту девушку, узнаете ее?

— Узнаем, — ответили все разом.

Девушка сняла с головы царский венец, опустила косы и сказала:

— Дорогой отец, узнай, наконец, свою дочь. Это — тот самый везир, который жестоко поступил со мной. Это — тот Азиз, который купил меня у брата, поверил клевете и чуть не убил меня. А это — царевич, который навлек на меня столько несчастий. Это — тот цирюльник, который меня вылечил. А это — рыбак, который вытащил меня из моря. А вот — пастух, что накормил меня.

Затем она обратилась к Азизу:

— Раскаиваешься ли ты в своем поступке?

— Раскаиваюсь! — со слезами ответил Азиз. — И если бы я был властен, то отрубил бы голову двум клеветникам: везиру и царевичу.

— Пусть так и будет, — сказала девушка и приказала привести палача.

Цирюльника, рыбака и пастуха девушка щедро вознаградила, а отца оставила жить у себя.

Азиз сорок дней и сорок ночей праздновал свадьбу, и зажили они после этого очень счастливо.

И ты будь счастлив, и я тоже, ты живи дважды по пятьдесят лет, а я — сто: что больше, пусть будет твое, что меньше — мое.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград