Сказка о Хатэме. Азербайджанская сказка

Кто-то был, кого-то не было, в отдаленные времена жил богач по имени Хатэм. Он был очень щедрый и хлебосольный.

Построил себе Хатэм на перекрестке семи дорог огромный дворец. Каждый, кто хотел попасть во дворец, должен был пройти через сорок дверей, и Хатэм приказал своим рабам и слугам подавать каждому проходившему через эти двери путнику по золотой монете. Таким образом, каждый входивший к нему во дворец получал сорок золотых.

Однажды какой-то дервиш, распевая стихи, пришел во дворец Хатэма и у каждой двери получил по одному золотому. Когда дервиш прошел через сороковую дверь, он увидел сидевшего в просторной комнате для гостей Хатэма.

Дервиш продолжал петь. Хатэму очень понравился его голос, и он пригласил дервиша погостить у него в доме.

Дервиш согласился. Хатэм поднялся и почтительно указал ему на место рядом с собой. Дервиш поклонился и сел. Хатэм приказал подать угощение. Они поели, после чего Хатэм обратился к дервишу:

— Ты, дервиш, — странник, обходишь весь мир, многое видишь, многое слышишь. Этот дворец принадлежит мне и, как ты видел, каждому входящему сюда подают сорок золотых. Таков мой обет, который продолжается вот уже семь лет с того дня, как я построил дворец. Ни один путник, идущий по одной из этих семи дорог, не уходит отсюда без того, чтобы не получить свою долю. И, я надеюсь, пока жив, так и будет продолжаться. Теперь скажи ты, видавший свет, встречал ли где-нибудь человека, равного мне по щедрости?

Дервиш подумал немного и сказал:

— Да, Хатэм, я видел на перекрестке сорока дорог дворец. На каждой дороге в окрестностях дворца расставлены рабы, и каждого путника они зазывают отдохнуть во дворце, где дают ему есть на золотом подносе и на золотом блюде. Они упрашивают путника быть гостем несколько дней. И сколько бы времени ты ни прожил, трижды в день на золотом блюде и на золотом подносе тебе подают плов. И каждый раз золотую посуду, из которой ты ел, откладывают, а когда ты соберешься уходить, ее дарят тебе. Таким образом, каждый день сотни людей уносят с собой золотую посуду, из которой едят. Меня самого задержали там на три дня. А когда я уходил, попросили остаться еще на несколько дней, но я не согласился. Мне мирские богатства не нужны. Я хотел отказаться от золотой посуды, из которой ел, но мне сказали, что таков обычай, и посуду нужно обязательно брать с собой. Теперь, о Хатэм, подумай, кто щедрей — ты или владелец того дворца?

При этих словах дервиш развязал свою дорожную суму и вынул оттуда золотые подносы и блюда, которые получил в подарок.

Хатэм немного поразмыслил и сказал:

— Конечно, перед его щедростью моя — ничто. Но если даже горы обратятся в золото, то их хозяин, кто бы он ни был, не выдержит такой расточительности, и богатство его быстро иссякнет. Скажи мне, кто владелец этого дворца?

— О Хатэм, — ответил дервиш, — хозяина этого дворца никто не знает. Если все же хочешь узнать, кто он, пойди туда сам, может быть, тебе и удастся.

— Да, я пойду туда, — твердо решил Хатэм после раздумья.

Дервиш провел ночь у Хатэма. Наутро он распростился с ними и пошел дальше своей дорогой. А Хатэм завязал потуже башмаки и пошел по тому направлению, которое указал дервиш.

Долго ли он шел, коротко ли, видит — вдали виднеется дворец.

Он вспомнил рассказ дервиша и нарочно повернул в противоположную сторону, но тут же услышал, что кто-то сзади окликает его. Оглянулся — и вправду видит, какой-то раб мчится за ним следом и кричит:

— О прохожий! Заклинаю тебя твоей верой, кто бы ты ни был, остановись: у меня к тебе слово!

Хатэм остановился. Раб подбежал и почтительно склонился перед ним.

— Господин, ты должен последовать за мной в этот дворец.

Хатэм притворился непонимающим и спросил:

— Сын мой, а что мне там делать? Мне предстоит долгий путь, я не хочу задерживаться.

— Я вижу, ты издалека, — снова вежливо заговорил раб. — Эти места тебе незнакомы. Знай, что в этом доме по обету принимают гостей. Здесь пересекаются сорок дорог, и на каждой из них стоит по рабу. Наш долг провожать во дворец всех спутников, чтобы каждый из них мог получить там свою долю, и только после этого отпускать их в дальнейший путь. Заклинаю тебя пойти со мной во дворец, иначе я буду наказан!

Убедился Хатэм, что дервиш говорил ему правду, и решил пойти посмотреть, что будет дальше.

Они пришли во дворец, и там Хатэм увидел, что все в действительности так и есть, как рассказывал ему дервиш: при уходе каждый получал ту посуду, из которой ел, а посуда во дворце была золотая. «Это невероятно, — подумал Хатэм. — Тут кроется тайна, и я во что бы то ни стало должен повидать владельца дворца».

Хатэму здесь оказали большое внимание. Ему подали плов на золотом блюде и разные другие кушанья на золотых тарелках. Как только он поел, рабы и рабыни убрали посуду, вымыли ее и уложили в дорожную суму Хатэма.

Хатэм прожил в этом дворце три дня и с каждым днем с ним обращались все любезней, а посуду, как обычно, мыли и складывали в его суму. И он убедился в том, что если проведет здесь даже год, с ним будут обходиться с еще большей лаской и уважением, и этот порядок не будет нарушен. «Однако ни денег, ни золотой посуды мне не нужно, — подумал Хатэм, — и задерживаться здесь тоже не к чему. Надо, не теряя времени, выведать эту тайну».

Хатэм подозвал одного из рабов. Тот подошел к нему, поклонился и спросил:

— Что прикажешь, господин? Скажи, я все с радостью исполню.

— Сын мой, да будешь ты сам властелином рабов! К тебе поручений не имею, но я хотел бы повидать хозяина этого дворца.

Раб учтиво ответил:

— Господин, это невозможно. Вот уже семь лет, как я живу здесь, но еще ни разу не видел его и не знаю даже, как его имя и кто он — человек ли, джин, пери, или кто другой. Все рабы и слуги в этом дворце так же, как и я, этого не знают, и никто его никогда не видел в лицо.

Тогда Хатэм спросил:

— А нет ли раба или слуги, который передает вам его приказания?

— Да, — ответил раб, — есть одна старая служанка, которая передает нам все его распоряжения и докладывает ему обо всем.

— Тогда пойди и позови ее сюда, — попросил Хатэм.

Раб побежал исполнять его просьбу.

Служанка тотчас же пришла и поклонилась Хатэму.

— Ступай немедленно скажи своему хозяину, — обратился к ней Хатэм, — что я хотел бы повидать его.

Служанка покачала головой.

— Господин, это невозможно, так как я сама его не вижу, и мы переговариваемся с ним через занавес. Я подаю ему пищу таким же способом. До сих пор я слышала только его голос, а самого не видела.

— Ступай и приветствуй от меня хозяина, да скажи, что если он не переговорит со мной хотя бы через занавес, я не приму его подношений.

Служанка поклонилась и вышла. Спустя некоторое время она вернулась и сказала:

— Мой господин шлет тебе привет и говорит: «Пусть гость требует все, что угодно, — я дам ему и золота и денег, но с этой просьбой пусть ко мне не обращается».

— Пойди и скажи своему господину, — возразил Хатэм, — что мне не нужны его богатства, я хочу задать ему лишь несколько вопросов. Если он разрешит, я поговорю с ним через занавес, а нет — уйду.

Служанка снова ушла, а когда вернулась, сказала:

— Мой господин желает тебе многих лет жизни и просит передать: «Я поклялся, по мере своих сил, исполнять все желания входящих в мой дом, и если таково желание моего гостя, пусть пожалует ко мне».

Хатэм обрадовался, когда услышал эти слова, и тотчас же пошел вслед за служанкой. Пройдя ряд комнат, они вошли в последнюю комнату, посреди которой был протянут черный бархатный занавес.

— Мой господин находится за этим занавесом, — сказала Хатэму служанка. — Можешь с ним говорить, — и сама ушла.

Хатэм подошел к занавесу и произнес слова приветствия.

Мягкий голос ответил на его приветствие и спросил:

— Гость мой, скажи, зачем тебе нужна беседа со мной?

— О человек, знай, меня зовут Хатэмом. Я не нуждаюсь в богатстве. На перекрестке семи дорог у меня есть дворец. В этом дворце сорок дверей. И любой путник, который входит в мой дворец, у каждой из этих сорока дверей получает по одному золотому. Как-то раз зашел ко мне дервиш. Он получил сорок золотых и хотел уйти, но я оставил его у себя гостем, и дервиш рассказал мне о твоей щедрости. Я удивился его словам и пришел сюда, чтобы все видеть своими глазами. Теперь вижу, что дервиш говорил правду. Но я продолжаю удивляться. Ведь такую щедрую раздачу золота не выдержать и владельцу золотых гор. Открой же мне свою тайну!

— О Хатэм, — ответил полос за занавесом. — Если хочешь узнать мою тайну, пойди в такой-то город. Там найдешь прославленного врача, узнай причину его горя, которую он держит в тайне, и расскажи ее мне. Тогда и я открою тебе свою тайну.

Хатэм согласился на это условие, распростился с хозяином и пустился в дорогу.

Долго ли шел он, коротко ли, но, наконец, дошел до того города.

В одном каравансарае Хатэм нанял комнату, отдохнул с дороги и начал расспрашивать хозяина каравансарая о прославленном враче.

Хозяин ответил ему:

— Сын мой, врач этот один раз в году выходит на городскую площадь, и в этот день все жители порода собираются туда. Он щупает пульс у каждого, определяет болезнь, узнает горе каждого и назначает лечение. Тебе придется пока ждать. Как только наступит этот день, я поведу тебя на площадь. Когда очередь дойдет до тебя, врач сразу определит твое горе и даст совет, как помочь ему.

Прошло некоторое время, хозяин каравансарая сказал Хатэму:

— Сын мой, завтра срок. Поднимайся пораньше, мы пойдем на площадь.

Тревожно провел ночь Хатэм, а наутро с восходом солнца он с хозяином каравансарая пошел на городскую площадь, где уже собирался народ, и стал ждать.

Вскоре верхом на быке подъехал врач. Он сошел с быка и передал поводья своему рабу.

Врач по очереди начал обходить собравшихся людей и каждому давал различные советы.

Когда очередь дошла до хозяина караван-сарая, врач сказал ему:

— Содержи свой каравансарай в чистоте.

После этого перешел к Хатэму, пощупал его пульс и произнес:

— Сын мой, я сам и есть причина твоего горя. Подожди немного, пока я не закончу свое дело, и мы пойдем вместе.

Таким образом врач обошел всю площадь, потом сел на быка и поехал, а Хатэма попросил следовать за ним.

Дойдя до его дома, Хатэм увидел, что у врача такой дворец, какой не смог бы построить себе и падишах. Врач и Хатэм сначала пообедали, потом начали беседу, и Хатэм открылся ему.

Врач выслушал его и сказал:

— О Хатэм, твоему горю легко помочь, но я поставлю тебе одно условие, которое ты должен выполнить. И только тогда я открою тебе свою тайну.

— Хорошо, — согласился Хатэм. — Я готов выполнить любое условие.

Врач обрадовался:

— О Хатэм, в таком-то городе живет падишах. Вот уже семь лет, как он ослеп. Гадальщики сказали ему, что лекарство для исцеления глаз он найдет в стране, куда еще не ступали копыта коня. У этого падишаха три сына. Старший рожден от дочери хана, средний — от дочери бека, а младший — от дочери бедняка. Падишах послал своих двух сыновей, рожденных от дочери хана и дочери бека, за этим лекарством. Они объехали несколько стран, куда еще не ступали копыта коня их отца, поспешно собрали первые попавшиеся под руку травы и возвратились, но эти травы не могли исцелить глаза падишаха. Младшего сына падишаха зовут Ибрагим. Сколько раз он ни просил отца отпустить его на поиски лекарства, тот не соглашался, говоря: «Если мои сыновья, рожденные от благородных матерей, ничего не смогли сделать, что же сумеешь сделать ты?». Поэтому Ибрагим всегда ходит опечаленный. Он дружит с простыми людьми, бедняками и всеми нуждающимися. Иди в тот город, передай ему от меня привет и скажи, что лекарство для возвращения зрения его отцу находится в цветнике дочери падишаха Гюлистани-Ирем. Я дам тебе одно лекарство и письмо, ты передашь их Ибрагиму. Пусть он поступит так, как написано в письме, и тогда сумеет достать нужное лекарство для своего отца.

Хатэм провел ночь в доме врача, а наутро собрался в путь.

Врач проводил Хатэма до порога своего дома и сказал:

— О Хатэм, знай, что Ибрагим женится на дочери падишаха пери. Когда ты увидишь эту девушку, передай и ей от меня привет и скажи, чтобы она разыскала мою книгу и прислала ее мне. Как только она вручит тебе книгу, ты немедленно возвращайся. Только после этого ты сможешь узнать мою тайну.

Хатэм взял письмо, лекарство, поблагодарил врача, распрощался с ним и пустился в дорогу, как вихрь по ущельям, как поток с гор, и добрался, наконец, до владений слепого падишаха.

Он разыскал Ибрагима и познакомился с ним. Как только Ибрагим узнал, что Хатэм чужеземец и не имеет никого из близких в его стране, он побратался с ним, повел к себе в дом и познакомил с матерью.

— Мать, — сказал он ей, — Хатэм — мой названный брат, позаботься о нем!

— Да буду я жертвенным даром своему сыну, — отвечала мать, — и пусть его брат всегда будет драгоценной ношей на моих глазах.

Оставим пока здесь Хатэма и Ибрагима вместе, а я вам расскажу о слепом падишахе.

Позвал слепой падишах своего везира и приказал ему приготовить все для путешествия своего старшего и среднего сына, так как они снова должны были ехать на поиски лекарства.

Когда Ибрагим узнал об этом, он очень загоревал, потому что отец опять не позволил ему ехать с братьями.

Хатэм заметил печаль Ибрагима и стал его расспрашивать о ней. Ибрагим сперва отмалчивался, но когда увидел, что его молчание сильно огорчает Хатэма, признался.

— Брат мой, завтра старшие братья снова едут на поиски лекарства для исцеления глаз отца, поэтому я так опечален.

— Поезжай и ты. Зачем же печалиться? — посоветовал Хатэм.

— Я бы с радостью поехал, — ответил Ибрагим, — но вся беда именно в том, что отец мне этого не разрешает. Он говорит: «Ты рожден от дочери бедняка. Что же ты сумеешь сделать?»

Сказал это Ибрагим и заплакал. Хатэм растрогался, обнял его и сказал:

— Брат мой, да будет тебе ведомо, что я давно знаю об этом, но нарочно молчал и ждал только случая. Я только для того и приехал сюда, чтобы помочь тебе, только для того познакомился с тобой.

И Хатэм все поведал о себе Ибрагиму так, как я поведал вам.

Когда же Хатэм рассказал Ибрагиму о поручении, которое дал ему врач, Ибрагим с нетерпением воскликнул:

— Скорее дай посмотреть это лекарство и письмо! Клянусь, я соглашусь на все, если даже впереди ждет меня верная смерть!

Хатэм достал письмо врача и подал Ибрагиму.

Юноша прочитал письмо, в котором говорилось:

«Ибрагим, садись на коня и поезжай прямо на юг. На четвертый день ты подъедешь к лесу. Там живет див. Вот уже семь лет, как в его ногу попала заноза — ветка чинара, и он находится сейчас при смерти. Вырой у его ног яму и спрячься в ней, затем неожиданно выдерни из его ноги ветку и отбрось в сторону. Див зарычит: „О мой мучитель, попадись ты мне в руки, я разорву тебя на куски и выпью твою кровь!“. А ты сиди в яме и молчи. После того, как рана очистится от гноя, див успокоится и заснет. А когда проснется, то скажет: „Ах, если бы мне увидеть тебя, мой избавитель! Клянусь священным знаком на перстне пророка Сулеймана, я дам тебе все, что ты ни попросишь“. Тогда выйди, смажь присланным мною лекарством его ногу, и рана тотчас заживет. После этого поступай так, как он тебе скажет».

Обрадованный Ибрагим пошел к падишаху.

— Дорогой отец! — обратился он к нему. — Прикажи и мне дать коня, я хочу поехать на поиски лекарства для твоих глаз. Быть может, мне удастся найти его.

— Послушайте только слова этого глупца! — засмеялся падишах. — Мои высокородные сыновья бьются уже несколько лет и не могут отыскать этого лекарства, так неужели же ты найдешь?

Опечаленный Ибрагим побрел домой и передал слова отца Хатэму.

— Не кручинься! — стал утешать его Хатэм. — Я все устрою.

Он пошел к матери Ибрагима.

— Матушка, — сказал Хатэм, — падишах не дает Ибрагиму коня, чтобы он мог поехать вместе с братьями. А Ибрагим молод и очень печалится, что отец не любит его. Идя к падишаху. Может, ты убедишь мужа, чтобы он дал Ибрагиму из своей конюшни хоть какую-нибудь захудалую кобылу.

Мать Ибрагима тотчас же пошла к падишаху.

— Зачем пришла, жена? — спросил ее падишах.

— О повелитель мира, — ответила она, — разве виновен твой сын Ибрагим в том, что рожден от простой женщины? Он еще молод, смилостивься над ним, не обижай его сердце. У тебя в конюшне сотни коней. Дай Ибрагиму хоть какого-нибудь из них, пусть и твой младший сын поедет с братьями.

Подумал немного падишах и позвал везира.

— Везир, — приказал он ему, — в конюшне уже давно стоит кривая и хромая кобыла. Дай ее Ибрагиму, пусть он отправляется на ней хоть в ад.

Везир распорядился дать Ибрагиму кривую и хромую кобылу. А мать вернулась и рассказала об этом Ибрагиму и Хатэму. Все трое обрадовались милости падишаха, и мать начала готовить Ибрагима в дорогу. Всю ночь никто из них не сомкнул глаз в надежде на радостный день. (Да принесет вам тоже наступающий день радость!). Ибрагим захватил на дорогу то, что приготовила ему мать, перекинул переметную суму через седло и взобрался на хромую кобылу. Он поручил матери заботу о Хатэме, а Хатэму — о матери, поцеловал обоих и пустился в путь.

Ибрагим выехал из города и повернул хромую клячу прямо на юг. Увидели его братья и повернули оба своих резвых коней на север.

Оставим старшего и среднего брата ехать, куда они хотят, а сами поглядим, что стало с Ибрагимом.

Ехал Ибрагим два дня. Видит — хромая кобыла совсем изнемогает от усталости, спешился и погнал ее впереди себя. Шел он долго ли, коротко ли, но, наконец, дошел до того леса, где жил див. Отвязал он от своего седла переметную суму, снял с хромой кобылы седло и уздечку и отпустил ее со словами:

— Ступай, куда хочешь, больше ты мне не нужна.

А сам пешком пошел в лес искать дива. Так шел он долго, пока не очутился на широкой поляне. Здесь он увидел огромного дива, который лежал, как поваленный могучий дуб.

Ибрагим подошел к нему и вырыл около ног его яму. Когда яма была готова, он влез в нее и сверху прикрылся кустами, только оставил в них дырку, чтобы просунуть руку. Затем внезапно выдернул ветку чинара из ноги дива и отбросил ее в сторону, после чего притаился на дне ямы.

— О, мой мучитель! — зарычал див. — Попадись ты мне в руки, — я разорву тебя на куски и выпью твою кровь!

Ибрагим прижался ко дну ямы и не шелохнулся.

Кровь потоком хлынула из больной ноги дива. Немного погодя див успокоился и уснул.

Давно уже див не знал сна, больная нога не давала ему покоя ни днем, ни ночью. Вот почему он проспал ровно три дня и три ночи и проснулся только на четвертый день.

— Ах, если бы мне увидеть тебя, мой избавитель! — сказал он. — Клянусь священным знаком на перстне пророка Сулеймана, я дам тебе все, что ты ни попросишь!

Тотчас Ибрагим выкарабкался из ямы и сказал:

— Я здесь, но прежде должен смазать лекарством твою больную ногу, а после поговорим с тобой.

Только успел Ибрагим смазать ногу дива полученным от врача лекарством, как рана на ноге мгновенно зажила.

Див поцеловал Ибрагима в обе щеки.

— Ты избавил меня от смерти. Теперь до конца жизни я — брат тебе и исполню все твои желания.

Тогда Ибрагим сказал диву:

— Брат мой, теперь ты должен доставить меня в Гюлистани-Ирем. Мой отец ослеп, и только там, в цветнике дочери падишаха пери — Мелике-Хатун, я могу найти для него лекарство.

— Ого, брат, — сказал див, — это дело нелегкое. Я не знаю, в какой стороне находится Гюлистани-Ирем. Но не печалься. На расстоянии трехмесячного пути отсюда живет мой брат. Он на сто лет старше меня. Мы полетим к нему и, может, он сумеет помочь тебе. Однако я семь лет болел и сильно ослаб, Ты поохоться сорок дней и подкорми меня дичью. Я окрепну, и тогда мы отправимся в путь.

Ибрагим тотчас взял свой лук и стрелы и стал охотиться. Он убивал оленей и газелей, их мясо поджаривал на вертеле и кормил дива.

Так провели они ровно сорок дней, и каждый день див съедал по одному оленю или газели. На сорок первый день див почувствовал себя окрепшим и сказал:

— Ну, братец, сегодня мы можем тронуться в путь.

Див посадил Ибрагима себе на плечо и поднялся в воздух. Так летели они ровно три месяца и в начале четвертого опустились у подножья высокой горы.

Поднялись они на гору, и Ибрагим увидел у входа в пещеру сидевшего дива, такого, что и ни описать: ростом — с высокий минарет, руки — как вековые стволы чинаров, голова — словно купол. Завидя их, див вскочил с места и обнял младшего брата.

— Добро пожаловать, брат мой, добро пожаловать! Где ты пропадал семь лет? Как ты узнал, что я давно не ел человечьего мяса и принес мне в подарок этот лакомый кусочек?

— Ибрагим — наш брат, — ответил младший див. — Семь лет, как мне в ногу вонзилась заноза, и я умирал, а Ибрагим спас мне жизнь. Он держит путь в Гюлистани-Ирем за лекарством для исцеления слепого отца. Ты должен помочь Ибрагиму попасть туда.

Как только услышал это старший див, он прижал Ибрагима к груди, расцеловал его в обе щеки и сказал:

— Брат мой, клянусь священным знаком на перстне пророка Сулеймана, я не знаю, где находится Гюлистани-Ирем, но не печалься. Наш старший брат живет на расстоянии трехмесячного пути отсюда. Я повезу тебя к нему, и он поможет тебе. Но прежде вы должны вдвоем несколько дней погостить у меня и немного отдохнуть с дороги.

Ибрагим провел здесь три дня и отдохнул. После этого младший див остался, а средний посадил себе на спину Ибрагима и взвился с ним в небо. Они летели ровно три месяца и прилетели к подножью высокой горы. Ибрагим поднял голову и заметил у самой вершины пещеру. Они вскарабкались на гору и добрались до этой пещеры. Смотрит Ибрагим и не верит глазам. Сидит здесь див, но такой величины, что его братья перед ним — словно малые дети.

Завидел их див, поднялся и говорит:

— Брат мой, добро пожаловать! Как это ты вспомнил обо мне? Откуда узнал, что я давненько не пробовал человечьего мяса?

Средний брат засмеялся.

— Ошибаешься, — ответил он. — Ибрагим теперь — наш брат. Он спас нашего меньшего брата от смерти, а сам держит путь в Гюлистани-Ирем. Ты должен помочь ему добраться туда.

И средний див рассказал своему старшему брату все, что я рассказал вам.

— Брат мой, — ответил старший див, — я проведу туда Ибрагима, но это трудное дело. Боюсь, как бы с Ибрагимом не случилось беды.

— Брат мой, ты только проведи меня туда, а остальное уже мое дело, — попросил Ибрагим.

— Хорошо, — согласился старший див, — но вы оба должны погостить у меня несколько дней и отдохнуть как следует. А после я полечу туда с Ибрагимом, но с условием, чтобы он во всем слушался меня.

— С полной покорностью! — подхватил Ибрагим. — Что прикажешь, то и буду делать.

Ровно месяц продержал старший див среднего брата и Ибрагима у себя в гостях. Оба дива ежедневно брали Ибрагима на прогулку и на охоту, носили его на спине, вместе подстреливали дичь и снова возвращались в пещеру. Оба старались развлечь дорогого гостя. Когда же старший див принимался ласкать Ибрагима и подбрасывать на своей ладони, как малого ребенка, средний останавливал его:

— Братец, ведь Ибрагим — человеческое создание, в нем душа еле держится, не мучь его.

Через месяц старший див вместе с Ибрагимом собрался в дорогу и сказал среднему:

— Брат, пока мы с Ибрагимом не вернемся, оставайся здесь и жди нас. Я доставлю Ибрагима сюда, ты — к младшему брату, а он доставит его на родину, к отцу.

Средний див согласился.

Тогда старший див усадил Ибрагима себе на спину и полетел по направлению к Гюлистани-Ирем.

Немного погодя он спрашивает Ибрагима:

— Ну как, тебе не холодно?

— Холодно, — ответил Ибрагим.

Тогда див спустился ниже и, пролетев некоторое время, снова спросил:

— Не жарко ли тебе?

— Да, жарко, — ответил Ибрагим.

Див поднялся чуть выше. И всякий раз, когда бывало жарко, он поднимался выше, холодно — спускался ниже. Так летел он до полудня. В полдень спустился на цветущую лужайку. Здесь они подстрелили из лука несколько газелей, зажарили их мясо и закусили. Потом див опять усадил Ибрагима себе на спину, взвился в воздух, и они полетели дальше.

Когда же наступили сумерки, они спустились на какую-то гору. Поели, попили, переночевали в пещере и наутро продолжали путь. Ежедневно они пролетали месячный путь и на сороковые сутки достигли границ Гюлистани-Ирема, а на сорок первые, ровно в полдень, опустился на лужайку, где было много цветов.

Осмотрелся Ибрагим и видит: совсем не походит она на виденные ими раньше лужайки. Повсюду благоухают цветы, деревья макушками достигают неба, заливаются песнями соловьи. От удивления Ибрагим раскрыл рот.

— Клянусь, — сказал он, — это уголок самого рая!

— Брат мой, — ответил ему див, — это еще что! Ты пока только на границе Гюлистани-Ирем, а вот когда попадешь в него, тогда увидишь, что там еще лучше.

Они подстрелили дичь, пообедали, и див сказал Ибрагиму:

— Ну, брат, дальше этой лужайки я ступать не смею. Ты теперь иди один, а я подожду тебя здесь. Но прежде выслушай наставления, которые ты должен исполнить в точности.

— Говори, брат, — ответил Ибрагим. — Я готов исполнить все, что ты скажешь.

— Вот что, — начал див, — ты должен идти только по ночам, а чуть забрезжит утро, вырывать яму и прятаться в ней. Отсюда до сада дочери падишаха — Мелике-Хатун — сорок переходов. Ты должен этот путь проделать за сорок ночей и так, чтобы утро заставало тебя в яме, не то дивы растерзают тебя на куски. За эту черту еще не переступала и не смеет переступать нога человека. Здесь живут только пери и дивы. И еще запомни, что сороковую яму надо вырыть у самого входа в сад дочери падишаха пери — Мелике-Хатун, потому что лекарство для слепых очей твоего отца находится как раз в том саду, а сад сторожат сорок семиглавых дивов. Шесть месяцев они стерегут, а шесть месяцев отдыхают, уходят далеко на охоту, а затем снова возвращаются. Когда дивы собираются в путь, они читают заклинание, после чего ворота открываются, и они выходят из сада. Затем снова произносят заклинание, и ворота замыкаются за ними. Если ты не запомнишь эти заклинания, то сколько бы ни бился, в сад тебе не войти. Как только дивы удалятся, вылезай из ямы. Прочти первое заклинание — ворота раскроются, и ты войдешь в сад. Сейчас же прочти второе, чтобы ворота за тобой закрылись. Обойди весь сад, и ты увидишь высокое дерево; к каждому листку его подвешен бубенчик. Эти листки и есть то самое лекарство, которое может исцелить глаза твоею отца. Ты должен осторожно взобраться на дерево и сорвать листки так, чтобы ни один бубенчик не шелохнулся. А стоит только хотя бы одному звякнуть, как звук его понесется далеко-далеко, на расстояние шестимесячного пути. Дивы услышат бубенчик и тотчас же прилетят в сад. Ведь они шестимесячный путь проделывают в один час. А как только они прилетят, то будь у тебя хоть тысяча душ, ни одна не уцелеет. Набей себе карманы этими листками и осторожно спустись с дерева. Затем подойди к воротам, прочти заклинание, выходи немедленно и добирайся сюда. Когда будешь возвращаться, иди опять только по ночам, а днем прячься в ямах. Я буду ждать тебя ровно три месяца. Если ты не придешь к этому сроку, буду думать, что ты погиб, и вернусь обратно. А приедешь вовремя, — умчу тебя в свои владения. Оттуда мой средний брат доставит тебя к себе, а от него младший брат перенесет тебя на твою родину. Запомни же мои наставления!

Когда наступил вечер, Ибрагим распрощался с дивом я пустился в дорогу. Шел он всю ночь, а чуть забрезжило утро, вырыл в укромном месте яму и спрятался в ней. Так просидел он до сумерек, а с наступлением темноты снова пустился в путь. Шел он ровно сорок ночей, а на сорок первое утро вырыл яму у самых ворот сада дочери падишаха пери — Мелике-Хатун.

Дни он проводил в этой яме и ждал, не покажется ли кто-нибудь из сада. По ночам вылезал из ямы и охотился на газелей и птиц. Так прошло три дня. На четвертый он услышал со стороны сада чудовищный рев. Ибрагим, сидя в яме, затаил дыхание и стал прислушиваться к приближению дивов. Дивы прочли заклинание. Юноша повторял за ними каждое слово и выучил все наизусть. Ворота распахнулись. Дивы вышли. При виде их Ибрагим задрожал от страха. В жизни он не встречал подобных чудовищ: каждый был ростом с минарет, руки — как стволы многовековых чинаров, разветвленные рога — как инжирные деревья, и у каждого было по семи голов. Дивы держали в руках по огромному стволу дерева с нанизанными на каждом из них семью мельничными жерновами и размахивали ими. Ибрагим подумал: «Стоит только дивам ударить этими палицами по стенам замка, и любой замок разлетится вдребезги». Дивы прочли другое заклинание, и ворота за ними замкнулись. Потом они закружились, завертелись и с шумом, с ревом взвились в небо. Ибрагим запомнил и второе их заклинание.

Когда чудовища скрылись с глаз, Ибрагим осторожно выбрался из своей ямы. Он прочел первое заклинание, и ворота распахнулись настежь. Прочел второе заклинание, и ворота замкнулись за ним сами по себе. Огляделся Ибрагим и видит перед собой поистине райский сад. Вершины деревьев поднялись к небесам, всюду журчат прозрачные ручейки, струятся фонтаны, а воздух наполнен запахом всевозможных цветов. В любленные соловьи воспевают расцветающие розы.

Ибрагим потерял голову и не знал, наслаждаться ли ему запахом цветов или пением соловьев над розовыми кустами. Внезапно до его слуха донеслись звуки музыки. Он быстро спрятался в кустах и видит — приближается толпа девушек, таких прекрасных, что не ешь, не пей, а только любуйся на их алые ланиты и черные родинки. Ибрагим замер от восторга и подумал: «Неужели могут существовать на свете такие красавицы?»

Тем временем девушки с песнями и музыкой медленно прошли мимо розовых кустов, где спрятался он. «Пока я не разузнаю, — подумал Ибрагим, — кто они и куда идут, не буду отыскивать дерево с бубенчиками». Когда девушки стали удаляться, он вышел из своего укрытия и некоторое время незаметно шел за ними. Девушки направились к замку, который сверкал так, что ослеплял глаза. Стены его были выложены золотыми и серебряными кирпичами. Девушки вошли в замок.

«Дивы еще только через шесть месяцев вернутся, — подумал Ибрагим, — и до тех пор я смогу многое разузнать».

Крадучись, Ибрагим дошел до ворот замка, которые оказались распахнутыми настежь.

Он вошел в ворота и увидел здесь сад, столь прекрасный, что сад, окружавший замок, казался перед ним ничтожным. Подобного сада еще никогда не было создано. Здесь были все фрукты, все цветы и все птицы, какие только существовали на свете.

Ибрагим опьянел от увиденного. Он дошел до водоема, выложенного изумрудами и рубинами, из которого бил фонтан высокой прозрачной струей, и здесь услышал справа от себя девичьи голоса. Он быстро спрятался за деревом и видит — к водоему подошли несколько девушек. Они разостлали здесь шелковые ковры, и одна из них сказала:

— Сестры, сегодня госпожа спустится в сад, и мы немного повеселимся.

Ибрагим подумал: «Какой же красивой должна быть госпожа, если ее прислужницы так прекрасны!»

Девушки разостлали ковры и подушки и ушли.

А Ибрагим остался терпеливо ждать за своим укрытием госпожу.

Через некоторое время к водоему подошла вереница девушек с плясками и музыкой, а за ними шли сорок нежнейших красавиц одна краше другой, и среди них сама госпожа, длинные косы которой девушки несли на золотом подносе. Все сорок девушек прислуживали ей одной. Их госпожа Мелике-Хатун была так красива, что Ибрагим, когда взглянул на нее, потерял голову и без чувств свалился на землю. Он очнулся поздно. Солнце уже клонилось к закату, а девушек и след простыл.

Ибрагим ударил себя по голове и по глазам: «Что же я натворил? Как слабая женщина упал без чувств и не мог проследить, куда ушла Мелике-Хатун!». Долго укорял он себя и, наконец, успокоился на том, что Мелике-Хатун не могла уйти из этого сада и что ему опять удастся ее увидеть.

Ибрагим начал прогуливаться по саду и очутился вблизи дворца. Дворец был построен из белого мрамора, вокруг него не было ни стражи, ни пери, ни дивов.

Ибрагим пробрался к окну, заглянул в него и увидел в комнате Мелике-Хатун, подобную четырнадцатидневной луне. Она сидела на тахте, затянутой шелками, а перед ней — сорок прислужниц. Они вымыли своей госпоже волосы розовой водой, убрали их под ожерелье и в ожидании приказаний стояли со сложенными на груди руками. Ибрагим второй раз чуть не лишился чувств, но с трудом пересилил себя. Немного погодя показались музыкантши и танцовщицы, и начались пение и танцы. В полночь Мелике-Хатун отпустила девушек и села за трапезу. Затем прислужницы раздели госпожу и уложили спать. Они поставили один золотой светильник у ее изголовья, а другой — у ног, прислонили одно зеркало к изголовью, а другое — к ногам, опустили занавес ее ложа и ушли.

Ибрагим подождал, пока не уснула Мелике-Хатун. Тогда он тихо отворил двери и вошел в комнату. Сперва он умылся, затем придвинул к себе ужин, поел, снова умылся и подошел К ложу. Откинул занавес, склонился над девушкой, поцеловал ее в обе щеки и вышел. В саду он разыскал укромный уголок, лег и заснул.

Оставим пока Ибрагима спать в саду, а я расскажу вам о Мелике-Хатун.

Утром Мелике-Хатун поднялась с ложа, взглянула на себя в зеркало и видит — на лице у нее два ярких пятна. Она тотчас поняла, что кто-то ее поцеловал. Не показывая виду, она приказала девушкам принести одежду. Нарядилась и потребовала подать еду.

Прислужницы взялись за тарелки и увидали, что они начисто опустошены, словно перемыты не менее десяти раз. Девушки замерли от изумления. Видит Мелике-Хатун, что прислужницы не двигаются с места, и спрашивает:

— Что случилось? Почему вы стоите, словно вас кто-то заклял?

Наконец, одна из прислужниц пришла в себя:

— О госпожа, тут есть чему удивляться! Кто-то очистил все тарелки и ничего не оставил тебе на завтрак.

Услышав эти слова, Мелике-Хатун вышла из себя.

— Ах вы, негодницы! — воскликнула она. — Ну-ка, скажите правду! Завтрак съеден, меня кто-то поцеловал в обе щеки! Кто осмелился войти в мою комнату?! Кто, кроме вас, может находиться здесь?

Девушки стали оправдываться:

— Госпожа, твоя правда. Сюда никто войти не может. Но подумай, ведь ты и все мы — девушки. К чему же нам целовать тебя тайком ночью? А затем кухня полна для нас всякими сластями и едой, и мы всегда можем досыта поесть. Зачем же нам еще есть твой завтрак?

Мелике-Хатун согласилась с ними и сказала:

— Если хоть одна из вас обмолвится словом, пусть пеняет на себя. Если между вами об этом начнут судить да рядить, то непрошеный гость испугается и не осмелится придти вторично. Пусть же он думает, что никто ничего не подозревает, и снова придет сюда; тогда я его поймаю.

А про себя подумала: «Собака, однажды отведавшая сыру, придет за ним еще раз». Затем она стала готовиться к прогулке.

Оставим ее пока во дворце и посмотрим, что стало с Ибрагимом.

Утренний ветерок и первые лучи солнца пробудили Ибрагима. Он вскочил, умылся у родника, спрятался невдалеке от водоема и стал припоминать все, что произошло с ним ночью.

Он спрашивал себя: «Сон это или явь?»

В это время послышались звуки песни, и он увидел тех же девушек. Девушки приближались к водоему. Тогда Ибрагим понял, что все, что он видел прошлой ночью, не было сном.

Как и накануне, девушки разостлали по краю водоема шелковые ковры и подушки, а затем пришли сорок красавиц, которые несли на золотом подносе длинные тяжелые косы Мелике-Хатун. Впереди них шествовали музыкантши, танцовщицы и певицы. Они подошли к водоему, расположились на разостланных коврах и подушках, и начались танцы, пение, игры и забавы.

Ибрагим заметал, что Мелике-Хатун сидит молча и задумчиво. Тогда он понял, что девушка догадалась о происшедшем, и решил про себя: «Если даже меня изрежут на куски, я этой ночью повторю то же самое!»

Ибрагим любовался Мелике-Хатун до тех пор, пока она не ушла вместе со всеми девушками.

Тогда Ибрагим вышел из своего укрытия и обошел сад. Любуясь Мелике-Хатун, он позабыл о пище и питье и только теперь почувствовал голод. Он сорвал с деревьев разные плоды и слегка подкрепился. До вечера бродил Ибрагим по саду, а когда стемнело, подошел к мраморному дворцу и спрятался под окнами. Ему было видно, как девушки подали ужин Мелике-Хатун и как она едва прикоснулась к еде. Затем вошли другие прислужницы. Они раздели и уложили госпожу и потом ушли.

Как Мелике-Хатун ни крепилась, но спустя немного времени уснула сладким сном. Когда Ибрагим убедился, что Мелике-Хатун спит, он пробрался к ней в комнату, как прошлой ночью, поел досыта, умылся, дважды поцеловал девушку в обе щеки, вышел из ее покоев и снова лег спать в саду на том же месте.

Когда же наступило утро, он поднялся, поел фруктов и пошел к водоему. Здесь Ибрагим спрятался за розовыми кустами и стал дожидаться красавиц. «Как дьявол не отходит от кизилового дерева» [«Как дьявол не отходит от кизилового дерева» — поговорка, основанная на легенде о том, что дьявол долго уговаривал кизиловое дерево расцвести, и когда оно, поддавшись его уговорам, расцвело, то оказалось, что весна едва только началась и ни одно фруктовое дерево еще не покрылось цветами из боязни заморозков. (В Закавказье кизиловое дерево зацветает прежде других фруктовых деревьев).], так и он не сводил глаз с водоема.

Оставим пока Ибрагима сидеть в одиночестве, а я вам расскажу о Мелике-Хатун.

Проснулась Мелике-Хатун и тотчас посмотрела на себя в зеркало. Увидела снова на щеках два пятна, и поняла, что ее опять кто-то целовал ночью. На этот раз она не стала допытываться у прислужниц. Сама поднялась, оделась, умылась, разостлала скатерть и расставила на ней пустые тарелки. Прислужницы вошли и всполошились, но Мелике-Хатун сказала им:

— Эту ночь я решила провести без сна и до утра не сомкнула глаз. Я пожалела вас будить на заре и сама накрыла себе скатерть и позавтракала.

Мелике-Хатун приказала девушкам готовиться к прогулке.

С той же пышностью вышли девушки в сад. Но ни звуки музыки, ни пение, ни пляски не могли развеселить Мелике-Хатун. Как обычно, к вечеру девушки вернулись во дворец, а Ибрагим стал прогуливаться по саду. Он бродил до тех пор, пока не наступил вечер. Затем потихоньку подкрался к окну и, когда убедился, что нигде нет караульных, сел под окном и стал дожидаться ночи.

Оставим его пока там, а теперь послушайте о Мелике-Хатун.

После ужина Мелике-Хатун обратилась к танцовщицам и музыкантшам:

— Девушки, я не спала прошлую ночь и меня клонит ко сну. Сегодня не будет ни танцев, ни пения, и я отпускаю вас спать.

Девушки поклонились и разошлись по своим комнатам.

Мелике-Хатун острым алмазом надрезала себе палец, насыпала на рану соли и легла в постель. Боль была до того нестерпима, что она не могла уснуть. Она притворилась спящей и лежала на постели в ожидании незваного гостя.

Когда наступила полночь, слышит Мелике-Хатун — чуть скрипнула дверь. Она поглядела из-под опущенных век и видит, что в ее покои входит человек.

Мелике-Хатун подумала: «Как же я раньше не догадалась, что на такую дерзкую выходку способен только человек!». Однако ее больше всего изумляло другое — как могла ступить сюда нога человеческая.

Она пригляделась к Ибрагиму и было восхищена его красотой: словно воскрес сам Юсиф Прекрасный [Юсиф Прекрасный — библейский Иосиф Прекрасный. Герой поэтических произведений Фирдовси (X в.) «Юсев и Зелиха», Джами (XV в.), поэма с одноименным названием. В азербайджанских сказках образ Иосифа Прекрасного служит примером мужской красоты.] и пришел к ней. И Мелике-Хатун тысячью нитей своего сердца привязалась к Ибрагиму и подумала: «Если этот человек так же разумен, как и прекрасен, то я стану его женой. Если нет, клянусь, я подвергну его такой лютой смерти, что рассказы о его мучениях превратятся в предания и будут передаваться из уст в уста».

Она видела, как Ибрагим умылся, разостлал на ковре скатерть, затем принес блюда и принялся за еду.

Мелике-Хатун поняла, что юноша воспитан, и обрадовалась. Ибрагим поел, поднялся, убрал остатки ужина и снова умылся мускусной водой, а затем надушился, сполоснул рот амброй и осторожно подошел к ложу девушки. Мелике-Хатун крепче сомкнули глаза, притворяясь спящей. Ибрагим наклонился над ней и только собрался поцеловать ее в щеки, как Мелике-Хатун схватил его за руку.

— Нечестивец и сын нечестивца! — воскликнула она. — Как осмелился ты целовать меня?! Мало того, что забрался в мой сад, съел мой ужин, но еще дерзаешь и целовать?! Я сейчас же прикажу дивам растерзать тебя на куски, предать их огню и развеять твой прах по ветру!

Понял Ибрагим, что настал час, когда нужно держаться твердо, и сказал:

— Я повинуюсь любому твоему повелению, красавица, потому что навсегда предался тебе. И если бы у меня была тысяча жизней, то и тогда бы я тысячу раз умирал и воскресал, чтобы всю тысячу жизней отдать тебе одной. Пусть даже дивы растерзают меня на части, я не буду просить о пощаде и в моем сердце не будет сожаления. Пусть летит с плеч голова, если она не способна на жертву ради любимой!

Мелике-Хатун понравилась его речь. Она поняла, что Ибрагим храбр и умен.

— О человек! — сказала она. — Откройся мне, кто ты и зачем проник в мои владения? Мой сад охраняется сорока семиглавыми дивами. В страхе перед ними ни одна земная птица не осмелится залететь сюда. Я царствую над всеми пери, а в страну пери никогда еще не ступала нога человека. Ворота моего сада заколдованы и, кроме дивов, ни один смертный раскрыть их не в силах. Как же смог ты проникнуть в тайну колдовства? Открой правду, и тогда я решу, как мне быть с тобой.

Ибрагим рассказал Мелике-Хатун все, что с ним приключилось, так, как я рассказывал вам.

Мелике-Хатун обрадовалась, что не ошиблась в нем. Любовь к нему в ее сердце возросла тысячекратно. Она обняла Ибрагима и поцеловала его в лоб.

— О Ибрагим, я простила тебе твою вину! Вот уже семь лет, как скончался мой отец, и я безраздельно царствую в этих владений. Мне подвластны все дивы, пери и ифриты [Ифрит — мифическое существо с уродливой внешностью и еще более коварное, чем джин. В азербайджанских сказках постоянно причиняет людям зло.]. Ты сам видишь, как я могуча. Такой славой, богатством и силой не обладает ни один падишах. Если ты женишься на мне, то до конца жизни мы будем вместе.

От радости глаза Ибрагима округлились, как у сытого козленка. Он склонился к ногам Мелике-Хатун и не мог вымолвить ни слова.

Мелике-Хатун прижала Ибрагима к груди и сказала:

— Мой дорогой, не думай ни о чем. С завтрашнего дня мы начнем готовиться к свадьбе.

До утра не прекращались горячие поцелуи влюбленных в таком количестве, что, как говорится, в базарный день не нашлось бы покупателя, который согласился бы купить эти поцелуи, если бы даже за один медный грош их предлагали десяток.

Наутро Мелике-Хатун приказала отвести Ибрагима в баню. Он сменил дорожную одежду на праздничную и стал еще красивее. Мелике-Хатун дала приказание собрать всех подвластных ей пери, дивов и ифритов. Весь Гюлистани-Ирем ярко осветился. Сорок дней и сорок ночей длилась свадьба Ибрагима с Мелике-Хатун. На сорок первый день кази царства пери заключил между ними брачный договор, после чего они подали друг другу руки, и все подходили к ним и поздравляли.

Весело и счастливо зажили Мелике-Хатун и Ибрагим.

Но однажды Мелике-Хатун заметила, что Ибрагим начал грустить.

— О Ибрагим, неужели ты не чувствуешь себя счастливым? — спросила она. — Скажи, что мучает тебя? Я не могу выносить твоей грусти.

— О Мелике-Хатун! Ведь я пришел сюда за лекарством для исцеления моего слепого отца, — признался Ибрагим. — Если я не прибуду ко времени, что подумает обо мне отец? Настоящий мужчина должен твердо держать свое слово.

Мелике-Хатун поцеловала его и сказала:

— Мой Ибрагим, клянусь, после этих слов я в тысячу раз больше полюбила тебя. Я думала, что все человеческие создания вероломны и что ты тоже ничем не отличаешься от них. Но сейчас я вижу, что ошиблась. Я отпускаю тебя домой, доставь лекарство отцу, но с условием, чтобы через три месяца ты вернулся обратно. Без тебя мне будет очень тяжко. Я не вынесу разлуки!

Ибрагим согласился.

Мелике-Хатун призвала служанок и приказала собрать для Ибрагима с целебного дерева столько листьев, сколько ему нужно было. Затем приказала одному из дивов:

— На такой-то лужайке Ибрагима ожидает див. Доставь его к диву, возьми у него расписку о благополучном прибытии Ибрагима и принеси ее мне.

Див склонил голову, усадил Ибрагима на спину я пустился в дорогу.

— Смотри же, див, — повторила Мелике-Хатун, — ты вези Ибрагима так, что бы он не почувствовал никакой усталости. Берегись, если он хоть чуть пострадает, тогда беда тебе!

Она вручила ему письмо к трем дивам с разрешением переходить границы царства пери и с приказанием доставить Ибрагима к его отцу, а затем всем вместе возвратиться в Гюлистани-Ирем, чтобы зажить счастливо.

Мелике-Хатун еще раз поцеловала Ибрагима, и див взвился в небо.

В один день они проделали весь сорокадневный путь и прилетели на ту лужайку, где Ибрагима ожидал старший див. Когда этот див увидел Ибрагима, он от радости прижал его к груди:

— Брат мой, скажи как случилось, что ты остался жив и невредим?!

Ибрагим рассказал ему все, что с ним случилось, и див возликовал, когда узнал, что Ибрагим женился на Мелике-Хатун, и стал прыгать на лужайке от радости, сокрушая вокруг себя высокие деревья.

Ибрагим отпустил с распиской в обратный путь привезшего его дива, пересел на спину старшего дива и полетел дальше. Они проделали сорокадневный путь за один день и прилетели к пещере, где средний брат дива сидел и терпеливо ждал их. Они обнялись и расцеловались. Старший брат сказал среднему:

— Да озарятся радостью наши очи! Наш брат Ибрагим женился на повелительнице Гюлистани-Ирема — Мелике-Хатун. Отныне и мы будем жить в том саду вместе с нашим братом.

И затем он рассказал среднему брату все, как было, и показал второе письмо Мелике-Хатун. Они провели здесь десять дней, а на одиннадцатый, в полдень, средний брат усадил Ибрагима на спину, попрощался со старшим дивом и пустился в дорогу.

За один день они проделали трехмесячный путь и добрались до пещеры среднего брата, где младший див с нетерпением ожидал их возвращения. И с ним они обнялись, расцеловались и рассказали все новости от начала до конца. При этом средний брат вручил младшему письмо от Мелике-Хатун. И здесь они провели десять дней, а на одиннадцатый младший див распрощался со средним братом, посадил себе на спину Ибрагима и полетел прямо к его родной стране. На десятые сутки они спустились у границы владений отца Ибрагима.

— Счастливого пути, брат, — сказал младший див Ибрагиму. — Не задерживайся с делами и скорей возвращайся. Мы все, три брата, вместе с тобой полетим в Гюлистани-Ирем.

Ибрагим пошел пешком домой, а див полетел обратно к себе в пещеру.

Дома Ибрагим нашел мать и Хатэма в большой тревоге. Мать от радости чуть не лишилась чувств, когда увидела сына живым и невредимым. После объятий и поцелуев с матерью и Хатэмом Ибрагим рассказал им все, что с ним приключилось.

Хатэм посоветовал Ибрагиму никому не открывать того, что он женился на Мелике-Хатун.

Ибрагим отдохнул с дороги и вместе с Хатэмом предстал перед падишахом.

Старшие сыновья падишаха снова вернулись ни с чем. А Ибрагим подошел к отцу и почтительно сказал:

— Я привез лекарство для исцеления твоих глаз, отец!

Падишах не поверил словам сына и приказал созвать врачей и ученых. Те взглянули на листья, привезенные Ибрагимом, и воскликнули:

— О владыка мира! Ты прозреешь благодаря этому лекарству!

Обрадовался падишах и прижал Ибрагима к сердцу.

Врачи сварили листья и приготовили из них бальзам. Через десять дней падишах прозрел, словно никогда и не был слепым.

После этого он так полюбил Ибрагима, что никуда не отпускал от себя. Ежедневно Ибрагим и Хатэм приходили к падишаху, усаживались около него, занимали его беседой и ели и пили в его покоях. К своим старшим, высокородным сыновьям падишах остыл. Оба брата страшились отцовского гнева и потому держались с Ибрагимом ласково, но ненавидели его в душе. Как-то раз старший брат сказал среднему:

— Брат мой, хоть мы и высокого рождения, но отец нас не любит и предпочитает нам этого низкородного. Клянусь тебе, в конце концов, отец оставит Ибрагиму свой трон, а мы будем ему прислуживать.

— Ты говоришь правду, — ответил средний брат, — но что мы можем поделать? Пока отец жив, мы бессильны. Нам остается ждать кончины отца.

— Нет, брат мой, — сказал старший, — нам нельзя ждать Мы должны заранее позаботиться о себе. Стоит отцу умереть, как Ибрагим тотчас займет его трон, и тогда уже мы будем бессильны.

Опустил голову средний брат и задумался.

— Брат, — сказал он, наконец, — что же ты посоветуешь?

— Возьмем Ибрагима на охоту и там убьем, — ответил, старший брат, — а отцу скажем, что его сожрал тигр.

Средний брат согласился:

— Это придумано хорошо. Но ведь отец не отпускает от себя Ибрагима. Как же нам быть?

— Это уже дело мое, — сказал старший, — можешь не тревожиться.

На следующее утро пошел старший брат к везиру и стал упрашивать его:

— Мы хотим пойти на охоту. Уговори отца отпустить с нами Ибрагима. Ведь он наш младший брат, и нам хочется быть с ним неразлучными. Ему даже будет приятно поохотиться вместе с нами, ведь не девица же он, чтобы держать его взаперти.

Везир согласился и дал слово уговорить падишаха. На следующий день падишах, как обычно, восседал у себя на подушках. По правую и по левую руку от него сидели везир и придворные, а прямо перед ним — Ибрагим с Хатэмом, когда в приемную вошел старший сын.

— Да будет долговечна жизнь повелителя мира! — сказал он отцу. — Мы, братья, хотим выехать на охоту и просим тебя позволить нашему младшему брату Ибрагиму поехать вместе с нами. Он молод, и это его развлечет. Нам хочется, чтобы он разделял с нами радости и забавы.

— Сын мой, — ответил падишах, — я стар и скучаю. Пусть Ибрагим остается со мной, а вы поезжайте на охоту одни.

Тут в разговор вмешался везир и убедил падишаха согласиться.

Хатэм шепнул на ухо Ибрагиму:

— Брат мой, раз ты решил ехать на охоту, то проси позволения следовать и мне за тобой.

Ибрагим получил позволение падишаха взять с собой и Хатэма. Три дня шли приготовления; на четвертый — братья выехали на охоту. Они разбили шатры на широкой равнине, подстрелили дичь и пообедали. После обеда они почувствовали жажду, а родника нигде не оказалось.

Стали братья советоваться между собой, как быть. Ибрагим сказал:

— Вы здесь охотились и раньше, а поэтому вам должно быть известно, где поблизости можно найти воду.

— На расстоянии трехчасового пути отсюда, — сказал старший брат, — я видел колодец. Там можно найти воду, если он еще не пересох.

— Ну что ж, поедем туда, — согласился Ибрагим.

Все три брата собрались ехать.

— И я поеду с вами, — сказал Хатэм.

— О нет, — возразил старший брат. — Ты наш гость, и я бы не хотел затруднять тебя. Мы привезем с собой воду в мехах.

Братья пустились в путь. Когда они доехали до колодца, старший брат сказал:

— Опустите меня в колодец, я буду черпать воду и подавать наверх, а вы будете принимать меха.

— Что ты, брат, — стал возражать средний, — пока я жив, не допущу, чтобы ты спустился в колодец. Ты старше меня и спуститься в колодец — это мой долг.

— Нет, братья, — сказал Ибрагим, — вы неправы. Я младше вас обоих, а потому спуститься в колодец должно мне.

Старший и средний брат только этого и ждали, так как они заранее сговорились между собой: сначала, мол, я предложу спуститься в колодец, потом — ты; Ибрагим, конечно, не допустит этого, и тогда мы спустим его в колодец, наполним меха, а после легко расправимся с ним.

Они помогли Ибрагиму раздеться и обвязаться веревкой вокруг пояса. Затем братья спустили его в колодец глубиною в сорок аршин. Когда Ибрагим добрался до воды, он принялся наполнять меха и передавать их братьям. После того как все меха были наполнены, он крикнул:

— Теперь тащите меня!

Братья стали тащить Ибрагим наверх и когда уже почти вытащили, то перерезали веревку, и Ибрагим упал на дно колодца.

— Ну что, Ибрагим, как ты себя чувствуешь? — крикнул старший брат, перегнувшись над колодцем. — Здесь тебе самое подходящее место, царствуй теперь сколько угодно!

После этого они изорвали рубаху Ибрагима, нанесли мечами несколько ран его коню, смочили лоскуты в конской крови и поехали к своему лагерю. Когда братья приблизились к шатрам, они подняли вопли и стенания.

— О Ибрагим, горе согнуло мой стан! — вопил старший брат.

— Ох… ох… ты был опорой моего сердца! — рыдал средний.

На крики и стоны прибежали охотники, слуги и Хатэм.

— Что случилось? — с тревогой спросил Хатэм.

— Ах! — застонал старший брат. — Рухнул наш дом! Тигр сожрал Ибрагима!

Когда Хатэм услышал это, он сразу догадался, что тут дело неладно, и спросил:

— Как же тигр его сожрал, расскажите?

— Мы остановились у колодца, — начал старший брат, — и оставили Ибрагима стеречь коней. В это время из-за кустов показалась газель. Ибрагим вскочил на коня и погнался за ней. Сколько я ни кричал: «Остановись! Будь благоразумен!», — он не послушался, продолжал преследовать ее и скрылся из наших глаз. Мы быстро наполнили меха, сели на коней и поехали разыскивать его. На лесной поляне мы увидели, что тигр растерзал и сожрал Ибрагима и поранил когтями его коня. А вот его окровавленная рубаха — все, что осталось от нашего младшего брата.

Сказали это братья и снова притворно зарыдали. Никто не ложился спать в эту ночь. Охотники и слуги плакали вместе с братьями до утра. А с восходом солнца все сели на коней, со стонами и рыданиями поскакали в столицу и через три дня добрались до нее. Как только старый падишах услышал эту скорбную весть и увидел окровавленную рубаху Ибрагима, он от горя лишился чувств. Его привели в себя, но он снова упал без сознания, и наконец, с большим трудом его усадили на трон. Падишах не сумел перенести этой тяжелой утраты и через неделю умер, подарив вам свою жизнь.

После его смерти падишахом стал его старший сын, а везиром, — средний.

От безутешного горя мать Ибрагима слегла, Хатэм утешал ее, как мог.

— Клянусь, мать, — говорил он ей, — Ибрагим не умер. Ты не убивайся понапрасну. Я раскрою коварство братьев. Где бы ни был сейчас Ибрагим, ты в скором времени увидишь его.

Хатэм, в конце концов, немного успокоил ее.

Теперь оставим несчастную мать и ее утешителя Хатэма, а я вам расскажу об Ибрагиме.

Когда братья перерезали веревку, Ибрагим упал на дно колодца. Воды в колодце было много. Ибрагим пошел было ко дну, но не растерялся и выплыл на поверхность. Он схватился за камень, который выступал в стене колодца, выкарабкался из воды и сел на этот выступ. Тут он услышал слова старшего брата и понял, какую ловушку ему устроили братья, но промолчал в ответ, и братья решили, что Ибрагим утонул.

Оставим пока Ибрагима в колодце, а я вам расскажу о Мелике-Хатун.

Каждый день она с большим нетерпением ожидала возвращения Ибрагима, Когда же истек назначенный срок, она решила: или Ибрагима больше нет в живых, или с ним стряслась такая беда, что он потерял власть над собой. Мелике-Хатун верила в его любовь и в то, что если бы даже Ибрагим был закован семью цепями и имел бы силы их разорвать, то не задержался бы ни на один час и вернулся к ней. Поэтому она приказала собраться всем дивам, ифритам, и пери, которые населяли Гюлистани-Ирем, и вместе с ними помчалась во владения отца Ибрагима. По дороге она захватила с собой также и тех братьев-дивов, с которыми побратался Ибрагим.

И вот однажды ночью дивы окружили столицу. Мелике-Хатун приказала свободно пропускать в город всех желающих, но из города не выпускать даже кошку. Рано утром старший брат Ибрагима увидел, что город окружен густым лесом. Он призвал среднего брата и приказал ему:

— Ступай, везир, и разузнай в чем дело. Ведь вокруг нашего города не было леса!

Спустя некоторое время везир примчался бледный, перепуганный, с разорванной губой:

— О владыка вселенной! То, что ты видел, это не лес, а ветвистые рога дивов, и все они семиглавые. Подумай, что делать! Они требуют Ибрагима. Их падишах — женщина. Она говорит: «Пусть падишах сейчас же выдаст мне Ибрагима или я немедленно разнесу город так, что от него камня на камне не останется…». И, клянусь, она это сделает, потому что ее дивы вооружены такими палицами, которых я никогда не видел. Каждая палица — это огромный ствол векового дерева с нанизанными на него семью мельничными жерновами.

От страха у падишаха треснула губа, и из нее потекла кровь на его бороду.

Когда жители проснулись утром и узнали, что город окружен дивами, они от страха потеряли головы и не знали, куда прятаться.

В это время к падишаху пришел старший див, с которым побратался Ибрагим, и принес запечатанный свиток.

— Повелительница пери и дивов Мелике-Хатун, — сказал он, — приказала мне передать: «Пусть падишах немедленно где угодно разыщет Ибрагима и вместе с ним придет ко мне».

Падишах прочитал послание и ответил:

— Ибрагим умер, где же мне теперь искать его, чтобы представить Мелике-Хатун.

— Это меня не касается, — сказал старший див, — сам иди и отвечай моей госпоже.

Падишах, видя, что делать нечего, взял с собой везира в пришел к Мелике-Хатун. Семикратно низко поклонился ей и рассказал все придуманное им о гибели Ибрагима.

Мелике-Хатун спросила:

— Кто, кроме вас, двух братьев, был на охоте вместе с Ибрагимом?

Опустил голову падишах и ответил:

— Был с нами и названный брат Ибрагима — Хатэм.

Мелике-Хатун сейчас же послала гонцов за Хатэмом, а он в это время сидел у матери Ибрагима и придумывал все новые и новые слова для ее утешения.

Хатэм тут же вместе с гонцом пошел к Мелике-Хатун.

Мелике-Хатун ласково поздоровалась с ним, усадила его рядом с собой и спросила:

— Скажи мне, Хатэм, сколько дней прошло со дня смерти Ибрагима?

— Повелительница вселенной! — ответил Хатэм. — Я не верю в смерть Ибрагима. А со дня его исчезновения прошло сорок дней.

При этих словах лицо Мелике-Хатун расцвело, как роза. От радости из ее глаз полились слезы.

— Значит, ты собственными глазами не видел смерти Ибрагима? — быстро спросила она.

— Нет, — ответил Хатэм, — нет, повелительница вселенной! Не знаю, как было дело, но думаю, что зло Ибрагиму причинили братья — нынешний падишах и его везир, — потому что оба завидовали ему и опасались, как бы после смерти отца он не стал падишахом.

Тогда Мелике-Хатун обратилась к братьям Ибрагима:

— Признавайтесь, что вы сделали с Ибрагимом?

— О повелительница вселенной, что плохого могли мы сделать с родным братом? — ответили те. — Клянемся, что его растерзал тигр!

— Нагреть вертелы, — приказала Мелике-Хатун.

Когда старший брат Ибрагима услышал это, он понял, что его ожидает пытка. Делать было нечего, и он обратился к Мелике-Хатун:

— О повелительница вселенной, мы виноваты! Разреши сказать правду.

— Говори, если действительно скажешь правду, — ответила Мелике-Хатун.

Падишах начал:

— О повелительница, там-то и там-то находится колодец, мы бросили в него Ибрагима, но сами не знаем, умер он там или еще жив.

Услышала это Мелике-Хатун и приказала ифриту:

— Немедленно мчись к тому колодцу и доставь мне Ибрагима живого или мертвого.

— Повинуюсь! — ответил ифрит и исчез в мгновение ока.

А еще через несколько мгновений он появился и положил Ибрагима перед Мелике-Хатун. Она бросилась к Ибрагиму и приложила руку к его груди. Он был еще жив, но жизнь в нем едва теплилась. Мелике-Хатун призвала искусного врача.

Врач дал Ибрагиму лекарство и привел его в чувство.

— Повелительница вселенной, — объявил врач, — завтра же Ибрагим будет здоров.

Мелике-Хатун поручила Ибрагима его заботам, а ифриты, по ее приказанию свернули шеи старшему и среднему братьям Ибрагима, как цыплятам. После этого она торжественно въехала во дворец, куда приказала привести мать Ибрагима, и устроила пышное празднество. До утра она пировала вместе с матерью Ибрагима и Хатэмом. Во дворец были призваны все бедные. Их щедро одарили и избавили от нужды. С наступлением утра врач привел Ибрагима к Мелике-Хатун, и снова началось ликование и пиршество. Мелике-Хатун щедро наградила врача. Ибрагим сильно похудел, но мать и Мелике-Хатун так усердно ухаживали за ним, что в течение недели он поправился и стал выглядеть лучше прежнего.

Как-то Ибрагим, Мелике-Хатун и Хатэм вели вместе беседу.

— Ибрагим, — сказала Мелике-Хатун, — зачем нам задерживаться здесь? Ни я без тебя, ни ты без меня жить не можем. Посади на место своего старшего брата нового падишаха, а мы заберем с собой твою мать и полетим в Гюлистани-Ирем.

Ибрагим согласился и решил оставить падишахом Хатэма, но Хатэм наотрез отказался.

— О брат! Мне не нужна власть падишаха. У меня другое желание.

— Тогда выскажи свое желание! — попросила Мелике-Хатун.

— Да будет долговечна твоя жизнь! — сказал Хатэм. — Врач, который направил меня к Ибрагиму, поручил мне при встрече с тобой попросить, чтобы ты разыскала его пропавшую книгу.

Мелике-Хатун приказала созвать всех ифритов. Когда те собрались, она повелела им пройти по очереди мимо нее.

После этого Мелике-Хатун спросила:

— Не остался ли где-нибудь еще один из ифритов?

Ифриты ответили, что не пришел один хромой ифрит.

Мелике-Хатун потребовала привести и его. Когда он пришел, она приказала ему:

— Подай мне немедленно книгу.

Ифрит хотел поклясться, что книги у него нет, но Мелике-Хатун, не слушая его, приказала другим ифритам:

— Разведите костер и бросьте в него этого обманщика.

— О повелительница! — взмолился хромой ифрит. — Пощади, не бросай меня в огонь! Я укажу, где находится книга!

— Хорошо, ты не будешь сожжен, — смилостивилась Мелике-Хатун. — Но ты должен поклясться, что никогда больше не будешь совершать краж.

Поклонился хромой ифрит и сказал:

— О госпожа, прикажи позвать цирюльника, чтобы он бритвой разрезал мою спину. Книга спрятана на спине, под кожей.

Цирюльник разрезал спину ифрита и вынул оттуда книгу, которую и вручили Хатэму. После этого Хатэм распрощался с Мелике-Хатун, Ибрагимом и его матерью и пустился в путь в тот город, где жил прославленный врач.

Оставим пока Хатэма в пути, а я расскажу вам, что случилось дальше с Ибрагимом и Мелике-Хатун.

Ибрагим попрощался со своим народом и вместе с матерью и Мелике-Хатун, в сопровождении дивов и пери, полетел в Гюлистани-Ирем и жил там счастливо до конца дней своих.

А теперь вернемся к Хатэму и посмотрим, что сталось с ним.

Через несколько дней Хатэм добрался до того города, где жил врач, и постучал у ворот его дома. Дверь открыл тот самый раб, который водил быка своего господина. Он узнал Хатэма и пригласил его войти в дом.

Раб проводил Хатэма прямо к врачу. После приветствий врач спросил Хатэма:

— Принес ли ты книгу?

— Принес, — ответил Хатэм и подал ему книгу.

Врач очень обрадовался и сказал:

— О Хатэм! Прежде всего ты должен увидеть мои дела, а затем узнаешь мою тайну.

Врач позвал раба и приказал:

— Раб, верни книгу!

Раб не отвечал.

— Раб, верни книгу! — снова приказал он.

Раб опустил голову и продолжал молчать.

— Раб, верни книгу! — в третий раз приказал врач.

Когда и на третий раз раб не шевельнулся, врач снял со стены меч и обезглавил его. Потом поднял отрубленную голову, приложил к телу, смазал каким-то лекарством, и раб воскрес. Он громко чихнул и поднялся с пола как ни в чем не бывало.

— Дарю тебе свободу, иди и приведи мне быка! — приказал врач.

Раб тотчас привел быка.

Врач обратился к быку.

— Бык, верни книгу!

Бык молчал.

— Бык, верни книгу! — вторично приказал он.

Бык опять не ответил.

— Бык, верни мою книгу! — крикнул врач в третий раз. И опять бык промолчал. Тогда врач обезглавил быка.

Голова быка покатилась к его ногам, а тело рухнуло на землю. Врач поднял голову за рога, приставил ее к туловищу, смазал своим лекарством. Бык ожил и замычал как ни в чем не бывало.

Врач отправил быка в стойло и приказал рабу:

— Ступай и приведи мне черную собаку!

Раб исполнил его приказание.

Врач задал собаке те же вопросы, потом обезглавил ее я снова оживил.

После этого он обратился к Хатэму:

— Встань и следуй за мной!

Хатэм пошел за ним. Они прошли несколько комнат и вошли в одну, разделенную посередине занавесом. Та же черная собака сидела тут на цепи. Врач отдернул занавес, и Хатэм увидел лежавшую под прозрачным покрывалом женскую фигуру. Врач приподнял покрывало. Перед ним лежала в глубоком сне прекрасная девушка, подобная четырнадцатидневной луне. Своей нежностью она напоминала лепестки ночной фиалки, а красотой соперничала с Зулейхой [Зулейха — имя красавицы — жены библейского Пентефрия, пытавшейся соблазнить Иосифа Прекрасного. Героиня поэтических произведений Фирдовси и Джами. В азербайджанских сказках красавицы часто сравниваются с Зулейхой.]. Лицом и станом она до того походила на Мелике-Хатун, что можно было подумать, будто они были половинками одного яблока.

Врач раскрыл книгу, которую доставил Хатэм, и заглянул в нее. Потом он бросился к стенной нише, взял оттуда какой-то пузырек и поднес его к лицу красавицы. Девушка мгновенно очнулась, села на своем ложе, улыбнулась и сказала:

— Как я заспалась!

— Да, ты спишь ровно семь лет, — ответил врач.

— А мне казалось, что я проспала день. Как же это случилось? — с удивлением спросила она.

— Твой сон длился ровно семь лет, — сказал врач. — И я сохранял тебе жизнь лекарствами.

— Ну, а теперь пойдем, — обратился он к Хатэму. — Я открою тебе мою тайну. Ты мне сделал столько добра, что если я прослужу тебе до самой смерти, то и тогда останусь перед тобой в долгу.

Врач повел Хатэма в комнату для гостей.

— Слушай, Хатэм, — обратился он к своему гостю, когда посадил его на подушки, — девушка, которую ты видел, моя жена. Она дочь падишаха Гюлистани-Ирем, младшая сестра Мелике-Хатун; черная собака — это служанка моей жены, а бык — мой ученик. В жену влюбился тот самый ифрит, который похитил мою книгу. Я стал охранять жену, чтобы ифрит не мог проникнуть в наш дом и заколдовать ее. Как-то раз я покалечил ему ногу, и он стал хромать. После этого из страха ифрит не показывался. Однажды моя жена заболела и стала жаловаться на сильную головную боль. Каких только лекарств я ей ни давал, — ни одно не помогало. Тогда я заглянул в мою книгу и увидел, что для излечения жену нужно усыпить, вскрыть ее череп и осмотреть мозг. Я вскрыл череп и нашел маленького черненького клеща, который пролез через ухо жены и впился в ее мозг.

Я накалил на огне щипчики и дотронулся до клеща. Обожженный клещ тотчас же отцепился от мозга, и я легко снял его. После этого я смазал голову жены лекарством, и распиленный череп мгновенно сросся. Но для того, чтобы разбудить мою жену, нужна была моя книга. Я вспомнил, что оставил ее в соседней комнате. Тогда я позвал своего ученика и приказал ему принести книгу. Ученик долго не возвращался и, наконец, пришел с пустыми руками.

— Учитель, — сказал он, — я нигде не нашел твоей книги.

Тогда я сам бросился в соседнюю комнату, но книги там не оказалось. Я искал ее повсюду, но она так и не нашлась. Я собрал всех своих домашних и допросил их. Они поклялись, что не видели книги. Я умолял, обещал, угрожал, но ничего из этого не вышло. Тогда я в отчаянии поклялся, что пока не найду свою книгу, превращу в животных ученика и служанку, потому что только они имели право входить в соседнюю комнату и прежде всего виноваты в том, что не заметили, куда исчезла книга. Теперь, о Хатэм, я избавлен от постоянной сердечной тревоги. Сейчас я превращу их снова в людей. Книга, которую утащил ифрит, снова находится в моих руках.

После того как врач раскрыл свою тайну, он обратил быка и собаку в людей, все бросились обнимать и благодарить Хатэма.

Когда Хатэм собрался в дорогу, врач на прощанье сказал ему:

— О Хатэм, я дам тебе одно лекарство. Оно пригодится для раскрытия другой тайны, ради которой ты пришел ко мне. И знай, что составление этого лекарства было бы невозможно, если бы тебе не удалось вернуть мою книгу.

Хатэм взял лекарство, распрощался с врачом и пустился в дорогу.

Шел он долго ли, коротко ли, но прибыл, наконец, к тому самому перекрестку сорока дорог, где стоял дворец. Как только он вошел во дворец, рабы и слуги тотчас окружили его, усадили, принесли ему пищу и питье. Хатэм подкрепился с дороги и потребовал к себе старую служанку.

— Ступай, скажи своему господину, — приказал он ей, — что Хатэм вернулся. Пусть разрешит мне выполнить наш уговор.

Служанка поклонилась и вышла. Спустя некоторое время она вернулась и сказала:

— Мой господин просит тебя к себе.

Хатэм подошел к черному занавесу и приветствовал хозяина дворца. Голос за занавесом ответил Хатэму:

— О Хатэм, скажи, удалось ли тебе узнать тайну врача или ты вернулся ни с чем? И почему ты так долго задержался?

— Я узнал тайну врача, — радостно ответил Хатэм, — и вернулся не с пустыми руками.

— Если так, то расскажи, чего ты добился, и я тоже исполню свое слово, — ответил голос.

И Хатэм рассказал все, начиная с того дня, как он покинул эту комнату.

— О Хатэм, — раздалось в ответ, когда он кончил рассказ. — Теперь послушай, и я поведаю тебе свою тайну. Я дочь кочевников. Мои родители были добрые, сострадательные люди. Как-то раз в наше кочевье забрел один дервиш; когда мать вынесла ему подаяние, он обратился к ней со словами:

— Сестра моя, я устал. Приюти меня на один день.

— Дедушка дервиш, — ответила мать, — моя жизнь принадлежит гостям. Заходи к нам, почет тебе и место.

Дервиш вошел в нашу палатку и сел на подстилке. Я была в ту пору девушкой. Вижу — дервиш не сводит с меня глаз. Немного спустя вернулся с работы отец. Он увидел гостя, обрадовался ему, поздоровался и сел с ним рядом. Мы с матерью приготовили угощение. Гость и отец поели, попили, а когда мы убрали скатерть, отец обратился к пришельцу:

— Дедушка дервиш, расскажи нам, откуда ты идешь и куда путь держишь?

— Сейчас время, когда кочевники поднимаются в горы на летние пастбища. Вот я и решил пойти к ним, чтобы собрать немного масла, сыру да шерсти. Так я переходил с кочевья на кочевье, пока не добрался до вас. Я хотел пожить здесь несколько дней, а затем идти дальше.

— Добро! — сказал отец. — Так вот, дедушка дервиш, пока ты здесь, днем делай свои дела, а вечером обязательно возвращайся к нам. Да не стесняйся, будь как дома. Наш долг ухаживать за тобой и почитать тебя как гостя.

Так он провел у нас сорок дней и стал своим человеком. Как-то раз он попросил выдать меня за него замуж. Отец посоветовался с матерью и выдал меня за дервиша. В том же году, когда я вышла замуж, умерли мои отец и мать. Кроме мужа-дервиша у меня никого не осталось. Мы распродали скотину, которая досталась нам после смерти родителей, устроили поминки и пустились в путь. Я не знала, куда мы шли, и расспрашивала об этом дервиша. Но он ничего мне не поверил. Через десять дней мы пришли на это самое место, где скрещиваются сорок дорог, и дервиш качал строить дворец, словно из-под земли выкапывая деньги на постройку.

Прошло некоторое время, и я почувствовала себя матерью, а через сорок дней у меня родился сын.

Когда сыну исполнилось сорок дней, дервиш пришел ко мне, отнял у меня дитя и стал растить его сам. Сколько я ни упрашивала вернуть мне ребенка, ничего не помогало. Так жили мы: он — в заботах о ребенке, а я — в слезах и печали. Однажды, когда мальчик стал уже ходить, дервиш поставил передо мной таз, связал ребенка по рукам и ногам, и тут же, у меня на глазах несмотря на мои мольбы, крики и плач, обезглавил его. Затем он вытопил из него жир и слил этот жир в маленький кувшин, который запер в сундук. Дервиш никого не подпускал к сундуку, а ключ от него постоянно держал при себе. Вскоре он стал кормить и поить каждого путника, который показывался на одной из этих сорока дорог. И в чью бы пишу он ни вливал по одной капле вытопленного из ребенка жира, тот мгновенно превращался в золотой слиток. Так в течение семи лет он превращал всех путников в золото и набивал им свои подвалы. Когда же на донышке кувшина оставалось всего несколько капель жира, он приготовил плов и предложил мне поужинать вместе с ним.

Все семь лет со дня убийства сына я не ела ничего из того, что готовил мой муж, а варила себе пищу сама. И тут я стала подозревать, что он хочет накормить меня последними каплями жира и превратить в слиток золота. Но я не посмела отказаться. Дервиш положил нам обоим плова на одно блюдо, поставил его передо мною и сказал:

— Не бойся, я не превращу тебя в золото. Теперь мы будем жить в мире и наслаждаться нажитым богатством.

Я сразу догадалась, что он хочет обмануть меня и что жир положен в ту часть плова, которая была обращена ко мне.

Я попросила дервиша сходить за солью и, когда он вышел из комнаты, незаметно повернула блюдо так, что моя доля очутилась против его места. Мы принялись за еду и едва съели две-три горсточки риса, как капля жира начала оказывать на дервиша свое действие. Тогда он понял, что я сделала с блюдом плова, и поднялся с места. Я хотела было бежать, но он успел схватить меня своей жирной рукой и вымазал мне половину лица. Дервиш обратился в слиток золота, а у меня половина лица и тела отнялась, затвердела, и ее постигла та же участь. Теперь, о Хатэм, приди и смажь мое полумертвое тело лекарством, которое тебе дал врач.

Хатэм пошел за занавес и увидел лежащую на ложе красавицу, у которой половина тела золотая. Как только он смазал лекарством тело молодой женщины, оно сразу ожило.

Красавица встала с ложа и продолжала:

— О Хатэм, когда дервиш обратился в слиток золота, я стала раздумывать, что делать мне с таким богатством. Тогда приказала я старой служанке привезти из города ювелиров, которые все время переплавляют золотые слитки в разную посуду и, как ты сам видишь, я раздаю ее спутникам. Вот уже семь лет, как я исполняю свой обет, а золота в подвалах словно и не убавилось.

— Что же ты сделала из того золотого слитка, в который превратился дервиш? — спросил Хатэм.

— Я велела выплавить из него золотую посуду в первую очередь.

Красавица и Хатэм спустились в подвалы, и Хатэм увидел, что они наполнены слитками золота. Они оба начали смазывать эти слитки чудесным лекарством. Одной капли его было достаточно для того, чтобы золотой слиток вновь превратить в человека.

Воскрешенные из золотых слитков люди выходили из подвалов и, как ни в чем не бывало, направляли путь к своим домашним очагам. К вечеру в подвалах не осталось ни одного слитка. Хатэм и красавица подарили дворец со всем имуществом рабам и слугам, призвали кази и подписали между собой брачный договор. Потом они сели на коней, и Хатэм повез жену в свой дом.

Весело и счастливо зажил Хатэм с женой и до самой смерти выполнял свой обет.

Они ели, пили и наслаждались жизнью. И вы ешьте, пейте и жизнью наслаждайтесь.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград