Сирота Ибрагим и жадный лавочник. Азербайджанская сказка

В некотором царстве жил со своей женой птицелов. Тяжело жилось им на земле; не раз голод заставлял их оплакивать свою горькую судьбу. Иногда птицелов отлучался в чужие страны, ловил там птиц, продавал их за ничтожную цену и тем поддерживал свое существование. А жена его работала у богатых людей и своим трудом зарабатывала только на хлеб. И вот ей пришлось испытать еще более тяжкое горе: муж ее вдруг умер.

Бедная вдова в ту пору была беременна и не могла работать, как раньше. Когда же у нее родился сын, то ей пришлось заботиться не только о себе, но еще и о малолетнем сыне, которого она назвала Ибрагимом.

А время шло. Когда Ибрагиму минуло двенадцать лет, он не мог больше равнодушно смотреть на мать, исхудавшую от непрестанных трудов и забот.

Однажды он спросил у нее:

— Мать, есть ли у меня отец? Если есть, то где он и чем занимается?

— Был у тебя отец, — ответила ему мать, — да умер. Занимался он птицеловством, оставил после себя сеть и дудку для приманки птиц.

— А где это наследство? — спросил Ибрагим.

— Лежит в сундуке, — ответила мать.

Ибрагим бросился к сундуку, достал сеть и дудку и принялся разглядывать их. Он решил заниматься ремеслом отца.

Он объявил матери, что хочет ловить птиц, и попросил ее приготовить для него дорожные припасы. Мать удивилась неожиданному желанию сына и спросила, куда он хочет идти. Ибрагим сказал ей, что пойдет странствовать Это очень опечалило несчастную мать, и она со слезами на глазах стала готовить сына в дорогу. Она заняла у одного богатея много денег и обязалась работать у него полгода. На эти деньги мать купила сыну одежду и на дорогу хлеба и сыру.

Вот рано утром наш Ибрагим попрощался с матерью и пустился в путь, Шел он днем и ночью и на третий день очутился на опушке незнакомого леса. Здесь Ибрагим устроил себе шалаш. Едва он расставил сеть и начал дуть в дудку, как прилетела необыкновенная птица.

Каждое перо у нее имело особый цвет.

Ибрагим не мог налюбоваться на нее, и велика была его радость, когда эта птица вдруг попала в сеть. Он схватил ее вместе с сетью и, недолго думая, вернулся домой, чтобы порадовать мать.

Мать Ибрагима очень обрадовалась возвращению сына с такой счастливой добычей. Она была уверена, что всякий охотно купит эту птицу. Однако Ибрагим и не думал продавать ее. Он посадил птицу в клетку и любовался на ее красоту.

Через некоторое время птица снесла яйцо. Мать и сын стали восхищаться, когда увидели, что и яйцо было такое же необыкновенно красивое, как сама птица. Мать взяла яйцо и пошла к лавочнику.

Лавочник дал ей за яйцо немного денег и обещал заплатить вдвое больше, если она принесет ему еще такое же яйцо. Довольная, вернулась мать Ибрагима домой. А лавочник пошел в город, чтобы преподнести это яйцо в подарок шаху. Шах обрадовался такому подарку и щедро наградил его.

Когда лавочник возвратился домой, мать Ибрагима принесла ему еще два таких яйца, и лавочник опять принес их шаху. Шах разрешил ему взять из своей казны столько денег, сколько тот сможет поднять, и лавочник поспешил воспользоваться милостью шаха.

Таким образом он за очень короткое время стал одним из самых богатых людей в городе. Мать Ибрагима узнала, как разбогател лавочник, и перестала продавать ему яйца, хотя тот предлагал ей за каждое яйцо большие деньги.

Как-то раз Ибрагим взял несколько таких яиц и сам отправился к шаху. Шах вознаградил Ибрагима еще лучше, чем лавочника. Он позволил ему взять из своей казны много денег.

Когда лавочник узнал, что Ибрагим пошел к шаху, он подстерег его на дороге и стал просить поделиться полученными деньгами. Ибрагим отказался, тогда лавочник рассердился и поклялся отомстить ему.

После этого Ибрагим еще несколько раз ходил к шаху с подарками и каждый раз получал от него щедрые награды.

Тем временем завистливый лавочник стал думать, как бы завладеть богатством Ибрагима.

Однажды утром он пошел к шаху и сказал:

— О прибежище мира! Не принимай больше от Ибрагима яиц, а лучше потребуй от него ту диковинную птицу, которая несет такие чудесные яйца. Она достойна шаха, а не какого-то деревенского мальчишки.

Шах подумал немного и согласился с лавочником.

На другой день Ибрагим опять пришел к шаху с яйцами. Шах по обыкновению наградил его и велел принести птицу, которая несет такие чудесные яйца.

Опечаленный Ибрагим вернулся домой и рассказал матери о приказании шаха. Расстаться с чудесной птицей было для них великим горем, хотя они и знали, что шах вознаградит их за это щедро.

Долго мать и сын думали, но не могли ничего придумать. Они должны были исполнить повеление шаха и отдать ему чудесную птицу.

На следующий день Ибрагим пошел с птицей к шаху. Шах так изумился при виде птицы, что позволил Ибрагиму взять из казны столько золота, сколько он мог поднять.

С тех пор Ибрагим стал настоящим богачом. Кроме того, он стал одним из приближенных шаха и каждый день приходил во дворец.

Тогда лавочника начала мучить сильная зависть, он не мог вынести такого расположения шаха к Ибрагиму. Однажды лавочник пришел к шаху и сказал:

— О прибежище мира! Птица, которую принес тебе Ибрагим, несет всего лишь три яйца в неделю, а через некоторое время и вовсе перестанет нестись, так как нет самца. Прикажи Ибрагиму поймать и принести самца.

Шах послушался лавочника и на другой день, когда Ибрагим пришел во дворец, приказал ему немедленно принести птицу-самца.

— Если не принесешь, прикажу отрубить тебе голову, — пригрозил он.

Опечаленный Ибрагим вернулся домой и рассказал матери о новом приказании шаха, Мать успокоила его:

— Пойди сынок, — сказала она, — опять на то место, где ты поймал птицу, расставь сеть и дуй в дудку. Когда прилетит самец, то гляди, чтобы не упустить его из сети.

Слова матери ободрили Ибрагима. Он пустился в новое путешествие и на третий день пришел на опушку того леса. Здесь Ибрагим по-прежнему устроил себе шалаш, расставил сеть и стал дуть в дудку, поджидая чудесную птицу.

Наконец, птица прилетела, и Ибрагим без труда поймал ее в сеть. Эта птица оказалась еще краше прежней. Юноша очень обрадовался такой удаче и немедленно пустился в обратный путь.

Он так утомился в дороге, что по возвращении домой спал три дня и три ночи, а на четвертый день он взял с собою птицу и пошел во дворец. Шах был поражен красотой новой птицы и снова наградил Ибрагима.

Когда лавочник узнал об этом, его еще больше стала мучить зависть. Он так надеялся сжить со света Ибрагима, а тот, наоборот, еще более возвысился и стал пользоваться необыкновенным расположением шаха.

Лавочник стал придумывать, как погубить Ибрагима, и, наконец, надумал рассказать шаху о чудесной розе. Если добыть эту розу, то можно круглый год любоваться на ее красоту, свежесть и вдыхать нежный аромат. Однако добыть ее нелегко. Она растет только в одном саду и на единственном кусте. А сад этот принадлежит диву [Див — мифическое существо, гигант, обычно с ветвистыми рогами, обладающий одной, тремя, семью и сорока головами, необычайно сильный, жаждущий человеческого мяса и могущий летать. В сказках встречаются дивы добрые и злые. Иногда дивы выручают сказочных героев из безвыходного положения.], окружен стенами в пять саженей высоты и в одну сажень толщины и не имеет входа. Кроме того, див уже погубил многих смельчаков, пытавшихся близко подойти к его владениям.

Рано утром лавочник пошел к шаху, который был в хорошем расположении духа и милостиво принял его.

— О прибежище мира! — сказал лавочник. — Ты необыкновенно богат и могуществен. К тебе приезжает из разных стран множество гостей, и все они замечают один недостаток в твоем дворце: у тебя нет чудесной розы.

— Я охотно обогатил бы того, — сказал шах, — кто доставил бы мне эту розу, но только я слышал, что многие пытались уже достать ее, да расстались со своими жизнями.

— Твое желание, — сказал лавочник, — легко выполнимо: сирота Ибрагим, который по твоей милости стал теперь богачом, обладает волшебством. Он ведь волшебством изловил для тебя райских птиц. Для него на земле нет ничего невозможного.

Шах поверил лавочнику и за находчивость даже назначил его своим первым сановником, В это время пришел во дворец Ибрагим, и шах тут же приказал ему принести чудесную розу.

Ибрагим впервые в жизни услышал о такой необыкновенной розе и не знал, где и как можно добыть ее.

Со слезами он вернулся домой и рассказал матери о новом повелении шаха. Несчастная мать много раз слышала с чудесной розе и знала, как трудно ее достать. Однако нужно было повиноваться и исполнить шахское повеление.

Ибрагим в отчаянии решился немедленно идти за розой навстречу неминуемой гибели, но мать уговорила его остаться с ней еще хоть несколько дней.

Она не отходила от сына ни на шаг и готова была отдать все богатство, лишь бы только сын остался с ней. Каждый день она придумывала для него вкусные кушанья, которые приготовляла в изобилии. Но Ибрагиму было не до еды: он постоянно думал о предстоящем путешествии.

Наконец, настал день, когда мать обняла в последний раз своего сына и благословила его в опасный путь. Ибрагим взял с собой побольше денег, потому что дорога предстояла дальняя.

Скоро сказка сказывается, да не скоро Ибрагим достиг того сада, где цвела чудесная роза.

На третий год своего странствования он увидел, наконец, издали, с холма, высокие стены сада дива.

Он отдохнул на холме шесть дней и на седьмой осторожно подошел к саду. Сад был так велик, что обойти вокруг его стен стоило ему целого дня. Однако нигде в стенах он не мог отыскать входа, Ибрагим собирался было лечь и заснуть, как вдруг услышал громкий рев. Он обернулся и увидел, что к нему приближается чудовище, огромное, как гора. Это был див, владелец сада. Ибрагим очень испугался и спрятался за куст.

Див подошел к своему саду и ударил кулаком в стену. Стена тотчас же расступилась, и он вошел в сад. Ибрагим в тот же миг выскочил из-за куста и в отчаянии проскользнул следом за ним. Он был поражен красотой сада и его ароматом, но не переставал наблюдать за дивом, пока тот не вошел во дворец, Идти туда за ним Ибрагим не решался. Он боялся, что див заметит его и растерзает.

Ибрагим сел под деревом и стал обдумывать, как ему поступить дальше. Но любопытство взяло верх, и он все же решил пробраться во дворец.

Он прошел очень много комнат с дорогим убранством и, наконец, попал в розовую мраморную залу, в которой на драгоценном ковре сидела девушка изумительной красоты, а рядом с ней растянулся див, положив голову ей на колени. Красавица заметила незнакомого юношу, почувствовала к нему жалость и знаками стала умолять его уйти, но Ибрагим не послушался. Тогда красавица, которую звали Хуршид, сказала:

— О несчастный! Видишь ли ты этого великана? Он только что заснул; через день он проснется и разорвет тебя на клочки; лучше уходи, пока не поздно.

Ибрагим на это ответил, что не может оставить ее в руках дива; он или погибнет, или увезет пленницу с собой.

— Не пытайся освободить меня, — сказала красавица. — многие храбрецы пытались это сделать, и все погибли здесь, во дворце дива. Я не хочу, чтобы и ты погиб из-за меня. Лучше скажи, для чего ты пришел сюда, может быть, я смогу быть тебе полезной.

Ибрагим ответил, что он уже третий год странствует и пришел сюда лишь для того, чтобы освободить ее из плена.

Услышав это, красавица сняла со своих колен голову дива, поднялась с ковра, повела Ибрагима в потайную комнату и велела ему там поспать и отдохнуть до следующего дня. Когда див проснется и пойдет, по своему обыкновению, на охоту, они тогда обдумают, как им поступить. После этого красавица вернулась опять в залу, села на прежнее место и положила голову дива к себе на колени.

На другой день див проснулся и потянул носом.

— Эй, Хуршид, — рыча, сказал он красавице, — во дворце человеческим духом пахнет!

— Может быть, — сказала Хуршид, — ты растерзал какого-нибудь несчастного человека и у тебя во рту до сих пор остался его запах. Иначе кто же осмелится войти сюда?

Див поверил ей и ушел на охоту. Красавица же пошла навестить своего гостя и застала его спящим. Она разбудила Ибрагима, и они решили вместе бежать.

У дива было много быстроногих коней. Хуршид выбрала из них шесть самых горячих скакунов и велела Ибрагиму оседлать их. Он немедленно исполнил ее приказание. Потом они вошли в потайную комнату дива, где хранилось золото. Наполнили золотом восемь мешков, навьючили мешки на четырех лошадей, на двух сели сами и пустились в путь.

Вечером див вернулся с охоты, но не застал своей возлюбленной во дворце. Он обшарил все дворцовые комнаты, обошел весь сад, но напрасно: Хуршид и след простыл.

Тогда див в ярости побежал в конюшню и хотел было оседлать своего быстроногого коня, но и его не оказалось у стойла. Он вскочил на другого коня и поскакал по следам беглецов.

Ибрагим и Хуршид мчались без остановки целый день и целую ночь, на второй день Хуршид сказала Ибрагиму:

— Оглянись назад и скажи, что видишь?

Ибрагим ответил, что видит вдалеке какое-то облако.

— Это не облако, — сказала Хуршид, — а пар, который вырывается из ноздрей и пасти дива. Он сильно разъярен и пустился за нами в погоню.

Спустя некоторое время Ибрагим опять оглянулся назад. На этот раз он услышал какой-то шум, похожий на вой ветра.

— Это див сопит, — сказала красавица, — значит, он находится уже недалеко от нас.

В третий раз Ибрагим оглянулся и увидел, что сгустившееся облако приблизилось, окутало их, и стал накрапывать мелкий дождь.

— Див находится совсем близко от нас, — объяснила Хуршид. — Это дождь от его слюны.

Тогда они помчались еще скорее. Вдруг Хуршид радостна сказала Ибрагиму:

— Нам нечего теперь бояться дива: мы переехали ту черту, за которую див не смеет перешагнуть!

Остальной путь они совершили на своих скакунах за два месяца и на третий уже были дома. Мать Ибрагима не поверила своим глазам, когда увидела сына. Радости ее не было конца. А Ибрагим не узнал своей бледной, исхудавшей матери с покрасневшими глазами: с тех пор, как она простилась со своим сыном, почти перестала есть и пить и постоянно оплакивала его.

Ибрагим и Хуршид приехали такими усталыми, что целый месяц не могли оправиться. Ибрагим с каждым днем все больше и больше привязывался к прекрасной Хуршид, которая тоже очень полюбила его. Хуршид была похищена дивом восемь лет тому назад, когда однажды маленькой девочкой со своими подружками вышла на прогулку.

Когда Ибрагим отдохнул, он начал строить для Хуршид дворец, красивее шахского. В этом дворце он хотел сыграть свою свадьбу.

Спустя два месяца после приезда Ибрагим вдруг вспомнил о чудесной розе, за которой шах посылал его. В саду у дива он так влюбился в Хуршид, что забыл про розу и приехал домой без нее.

Теперь ему оставалось одно: или вторично идти за розой или вместе с Хуршид бежать в другое государство. Хуршид увидела его бледное, опечаленное лицо, сильно испугалась и спросила о причине печали. Тут Ибрагим признался ей, что шах посылал его к диву за розой, а он забыл ее привезти.

Красавица успокоила Ибрагима и попросила дать ей блюдо. Она ударила указательным пальцем по кончику своего носа. Тотчас же из носа упали на блюдо две капельки крови и превратились в два букета неувядаемых роз райской красоты.

Ибрагим от изумления и восторга долго не мог ничего выговорить. Потом схватил букеты и побежал в шахский дворец. Шах очень обрадовался розам и наградил Ибрагима. А лавочник, который жил теперь при шахском дворе, посерел от злости: он совсем не ожидал снова увидеть Ибрагима и считал его погибшим.

Слава Ибрагима по-прежнему не давала ему спокойно спать. И он задумал послать Ибрагима с таким поручением, которое было бы невыполнимо для смертного человека.

Когда шах находился в приятном расположении духа, лавочник развязал свой язык.

— О прибежище мира! — сказал он. — Ты совсем позабыл о своих покойных родителях. Пошлем Ибрагима на тот свет: пусть он узнает об их здоровье и положении. Шах поблагодарил лавочника за то, что тот напомнил ему о покойных родителях, и дал себе слово во чтобы бы то ни стало справиться, как они поживают на том свете.

Он позвал Ибрагима, вручил ему письмо и приказал на следующий же день отправиться на тот свет, чтобы передать это письмо покойным родителям.

Ибрагим хотел было отказаться от такого неслыханного поручения, но шах пригрозил ему:

— Если будешь отговариваться, прикажу отрубить тебе голову.

Несчастный Ибрагим пришел домой и в отчаянии рассказал Хуршид о повелении шаха. Та успокоила его и дала такой совет:

— Милый мой! Как видно, у твоего шаха мало ума, и поэтому обмануть его нетрудно. Поезжай на год куда-нибудь, потом вернись и скажи шаху, что родители его здоровы и благодарят за внимание.

Ибрагим последовал совету Хуршид, простился с матерью и с прекрасной невестой и пустился в путь.

Шел он, — долго ли, коротко ли, об этом никто не ведает, — и вот приехал он в большой город другого государства. Здесь Ибрагим целый год учился грамоте и успел изучить несколько языков.

А Хуршид тем временем достроила начатый дворец.

Через год Ибрагим вернулся, и Хуршид научила его дальше, как избавиться от своего врага — лавочника. После этого Ибрагим пришел во дворец и сказал шаху:

— О прибежище мира! Родители твои здоровы и благодарят тебя за память о них, но они обижены тем, что ты послал к ним меня, а не своего первого сановника. Они передали бы тебе многое, если бы первый сановник навестил их.

Шах поверил Ибрагиму и наградил его, а лавочник побледнел от страха, когда услышал эти слова. Мысль узнать побольше о своих покойных родителях так глубока засела в голове шаха, что он решил обязательно послать к ним первого сановника, бывшего лавочника.

На другой день лавочник получил от шаха приказание поехать на тот свет навестить давно умерших его родителей.

Тяжело было положение лавочника. Однако делать было нечего, так как шах пригрозил отрубить ему голову. Долго он думал, что ему делать, и, наконец, решил обратиться за помощью к самому Ибрагиму. Лавочник пришел к Ибрагиму, бросился ему в ноги и со слезами стал умолять его о помощи и сулить почти все свое богатство, Ибрагим согласился дать ему совет, как найти кратчайший путь, по которому можно отправиться на тот свет. Он привел лавочника к одному колодцу глубиной в сорок аршин и сказал:

— Прыгай в этот колодец. На дне его ты увидишь две дороги: одна ведет на восток, другая — на запад. Если пойдешь по первой, то в три года дойдешь до того света, но перенесешь много страданий, а если пойдешь по второй, то дойдешь через пять лет и не почувствуешь никакой усталости.

Глупый и завистливый лавочник поверил Ибрагиму, закрыл глаза и прыгнул в колодец, который и стал его могилой. Так погиб лавочник за свою жадность, злобу и зависть.

Ибрагим же стал готовиться к свадьбе.

Шах долго ждал возвращения своего первого сановника — лавочника и, не дождавшись, лопнул от нетерпения, и сам отправился навсегда к своим родителям на тот свет.

Ибрагим скоро женился на своей прекрасной Хуршид. Сорок дней и сорок ночей он праздновал свадьбу. И началась счастливая жизнь Ибрагима и Хуршид.