Местан. Азербайджанская сказка

Итак, потихоньку сказку начнем, я буду у вас рабыней-рабом, богатому опротивел плов, а бедняк не находит себе и похлебки.

О ком же вам рассказать?

Однажды мулла ехал из Джортдана в Тюркан поесть даром на поминках. В дороге его длинноухий осел завяз в грязи и я остался в овраге.

Пусть пока они там вместе остаются, а я расскажу вам о другом.

Когда-то давно жил купец по имени Махмуд. Рассказывают, что купцу Махмуду не повезло с сыном, но зато он имел такую дочь, что не мог нарадоваться на нее, У каждой красавицы есть свой недостаток, но у купца Махмуда была дочь по имени Нигяр-ханум, такая красавица, что всякий, кто хоть раз взглянул на нее, лишался ума-разума.

Каждая коса у нее — как кисть винограда; лицо — точно луна, рассеивающая мрак; брови казались начерченными пером создателя; ресницы — будто вылетевшие из лука стрелы; нос — индийский орешек; щеки такие, будто на них плеснули полную чашу крови; губы — сахар; грудь белая, как мрамор.

Это была газель с тонкой талией, высокая ростом и статная.

Теперь посмотрим, кому же суждено было такое сокровище!

Сваты изломали двери и истерли порог купца Махмуда из-за его дочери. Но Махмуд выпроваживал их. Он сам хотел найти ей жениха.

И вот ему приглянулся один из купцов по имени Ильяс. Махмуд сблизился с ним, узнал о его роде и семье, сделал его своим соучастником по торговле, постепенно укрепил дружбу, а также увеличил и торговый доход.

Как-то раз Махмуд призвал к себе Нигяр-ханум и сказал:

— Дочь моя! Я уже стар, и при жизни хочу выдать тебя замуж. Что ты скажешь о женихе Ильясе?

При этих словах Нигяр-ханум так растерялась, что не знала, как ответить отцу.

Она попросила у него неделю срока.

Махмуд согласился.

Нигяр-ханум вышла от отца в смятении и вернулась в свою комнату.

Пусть отец и дочь останутся пока у себя, а я расскажу вам о Местане.

Местан был конюхом у купца Махмуда. Он был красив и статен, но когда ходил быстро, прихрамывал на правую ногу.

Однажды Местан поливал базиликовый садик Нигяр-ханум, которую никогда не видел, и нашел среди кустов рисунок с изображением девушки. Он поднял рисунок, долго всматривался в него и вдруг лишился чувств. Местан упал на душистые цветы базилика, как бездушный камень.

В это время Нигяр-ханум с чашкой чая спустилась в свой садик и увидела там красивого юношу, лежавшего без сознания, а рядом с ним какой-то рисунок.

Нигяр-ханум подсела к юноше, подняла рисунок и увидела, что это был ее собственный портрет, выпавший из окна. Она сразу догадалась, что произошло с юношей, прикусила себе палец и задумчиво вымолвила:

— Если он лишился сознания от одного взгляда на мой портрет, значит, очень влюбился в меня.

И Нигяр-ханум тоже влюбилась в Местана так сильно, как будто у нее в груди было не одно, а тысяча сердец. Она приподняла голову юноши и принялась приводить его в чувство.

Когда Местам очнулся, он увидел перед собой девушку еще более удивительной красоты, чем на рисунке.

Он встал, молча сорвал цветок базилика и хотел было уйти, но Нигяр-ханум удержала его за руку и сказала:

— О юноша, ты очень мне понравился, и я хочу выйти за тебя замуж.

Местан тоже открыл ей свое сердце, и оба влюбленных дали друг другу обет любви.

Когда истек недельный срок, купец Махмуд снова призвал к себе Нигяр-ханум и сказал:

— Дочь моя, неделя прошла. Какой ты дашь ответ?

Нигяр-ханум взглянула на отца грустными глазами лани, и из них потекли слезы, подобные жемчужинам. Купец Махмуд спросил, о чем она плачет. Тогда Нигяр-ханум ответила прерывающимся голосом:

— Разреши мне, отец, выйти замуж за того, кого выберет мое сердце.

Купец Махмуд сильно любил свою дочь, но когда услышал эти слова, так разгневался на нее, что крикнул:

— Как, ты осмеливаешься меня не слушать?! Уйди прочь с моих глаз!..

Нигяр-ханум ушла от отца прямо в базиликовый садик; там она села на траву и начала громко плакать.

Местан услышал ее плач и пришел в садик.

— Возлюбленная моя, — спросил он, — какое несчастье стряслось с тобой?

Нигяр-ханум рассказала Местану, что отец хочет выдать ее замуж за купца Ильяса.

— Не нужно из-за меня омрачать дни свои, — горестно сказал Местан. — Я не могу выносить твоих страданий. Лучше будет для тебя, если ты исполнишь волю отца.

— Я не из тех девушек, — ответила Нигяр-ханум. — Если даже мне пообещают по золотому в день, я и тогда не отрекусь от своего слова.

Грудь Местана наполнилась радостью, когда он услышал это. Он крепко обнял Нигяр-ханум, и оба влюбленных долго изливали друг другу свои чувства. Так они и заснули в благоухающем садике.

Пусть они пока спят, а я расскажу вам о купце Ильясе.

Купец Ильяс узнал, что Нигяр-ханум не хочет выходить за него замуж, и решил сам уговорить ее.

Когда он проходил через базиликовый садик, он вдруг увидел Нигяр-ханум вместе с конюхом Местаном. Они спали, крепко обнявшись.

Купец Ильяс всплеснул от удивления руками и, недолго думая, побежал к купцу Махмуду.

В это время купец Махмуд сидел у себя дома и пил чай. К нему вбежал, запыхавшись, купец Ильяс.

— Что случилось? — спросил Махмуд. — Почему ты так задыхаешься?

Купец Ильяс рассказал ему то, что видел. Когда купец Махмуд услышал это, он вскочил и побежал в базиликовый садик. Там он увидел двух спящих — девушку и юношу. Он подошел к ним ближе и узнал свою дочь Нигяр-ханум и конюха Местана.

Махмуд поднял с земли тяжелый камень, чтобы размозжить голову Местану. В это мгновение проснулась Нигяр-ханум. Она бросилась в ноги отцу и с плачем стала умолять его:

— Отец, прежде убей меня, а потом уж Местана!

Как ни старался Махмуд освободиться от рук дочери, чтобы расправиться со спящим Местаном, но Нигяр-ханум ползала перед ним на коленях и удерживала его. Тогда купец Махмуд в ярости вскричал:

— Убирайтесь вы оба из города! И чтобы более никогда не показывались мне на глаза!

Сказав это, он ушел.

Тут проснулся Местан. Он увидел заплаканную Нигяр-ханум и с тревогой спросил:

— О возлюбленная, что произошло?

Нигяр-ханум рассказала ему все, как было. Потом она задумалась.

— О чем ты думаешь? — спросил ее Местан.

Нигяр-ханум не ответила, а только попросила у него разрешения отлучиться на некоторое время.

Она ушла к себе, наспех собрала все, что попалось под руку, весом полегче, ценой подороже, связала в узелок и вернулась к Местану.

Когда Местан увидел Нигяр-ханум с узелком, он понял все, взял ее за руку и повел к себе домой.

У Места на была старая мать.

Бывают старухи, источающие отраву, похуже, чем Азраил [Азраил — ангел смерти.], — такие, которые мир в семье продают за грош и приговаривают:

Камень о камень,
Ноготь о камень,
Вы подеритесь,
Мы поглядим.

Но бывают старухи и с добрым сердцем, у которых лица излучают свет, которые говорят и смеются, как четырнадцатилетние девушки, ходят, как серны — легко и плавно.

Мать Местана была именно такая, много видела в жизни и ума была большого.

Местан поручил Нигяр-ханум своей матери, и та несколько дней неразлучно проводила время с невесткой.

Бывают невестки — враги дому, враги добру, с мужем ласковы, а своей свекрови житья не дают.

Но Нигяр-ханум была не из таких.

Когда она вошла в дом мужа, она осмотрелась вокруг, и ей не понравилось убранство комнаты. Она засучила рукава, подмела комнату, нигде не оставила пылинки и все убрала по своему вкусу. Потом искупала свекровь и помыла ей голову. Она дала Местану денег, чтобы он купил себе новую одежду.

Потом она пошла с Местаном к кази[8], подписала брачный договор и завертела колесо семейного счастья.

Несколько дней Местан провел возле Нигяр-ханум, а потом отпросился идти на заработки в далекие места.

Нигяр-ханум дала мужу на дорогу немного золота. Перед уходом Местан поручил своей матери заботу о жене.

Потом он пошел на базар. Там он увидел несколько купцов, которые беседовали между собой. Один из купцов остановил его и спросил:

— Эй, парень, не пойдешь ли ко мне в слуги?

— Почему бы нет, — ответил Местан. — Что мне еще делать, как не служить? Но какая мне будет плата?

Купец сговорился с Местаном и повел его в свою лавку.

Наутро купец накупил товаров, нагрузил их на мулов и сказал Местану:

— Доставь эти товары в город Мисир[9] и сдай такому-то купцу вместе с письмом.

И он вручил Местану запечатанное письмо.

Местан сел на головного мула своего каравана и пустился в путь.

Долго ли он ехал, коротко ли, но прибыл, наконец, в Мисир. Он погнал мулов в каравансарай, а затем стал расспрашивать людей, пока не нашел дом нужного ему купца.

Местан передал купцу письмо своего хозяина и произвел расчет за товары.

Целый год оставался Местан в Мисире. За это время он дважды посылал Нигяр-ханум деньги.

Пусть пока он останется в далеком Мисире, а я расскажу вам о хитром плуте, купце Ильясе, что испил воды из рук ведьмы, которая водится в глиняном чане.

Сидел однажды купец Ильяс в своей лавке и вдруг вспомнил о Нигяр-ханум.

— Эх ты, предающийся сну невежда! — стал он себя упрекать. — Что натворил на свою голову? Такая раскрасавица девушка досталась не тебе, а какому-то жалкому конюху!

И тут ему запала в голову одна мысль: ведь Местан находится сейчас в Мисире, а Нигяр-ханум осталась в доме одна.

Недолго раздумывал он, пустился в путь и добрался до того города, где жила Нигяр-ханум. Днем он разыскал ее дом, приметил его и ушел.

Теперь послушайте о Нигяр-ханум.

Деньги, которые Нигяр-ханум получала от Местана, она отдавала свекрови, и они вместе понемногу тратили их на свои скромные нужды.

Итак, ночью пусть невестка со свекровью спят на дворе, а вы послушайте продолжение о купце Ильясе.

Ильяс переоделся в черную одежду, чтобы быть неприметным в темноте, и пошел к дому Нигяр-ханум. Он потихоньку вошел во двор и увидел, что она спит на ковре, Ильяс подобрался к ней, опустился на колени и сел у ее изголовья.

Нигяр-ханум вдруг проснулась и увидела сидевшего рядом какого-то мужчину. Она вскочила с постели и кинулась за камнем, чтобы разбить ему голову. Но камня под рукой не оказалось. Тогда Нигяр-ханум схватила дубину, лежавшую у стены, и дважды ударила ею купца Ильяса по голове. Тот упал, потом поднялся и пустился бежать.

Нигяр-ханум заперла крепко ворота, снова легла и тут же уснула, а утром встала и занялась своим делом.

А купец Ильяс с разбитой головой добрался до своего ночлега, ночь не спал от боли, а утром написал письмо Местану от имени его матери:

«Дорогой сын, твоя жена Нигяр-ханум покрыла нас позором перед всем городом. Что ни день, она заводит знакомство с разными гуляками. Не задерживайся, поскорее возвращайся домой».

Потом купец Ильяс купил несколько вьюков шелка, нагрузил их на мулов, сам сел на коня и с письмом за пазухой поехал в Мисир.

В Мисире он остановился в одном из караван-сараев.

На другой день купец Ильяс распродал привезенные товары и разыскал Местана. Он наклеил себе бороду, чтобы не быть узнанным, передал ему письмо и от себя добавил:

— Твоя мать плачет кровью от проделок Нигяр-ханум. Я тоже ходил увещевать ее, а она за это разбила мне голову.

Местан пошел к мулле, дал ему почитать письмо и затем попросил его написать матери такой ответ:

«Мать, до моего приезда ты как-нибудь потерпи, а когда я приеду, сам распоряжусь».

Местан передал запечатанное письмо купцу Ильясу и сказал:

— Письмо непременно передай моей матери и на словах скажи — не пройдет и месяца, как я вернусь домой.

Купец Ильяс вернулся в каравансарай, прочитал это письмо и разорвал его. Потом сам составил такое письмо:

«Мать, я приеду через месяц домой. За это время ты прогони Нигяр-ханум. Если ты ее не прогонишь, я убью и тебя и ее».

Купец Ильяс поставил в конце письма фальшивую печать с именем Местана, сел на коня и погнал мулов в обратный путь.

Он доехал до города, где жила Нигяр-ханум, и послал письмо матери Местана через одного мальчика.

Мать Местана едва успела распечатать письмо, как в комнату вошла Нигяр-ханум. Она увидела письмо в ее руках и спросила:

— Мать, что вы держите?

Мать Местана ответила:

— Свет глазам твоим, дочка, пришло письмо от Местана. Ты грамотная, на вот, возьми, прочитай, посмотрим, что он пишет.

Как только Нигяр-ханум прочитала про себя письмо, бледность покрыла ее лицо, и она лишилась сознания. Испуганная мать Местана кое-как привела невестку в чувство и стала спрашивать, что с ней и почему она так разволновалась.

Нигяр-ханум ничего не ответила и ушла молча в свою комнату.

— Ради Местана я отреклась от своего отца и пришла к нему, — говорила она себе, обливаясь слезами. — А он пишет, чтобы мать прогнала меня из дому.

Всю ночь она не спала и все думала.

Рано утром Нигяр-ханум взяла с собой дорожную суму и ушла, куда глаза глядят.

Нигяр-ханум мало шла, много останавливалась, много шла, мало останавливалась и пришла, наконец, на опушку какого-то леса.

В лесной чаще она увидела небольшой замок. Ворота замка были растворены. Нигяр-ханум вошла внутрь, но никого в замке не оказалось.

Пусть Нигяр-ханум побудет пока одна в замке, а я расскажу вам о матери Местана.

Когда мать Местана проснулась утром, она не нашла в доме Нигяр-ханум. Письмо Местана валялось на полу в ее комнате. Мать подняла его, спрятала за пазуху и несколько дней и ночей повсюду искала Нигяр-ханум, но нигде не могла найти.

Тогда она вернулась домой и целыми днями до позднего вечера била себя по голове и плакала.

Оставим ее пока горевать, а я расскажу вам о Местане.

Места и отослал письмо с купцом Ильясом и затосковал.

И вот однажды он сказал себе:

«Во что бы то ни стало я должен вернуться к себе на родину и узнать, так ли все, как написала мне мать».

Местан закончил расчеты со своим хозяином и отправился на родину. Ему не терпелось поскорей увидеть Нигяр-ханум.

Он неустанно погонял лошадь и проделал месячный путь за две недели.

Местан застал мать в горе и спросил ее, почему она оделась в черное.

Старуха рассказала сыну об всем, что произошло, и передала полученное от него письмо.

Местан посмотрел на письмо и увидел, что печать под строками была его собственная. Однако он отнес письмо какому-то грамотею, и оказалось, что оно написано от его имени, но было не тем письмом, которое он посылал матери.

Когда Местан вернулся домой, он спросил у матери:

— Ты посылала мне письмо?

Мать вытерла слезы и ответила:

— Нет сынок, не посылала, А это письмо принес мне мальчик, сын такого-то.

Местан вышел из дому, отыскал того мальчика и спросил:

— Кто дал тебе письмо для передачи матери?

— Купец по имени Ильяс, — ответил мальчик.

Тогда Местан попрощался с матерью и пошел разыскивать Нигяр-ханум.

Пусть Местан пока ищет ее, а я расскажу вам о купце Ильясе.

Когда купец Ильяс узнал, что Нигяр-ханум ушла из дому и неизвестно где скрывается, он тотчас же пошел к гадальщику и попросил указать ее тайное убежище.

Гадальщик сказал:

— Нигяр-ханум находится в лесу, на запад отсюда.

Купец Ильяс вернулся к себе, натянул на ноги крестьянские башмаки, взял посох и пустился пешком в путь на запад.

Вернемся теперь к Местану.

Долго шел Места и и дошел, наконец, до перепутья. И тут он не знал, по какой дороге ему дальше идти.

Пока он раздумывал, к этому перепутью подошел Ильяс. Он еще издали заметил Местана и перевязал себе голову и часть лица платком, чтобы тот его не узнал. Потом Ильяс подошел к Местану и поздоровался как путник с путником. Местан ответил на его приветствие.

Больше ни слова они не сказали друг другу и точно немые пустились вместе в путь в одном и том же направлении. Они даже не спросили друг друга, откуда и куда каждый идет.

Местан не узнал Ильяса.

Пусть они пока идут своей дорогой, а я расскажу вам о Нигяр-ханум.

Мы оставили ее в пустом замке и посмотрим теперь, что с ней случилось дальше.

Итак, Нигяр-ханум обошла все комнаты замка и заметила в одной стене щель. Как только она дотронулась до щели, края ее обвалились и открылась большая брешь в рост человека. Нигяр-ханум пролезла в эту брешь и очутилась в гробнице перед могильной плитой. Она обошла вокруг плиты, присела на нее и начала оплакивать свою судьбу.

Случайно она дотронулась до могильной плиты, и плита легко сдвинулась в сторону.

Замок мгновенно исчез, и Нигяр-ханум очутилась в лесу перед какой-то усыпальницей.

Она поняла, что это заклятое место, и сказала себе:

«Тайна заклятия находится в этой могиле!»

Она стала разбирать усыпальницу и когда разобрала верхний слой кирпичей, то увидела там лежавших рядом девушку и юношу. Оба были одеты в одинаковую шелковую одежду.

Нигяр-ханум попыталась приподнять их, но тут оторвались пуговицы, которыми были застегнуты воротники их одежды, и рассыпались по земле. В это же мгновение девушка и юноша очнулись и подняли головы. Нигяр-ханум испугалась и отпрянула назад.

Девушка и юноша взглянули друг на друга, и юноша снова без чувств упал на прежнее место.

Тогда Нигяр-ханум попросила девушку раскрыть свою тайну.

Девушка стала рассказывать:

— Когда скончался у меня отец, мой двоюродный брат завладел моим имуществом и захотел жениться на мне. А я любила вот этого юношу и не желала идти замуж за двоюродного брата. Но тот против моей воли назначил день свадьбы. Я убежала из дому с возлюбленным. Двоюродный брат послал в погоню за нами всадников, поймал меня и заточил в темницу, Он долго мучил меня, но я не сдавалась. Мой возлюбленный пришел за мной, освободил из темницы, и мы бежали в лес. Мы разбили на этом месте шатер и целый год прожили счастливо, пока двоюродный брат не проведал о нашем убежище и не заколдовал нас.

Нигяр-ханум стала помогать девушке приводить в чувство юношу. Он долго не приходил в себя. Наконец, юноша очнулся, и они втроем пустились в путь.

В дороге Нигяр-ханум решила про себя:

«Хотя Местан и был несправедлив ко мне, но я его прощаю и буду ему верна».

Так шли они вместе, и пусть себе идут дальше, а я расскажу теперь вам о Местане.

Неузнанный купец Ильяс шел некоторое время вместе с Местаном, пока они не дошли до края глубокого оврага. Местан шел впереди, а за ним Ильяс.

Ильяс воспользовался этим и столкнул его в овраг.

Пусть пока Местан останется на дне оврага стонать, а я вам расскажу о трех друзьях-спутниках.

Нигяр-ханум привела девушку и юношу к подошве высокой горы. Тут они решили передохнуть. Нигяр-ханум пошла на поиски воды.

Пока она ищет воду, послушайте об Ильясе.

После того, как он столкнул Места на в овраг, он поплевал себе на пятки и побежал к роднику. Почувствовав усталость, Ильяс присел у родника, чтобы набраться свежих сил. Пока он умывался, к роднику подошла Нигяр-ханум с глиняным кувшином. Когда Ильяс увидел ее, он очень обрадовался и подумал:

«О ты, пребывающий во сне невежества! В хорошем месте тебе повстречалась Нигяр-ханум… Теперь можешь сделать с ней все, что хочешь, исполни же, наконец, свое желание!..»

Он поднялся и пошел навстречу Нигяр-ханум.

Нигяр-ханум поняла намерение Ильяса.

Она не дала ему опомниться и с такой силой стукнула его кувшином по голове, что голова треснула в семи местах, и душа его отправилась в ад.

Девушка и юноша долго ждали Нигяр-ханум, но не дождались и пошли искать ее. Они нашли тропинку и пошли по ней. Тропинка привела их к роднику. Тут они увидели Нигяр-ханум, бледную и обессиленную, возле трупа Ильяса.

Они подняли с земли Нигяр-ханум и спросили:

— За что ты убила этого человека?

Нигяр-ханум рассказала им все свои злоключения, начиная с того дня, когда отец решил выдать ее замуж за купца Ильяса.

Они отдохнули и снова пустились в путь.

Когда проходили мимо оврага, они вдруг услышали из его глубины чьи-то стоны.

Нигяр-ханум спустилась на дно оврага и увидела там Местана. К ней на помощь спустились юноша и девушка, и они втроем подняли и вынесли его из оврага.

Оставим их пока здесь, а я расскажу вам о матери Местана.

Мать Местана с тревогой и нетерпением ожидала возвращения своего сына, когда отворилась дверь, и в комнату вошли четверо.

Мать бросилась к ним и обняла сына и Нигяр-ханум.

Нигяр-ханум выходила Местана, и он быстро оправился от ушибов.

Они объяснились друг с другом, простили взаимные обиды и начали готовиться к пиру.

В одну и ту же ночь Нигяр-ханум с Местаном устроили пир по случаю счастливого конца их злоключений, а девушка с юношей сыграли свадьбу.

Они вчетвером насладились весельем, вздохнули свободно и достигли желанного.

Теперь посмотрим, что же случилось с тем муллой, который ехал на осле, чтобы поесть даром на поминках.

Мулла ехал из Джортдана в Тюркан. Осел его завяз в грязи и так там и остался. Верхом на своем осле застрял и мулла.

Его долю риса на поминках съели мы, и это нам пошло на пользу.

А мулле на долю досталась одна грязь.