Кто зимы не видал. Владимир Воробьев

Жил-был заяц Барабанщик. Так его прозвали за то, что он любил лапами по пенькам стучать. Подбежит к старому пню и ну по нему барабанить:

— Тук-тук! Тра-та-та!

Жуки, пауки, букашки, таракашки — все с перепугу наружу выскакивают, выпрыгивают.

А зайка над ними смеётся, потешается:

— Ха, что! Испугались! Эх вы, мелкота! Нигде вы не бывали. Ничего не видали. Потому и боитесь всего на свете. То ли дело мы, зайцы!

Однажды жуки, пауки, букашки, таракашки и комарьё всякое на зайца совсем разобиделись.

— А где ты, серый, бывал!- затопали на него ножками пауки.

— Чего ты, косой, особенного ви-идал! — запищали комары.

— Мы и сами с усами,- сказали жуки.- С твоё-то, Барабанщик, знаем!

— Вот уж-жо поднатуж-жимся, дож-ждёшься от нас,- жужжали мухи.

— Ах, так! — рассердился на них заяц. — Я косой! Я серый! А шубку мою белую видели! А что зимой всё кругом белым-бело, знаете!

Но букашки, таракашки, жуки, пауки зайца на смех подняли:

— Ха-ха-ха! Хи-хи-хи! Врёт серый про шубку белую!

— Какая такая зима!

— Почему белым-бело! Прискакали сюда лягушки.

Приползли ужи. Прибежали ежи. И тоже над зайцем смеяться стали:

— Ну и врёт Барабанщик!

— Всегда здесь зеленым-зелено!

— Всегда зайцы серые.

А заяц так им всем сказал:

— Раз вы мне не верите, я сюда зимой прибегу. Всех вас разбужу. Шубку белую покажу.

И ускакал в лес.

Прошло лето. Миновала осень. Попрятались и уснули в старом пне, под корой, жуки, пауки, букашки, таракашки и комарьё всякое. Крепко спят под пеньком лягушки, ежи. И никто из них не видал, как пришла зима. И стало от снега кругом белым-бело.

И вот однажды прибежал сюда Барабанщик да как забарабанит в пень:

— Тук-тук! Тра-та-та! Просыпайтесь, поднимайтесь. Поскорее выходите, на меня поглядите!

Но никто не просыпался. Никто не отзывался. Тогда заяц забарабанил еще сильней.

— Тр-ра-та-та. Трр-а-та-та! — И закричал нарочно: — Просыпайтесь, поднимайтесь все, кто в пне живет, кто лета ждёт! Лето пришло!

Тут изо всех щелей старого пня полезли букашки, таракашки, жуки, пауки и комарьё всякое. Выползли из-под пня лягушки, ужи и ежи. А как осмотрелись, так все и ахнули:

— Ах!

Кругом белым-бело. И на зайце шубка белая!

Засучили лапками пауки. Затрясли усами жуки. Ежи колючками стучат. Ужи шипят сердито:

— Ш-шутки ш-шутишь, Барабанщик!

Только мухи сначала обрадовались:

— Ух, сколько сахару!

А как сели на снег, сразу крылышки поджали и давай жужжать:

— Ж-ж-и-вотики ж-жёт, ж-жёт.

— 3-зи-зи-ма, зи-има! — зазвенели жалобно комары. Лягушки — те только квакнули:

— Ква! — и глаза от удивления вытаращили. А заяц Барабанщик скок на пень и говорит:

— Ну, теперь будете знать меня, косого да серого!

Но его никто и слушать не стал. Все, кто зимы раньше не видал, поскорее опять попрятались. Кто в пень, кто под пень. От холода, от зимы подальше.

Поделиться в соцсетях
Данинград