Как Хома шутил Иванов А. А.

Опасные странствия Хомы и Суслика

Шутить все любят. Но не все умеют. Хома умел. Уметь — от слова «ум». И умение шутить — это как ум: либо он есть, либо нет. И не будет.

Шутки бывают всякие. Прежде всего физические и словесные.

Если кому-то сливой в лоб угодить — шутка, ясно, физическая. Сразу заметно действие. Шишка вскочит! А вот умного балбесом назвать — шутка словесная, если тебе физической шуткой не ответят.

Шутки делятся на удачные и пустые, смешные и злые, тонкие и глупые. И ещё охотничьи. Про охотников.

Самая сильная шутка — правдивая. Без вранья. Скажешь иногда о ком-то правду, все обхохочутся. Особенно в дружной компании. Подумают, шутишь.

Хома, тот не очень словесные шутки любил. Он обожал действенные, физические. Те, от которых с ног падают. Или с табуретки. Надо только постараться.

Смешно ещё выходит, когда подножку кому-то поставишь. А то и в воду столкнёшь. В холодную. Но не в колодец. Иначе сам и вытаскивай, с неподъёмной глубины. А это уже не смешно.

И золотое правило: никогда при других над самим собой не шути. Не поймут.

Весело с шутками жить. Но, как ни странно, шутки порой до добра не доводят. Даже очень смешные. Хома в этом лишний раз убедился.

Подкараулил он Суслика. Тёмным вечером.

— У! — рявкнул у него над ухом. Суслик — в обморок.

— Шучу, — засмеялся Хома, когда тот очнулся.

— У! — выскочил он ночью из кустов на Зайца. Заяц без чувств повалился. Плашмя.

— Шучу, — засмеялся Хома, когда Заяц пришёл в себя.

— У! — выпалил Хома во тьме старине Ежу. Во всю глотку.

У Ежа чуть иголки не осыпались.

— Шучу, — рассмеялся Хома. — Шучу.

— В следующий раз тебе Медведь «у!» скажет, — пообещал Ёж, не понимавший шуток.

Но не пожаловался Медведю. Среди друзей не принято. Да и засмеял бы его Медведь. Он сам большой, даже громадный шутник.

Недавно Медведь пришлого Кабана разыграл. Кабан, как обычно, жёлуди раскапывал. А Медведь подкрался на цыпочках. И незаметно привязал к его закрученному хвостику консервную банку. С гайками внутри.

Вот смеху-то было, когда, гремя гайками, Кабан понёсся домой!

Нет, не пожаловался старина Ёж Медведю. А тайно встретился с Зайцем и Сусликом. И решили они Хому проучить.

Шёл как-то Хома, озираясь, с Дальнего поля ночью. Горох за щеками нёс.

— У!!! — гаркнули втроём Суслик, Заяц и Ёж, выскочив из-за дерева.

Что там Хома, если даже Лиса, сидевшая в засаде поблизости, сознание потеряла!

Отнесли друзья Хому в нору.

Говорить он не мог: с перепугу весь горох враз проглотил. А у него в защёчных кладовоч-ках ой сколько было! Пуд не пуд, а много!

Горох горохом, а Хома ещё и глазами бессмысленно вращал. Пришлось ему ковшик холодной воды на голову вылить. Испытанное ежиное средство.

— Что… это… было? — наконец-то пришёл в себя Хома. — Шутили, да? — жалобно спросил он. Догадался. Умный.

— Нет, не шутили, — ответили друзья. — Мы всерьёз, чтобы больше так не шутил.

— Не буду, — ошалело заверил Хома.

А они как расхохочутся! До слёз. Шуток не понимает!

Так что, когда шутить вздумаешь, сначала подумать надо. Вдруг и сам смешным окажешься.

А вообще-то неплохая шутка была. «У!» И словесная, и физическая. Одновременно.

Бывает.

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград