Как Хома и Суслик с Лисой не доспорили Иванов А. А.

Великая тайна Хомы и Суслика 

Крепко повздорили Хома и Суслик. Из-за чего — вроде уже и не помнят. Упрекать стали друг друга.

— Ты первый начал, — обижался Суслик.

— Запомни, начинает всегда первый, а не второй. Не второй же, не третий! — веско сказал Хома.

Он частенько говорил веско или внушительно. Важно ещё говорил, строго, с достоинством. Нередко усмехался, но зато никогда не ухмылялся. Такого за ним не водилось.

— Я тебе напомню, — внушительно усмехнулся Хома.

— Я наконец вспомнил. Мы спорили о том, что такое хорошо…

— И что такое плохо, — подхватил Суслик. — Если что-то плохо лежит — это хорошо?

Завелись они по-новой. Они уже как-то говорили о плохом и хорошем. Но совсем по другому поводу.

— А ты положи хорошо, что плохо лежит, и будет хорошо! — важно ответил Хома.

— Кому хорошо? — не сдавался Суслик.

— Тому, у кого лежит плохо.

— А разве это нехорошо, что плохо лежит?

— А ты переложи хорошо, и тогда тому, у кого плохо лежит, хорошо будет, — строго посоветовал Хома.

Они в норе у Хомы сидели.

— Хорошо, — кивнул Суслик. — Вон я вижу, твои орешки на полке плохо лежат. Вот-вот на пол посыпятся.

Он небрежно подошёл к полке и взял с краю несколько орешков, которые могли на пол свалиться.

Взял и с удовольствием съел.

— Хорошо! — облизнулся он. — Вкусные орехи! Где рвал? — И, не дожидаясь ответа, продолжил: — Ну, сделал я сейчас по-твоему. Лежали орешки плохо, теперь — хорошо, — погладил он живот. — Ну и что? Хорошо тебе?

— Очень хорошо! — повеселел Хома.

— Но тебе же от этого плохо, — удивился Суслик. — У тебя меньше осталось.

— Но ведь тебе хорошо?

— Хорошо. Если я ещё немного возьму, мне будет ещё лучше.

— И бери. Кушай на здоровье! — разрешил Хома. — И запомни, хорошо — это когда другому хорошо и даже отлично.

Суслик недоверчиво посмотрел на него. И вновь пристроился к орехам.

Хома внимательно смотрел, как он опустошает полку.

— Хорошо! — увлёкся Суслик, проглатывая последний орешек.

— Плохо, — покачал головой Хома. — Мне ничего не осталось.

— Что ж ты меня не остановил? — смутился Суслик.

— Честно?

— Честно.

— Сначала я подумал: пусть тебе будет хорошо. Потом забеспокоился: если ты объешься, тебе будет плохо. А затем уж только спохватился: мне самому будет плохо, если ты все орехи слопаешь.

— Это хорошо, что ты б себе в последнюю очередь подумал, — одобрительно заметил Суслик. — Подожди меня немножко.

И решительно вышел.

Вернулся он с большущим кульком, свёрнутым из конского щавеля.

— Подожди немножко, дам тебе горошка! — ликовал Суслик.

Заглянул Хома в кулёк, а там полным-полно молодого вкусного гороха.

— Это ты мне? — поразился он.

— Нам, — широко улыбнулся Суслик.

— Знаешь, Суслик, — сказал Хома, набивая щёки сладким горошком, — мы с тобой неправильно спорили.

— А как правильно? — уписывал Суслик горох тоже за обе щеки.

— Тебе хорошо, — прошамкал Хома, — и мне хорошо.

— Ещё бы!

— Хорошо — когда всем хорошо. И тебе, и другому. А если другому плохо, то как тебе может быть хорошо?

— Можно уточнить? — солидно спросил Суслик.

— С таким кульком можешь уточнять, сколько угодно!

— Так вот, уточняю: не другому, а другу. Хорошо — когда всем хорошо, — повторил он Хомины слова. — А дальше надо так: и тебе, и другу, — подчеркнул он, — а не другому. Других — много. Друзей — мало.

Они опять заспорили. А ведь почти дошли до истины. Вовремя надо останавливаться и в еде, и в споре.

Ведь всё-таки хорошо — и с другим, и с другом поделиться!

Вездесущая Лиса, пробегавшая мимо норы, остановилась и прислушалась.

«Хорошо им лясы точить, — злобно подумала она. — Хорошо, что они там, а не здесь. А иначе бы они узнали, что такое хорошо!»

— Нехорошо! — в сердцах крикнула она прямо в нору сквозь узкий лаз. — Весь день голодная бегаю.

Хома и Суслик даже горохом поперхнулись. Пришлось друг друга хорошенько по спине поколотить, чтобы плохо но было.

— Но ты же горох не ешь! — крикнул Хома Лисе.

— Зато я другое ем, вместе с горошком. — огорчалась она.

— Плохо тебе, — хитро посочувствовал Хома.

— Лишь бы тебе было хорошо, — съязвила она.

— Рыжая, а все понимает! — наивно поверил Суслик.

— Была бы ваша нора пошире, и ты бы сразу всё понял отлично!

И Лиса побежала дальше. Ей было плохо ешё и оттого, что им хорошо. Не до спора ей было.

Попробуй разберись! Трудно…

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград