Басня Лафонтена Карман

Однажды объявил Юпитер всемогущий:
«Пускай все то, что дышит и живет,
К подножью моему предстанет в свой черед.
И если чем-либо в природе, им присущей,
Хотя один доволен не вполне,
Пусть безбоязненно о том заявит мне:
Помочь беде согласен я заране.

По праву слово Обезьяне
Предоставляю я. Взгляни
На остальных зверей, наружность их сравни
С твоею собственной. Довольна ль ты собою?
— «А почему же нет?
Я не обижена судьбою! Она
промолвила в ответ. — 
И, кажется, ничем других не хуже.
А вот в Медведе все настолько неуклюже,
Что братцу моему дала бы я совет,
Чтоб он не дозволял писать с себя портрет!»

Тут выступил Медведь, — но от него напрасно ждали жалоб;
Найдя, что сам сложен прекрасно он,
Глумился он над тем, как безобразен Слон:
«Вот уши уменьшить кому не помешало б,
Прибавив кое-что к хвосту!»

Не лучше, в свой черед, отнесся Слон к Киту:
На вкус его тот слишком: был громаден.

А Муравей, в сужденьях беспощаден
Нашел, что Клещ чрезмерно мал
(Себя же самого гигантом он считал).

Так, выслушав всех нелицеприятно.
Довольный, отослал Юпитер их обратно
Но люди более всего
Явились тут в суждениях нелепы,
Себе прощая все, другим же — ничего.
Мы к собственным порокам слепы,
А для грехов чужих имеем рысий взгляд.

Всех на один и тот же лад
Нас мастер вылепил: свои изъяны
Подалее от глаз
Мы прячем, в задние карманы,
Грехи же ближнего мы носим напоказ.

Переводчик Ольга Николаевна Чюмина

Пригласи друзей в Данинград
Данинград