Басня Лафонтена Черепаха и две Утки

Жила-была на свете Черепаха.
Взгрустнулось ей в норе, и вот она без страха
Решилась бросить дом, на божий мир взглянуть.
Всегда милей чужие страны;
Все колченогие сильней стремятся в путь.
Свои мечтания и планы
Она поведала двум Уткам. Те непрочь
Ей в путешествии помочь:
«Сударыня! пред вами — путь широкий.
По воздуху мы вас доставим в край далекий,
В Америку свезем — не надо и карет!
Увидите вы новый свет,
Республику, народ; полезно просвещенье,
Полезно чуждый быт и нравы изучать.
Так сделал и Улисс … » Некстати, без сомненья,
Улисса было приплетать,
Но дело слажено. Пошли приготовленья:

Чтоб странницу нести по воздуху с собой,
Тростинку Утки в рот вложили ей: «Сожмите
зубами, и в пути не выпускать, смотрите».
И, преподав урок такой,
Тут Утки с двух сторон за трость — и поднялися,
И Черепаха понеслась.
Повсюду крики раздалися:
Откуда у нее такая прыть взялась?
Совсем как птица,
Несется в обществе таком
И со своим еще домком!
«Ну и диковинка!-кричали все кругом. —
Смотрите-ка, царица
Всех черепах
Несется в облаках» —
«А что ж? конечно, я царица, и нимало
Смешного в этом нет»
Ах, лучше свой полет
Она бы молча продолжала!
Раскрыла рот
И выпустила трость — и грохнулася тяжко,
И пала мертвою к ногам толпы, бедняжка.

Надменность чванная была всему виной.
Тщеславье глупое с надутой болтовней
И любопытство, всем известно,
Сроднились тесно,
Как дети матери одной.

Переводчик П. Порфиров

Поделиться в соцсетях
Данинград