Якуб и двести дедушек — Милош Мацоурек

Жил-был один мальчик, звали его Якуб. Жил он со своим дедушкой. Дедушка был толстый, краснощекий, носил большую соломенную шляпу-панаму. Шляпу эту он очень любил. Якуба он тоже любил, но в чем-то они не сходились. То, что казалось Якубу совершенно очевидным, дедушку удивляло, а то, чему удивлялся Якуб, опять же казалось совершенно очевидным дедушке.

Жили они вдвоем в небольшом домике с верандой, рядом был огород, а в нем росла капуста. Куда ни глянь, повсюду торчали кочаны. Некоторые размером с теннисный мячик, некоторые с волейбольный мяч. Росли они где только можно: возле калитки и возле веранды, а некоторые прямо на дорожке.

«Зачем столько капусты? И откуда она только берется?» — удивлялся Якуб и сокрушенно качал головой.

— Чему ты удивляешься? — говаривал дедушка. — Земля в огороде такая плодородная, что, если в нее посадить черепок, вырастет глиняный горшок. Только зачем же горшки выращивать? От капусты пользы больше.

И продолжал сажать в огороде капусту. А она росла и росла. Капусты вырастало столько, что съесть ее вдвоем они были не в силах: не успевали съесть один кочан, как вырастал новый. И так без конца.

На счастье, в огороде жило множество бабочек-капустниц, примерно штук двести. Они любили лакомиться капустой и кое-что из урожая съедали. За это дедушка не любил бабочек, сердился на них, следил, чтобы бабочки не садились на капусту, и если видел, что они с аппетитом ее поедают, сбегал с веранды и прогонял их своей соломенной шляпой.

Это очень удивляло Якуба, и, сидя на ступеньках веранды, он только качал головой.

— Ну чему ты удивляешься? — спрашивал дедушка. — Если я не буду их гонять, они всю нашу капусту съедят.

Однако Якуб все качал головой:

— Неужто нам ее не хватает?

Но дедушка думал иначе и преследовал бабочек повсюду, где только мог. Если он не гонял бабочек, то караулил капусту, а если и этого не делал, то либо сажал капусту, либо убирал ее. Днем он варил капусту на обед, вечером на ужин.

Якуб так и не мог понять, почему дедушка занимается только капустой. Он просил:

— Дедушка, поиграй со мной! Расскажи что-нибудь! Капуста ведь никуда от тебя не убежит!

Но дедушка, надев фартук, бегал по кухне и кричал:

— Да не мешай ты мне и не отнимай зря время! Разве ты не видишь, я и так не знаю, за что мне сперва хвататься!

Вот почему Якуб вечно был один… И не удивительно, что в конце концов он подружился с бабочками-капустницами. Порой, когда ему надоедало есть капусту, он забирал тарелку и отправлялся в огород кормить бабочек. А бабочки, насытившись, рассказывали ему, куда они летали и что видели, описывали сады, где растут и цветы, и смородина, и помидоры, а Якуб слушал их, завидовал и мечтал тоже повидать хоть что-нибудь подобное.

«Как было бы прекрасно, если бы дедушка посадил еще что-нибудь, кроме капусты!» — мечтал Якуб.

— А ты возьми и сам посади, — посоветовали ему бабочки-капустницы, — тогда дедушка перестанет заботиться только о капусте, и жизнь сразу станет веселей!

— В таком случае надо посадить то, что дедушка любит, — рассуждал вслух Якуб, — ну, к примеру, соломенную шляпу.

— Это ты здорово придумал, — закричали бабочки, — посади дедушкину шляпу, ему будет приятно!

Якуб так и сделал. В полдень, когда дедушка готовил обед, он отыскал в огороде свободный клочок земли и посадил шляпу. Вскоре дедушка хватился ее.

— Куда я подевал свою шляпу? Чем же мне отгонять бабочек? Тебе она не попадалась, Якуб?

— Я пока ничего не скажу, хочу тебя удивить, — сказал Якуб, — если немного потерпишь, то у тебя будет столько соломенных шляп, что сможешь менять их хоть каждый день.

— Не понимаю, — ворчал дедушка, — что еще там этот Якуб придумал? Не потерял бы шляпу-то.

Через некоторое время в огороде вырос большой куст, а на нем много-много маленьких шляпок. Дедушка только удивлялся и качал головой. Но Якуб сказал:

— Ничего удивительного в этом нет. Если тут посадить черепок, то глиняные горшки вырастут. Только зачем же нам горшки? Лучше уж шляпы.

— Шляпа штука хорошая, — сказал дедушка. — Но ведь мне и одной хватит. Столько шляп для одного — это же чистое наказание!

Он стал ждать, пока шляпы дозреют. Когда они достигли больших размеров и приобрели красивый желтый цвет, дедушка сорвал их и отнес на чердак. Шляп оказалось штук двести, они едва уместились на чердаке.

— Вот видите, — сказал Якуб бабочкам, — ничего не вышло, все осталось по-прежнему, да еще и дедушка недоволен.

Бабочки понимали, что в этом есть и доля их вины, и потому помалкивали. Вдруг одна из них хлопнула себя по лбу и сказала:

— Я придумала! Знаешь что? Посади-ка ты в землю дедушку!

— Ты с ума сошла, — сказал Якуб, — сейчас у меня один дедушка, и ты видишь, каково мне. А что я стану делать, если их окажется двести?

— Послушайся меня! Потом спасибо скажешь, — настаивала бабочка и шепнула что-то остальным. Все бабочки заулыбались и стали кричать Якубу:

— Посади в землю дедушку, увидишь, как это будет хорошо!

И вот Якуб, дождавшись, когда дедушка уснет, отыскал в огороде еще один свободный клочок земли и посадил на нем дедушку. Зная, что посаженное нужно хорошенько поливать, он набирал из колонки воду в лейку и поливал землю, а в обед ел с бабочками из одной тарелки и спрашивал их, что будет, когда в огороде появятся двести дедушек. А бабочки переглядывались между собой и говорили Якубу:

— Не будь чересчур любопытным, скоро сам все увидишь.

Через несколько дней в огороде вырос огромный куст, весь усеянный крошечными дедушками. Сперва дедушки были совсем зеленые, рвать их не стоило, но они быстро росли и зрели и чем больше созревали, тем краснее у них становились щеки. Якуб по пять раз в день ходил взглянуть на них и советовался с бабочками, не пора ли снимать урожай.

Наконец дедушки вполне созрели, и Якуб сорвал их. Подсчитал. А дедушки — их действительно оказалось около двухсот, — перебивая друг друга, напустились на Якуба с криком: «Что это за глупость, зачем нужно столько дедушек?»

— Ну вот, я так и знал, что этим кончится, — упрекнул Якуб бабочек. — Теперь все они будут на меня кричать, да и вам лучше не станет: начнут гоняться за вами со своими шляпами. Не забывайте — на чердаке лежат двести шляп.

— Ах, Якуб, Якуб, какой же ты все-таки глупый мальчик, — сказали бабочки. — Да ведь именно теперь все пойдет по-иному. Стоит тебе только взглянуть на дедушек, и ты сам в этом убедишься.

Взглянул Якуб на дедушек и увидел, как они ссорятся между собой за то, кому достанется лопата, кому лейка, кому какая кастрюля в кухне.

Вели они себя очень некрасиво. Якуб бросился к ним и закричал:

— Дедушки, нельзя же так! Вы же покалечите друг друга, невозможно всем одновременно и копать, и поливать. Надо каждому делать свое: один копает, другой поливает, а третий готовит на кухне.

— А что же будем делать мы, кому ничего не досталось? — закричали остальные дедушки. Якуб задумался, потом засмеялся, подмигнул бабочкам и крикнул:

— Будете со мною играть! Что же вам еще остается делать?

После этого все пошло по-иному. Дедушки сменяли друг друга в работе — один сажал капусту, другой ее убирал, третий готовил еду, остальные играли с Якубом и с бабочками. Стали вспоминать: что же еще можно на свете делать? Вспоминали, вспоминали и вспомнили о купанье и экскурсиях, о волейболе, даже о том, как рисовать цветы, и еще бог весть о чем.

И зажили дедушки в полное удовольствие. У каждого была своя соломенная шляпа и своя бабочка-капустница, и на всех, вместе взятых, был маленький Якуб, с которым они играли и которому рассказывали про все на свете. А Якуб слушал их и удивлялся, потому что ни о чем таком раньше не слышал, даже от бабочек.