Верный страж. Болгарская сказка

Верный страж. Болгарская сказка

Собака, охранявшая в горах овечье стадо, состарилась. Глаза стали плохо видеть, зубы выпали, ноги ослабели.

— Эта собака, — сказал один из пастухов, — уже нам ни к чему. Не может она тягаться с волками. Как-нибудь ночью звери заберутся в кошару и передушат овец.

— Что же нам с нею делать? — спросил другой пастух.

— Завтра утром привяжу я ей камень на шею, — ответил первый, — да и спихну в глубокий омут возле мельницы. А потом спущусь в село и подыщу другую — помоложе да посильнее.

А собака всё это слышала. Поняв, что ее ждет, она переполошилась, покружилась-повертелась и решила убежать. Бросила стадо и кинулась в лес. В лесной чаще повстречался ей серый волк.

— Куда бежишь, дочь моего брата? — остановил он собаку.

Овчарка рассказала ему про свою беду. Выслушав ее, волк покачал головой.

— Неблагодарные люди твои хозяева, — сказал он, — но я помогу тебе остаться в кошаре. Слушай, что мы сделаем. Ты вернись к пастухам и ляг под кормушкой. К вечеру, когда смеркнется, я подберусь, перескочу через ограду, схвачу овцу и побегу в лес, но не сломя голову, а рысцой. Ты же начни лаять во всю мочь и надрывайся, пока пастухи не выбегут. А уж тогда лети следом за мною. На опушке леса я верну тебе овцу невредимой. И ты увидишь, что получится.

Вечером, когда Пастухи вернулись и улеглись спать, волк схватил круторогого барана и поволок его в лес. Как залает тут старая собака, всех разбудила и пустилась следом за волком. Серый два-три раза останавливался, покамест немощная собака догнала его. Немного погодя пастухи услышали возню, рычанье, лязг зубов и, добежав до леса, застали старую собаку совсем запыхавшейся, барана — невредимым, а волка и след простыл.

Старший брат погладил собаку по голове и сказал младшему:

— Видал, какая молодчина! А ты хотел утопить ее…

— Да я смотрел, как она ноги еле волочит, и думал, что она ни на что больше не годится, — ответил младший и погнал барана в кошару.

Вернувшись, пастухи налили собаке полное корытце молока в награду.

Прошло лето. Полили осенние дожди, завыли зимние метели. В одну темную ночь собака услышала, как кто-то царапается в дверь. Открыла ее передней лапой и что же видит? Перед нею серый волк — отощавший, обессилевший, кожа да кости.

— Пастухи здесь? — спрашивает.

— Нету их. На свадьбу ушли. Младшего брата женят.

— Будь добра, дай мне одного ягненка, я с голоду помираю.

— Что ты, — ответила собака. — Если ты утащишь этой ночью ягненка, знаешь, что меня завтра ждет? Камень на шею. Но я не забыла сделанного тобою добра и, чтобы отплатить тебе тем же, отведу тебя в село на свадьбу. На кухне лежат семь жареных барашков. Их зарезали с вечера. Можешь любого выбрать и съесть!

— А как же я войду туда? — спросил волк, глотая слюнки.

— Нет ничего легче. Кухня заперта на деревянный засов. Нажмешь на него лапой — и дверь сама откроется. Одно лишь запомни: под полкой стоят два деревянных ведра с вином. Не пей вина, может беда случиться. Ну, а теперь спеши в село.

Побежал голодный волк в село — и прямиком в дом пастухов. Он легко нашел его, потому что там играли на волынках и били в барабан. Подкрался волк к кухне, поднялся на задние лапы, заглянул в окошко: внутри никого не было. Только жареные барашки лежали рядышком на больших противнях. Волк толкнул лапой засов, открыл дверь, вошел в кухню и в два счета управился с парой барашков. Утолив голод, серый, вместо того чтобы унести ноги, пристроился к ведру — вина отведать. Попробовал — вкусным показалось. Стал он лакать, покуда не налакался допьяна. Сделалось ему весело. Пошатнулся он разок-другой и завыл во всю волчью глотку.

Хозяева и пришедшие на свадьбу соседи вскочили из-за стола, схватили, кому что под руку попалось, и ну тузить незваного гостя. Избитый волк с большим трудом добрался до гор, приплелся к собаке и сказал ей:

— Я тебя избавил от камня, который собирались привязать тебе на шею, а ты послала меня в село, откуда я еле живой убрался. Не прощу я тебе этого. Буду с тобой биться. Пойду созову своих союзников.

— Раз мы не можем договориться добром, что ж, будем биться! — ответила собака.

На другой день волк собрал всех лесных зверей: медведей, лисиц, зайцев, ежей, а собака привела на поле боя лишь кошку да гуся, потому что других домашних животных в кошаре не оказалось.

Союзники волка выстроились в шеренгу на опушке леса и приготовились к бою. Волк велел зайцу взобраться на дерево и глядеть оттуда — не идут ли враги. Немного погодя заяц как закричит с верхушки дерева:

— Идут! Идут!

— Кто ведет вражеское войско? — спросил волк.

— Впереди всех усатое чудовище шагает, глазами сверкает, саблей размахивает и кричит:

— Вот так рубить их будем! Вот так! Вот так!

(То была кошка, которая вертела хвостом вправо и влево).

— А за чудовищем? — спросил медведь.

— За ним бежит кто-то еще пострашнее и во весь голос горланит:

— Так, так, так!

(А то был гусь, который всегда гогочет: га, га, га!).

— А позади кто? — крикнула зайцу лиса.

— А позади прирученный лев.

— Ну, раз так, бежим, братцы, не то нам несдобровать! — взревел медведь и повернул назад.

Следом за ним и остальные звери. А заяц соскочил с дерева, поднял лапки вверх и сдался в плен.

Медведь полез через поле, на котором росла высокая, только что заколосившаяся рожь. Когда он бежал, колосья били его сзади, и злополучный медведь, покуда выбрался оттуда, голову потерял со страха. Волк свернул в сторону и свалился с обрыва, а вслед за ним посыпались вывороченные им камни, колотя его по бокам.

Наконец, союзники остановились перевести дух среди тихой лесной поляны.

— Страшное дело, — сказал медведь. — Еле шкуру унес. Как засвищут мне вслед пули градом. Хорошо еще, что шкура у меня толстая, не смогли пробить.

— А со мной что было! — вздохнул волк. — Собака настигла меня у обрыва и ну сбрасывать на меня целые скалы. Все косточки мне переломала. Вы, братцы, так и знайте, с этих пор я в ее кошару ни ногой.