Удачливый друг. Владимир Бондаренко

Три веселых зайца.

Начало сказки

Заря ещё только чуть зажигала край неба, когда Рваный Бок прибежал к другу и толкнул его в плечо:

— Вставай, Пушок.

Легонько толкнул, а Пушок так и подпрыгнул. Бежать было кинулся, да Рваный Бок остановил его:

— Куда ты? Я это. Меня можешь не бояться.

— Ты? — удивился Пушок. — Что бродишь? Сам не спишь и мне не даёшь.

— Не спится. Ночь, подкрадётся кто-нибудь и обидит. Послушай, давай с тобой дом построим. С домом спокойнее будет. Закроемся с вечера на задвижку и будем спать до утра. И никто к нам не войдёт, никто нас не тронет. Да и лето кончается, пора о зиме подумать.

Ох, как услышал Пушок про дом, так и подпрыгнул. В ладоши захлопал.

— Дом? — кричит.

— Дом, — говорит Рваный Бок.

— Построим? — кричит Пушок.

— Построим, — отвечает ему Рваный Бок.

— Ой, какой же ты молодец, Рваный Бок, до чего додумался!

Обнял Пушок друга, прижал к остренькой груди, потискал, отстранил. В глаза поглядел, по плечу похлопал.

— Дом? — кричит.

— Дом, — отвечает Рваный Бок.

— Построим? — кричит Пушок.

— Построим, — отвечает Рваный Бок.

— С окошками?

— С окошками.

— Ох, какая же у тебя голова светлая, Рваный Бок! Что придумал!

Прижал опять Пушок друга к остренькой груди, потискал его, по плечу похлопал. И говорит вдруг:

— Послушай, а зачем нам один дом на двоих иметь, тесниться? Давай два дома построим: ты — себе, я — себе. Ведь каждому можно дом иметь. Вон у медведей — у каждого своя берлога, а мы что — хуже их, что ли?

И теперь уже Рваный Бок обнимать друга кинулся.

— Свой? — кричит.

— Свой, — отвечает ему Пушок.

— На каждого?

— На каждого, — отвечает ему Пушок.

— Немедленно?

— Сейчас же!

— Пошли тогда в чащу.

И отправились зайцы брёвнышки собирать. Время было раннее, но им так не терпелось поскорее начать дома себе строить, что они даже не стали дожидаться, когда солнышко взойдёт.

Идёт Рваный Бок по роще, смотрит — брёвнышко лежит. Поглядел на него и пошёл дальше.

— Одно, — говорит, — было бы два, тогда другое дело. А из-за одного и наклоняться не стоит.

Пушок за ним следом шёл. Увидел брёвнышко, подобрал его.

— Одно, — говорит, — есть. Ещё одно найду — два будет. Так брёвнышко к брёвнышку и наберу сколько надо.

Отнёс брёвнышко к ореховому кустику, возле которого решил дом себе строить, вернулся в чащу. Идёт, аукает:

— Ау! Как там у тебя, Рваный Бок? Нашёл что-нибудь?

— Нет, — отвечает Рваный Бок и тоже спрашивает: — А ты?

— Я уже нашёл, сделал почин.

«Смотри ты, удачливый какой друг у меня», — подумал Рваный Бок и стал зорче по сторонам глядеть.

Идёт, смотрит — дощечка на просеке лежит. Дед Матвей ехал на колхозную пасеку, обронил. Прошёл мимо неё Рваный Бок.

— Было бы их две, а из-за одной и наклоняться не стоит, спину гнуть.

А Пушок идёт следом, смотрит — дощечка лежит. Подобрал её.

— Одна, — говорит, — есть. Ещё одну найду — две будет. Так дощечка к дощечке и наберу сколько надо.

Отнёс её к ореховому кустику, вернулся, аукает:

— A-у! Где ты, Рваный Бок? Нашёл что-нибудь?

— Нет пока, — откликается Рваный Бок. И тоже спрашивает: — А ты?

— Я опять нашёл.

«Гляди ты, удачливый какой друг у меня, везёт ему и везёт», — подумал Рваный Бок и прошёл мимо ещё одного брёвнышка, а Пушок шёл за ним, подобрал.

Так брёвнышко к брёвнышку, дощечка к дощечке и набрал Пушок сколько нужно было и построил себе дом. С двумя крылечками, с палисадником. Глянул как-то Рваный Бок, а уж у друга и дым из трубы идёт.

Сказал:

— А! Я ещё и брёвнышек набрать не успел, а уж он в своём доме печку топит. Что ж, кому, видно, как повезёт.

И ушёл в самую глубь рощи, может, там что отыскать удастся, может, хоть в этот день повезёт ему.

Продолжение