Три заколдованных князя — Чешская народная сказка

В обработке классика чешской литературы Божены Немцовой.

Давным-давно, в далекие времена жил на свете богатый дворянин. И хоть богатство его было несметно, был он не в меру расточителен, играл в кости, и по будням и по праздникам бражничал, да ездил на охоту. И вскоре все свое богатство пустил по ветру. Пришлось покинуть город и отправиться в старый замок. Стал дворянин со своей семьей жить бедно и скромно.

Были у него жена и три дочери. Все три выросли красивыми и хорошими.

Обеднел дворянин и друзья его покинули. Стал он одиноко жить в старом замке и не знал никаких радостей, кроме охоты. Однажды забрел он в лес со своим ружьем, ходил, ходил, но никакая дичь не попадалась. И вдруг перебегает ему дорогу заяц. Охотник прицелился, выстрелил, и заяц упал; кинулся он зайца поднимать, а из кустарника на него огромный медведь лезет и, поднявшись на заднее лапы, грозно ревет:

— Как ты посмел моего подданного убить? Я тебя за это на куски разорву или отдай мне свою старшую дочь в жены! — И положив свои лапищи дворянину на плечи, ощерил страшные зубы.

Что было дворянину делать? Пришлось пообещать.

— Через семь недель я за ней явлюсь, — прорычал медведь, исчезая в кустах.

У дворянина кровь застыла в жилах, а когда медведь исчез, понял он, что натворил, и слезы покатились из его глаз. Так и пришел он домой, горюя и плача. Стала старшая дочь его спрашивать, как дела, и не смог он удержаться от громких рыданий. Жена и дочери окружили его, умоляют всю правду сказать. Он не мог больше отпираться, пришлось рассказать, что с ним стряслось.

— Бедное мое дитя! В несчастный час ты родилась, горькая участь тебя ждет, — жаловался он, — а меня еще горше. Ведь я тебя медведю пообещал и через семь недель он за тобой явится!

Мать и дочери стали плакать и причитать, только старшая молчала, а потом говорит отцу:

— Не печальтесь, батюшка, чтоб вашу жизнь сохранить, я с радостью собой пожертвую, знать мне так на роду написано!

Сердце ее сжималось от страха, но доброй девушке не хотелось еще больше огорчать отца.

Со страхом ждут они, когда срок подойдет. А отец одну только думу думает, как бы дочь спасти.

И придумал: созвал ближних и дальних соседей на свадьбу. Никто не отказался. В названный день съехались в замок гости.

Среди них храбрые юноши до зубов вооруженные. Все свою помощь сулят, каждый готов красу-девицу от жениха-медведя отстоять.

Ждут-пождут, а жених не является. Уже и солнце через полдень перевалило, а медведя все нету. Вдруг послышалась тихая прекрасная музыка. Сначала издалека, словно с другого конца земли. Но становилась она все явственней и явственней, все прекрасней, все ближе. И вскоре задрожала земля от топота конских копыт, из-за леса показалась вереница золоченых карет.

Прискакали они прямо в замок и остановились во дворе. Самая красивая карета, запряженная шестью горячими конями, встала перед дверью, из нее выскочил молодой князь-красавец; его платье сверкало золотом и драгоценными камнями. Вслед за князем появилась его дружина.

Все уставились на нежданных гостей, все любовались князем, ведь не было ему равного среди присутствующих!

Вежливо отвечая на поклоны, он пробрался среди гостей и подойдя к хозяину, стал просить старшую дочь в жены.

— Рад бы всей душой, дорогой князь, но, увы, я обещал ее медведю. Мы его ждем с минуты на минуту, — горько сетовал старый дворянин.

— О! что нам за дело до медведя, — улыбнулся князь, — медведь пусть берет медведицу, а красу-девицу отдайте добру-молодцу!

Не долго заставил себя упрашивать старый дворянин, стал у дочери спрашивать, согласна ли она. Дочь с радостью согласилась, и вместо медвежьей свадьбы сыграли княжескую!

Князь приказал достать из кареты сундук с золотом и подарил его старому дворянину.

Молодых обвенчали, и начался пир горой!

Ну и веселая же была свадьба! Гремела музыка, гости веселились, словно на следующий день и рассвету не бывать.

Но прошло немного времени, и вдруг приказывает князь запрягать коней, со всеми ласково прощается, сажает молодую жену рядом, и вот уже из ворот замка мчится прямо к лесу карета за каретой, только искры у коней из-под копыт летят.

Старый дворянин со страхом ждал медведя, но медведь так никогда в замок и не явился!

Теперь у дворянина стало денег хоть отбавляй. И зажил он по-прежнему: задавал богатые пиры, играл в кости, ездил на охоту, а денежки так и таяли.

Друзья снова его любили, чуть не на руках носили. Напрасно благоразумная жена уговаривала опомниться, дворянин не успокоился, пока все деньги не растранжирил. Друзья, как водится, оставили его и стал он опять жить в замке в одиночестве со своей семьей.

Однажды взял он ружье и, по старой привычке, отправился в лес. Никакого зверья не встретил, только видит: высоко в небе ястреб кружит. Прицелился дворянин, выстрелил и ястреб камнем полетел на землю. Тут вдруг зашумел темный лес, словно буря на него налетела, и над головой дворянина закружил огромный орел.

— Как ты посмел моего подданного убить? — вскричал орел. — Я тебя сейчас на куски разорву! Но если хочешь жив остаться, отдай мне свою среднюю дочь в жены! Одно из двух! Выбирай!

Что уж тут выбирать? Орлиный клюв уже занесся над ним, словно огромные кузнечные клещи, и когти вот-вот вонзятся в тело. Пообещал дворянин орлу свою среднюю дочь в жены.

— Через семь недель я за ней явлюсь, — заклекотал орел и, словно вихрь, исчез за горами.

Печальный, расстроенный возвращался дворянин домой. Его мучила совесть, что он отдал орлу свою среднюю дочь. Но ведь, коль случилось, уж не вернешь.

Жена и дочери сразу поняли, что с отцом стряслась беда. Но сколько ни приставали с расспросами, он все отмалчивался, не хотел отвечать. Наконец не выдержал и все рассказал.

Мать в слезы, а средняя дочь утешает родителей:

— Ах, милые мои, дорогие, не мучайтесь, не страдайте. Я пойду замуж за орла, видно, мне так уа роду написано; может мне с ним хорошо будет.

Прошло семь недель. Пора свадьбу готовить. Была у старого дворянина тайная мысль, что его друзья одолеют орла, не отдадут ему невесту.

Настал последний день седьмой недели. Над замком нависло мрачное ожиданье. Молодые парни зарядили свои ружья, собираются достойно встретить орла. Невеста, хоть и печальна, но держится храбро, а орла все нет и нет!

Солнце уже на полдень встало, как вдруг откуда-то издалека послышалась приятная музыка и, чем ближе она раздавалась, тем становилась прекраснее и нежнее.

Гости умолкли, прислушались, ждут, и вдруг задрожала земля под конскими копытами, из леса мчится целая вереница позолоченных карет — не успели гости глазом моргнуть, а кареты уже во дворе.

Первая карета была самая прекрасная и сидел в ней молодой князь. Платье его сверкало золотом и драгоценными камнями, словно небо, покрытое звездами.

Кареты остановились, князь на землю соскочил, а за ним и вся его дружина. Все красоте и богатству князя дивятся, а князь прямо к старому дворянину идет, кланяется и без долгих речей просит отдать ему среднюю дочь в жены.

— Великое было бы для меня счастье, дорогой князь, назвать тебя своим сыном, да вот беда — я уже обещал свою среднюю дочь в жены орлу.

— О, не печальтесь, батюшка! Пускай орел возьмет в жены орлицу, а молодому парню отдайте девицу, — отвечает князь с улыбкой.

Что дворянину делать? Согласился, если только дочь не против. Ну, а дочери красивый князь, конечно, милее, чем орел.

Велит тут князь достать из кареты два сундука золота и серебра и отдать в подарок отцу.

Молодых обвенчали и началось веселье.

Но не долго длилось веселье. Приказывает князь коней запрягать и, ласково простившись со всеми, сажает молодую жену к себе в карету. Кони мчатся прямо к лесу, только пыль столбом стоит.

Долго глядели им гости вслед, а мать не переставала утирать слезы. Да чего уж тут! Ведь дочь-то досталась не орлу, а прекрасному князю!

Со страхом ждали в дворянском замке орла, но он так и не прилетел.

Дворянин снова стал богат и снова стали ездить к нему друзья. Да ведь даже самый глубокий колодец может иссякнуть! Кончилось и его богатство, самая малость осталась. Дворянин больше не охотился на зверей и птиц, стал рыбной ловлей баловать.

Как-то пришла ему охота рыбку половить. Взял он удочки и пошел. Идет по дороге, о своем житье-бытье думает. Думал, думал и решил, если когда-нибудь снова разбогатеет, денег зря не тратить.

Миновал он густой лес и очутился в долине, со всех сторон окруженной горами и холмами. Посреди долины — озеро раскинулось, старый дворянин его еще никогда не видал. Подошел он к берегу, закинул удочку, богатому улову радуется. И, впрямь, не успел крючок под воду уйти, как на него уже рыбка клюнула, за ней другая, третья… Обрадовался дворянин, да не долго его радость длилась!

Забурлило вдруг озеро, высокие волны с грохотом обрушились на берег. В волнах показался огромный рыбий хвост и диковинная рыба выскочила на берег. Разинула пасть и говорит:

— Как ты смеешь губить моих подданных? Я тебя сейчас живьем проглочу! Выбирай — жизнь или смерть! Коли хочешь уцелеть — отдавай мне в жены свою младшую дочь!

Что тут будешь делать?

Страх — плохой советчик. Пообещал он рыбе отдать свою младшую дочь.

— Ждите меня через семь недель, — сказала рыба, с грохотом захлопнула пасть и кинулась обратно в воду. Высокие волны захлестнули берег, вода в озере забурлила, почернела.

Больше дворянин рыбы не видел.

Помрачнела душа дворянина. Грустный и задумчивый пошел он домой. Единственная утеха — младшая дочь, и ту он не смог уберечь.

Домой пришел черней тучи. Дочь и мать выпытывают, выспрашивают, что случилось, но он ничего не отвечает, молчит. А потом заплакал и говорит:

— Двух дочерей я потерял, ничего про них не знаю, не слышу, но тех я отдал в руки людям, а тебя, дитя мое, мне пришлось пообещать в жены рыбе! Ах я, несчастный отец!

Он рыдал, как ребенок, а мать рыдала еще громче. Дочь тоже была печальна; ее сестры вышли замуж за красивых парней, а ей за морское чудище идти придется! Сердце ее сжималось, и лишь тайная надежда была ей утехой — вдруг рыба не явится, ведь не явились же медведь с орлом.

И снова созвал старый дворянин своих друзей. Все пришли и решили дочь оборонять, а рыбу убить. И вот настал роковой день. Со всех сторон съезжаются гости. Стар и млад готовы защитить прекрасную деву.

Вот уже солнце к закату клонится, а рыбы нет как нет! И вдруг вдалеке послышалась прекрасная музыка. Она доносилась словно из-под земли, и чем ближе, становилась все прекрасней и нежнее. Через минуту земля загудела под конскими копытами. Из леса показалась вереница золоченых карет и направилась прямо к замку. Не успели гости глазом моргнуть, как кареты были уже во дворе.

Первая карета была самая богатая. В ней сидел сам князь. Был он и собой хорош, и так красиво одет, что на всем свете не было ему равного.

Он выскочил из кареты и поспешил прямо к дворянину. Его дружина — за ним. Подошел, достойно поклонился и с милой улыбкой просит: «Отдайте мне свою младшую дочь в жены!»

— О, мой дорогой князь, я с радостью отдал бы тебе ее в жены, знаю, что моя дочь была б с тобой счастлива, но, вот беда, я обещал ее страшной рыбе. С минуты на минуту она сюда может явиться, — отвечает ему дворянин.

— Что нам до рыбы, рыба пусть женится на рыбе, а мне отдайте вашу красавицу-дочь, я прижму ее к своему сердцу и отвезу в свой дворец, — сказал на это князь.

Дворянин перечить не стал, лишь бы дочь согласна была. Красавица, не колеблясь, дала свое согласие, а жених приказал нести названному батюшке подарки. Это были три сундука золота и серебра.

Молодых, не мешкая, обвенчали и затеяли веселую свадьбу.

Пир стоит горой, веселья хоть отбавляй, княжеский оркестр во всю играет, да так задорно, что у самых старых стариков ноги сами в пляс идут.

Но когда веселье было в самом разгаре, молодой князь приказал вдруг запрягать, ласково со всеми распрощался, посадил невесту в свою карету и вот уже мчится из ворот карета за каретой, запряженные гордыми конями, только пыль стоит столбом, да стонет земля под копытами.

А рыба так и не явилась.

Друзья решили, что дворянин, разбогатевши, снова станет играть в кости, да ездить на охоту и вести беспутную жизнь. Но дворянин, раскаявшись, решил обращаться с деньгами бережно. Стали они с женой снова богатыми. Но отец и мать часто плакали, тосковали, что остались одни, без детей, как липка без ветвей.

И услыхал бог их молитву и послал на старости лет сына. Очень ему старики обрадовались и назвали мальчика Радовзор.

Мальчик рос, рос и превратился в красивого юношу. Отец его выучил всему, что знал сам, и стал Радовзор храбрым да умелым.

Дворянин строго-настрого запретил своим слугам хоть словечко обронить о пропавших дочерях, чтобы юный Радовзор не знал, не ведал, что у него когда-то были сестры. Но Радовзор сам стал спрашивать, почему у его товарищей сестры есть, а у него нету. Родители и так и эдак отговаривались. Но юноша видел, что-то тут не так. У матери на глазах слезы, отец голову опустил. Задумался Радовзор.

Была у него старая нянька, которая своему любимцу ни в чем не могла отказать. Он к ней ласкается, просит, умоляет правду сказать. Не утерпела нянька и все рассказала. И про сестер, и про их судьбу. Ведь она и сестер его вырастила.

Знала бы добрая старушка, что из этого выйдет! Пригорюнился Радовзор, решил своих сестер разыскать.

Сказал об этом старикам-родителям. Отец отговаривает, мать плачет, но все напрасно. Радовзор твердо стоит на своем.

— Я должен разыскать своих сестер, — говорит он. — Да и на белый свет мне пора поглядеть, своего счастья поискать. Будь, что будет! Дайте мне, батюшка, доброго коня и верное ружье, чтоб и в рай и в ад дорогу проложило!

Поняли родители, что сыночка не остановить, и решили получше снарядить в путь. Дали на дорогу денег, оружие, коня и слуг. Когда все было готово, простился Радовзор со стариками и старой нянюшкой и отправился в путь.

Направился прямо к лесу, куда князья сестер увезли. И повела его дорога все дальше и дальше, по горам и долам, пока не добрался он до дремучих лесов. Деревья стоят стеной. Каждый шаг топором прокладывать приходится.

Не так был бы труден их путь, если бы еды хватило, но все уже было съедено, а людского жилья не видать. Умоляют слуги своего господина остановиться. Не хотят дальше идти, боятся в лесу погибнуть. Но он их не слушает, приказывает дальше сквозь проклятые заросли пробираться. После долгих мучений, изголодавшиеся, попали они в другой дремучий лес и тут коней, словно кто к земле приковал. Стоят на месте, хоть убей. Повернули коней назад.

«Значит — это рубеж, через него никто перейти не смеет, лишь я один», — решил дворянский сын, отдал коней слугам и сказал:

— Возвращайтесь-ка домой, передайте отцу с матерью привет да скажите, что я назад не вернусь, покуда сестер не найду. И коня моего с собой уведите, он мне в этой чащобе не понадобится!

Вернулись слуги домой, а Радовзор один через густые заросли пробирается, прокладывает себе тропу острым мечом.

Прошел он через две горы и две долины, до третьей добрался и набрел на высокую скалу. Видит в скале щель. А из этой щели курятся голубоватые облачка дыма.

— Даже, если там злая ведьма сидит, — подумал он, — все равно я туда влезу!

И, не долго думая, подошел к скале. Поглядел — щель, хоть и узка, но протиснуться можно.

Забрался Радовзор внутрь. Чем дальше идет, тем узкий коридор шире становится. Вот уже и совсем свободно стало, хотя тьма стоит кромешная. Вдруг, вдали, что-то блеснуло, словно огонек. Он становился все ярче и ярче и Радовзор очутился в огромной, словно палаты, пещере. Посредине горел костер и освещал пещеру. А возле костра сидела красивая женщина и ласкала двух медвежат.

Увидала человека, вскочила на ноги и удивленно воскликнула:

— Откуда ты взялся, добрый человек? Ведь к нам сюда даже птичка-невеличка забраться не может! Беги скорее прочь, не то мой муж придет и разорвет тебя на куски!

— Ты спрашиваешь, как я здесь очутился? — отвечает ей Радовзор, — я своих сестер ищу. Они когда-то за трех князей замуж вышли, — и стал рассказывать, что узнал от старой няньки.

Красивая женщина сразу поняла, что он ее брат. Ведь это была старшая дочь дворянина. Она очень обрадовалась, подсела к брату поближе и стала расспрашивать о доме. Но только Радовзор начал свой рассказ, как у входа в пещеру послышался гневный рык медведя. Пришлось Радовзору быстрехонько под корытом схорониться.

Только он спрятался, как в пещеру ворвался медведь, муж его красавицы-сестры, и, обнюхав углы, взревел:

— Жена, я чую человеческий дух, подавай его сюда, я его на куски растерзаю!

— Ах, дорогой мой муженек, откуда здесь человеку взяться, ведь даже птичка-невеличка сюда не проберется, не то что человек! Успокойся, — уговаривала его жена.

Но медведь ее не слушал и все метался по пещере, да рычал так, что за тридевять земель слышно было.

— Не хочешь дать сама, я его и без тебя найду!

И с этими словами страшный зверь ринулся к корыту. Перевернул, занес было свою когтистую лапу… Но тут пробило двенадцать — пещера заходила ходуном и превратилась в огромный прекрасный замок, медведь — в красивого князя, а медвежата в очаровательных малышей. Вместе с медвежьей внешностью князь утратил свирепость и принялся радостно обнимать и целовать своего шурина.

После сердечных приветствий они сели беседовать. Радовзор рассказывал о родителях, князь и княжна о своем житье-бытье.

— Ты уже понял, милый братец, что злые чары превратили меня в медведя. И мои младшие братья тоже заколдованы: меньшой превращен в рыбу, средний — в орла. Наше заклятье длится двенадцать часов в сутки. Это время мы живем в образе и подобии лютых зверей. Мы бродим по полям и лесам и вынуждены мучить людей своей жестокостью. Наша дружина тоже превращена в лесных зверей, а поместья и замки в непроходимые чащи и скалы. Когда пробьет наш час, мы снова становимся людьми и край наш оживает. И так каждый день! Я знаю, что злой волшебник мстит нам за сестру, но как и кто нас может освободить, этого я не ведаю. Наверное, никто — ведь страшные испытания ждут того, кто снимет с нас злые чары! Но если ты решился, попробуй. Иди к моему среднему брату, может он знает, что тебе посоветовать. А я дам тебе в дорогу клок медвежьей шерсти. Когда тебе будет грозить опасность, разотри ее между пальцами и тут же шесть медведей прибегут к тебе на помощь.

С радостью взял Радовзор эту медвежью шерсть и хорошенько ее спрятал. Он попросил князя показать ему дорогу к брату и тот любезно согласился. Князь с княгиней щедро угостили дорогого гостя, ласково с ним побеседовали и тут под окнами появились шесть прекрасных коней.

— Карета ждет тебя, — сказал князь, — и кони знают дорогу. А теперь поторопись, уходи поскорее, ибо приближается минута моего превращенья!

Горько было их расставанье, ведь они не знали, когда увидятся вновь.

Радовзор сел в карету и кони помчали его через горы и долы, только пыль стелилась следом. Когда пробила роковая минута, они уже миновали границы княжеских владений. И тотчас же Радовзор очутился на земле, кони превратились в мышей, прыснули в разные стороны и помчались обратно в лес, а карета стала ореховой скорлупкой.

Радовзор стоял один в пустом лесу, возле ручейка. За ручейком вилась тропинка. Пошел Радовзор, куда вела тропа, шел он долго лесами и перелесками, через равнины и горы. И добрел к такому высокому дубу, какого никогда в жизни не видывал. Ветви его раскинулись ввысь и вширь, а на самой вершине примостилось гнездо. Увидал его Радовзор и сразу понял, что это жилище его средней сестры. Долго ждал он, не покажется ли она, не поможет ли взобраться наверх. Но сестры не было видно. Радовзор стал кричать что было сил и стучать по стволу. И тут наверху появилась женщина и спросила:

— Кто там кричит и стучит?

— Это я, дорогая моя сестрица, — ответил Радовзор, — твой брат, помоги мне взобраться наверх!

— Мой брат? — удивилась женщина. — У меня никакого брата нет. Но брат ты мне или не брат — беги поскорее отсюда прочь, не то явится мой муж и тут же разорвет тебя на куски!

— Может еще и не разорвет, — ответствовал Радовзор, — это мы поглядим! Ты помоги мне наверх взобраться, а я тебе объясню, кто я и чего мне надобно.

Согласилась женщина и опустила вниз веревку. Взобрался Радовзор наверх, сел рядом с красивой женщиной на мох, на котором молодой орленок возился, и начал рассказывать, кто он и чего он хочет. Прослезилась на радостях сестра, стала брата обнимать. А сама от страха дрожит. Ведь прилетит орел и разорвет брата в клочья! Только они успели словом-другим перемолвиться, как загудело в небе, словно буря налетела. Это приближался орел.

— Дорогой мой братец, заберись поскорее в этот мох, я постараюсь тебя спасти, — умоляла Радовзора сестра.

Едва успел Радовзор в мох зарыться, как в гнездо опустился орел и закричал:

— Жена, я чую человека! Подавай его сюда немедля, я его разорву!

— Ах, мой дорогой муж, — успокаивала его жена, — откуда здесь взяться человеку, ведь сюда и птичка-невеличка не доберется!

— Не отдашь подобру-поздорову, я его сам найду, — злобно крикнул орел и давай лапами мох разрывать. Вот-вот своими стальными когтями зацепит беднягу. Но тут пробило двенадцать, вздрогнула земля, гнездо на дереве превратилось в великолепный замок, орел — в прекрасного князя, а орленок — в прелестного мальчонку. И все вокруг ожило.

Радовался князь, что шурина не разорвал.

Тут же накрыли богатый стол и Радовзор стал рассказывать про дом, про родителей и как он сюда попал:

— Родители наши живут, как и положено старым людям. Я оставил их в добром здравии. Трудно было мне с ними расставаться, да ведь надо найти сестер и их мужей! Старшую сестру я уже повидал и шурина своего — медведя тоже. Шурин-медведь рассказал мне, что на вас лежит страшное заклятье, и я решил во что бы то ни стало вас освободить. Стал старшего шурина спрашивать, что для этого нужно сделать, а он не знает, к тебе велел идти, может ты поможешь советом!

— Ах, братец мой дорогой, — отвечает князь. — Напрасно ты бьешься. Мне думается, что освободить нас невозможно. Страшно наше заклятие. Что посоветовать — не знаю. Ступай лучше к меньшому брату, он тебе даст хороший совет и откроет нашу тайну!

— Если надо — пойду, только укажи мне дорогу, — согласился Радовзор.

— Я велю довести тебя до границы своего княжества, а там тропа сама тебя поведет. Придешь к большому озеру и прыгай туда, где над водой пар клубится. Я дам тебе с собой несколько орлиных перьев, если будет грозить опасность, помни их в пальцах и тут же прилетят шесть орлов на помощь.

Радовзор поблагодарил князя, спрятал перья и вот уже шесть коней роют землю под окнами.

— Ну, дорогой братец, — сказал князь, — приближается мой час; карета готова, уезжай поскорей, пока я орлом не обернулся!

Попрощался Радовзор с любимой сестрой и шурином, они проводили его до самой кареты и кони помчались, словно за спиной у них были крылья. Только они добрались до границы княжества, пробил роковой час и Радовзор очутился на земле. Кони превратились в воробушков, а карета в яичную скорлупку.

Видит Радовзор — тропинка меж деревьев вьется. Вспомнил слова шурина и пустился в путь. Долго шел и пришел наконец в долину, где раскинулось большое озеро. Остановился Радовзор на берегу, стал озеро разглядывать. Примечает — вон там, неподалеку от берега голубоватое облачко курится. Прыгнул в воду, оказалось, что это не облачко вовсе, а дым из трубы идет и попал он прямо в очаг. Сестра его младшая дрова подкладывает, хочет огонь развести. Испугалась она и убежала в другие покои. Радовзор следом за ней, а сам кричит:

— Не бойся, сестрица моя дорогая! Ведь это я, твой брат, я тебя навестить пришел!

У сестры страх прошел, когда увидала она перед собой человека. Но ведь про брата она не знала и завела такую речь:

— Не заманивай меня сладкими словами! Нет у меня никакого брата. Но все равно, кто бы ты ни был — скажи, откуда ты и что тебе надо?

Радовзор все сестре объяснил, упала она ему на грудь, прижала к своему сердцу! То-то было радости! А вскоре и сам князь в человеческом облике домой возвратился. Жена ему навстречу кинулась, кричит:

— Дорогой мой муженек, к нам брат пожаловал!

— Твой брат — мне шурин, — обрадовался князь-рыба, стал спрашивать, как родители поживают.

— Стариков-родителей я оставил дома в добром здравии. А что у них там теперь, не ведаю, ведь я из дому давно ушел. Хотелось мне дорогих сестер и их мужей повидать. А к тебе у меня такое дело: сказали мне медведь и орел, твои старшие братья, что ты знаешь, как мне вас от злого заклятья избавить. Расскажи-ка ты мне, за что вас заколдовали и как мне вас освободить. Я до тех пор домой не вернусь, пока вас не высвобожу! Жизни своей для этого не пожалею!

— Трудно тебе придется. Не знаю, справишься ли, — сказал князь-рыба после долгого раздумья. — Но, если задумал, попытайся, может что и получится! А теперь слушай. Есть у нас сестра-красавица. Приглянулась она злому волшебнику и решил он взять ее в жены. Но она идти за него не пожелала, да и мы отдавать не хотели. Разозлился колдун, схватил нашу сестру и унес, а нас всех троих в диких зверей превратил. И придется нам мучиться до тех пор, пока она за него замуж не пойдет или нас кто-нибудь не освободит. Злой волшебник с нашей сестрой скрывается в одной пещере. Отпереть ее можно единственным золотым ключом, а висит он на высоком дереве, неподалеку от той пещеры. Снять этот ключ — ох, как трудно! Вход в пещеру ведет через двенадцать комнат, в тринадцатой, на ложе, спит сам волшебник, возле него в гробу лежит наша сестра. Над волшебником висит золотая труба. Если в нее затрубить, власть волшебника кончится и мы будем свободны! Только все это очень опасно.

— Я опасностей не боюсь. Положусь на судьбу и удачу! В путь! Показывай дорогу!

— Да сопутствует тебе удача! Ступай! А дорогу я тебе покажу, — сказал князь.

Посидели они за праздничным столом, простились и зашагал Радовзор по дороге, которую ему указал князь.

Долго бродил он по дремучим лесам и недоступным горам, пока не подошел наконец к могучему дубу. Смотрит, а на вершине, сверкая в лучах солнца, висит золотой ключ. Обрадовался Радовзор, наконец-то он достиг цели. Отдохнул немного и стал карабкаться на дерево. Уже высоко взобрался, вот-вот до ключа дотянется. Но, вдруг, примчались шестеро диких быков и давай широкими лбами дерево валить. Дерево из стороны в сторону шатается, еще немного и слетел бы Радовзор вниз.

Но, к счастью, вспомнил про шурина-медведя. Быстро достал из-за пазухи клок шерсти, растер между пальцами и тут же, откуда ни возьмись, появились шесть громадных медведей, набросились они на быков и на куски разорвали. А Радовзор все выше и выше лезет, вот уже до самого ключа добрался. Только хотел ключ схватить, как налетела на него стая диких гусей и давай клювами и крыльями бить. Вспомнил он тут про орлиные перья, достал из-за пазухи, пальцами потер, опустились с неба шесть сильных орлов, и от гусей только пух полетел!

Радовзор взял ключ и спустился вниз.

Теперь его ждали новые опасности.

Отдохнул храбрец, пошел к скалам. Со всех сторон обошел, а входа нигде не видит. Ни трещинки, ни щели, не то что дверей. Напал на него страх, вдруг даже с золотым ключом внутрь не проникнуть? Да вспомнил, что говорил ему князь-рыба. Прикоснулся к скале ключом, и скала отворилась.

Вошел Радовзор. Видит — высокие покои изольда вытесанные. Холод охватил его, мороз обжигает и палит, ноги к полу примерзают. Но он не задерживается, к другим дверям спешит. А там его огонь встречает. В третьих покоях мерзкие гады извиваются, хотят достать его своими жалами. Вот миновал он четвертую залу, где хлопали крыльями летучие мыши. Вырвался от них и дальше! А за ним по пятам страшные твари ползут! Достиг он, наконец, тринадцатой комнаты. Отворил двери и тихо, как тень, проскользнул туда. Все было так, как предсказывал князь-рыба. Скованный крепким сном, лежал на ложе злой волшебник. Возле него, в железном гробу, спала бледная, иссохшая девушка. Над ложем волшебника висела золотая труба.

Утомленный злоключениями, Радовзор опустился на пол.

В покоях стоит тишина, слышно, как муха пролетит. И тут пробило двенадцать! Волшебник проснулся и закричал страшным голосом:

— Возьмешь меня в мужья или нет?

Из гроба отозвался слабый женский голосок:

— Нет! Никогда!

— Ну, лежи! Не живи, не умирай! — закричал старик и снова уснул.

Радовзор поднялся, тихо подошел к его ложу и протянул руку к трубе. Вот-вот достанет! Наконец-то она в его руках!

Но тут злой волшебник проснулся и набросился на храбреца! Радовзор отскочил и трижды громко затрубил!

Словно сто громов загремело — это скала вздрогнула до самого основанья. Покои превратились в великолепные чертоги, злой старик — дегтем по полу разлился, а из гроба поднялась красавица, цела и невредима. Была она прекрасна, как роза, и хоть столько лет пролежала в гробу, осталась навеки молодой.

Красавица поблагодарила своего освободителя, стала просить:

— Расскажи мне, добрый молодец, кто ты и как сюда попал?

Радовзор ей все от начала и до конца рассказал, кто он и как попал в пещеру. Стала красавица опять благодарить и спрашивать, чем ему за добро отплатить.

— Ничего мне не надо, кроме тебя, моя красавица! — отвечал Радовзор.

Красивый парень ей пришелся по душе и она дала ему свою руку.

Отправились они оба к младшему брату, а там уже и старшие с женами и детьми их ожидают. Приветствуют своего освободителя.

Настало тут ликованье великое, а потом они все вместе поехали к старикам-родителям. Сколько было радости, когда неожиданно все дочери и сын домой вернулись!

А как хороша была свадьба молодого Радовзора с прекрасной девой, этого себе и представить невозможно! С тех пор, как свет стоит, такого веселья не было и не будет!