Трактирщица. Карло Гольдони

Оглавление
  1. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  2. ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  3. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  4. ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  5. ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  6. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  7. ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  8. ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  9. ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  10. ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
  11. ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
  12. ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
  13. ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
  14. ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
  15. ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
  16. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
  17. ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
  18. ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ
  19. ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ
  20. ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ
  21. ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ
  22. ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ
  23. ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ
  24. ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ
  25. ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ
  26. ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
  27. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  28. ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  29. ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  30. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  31. ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  32. ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  33. ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  34. ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
  35. ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
  36. ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
  37. ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
  38. ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
  39. ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
  40. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
  41. ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
  42. ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ
  43. ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ
  44. ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ
  45. ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ
  46. ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
  47. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  48. ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  49. ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  50. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  51. ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  52. ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  53. ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  54. ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
  55. ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
  56. ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
  57. ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
  58. ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ
  59. ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ
  60. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ
  61. ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ
  62. ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ
  63. ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ
  64. ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ
  65. ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ
  66. ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ
  67. Примечания

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Кавалер[1] Рипафратта.

Маркиз Форлипополи.

Граф Альбафьорита.

Мирандолина, хозяйка гостиницы.

Ортензия 

Деянирa  / актрисы.

Фабрицио, лакей в гостинице.

Слуга Кавалера.

Слуга Графа.

Действие происходит во Флоренции, в гостинице Мирандолины.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Зала гостиницы.

Граф и маркиз.

Маркиз. Между мною и вами есть кое-какая разница!

Граф. В гостинице ваши деньги стоят столько же, сколько и мои.

Маркиз. Но если хозяйка проявляет ко мне внимание, мне это больше к лицу, чем вам.

Граф. Почему, скажите?

Маркиз. Я — маркиз Форлипополи.

Граф. А я — граф Альбафьорита.

Маркиз. Тоже граф! Графство купленное.

Граф. Я купил графство, когда вы продали свой маркизат.

Маркиз. Ну, довольно! Я — это я! Ко мне нужно относиться с уважением.

Граф. Кто вам отказывает в уважении? Вы сами разговариваете с такой развязностью, что…

Маркиз. Я нахожусь в этой гостинице потому, что люблю хозяйку. Все об этом знают. И все должны уважать девушку, которая мне нравится.

Граф. Вот это мило! Уж не хотите ли вы запретить мне любить Мирандолину? Как вы думаете, почему я во Флоренции? Как вы думаете, почему я в этой гостинице?

Маркиз. Ну и отлично. Только у вас не выйдет ничего.

Граф. У меня не выйдет, а у вас выйдет?

Маркиз. У меня выйдет, а у вас нет. Я — это я. Мирандолине нужно мое покровительство.

Граф. Мирандолине нужны деньги, а не покровительство.

Маркиз. Деньги? Будут и деньги!

Граф. Я трачу по цехину в день, синьор маркиз, и постоянно дарю ей что-нибудь!

Маркиз. Я не говорю о том, что делаю.

Граф. Хоть вы и не говорите, а все равно все знают.

Маркиз. Знают, да не всё.

Граф. Знают, дорогой синьор маркиз, знают. Слуги ведь не молчат. Три паоло в день.

Маркиз. Кстати, о слугах. Есть среди них один, которого зовут Фабрицио. Он не очень мне нравится. Сдается мне, что Мирандолина на него заглядывается.

Граф. Возможно, что она не прочь выйти за него замуж. Это было бы неплохо. Уже шесть месяцев, как умер ее отец. Девушке молодой и одинокой нелегко управлять гостиницей. Я, со своей стороны, обещал ей триста скудо, если она выйдет замуж.

Маркиз. Если она решит вступить в брак, я буду ей покровительствовать. И сделаю… Ну, я уж знаю, что сделаю…

Граф. Идите сюда! Будем добрыми друзьями! Дадим каждый по триста.

Маркиз. То, что я делаю, я делаю тайно. И не хвастаюсь. Я — это я! (Зовет.) Эй, кто-нибудь!

Граф (в сторону). Выбит совсем из колеи. Ведь нищий, а пыжится!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Фабрицио.

Фабрицио (маркизу). Что прикажете, синьор?

Маркиз. Синьор? Кто учил тебя приличиям?

Фабрицио. Виноват.

Граф (к Фабрицио). Скажите, как поживает хозяюшка?

Фабрицио. Ничего себе, ваше сиятельство.

Маркиз. Встала уже?

Фабрицио. Встала, ваше сиятельство.

Маркиз. Осел!

Фабрицио. Почему осел, ваше сиятельство?

Маркиз. Что это за сиятельство?

Фабрицио. Титул. Я зову вас так же, как и этого другого кавалера.

Маркиз. Между нами есть разница.

Граф (к Фабрицио). Слышите?

Фабрицио (тихо, графу). Он правду говорит. Разница есть. По счетам видно.

Маркиз. Скажи хозяйке, чтобы пришла сюда. Мне нужно с ней поговорить.

Фабрицио. Слушаю, ваша светлость. Теперь верно?

Маркиз. Ладно. Три месяца как ты знаешь это, а делаешь назло, наглец!

Фабрицио. Как вам будет угодно, ваша светлость.

Граф. Хочешь знать, какая разница между маркизом и мною?

Маркиз. Что вы хотите сказать?

Граф. На-ка вот тебе. Это цехин. Пусть он даст тебе другой.

Фабрицио. Спасибо, ваше сиятельство. (Маркизу.) Ваша светлость…

Маркиз. Я не бросаю денег на ветер. Убирайся!

Фабрицио (маркизу). Дай вам бог, ваша светлость. (В сторону.) Без дураков! Когда ты не у себя в имении, припасай не титулы, а денежки, если хочешь, чтоб тебя уважали. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Маркиз и граф.

Маркиз. Вы думаете взять надо мною верх подачками? Ничего не выйдет! Мое имя значит больше, чем все ваши цехины.

Граф. Я ценю не то, что значит. Я ценю то, что можно тратить.

Маркиз. Ну, и тратьте себе напропалую. Мирандолина вас не уважает.

Граф. Вы думаете, вас она уважает за вашу необыкновенную знатность? Деньги нужны, деньги!

Маркиз. Какие там деньги! Нужно покровительство. Нужно уметь при встрече сделать приятное.

Граф. Ну да! Нужно уметь при встрече швырнуть сто дублонов.

Маркиз. Нужно суметь внушить к себе уважение.

Граф. Все станут уважать, если денег будет вдоволь.

Маркиз. Вы сами не знаете, что говорите!

Граф. Лучше вас знаю!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и кавалер Рипафратта.

Кавалер (выходит из своей комнаты). Что за шум, друзья? Между вами вышла какая-нибудь размолвка?

Граф. Поспорили тут слегка по одному важному поводу.

Маркиз (иронически). Граф оспаривает значение знатного рода.

Граф. Я вовсе не отрицаю роли знатности. Я просто говорю, что нужны деньги, чтобы исполнять свои прихоти.

Кавалер. Ну конечно же, милый маркиз!

Маркиз. Ладно! Поговорим о другом.

Кавалер. Почему загорелся у вас спор?

Граф. По самой смешной причине.

Маркиз. Еще бы! Графу все смешно.

Граф. Синьор маркиз любит нашу хозяйку. Я люблю ее еще больше. Он требует ответа на чувство потому, видите ли, что он знатен. Я же надеюсь на взаимность — за свое внимание. Разве не смешно? Как вам кажется?

Маркиз. Нужно знать, что я беру на себя, оказывая ей покровительство.

Граф (кавалеру). Он покровительствует, а я трачу.

Кавалер. Право, из-за таких пустяков и спорить нечего. Ругаться из-за бабы? Выходить из себя из-за бабы? Прямо-таки слушать противно. Баба! Чтобы я из-за баб с кем-нибудь поссорился? Дудки! Никогда не любил их, никогда ни во что не ставил и всегда думал, что бабы для мужчин — просто напасть.

Маркиз. Ну, что касается Мирандолины, у нее есть очень большие достоинства.

Граф. Вот тут-то синьор маркиз, несомненно, прав. Наша хозяйка по-настоящему мила.

Маркиз. Раз я ее люблю, то можете быть уверены, что в ней есть что-то необыкновенное.

Кавалер. Смешно, право! Что в ней необыкновенного, чего не было бы в любой другой бабе?

Маркиз. Она так и влечет к себе приветливостью.

Граф. Она хороша собою, умеет говорить, со вкусом и изящно одевается.

Кавалер. Все это гроша медного не стоит. Три дня я в этой гостинице и ничего такого в ней не углядел.

Граф. Присмотритесь получше — может быть, найдете.

Кавалер. Чепуха! Смотрел как следует. Баба как баба.

Маркиз. Вовсе нет! Не такая, как все! Я бывал в кругу самых знатных дам. Ни в одной из них красота и любезность не соединялись так счастливо, как в Мирандолине.

Граф. Черт возьми! У меня никогда не было недостатка в дамском обществе. Я знаю все женские слабости и изъяны. Вот я не мог коснуться даже пальчика Мирандолины — а ведь сколько ухаживал и сколько тратил.

Кавалер. Притворство все это, тонкое притворство. Несчастные вы слепцы! Вы верите ей? Да? А меня бы она не надула. Бабы! К черту их всех.

Граф. Неужели вы никогда не были влюблены?

Кавалер. Влюблен? Никогда! И никогда не буду! Ведь как хотели меня окрутить — всё вверх дном ставили! Ни черта не вышло!

Маркиз. Но ведь вы единственный представитель своего рода. Неужели вы не хотите подумать о продолжении фамилии?

Кавалер. Много раз думал. Но как только вспомню, что нужно терпеть возле себя бабу, чтобы иметь детей, — мигом всякий аппетит пропадает.

Граф. Что же станет с вашим состоянием?

Кавалер. Я и друзья мои будем пользоваться моим малым достатком.

Маркиз. Браво, синьор кавалер, браво! Будем пользоваться!

Граф. А женщинам не хотите дать ничего?

Кавалер. Ни крошки! У меня не полакомятся.

Граф. А вот и хозяюшка наша. Взгляните на нее — разве не прелесть?

Кавалер. Ну, уж и прелесть! По мне, хорошая охотничья собака вчетверо лучше!

Маркиз. Ну, вы можете ее не ценить, зато я ценю высоко.

Кавалер. Готов уступить вам ее, будь она прекраснее самой Венеры.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Мирандолина.

Мирандолина. Привет вам, синьоры. Кто из вас звал меня?

Маркиз. Я, но не сюда.

Мирандолина. Куда же, ваша светлость?

Маркиз. В мою комнату.

Мирандолина. В вашу комнату? Если вам нужно что-нибудь, я пошлю вам слугу.

Маркиз (кавалеру). Что скажете? Внушительно, не правда ли?

Кавалер. По-вашему, внушительно, по-моему, дерзость и нахальство.

Граф. Милая Мирандолина, я буду говорить с вами при всех и не буду затруднять вас просьбою прийти ко мне в комнату. Посмотрите на эти сережки. Нравятся они вам?

Мирандолина. Хорошенькие!

Граф. Бриллиантовые. Замечаете?

Мирандолина. Еще бы! Я тоже в бриллиантах толк знаю.

Граф. Сережки ваши.

Кавалер (тихо, графу). Однако, друг мой, какими штучками вы швыряетесь!

Мирандолина. Зачем это вы вздумали дарить их мне?

Маркиз. Подумаешь, подарочек! Серьги, что на ней, вдвое лучше.

Граф. Они в модной оправе. Я прошу вас принять их в знак моей любви.

Кавалер (в сторону). Вот дурак!

Мирандолина. Право, не знаю, синьор…

Граф. Вы обидите меня, если не примете.

Мирандолина. Не знаю, что и сказать… Я люблю, чтобы жильцы мои были со мною в дружбе. Чтобы не обижать вас, синьор граф, я возьму.

Кавалер (в сторону). Ну и дрянь!

Граф (кавалеру). Какая находчивость! Не правда ли?

Кавалер. Ничего себе находчивость! Лопает и даже не благодарит.

Маркиз. Вот уж действительно достойный образ действий, синьор граф! Публично делать подарок женщине! И все — из тщеславия. Мирандолина, мне нужно поговорить с вами наедине. Не бойтесь, я благородный человек.

Мирандолина (в сторону). Вот приспичило! У этого не разживешься. (Громко.) Если я вам больше не нужна, я пойду.

Кавалер. Эй, хозяйка! Белье в моей комнате мне не нравится. (Презрительно.) Если у вас нет лучшего, я сам достану откуда-нибудь.

Мирандолина. Есть и лучше, синьор. Я пришлю вам. Только, мне кажется, можно было бы просить об этом немного любезнее.

Кавалер. Когда я трачу деньги, я не обязан говорить любезности.

Граф (Мирандолине). Простите его. Он заклятый враг женщин.

Кавалер. Я не нуждаюсь в ее прощении.

Мирандолина. Бедные женщины! Что они вам сделали? Почему вы так жестоки к нам, синьор кавалер?

Кавалер. Ну, довольно! Пожалуйста, со мной без фамильярностей! Перемените мне белье. Я пришлю за ним. Друзья, мое почтение. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Граф, маркиз и Мирандолина.

Мирандолина. Экий грубиян! Другого такого не видала.

Граф. Не все способны оценить ваши достоинства, милая Мирандолина.

Мирандолина. Мне так противны его мужицкие манеры, что я готова сейчас же отказать ему от комнаты.

Маркиз. Правильно! И если он не захочет съехать, скажите мне. Я живо заставлю его убраться. Воспользуйтесь моим покровительством хоть раз.

Граф. И вы не потеряете ни гроша. Я возмещу все и заплачу за него полностью. (Тихо, Мирандолине.) Гоните заодно и маркиза, я заплачу и за него.

Мирандолина. Спасибо, синьоры, спасибо. У меня хватит ума, чтобы самой сказать приезжему все, что нужно. А насчет убытков тоже не беспокойтесь: комнаты у меня никогда не пустуют.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и Фабрицио.

Фабрицио (графу). Ваше сиятельство, вас спрашивают.

Граф. А кто? Не знаешь?

Фабрицио. По-моему, ювелир. (Тихо, Мирандолине.) Мирандолина, мне кажется, что вам тут не место. (Уходит.)

Граф. Да, да! Он собирался показать мне одну вещичку. Мирандолина, мне хочется, чтобы серьги не остались у вас одинокими.

Мирандолина. Ах, нет, синьор граф…

Граф. Вы заслуживаете большего, а у меня денег куры не клюют. Пойду посмотрю, что это за вещь. Прощайте, Мирандолина. Синьор маркиз, мое почтение. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Маркиз и Мирандолина.

Маркиз (в сторону). Проклятый граф! Своими деньгами он в гроб меня вгонит.

Мирандолина. Очень уж старается синьор граф!

Маркиз. Ну да! Всего-то у них состояния четыре сольдо, а они готовы истратить все из чванства, из кичливости. Знаю я их! Мне известно, как живут на свете!

Мирандолина. Как на свете живут, я тоже знаю.

Маркиз. Все думают, что женщину в вашем положении можно взять подарками.

Мирандолина. Подарки желудка не портят.

Маркиз. Я боялся бы обидеть вас подарками.

Мирандолина. Вот уж действительно — вы никогда меня не обижали, синьор маркиз.

Маркиз. Я никогда не нанесу вам такой обиды.

Мирандолина. Верю этому, ни капельки не сомневаюсь.

Маркиз. Но что могу — приказывайте.

Мирандолина. Надо бы мне знать, что вы можете, ваша светлость.

Маркиз. Все. Испытайте меня.

Мирандолина. В чем, например?

Маркиз. Черт возьми! У вас такие достоинства, что я не знаю…

Мирандолина. Вы слишком любезны, ваша светлость.

Маркиз. Я сейчас скажу глупость. Я почти готов проклинать свою светлость.

Мирандолина. Почему же, синьор?

Маркиз. Иной раз мне даже хочется быть на месте графа.

Мирандолина. Вероятно, из-за денег?

Маркиз. Ах, что деньги? Деньги — вздор! Если бы я был таким дурацким графом, как он…

Мирандолина. Что бы вы сделали?

Маркиз. Тысяча чертей! Женился бы на вас. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Мирандолина, одна.

Мирандолина. У-у! Вот штуку сказал! Светлейший синьор маркиз распалился так, что готов жениться на мне! И все-таки, если бы он захотел взаправду на мне жениться, вышло бы маленькое затруднение. Не захотела бы я. Мне нравится жаркое, но дыму мне не нужно. Если бы мне пришлось выходить за всякого, кто уверял, что женится на мне, так у меня уже была бы пропасть мужей! Сколько их ни останавливается в гостинице, все до одного влюбляются, все начинают волочиться и все готовы идти к венцу. А этот неотесанный медведь, синьор кавалер, смеет обращаться со мной так грубо! Он первый постоялец, кому мое общество не доставляет никакого удовольствия. Я не говорю, что все с места в карьер должны в меня влюбляться. Но так обидно пренебрегать мною? Вся желчь кипит во мне, как вспомню! Он враг женщин? Не может их видеть? Несчастный дурень! Просто не попался еще в настоящие руки. Но попадется. Попадется! И, кто знает, может быть, уже попался? Вот такому мне приятно утереть нос. Те, кто бегают за мной, скоро мне надоедают. Знатность не для меня. Богатство я ценю, да не очень. Все мое удовольствие в том, чтобы мне угождали, чтобы за мной ухаживали, чтобы меня обожали. Это моя слабость; да это и слабость всех женщин. Выходить замуж я не думаю, мне никто не нужен; живу я честно и наслаждаюсь своей свободой. Со всеми я хороша и ни в кого не влюблена. Над этими чучелами-воздыхателями, падающими в обморок, я намерена издеваться. И уж пущу в ход все свое искусство, чтобы победить, раздавить, сокрушить гордецов с каменными сердцами, которые нас ненавидят — нас, то лучшее, что произвела на свет прекрасная мать-природа!

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Мирандолина и Фабрицио.

Фабрицио. Хозяйка, а хозяйка!

Мирандолина. Что там?

Фабрицио. Жилец из средней комнаты кричит, чтобы ему дали белье. Говорит, что оно у него слишком простое, и хочет получше.

Мирандолина. Знаю, знаю. Он мне говорил. Сделаю.

Фабрицио. Ну и ладно. Идите достаньте белье. Я отнесу.

Мирандолина. Вы можете идти, я отнесу сама.

Фабрицио. Вы хотите отнести ему белье сами?

Мирандолина. Ну да.

Фабрицио. Видно, вам очень хочется ему услужить?

Мирандолина. Мне всем хочется услужить. Не суйтесь не в свое дело.

Фабрицио (в сторону). Вижу все. Ничего у нас не выйдет. Она меня только приманивает, а не выйдет ничего.

Мирандолина (в сторону). Дурень несчастный! Тоже лезет с претензиями! Но я не стану отнимать у него надежду: будет лучше мне служить.

Фабрицио. Ведь у нас так заведено, чтобы жильцам прислуживал я.

Мирандолина. Вы бываете иной раз невежливы с ними.

Фабрицио. Зато вы уж больно любезны.

Мирандолина. Я сама знаю, что делаю. Обойдусь без советчиков!

Фабрицио. Ну и отлично. Ищите себе другого слугу.

Мирандолина. А почему, синьор Фабрицио? Надоела я вам?

Фабрицио. Помните, что нам с вами говорил ваш отец перед смертью?

Мирандолина. Ну да. Когда мне вздумается выходить замуж, постараюсь вспомнить отцовские слова.

Фабрицио. У меня кожа тонкая: кое-чего не выносит.

Мирандолина. Да что ты думаешь? Кто я такая? Вертушка? Кокетка? Дура? Удивляюсь я тебе! Что мне жильцы, которые приходят и уходят? Если я обращаюсь с ними хорошо, так это для моей же пользы, чтобы за гостиницей слава была хорошая. В подарках я не нуждаюсь. Чтобы крутить любовь, мне хватит одного. И есть у меня такой. И знаю, кто чего стоит. И знаю, что мне пристало и что нет. А когда захочу замуж… вспомню про отца. Кто будет мне служить хорошо — жаловаться на меня не станет. Благодарность во мне есть. Ценить услуги я умею… А меня вот никто не понимает! Вот и все, Фабрицио. Поймите меня, если хотите. (Уходит.)

Фабрицио. Ловок будет, кто поймет ее. То будто бы я ей нужен, то будто бы совсем не нужен. Говорит, что не вертушка, а делает все по-своему. Не знаю, что и думать. Посмотрим! Вот нравится она мне, люблю ее, на всю жизнь готов связать себя с нею. Ах, нужно закрыть один глаз и посмотреть, что будет! В конце концов, и впрямь ведь — жильцы приходят и уходят. А я всегда тут. Лучшее, как ни вертись, останется мне. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Комната кавалера.

Кавалер и слуга.

Слуга. Письмо вам, ваша милость.

Кавалер (берет письмо). Принеси шоколаду.

Слуга уходит.

(Распечатывает письмо.) «Сиена, 1 января 1753». Кто это пишет? (Смотрит в конце.) Орацио Такканьи. «Дорогой друг! Нежная дружба, связывающая нас с Вами, заставляет меня уведомить Вас, что Вам необходимо вернуться в родной город. Умер граф Манна…» Бедняга! Жалко его… «Он оставил своей единственной взрослой дочери полтораста тысяч скудо. Все наши друзья единодушно желают, чтобы это состояние досталось Вам, и уже принимают меры…» Кто их просит? Знать не хочу об этом ничего! Им прекрасно известно, что плюю я на женщин. А этот друг любезный знает все это лучше других, однако злит меня все больше. (Рвет письмо.) На кой черт мне полтораста тысяч скудо? Пока я один, мне столько не нужно. Когда я буду не один, их мне будет мало… Жена? У меня? Нет, уж лучше самая злая лихорадка!

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Кавалер и маркиз.

Маркиз. Друг мой, вы ничего не будете иметь против, если я побуду немного с вами?

Кавалер. Вы делаете мне честь.

Маркиз. Вы и я — мы можем говорить по душам. А это животное, граф, не достоин быть в нашем обществе.

Кавалер. Простите меня, синьор маркиз. Если вы хотите, чтобы уважали вас, сами уважайте других.

Маркиз. Вы ведь знаете мой характер. Я вежлив со всеми. Но этого… просто не выношу.

Кавалер. Вы не выносите его потому, что он ваш соперник в любви. Стыдно! Дворянин хорошего рода, а влюбился в трактирщицу. Умный человек, а увивается за бабой.

Маркиз. Дорогой кавалер, она меня околдовала.

Кавалер. Глупости! Слабость! Какое там колдовство? Вот меня бабы не околдуют! Их колдовство — это их ласки, их льстивые манеры. Тот, кто держится подальше от них, как я, тот никогда не подпадет ни под какие колдовские чары.

Маркиз. Ладно. Я и думаю об этом и не думаю. Меня гораздо больше беспокоит и огорчает мой управляющий в деревне.

Кавалер. Устроил вам какое-нибудь свинство?

Маркиз. Не сдержал слова.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Те же и слуга с чашкой шоколада.

Кавалер. Это не годится! (Слуге.) Пусть живо дадут другую чашку.

Слуга. Шоколаду больше нет во всем доме.

Кавалер (слуге). Достань обязательно. (Маркизу.) Если вы не побрезгуете этой…

Маркиз (берет чашку, не благодарит и начинает пить, продолжая разговор). Так вот, этот мой управляющий, как я говорил вам… (Пьет.)

Кавалер (в сторону). А я без шоколада.

Маркиз. Обещал прислать мне по почте… (пьет) двадцать цехинов… (Пьет.)

Кавалер (в сторону). Сейчас будет снова клянчить.

Маркиз (пьет). И не прислал.

Кавалер. Ну, так пришлет еще.

Маркиз. Самое главное… Самое главное… (Кончает пить; слуге.) Возьмите. (Отдает чашку.) Самое главное, что я дал обещание и не знаю, как быть.

Кавалер. Пустяки! Неделей раньше, неделей позже.

Маркиз. Но ведь вы дворянин и знаете, что значит обещание. Я дал слово и, черт возьми, готов лезть на стену.

Кавалер. Мне очень неприятно, что вы так огорчены. (В сторону.) Если бы я знал, как выпутаться из этого дела сколько-нибудь пристойно…

Маркиз. Вам будет трудно одолжить мне немного на какую-нибудь неделю?

Кавалер. Милый маркиз, если бы я мог, я бы готов был вам служить от всего сердца. Будь у меня деньги, дал бы вам немедленно. Но я сам жду и не могу дождаться.

Маркиз. Но не поверю же я, что вы сидите без денег.

Кавалер. Посмотрите! Вот все мое богатство. Даже двух цехинов тут нет. (Показывает один цехин с мелочью.)

Маркиз. Да ведь это же… золотой цехин!

Кавалер. Да, последний. Больше нет.

Маркиз. Одолжите его мне. Я в ближайшее же время верну его.

Кавалер. А с чем же останусь я?

Маркиз. Чего вы боитесь? Я вам верну.

Кавалер. Уж не знаю, как быть… Пожалуйста. (Дает ему цехин.)

Маркиз (берет монету). У меня спешное дело, друг мой… должен бежать… Увидимся за столом. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Кавалер, один.

Кавалер. Здорово! Синьор маркиз хотел стрельнуть у меня двадцать цехинов, а удовольствовался одним. Ну, один цехин куда ни шло! Не велика беда, если и не отдаст: по крайней мере, не будет приходить надоедать. Гораздо хуже, что он вылакал мой шоколад. Экое бесцеремонное животное! А потом пожалуйте: «Я — это я! Я — дворянин!..» Уж и дворянин!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Кавалер и Мирандолина.

Мирандолина (входит со смиренным видом). Можно, ваша милость?

Кавалер (сурово). Что вам нужно?

Мирандолина (делает несколько шагов). Вот тут белье получше.

Кавалер. Хорошо. (Показывает на стол.) Положите туда.

Мирандолина. Я прошу вас, по крайней мере, соблаговолить взглянуть. Подойдет оно вам или нет?

Кавалер. Что там у вас?

Мирандолина (подходит ближе). Белье полотняное.

Кавалер. Полотняное?

Мирандолина. Да, синьор. Десять паоло за локоть. Посмотрите вот.

Кавалер. Я не просил так много. С меня было бы довольно, если бы вы мне дали что-нибудь получше прежнего.

Мирандолина. Это белье я держу для лиц особо достойных, для тех, кто знает в белье толк. И правду сказать, ваша милость, я даю его потому, что это — вы. Другому не дала бы ни за что.

Кавалер. «Потому, что это вы!» Избитая любезность!

Мирандолина. Обратите внимание на столовое белье.

Кавалер. А, это фламандское полотно. После стирки оно уже совсем не то. Нет нужды, чтобы оно грязнилось из-за меня.

Мирандолина. Я не обращаю внимания на такие пустяки, когда это для столь достойного кавалера. Таких салфеток у меня много, и я всегда буду подавать их вашей милости.

Кавалер (в сторону). А ведь правда, она очень услужливая.

Мирандолина (в сторону). Оттого у него и рожа такая кислая, что он не любит женщин.

Кавалер. Отдайте белье моему лакею или положите его там где-нибудь и, пожалуйста, не затрудняйтесь сами.

Мирандолина. Никакого нет труда служить кавалеру, обладающему такими высокими достоинствами.

Кавалер. Хорошо, хорошо. Больше ничего не нужно. (В сторону.) Хочет подольститься ко мне. Бабы! Все на один манер!

Мирандолина. Я положу его в комод.

Кавалер (сухо). Куда хотите.

Мирандолина (идет сложить белье, в сторону). У, какой твердокаменный! Боюсь, ничего у меня не выйдет.

Кавалер (в сторону). Дураки развесят уши на такие сладкие речи, поверят тем, кто их говорит, — и попадаются!

Мирандолина (возвращается без белья). Что прикажете к обеду?

Кавалер. Что будет, то и съем.

Мирандолина. Мне бы хотелось знать, что вы любите. Есть же у вас любимые блюда, скажите откровенно.

Кавалер. Когда мне захочется, я скажу лакею.

Мирандолина. Мужчины тут не годятся. У них не хватает ни внимания, ни терпения. Не то что мы, женщины. Если вы пожелаете какого-нибудь соуса или рагу, благоволите сказать мне.

Кавалер. Благодарю, но с этими штучками вам не сделать со мной того, что вы сделали с графом и маркизом.

Мирандолина. А? Что вы скажете про этих двух синьоров? Слабые люди! Являются в гостиницу, нанимают комнату, а потом пытаются завести шуры-муры с хозяйкой. Но у нас голова занята другим, нам некогда обращать внимание на их подходцы. Мы стараемся о своей пользе. Если мы разговариваем с ними ласково, то только чтобы удержать их у себя. А я особенно: когда вижу, что они на что-то надеются, я хохочу как сумасшедшая.

Кавалер. Отлично! Мне нравится ваша искренность.

Мирандолина. У меня только и есть хорошего что искренность.

Кавалер. Однако с теми, кто за вами ухаживает, вы умеете притворяться.

Мирандолина. Притворяться? Боже избави! Спросите-ка у тех двух синьоров, которые прикидываются, что без ума от меня: выказала ли я им хоть разочек что-нибудь похожее на расположение? Шутила ли я с ними так, чтобы дать им какую-нибудь надежду? Я их мучаю, потому что это в моих интересах, да и то без большой охоты. Видеть не могу мужчин, распускающих слюни! Зато не терплю и женщин, бегающих за мужчинами. Видите ли, я не девочка; накопила годочков. Не говорю, что я красивая, но у меня были отличные оказии; а все-таки замуж я не пошла, потому что выше всего ставлю свою свободу.

Кавалер. О, да! Свобода — великое сокровище!

Мирандолина. А сколько людей так глупо ее теряют!

Кавалер. Ну, я не таковский! Без дураков!

Мирандолина. Вы женаты, ваше сиятельство?

Кавалер. Я? Упаси бог! Обойдусь без баб!

Мирандолина. Очень хорошо, оставайтесь таким всегда. Женщины, синьор… Ну, да ладно! Мне не пристало говорить о них плохо.

Кавалер. Знаете, вы первая женщина, от которой я слышу такие речи.

Мирандолина. Я скажу вам: мы, хозяйки, у себя в гостиницах видим и слышим много всего. И правда, я жалею людей, которые боятся нашей сестры.

Кавалер (в сторону). Забавная она.

Мирандолина. С вашего разрешения. (Делает вид, что хочет уйти.)

Кавалер. Торопитесь уходить?

Мирандолина. Мне не хочется быть вам в тягость.

Кавалер. Да нет, мне с вами приятно. Вы развлекаете меня.

Мирандолина. Вот видите? Так я и с другими. Провожу с ними несколько минут. Я ведь веселая. Наговорю им всяких глупостей, чтобы немного их позабавить. А они ни с того ни с сего начинают воображать… Понимаете? И давай за мной волочиться.

Кавалер. Это потому, что у вас приятное обращение.

Мирандолина (приседая). Вы очень добры, ваша милость.

Кавалер. Так, говорите, влюбляются?

Мирандолина. Подумайте, какая слабость! Сразу взять да и влюбиться в женщину!

Кавалер. Никогда не мог этого понять.

Мирандолина. Вот тебе и твердость! Вот тебе и мужская выдержка!

Кавалер. Да, жалкие они, мягкотелые людишки.

Мирандолина. Вы рассуждаете, как настоящий мужчина. Синьор кавалер, дайте мне вашу руку.

Кавалер. Руку? Зачем?

Мирандолина. Удостойте. Прошу вас. Будьте покойны, у меня чистые руки.

Кавалер. Вот вам рука.

Мирандолина. Первый раз мне выпадает честь подать руку настоящему мужчине.

Кавалер. Ну ладно, довольно! (Отнимает руку.)

Мирандолина. Вот что. Если бы я взяла руку одного из тех двух мышиных жеребчиков, каждый подумал бы, что я без ума от него. И потерял бы голову. С ними я не позволила бы себе самой маленькой вольности за все золото мира. Они не умеют жить. Какая чудесная вещь — свободный разговор! Без наскоков, без хитростей, без разных там дурачеств! Простите мою смелость, ваша милость. Если я чем могу вам служить, приказывайте без стеснения. Я буду внимательна к вам так, как не была еще ни к кому на свете.

Кавалер. Вы становитесь пристрастны ко мне. Почему это?

Мирандолина. Потому, что, помимо ваших достоинств и вашего положения, я уверена, что с вами я могу поговорить свободно, что вы не поймете дурно моего внимания, что будете смотреть на меня только как на служанку и не будете мучить меня смешными претензиями и вздорными выходками.

Кавалер (в сторону). Черт возьми! В ней что-то необыкновенное, но не могу понять, что!

Мирандолина (в сторону). Бука начинает понемногу становиться ручным.

Кавалер. Ну, если вам нужно заняться вашими делами, не забывайте их из-за меня.

Мирандолина. Да, синьор, я пойду взгляну, не нужно ли чего по дому. Это и есть моя любовь; этому и отдаю я все время. Если вам угодно приказать что-нибудь, я пришлю вам лакея.

Кавалер. Хорошо. А если что-нибудь понадобится вам, я буду рад вас видеть.

Мирандолина. Я никогда не хожу в комнаты к жильцам, но к вам, пожалуй, буду заглядывать.

Кавалер. Ко мне? Почему?

Мирандолина. Потому что, ваша милость, вы мне очень и очень нравитесь.

Кавалер. Я нравлюсь вам?

Мирандолина. Ну да. Нравитесь, потому что не распускаете слюни, как все, потому что вы не из тех, кто влюбляется. (В сторону.) Пусть у меня отвалится нос, если завтра он уже не будет влюблен по уши! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Кавалер, один.

Кавалер. Да, я знаю, что делаю. Бабы! К черту! Вот эта могла бы еще поймать меня скорее, чем другая. Такая откровенность, такая непринужденность разговора — вещь не совсем обыкновенная. В ней есть что-то особенное. Но влюбиться из-за этого? Нет! Я бы остановился на ней скорее, чем на какой-нибудь другой, чтобы слегка поразвлечься. Но втюриться? Потерять свободу? Дудки! Дураки те, кто влюбляются в бабью юбку! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Другая комната гостиницы.

Ортензия, Деянира и Фабрицио.

Фабрицио. Оставайтесь здесь, ваши сиятельства. Взгляните на ту, другую комнату. Она будет спальней, а здесь вы будете кушать, принимать… и вообще все, что угодно.

Ортензия. Хорошо, хорошо! Вы хозяин или лакей?

Фабрицио. Лакей, к услугам вашего сиятельства.

Деянира (тихо, Ортензии). Он называет нас сиятельствами.

Ортензия (в сторону). Будем разыгрывать то же и дальше. (Громко.) Послушайте.

Фабрицио. Ваше сиятельство?

Ортензия. Скажите хозяину, чтобы он пришел сюда. Я хочу поговорить с ним об условиях.

Фабрицио. Придет хозяйка. Я сию минуту. (В сторону.) Что это за одинокие синьоры, черт возьми! Одеты хорошо и по виду как будто важные дамы. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Ортензия и Деянира.

Деянира. Сиятельства! Это мы-то сиятельства! Он принял нас за важных дам.

Ортензия. Ну и отлично: будут почтительнее.

Деянира. Зато сдерут втридорога.

Ортензия. Э! Когда дойдет до счетов, они будут иметь дело со мной; а я достаточно долго побродила по свету!

Деянира. Как бы не влететь в историю с этими титулами.

Ортензия. Дорогая моя, вы ничего не понимаете. Неужели две актрисы, привыкшие изображать на сцене графинь, маркиз и княгинь, не сумеют сыграть какую угодно роль в гостинице?

Деянира. А приедут наши — и все всплывет наружу.

Ортензия. Сегодня они, во всяком случае, до Флоренции не доберутся. Из Пизы сюда на барке — меньше трех дней никак не выйдет.

Деянира. На барке? Какой ужас!

Ортензия. Ничего не поделаешь. Капиталов не хватает. Хорошо хоть, что мы-то доехали на двуколке.

Деянира. Вовремя подоспело последнее выступление.

Ортензия. Да, но если бы я не стояла все время у дверей[2], ничего бы не вышло.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Те же и Фабрицио.

Фабрицио. Хозяйка сию минуту будет к вашим услугам.

Ортензия. Хорошо.

Фабрицио. Что вам угодно приказать? Я служил и другим синьорам. Сочту особенной честью со вниманием служить вашим сиятельствам.

Ортензия. Когда понадобится, я позову.

Деянира (в сторону). Здорово играет эти роли Ортензия!

Фабрицио (достает перо и книжку). А пока прошу, ваши сиятельства, соблаговолите сообщить ваши почтенные имена для прописки.

Деянира (в сторону). Начинается!

Ортензия. А зачем вам мое имя?

Фабрицио. Гостиницы обязаны сообщать куда нужно имена, фамилии, родину и общественное положение каждого постояльца. Если этого не сделать — беда!

Деянира (тихо, Ортензии). Ну, милочка, конец нашим титулам.

Ортензия. Многие ведь дают вымышленные имена.

Фабрицио. Наше дело — записать то, что нам говорят. Остальное нас не касается.

Ортензия. Ну, так пишите: баронесса Ортензия дель Поджо, из Палермо.

Фабрицио (записывая, про себя). Сицилианка! Горячая кровь! (Деянире.) А вы, ваше сиятельство?

Деянира. Я? (В сторону.) Не знаю, что сказать.

Ортензия. Что же вы, графиня Деянира? Скажите свое имя.

Фабрицио (Деянире). Прошу вас.

Деянира (к Фабрицио). Разве вы не слышали?

Фабрицио (пишет). «Ее сиятельство синьора графиня Деянира…» А фамилия?

Деянира. И фамилия нужна?

Ортензия (к Фабрицио). Ну, так пишите: дель Соле, из Рима.

Фабрицио. Ну вот. Больше ничего. Простите за беспокойство. Сейчас придет хозяйка. (В сторону.) Говорил я, что важные дамы! Делишки будут у меня неплохие: гора разных подачек. (Уходит.)

Деянира (жеманно). Слуга покорная, синьора баронесса.

Ортензия. Приветствую вас, графиня. (Реверансы с ужимками.)

Деянира. Фортуна предоставляет мне счастливейший случай повергнуть к вашим ногам мое глубокое уважение.

Ортензия. Из фонтана вашего сердца могут источаться одни лишь потоки милостей.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Те же и Мирандолина.

Деянира (Ортензии, с ужимками). Сударыня, вы мне льстите.

Ортензия (так же). Графиня, ваши достоинства заслуживают еще большего.

Мирандолина (в сторону). Какие церемонные дамы!

Деянира (в сторону). Сейчас лопну со смеху!

Ортензия (тихо, Деянире). Тише! Хозяйка!

Мирандолина. Добро пожаловать, синьоры.

Ортензия. Здравствуйте, милая девушка.

Деянира. Здравствуйте, хозяюшка.

Ортензия (делает знак Деянире, чтобы та сдержалась). Ну…

Мирандолина (Ортензии). Разрешите поцеловать вашу руку.

Ортензия (дает ей руку). Вы очень милы.

Деянира смеется в сторону.

Мирандолина (Деянире). И вашу, ваше сиятельство.

Деянира. Ах, не надо.

Ортензия. Позвольте, позвольте девушке. Она такая воспитанная. Дайте ей руку.

Мирандолина. Прошу вас.

Деянира. Ну, нате вам. (Дает ей руку, отворачивается и смеется.)

Мирандолина. Чему вы смеетесь, ваше сиятельство?

Ортензия. Графиня у нас прелесть. Все еще смеется надо мной. Я сболтнула глупость, которая показалась ей смешной.

Мирандолина (в сторону). Бьюсь об заклад, что это не настоящие дамы. Дамы не приехали бы одни.

Ортензия (Мирандолине). Давайте поговорим об условиях.

Мирандолина. Как? Вы разве одни? С вами нет ни кавалеров, ни слуг? Никого?

Ортензия. Барон, мой муж…

Деянира громко смеется.

Мирандолина (Деянире). Что вы смеетесь, синьора?

Ортензия. Правда, почему вы смеетесь?

Деянира. Над бароном, вашим мужем.

Ортензия. Правда, он очень веселый человек. И всегда говорит смешные вещи. Он тотчас приедет с графом Орацио, мужем нашей графини.

Деянира делает усилие, чтобы удержаться от смеха.

Мирандолина (Деянире). Вы смеетесь и над синьором графом?

Ортензия. Что это вы, графиня? Неужели вы не можете держаться приличнее?

Мирандолина. Простите меня, синьоры. Мы одни, и нас никто не слышит. Это графство и это баронство, вероятно, никогда…

Ортензия. Что вы хотите сказать? Вы сомневаетесь, что мы знатные дамы?

Мирандолина. Простите, ваше сиятельство. Не горячитесь, не то синьора графиня опять будет смеяться.

Деянира. Ну ладно. Что толку…

Ортензия (угрожающе). Графиня, графиня!

Мирандолина (Деянире). Я знаю, что вы хотели сказать, ваше сиятельство.

Деянира. Если догадаетесь, будете умницей.

Мирандолина. Вы хотели сказать: что толку представляться знатными барынями, когда мы — две простушки. Разве не верно?

Деянира. Ну да, вы нас узнали.

Ортензия. Тоже называется — актриса! Не могла выдержать роль.

Деянира. Не умею притворяться, когда я не на сцене.

Мирандолина (Ортензии). Неплохо, синьора баронесса. Хорошо было сыграно. Отличная выдумка.

Ортензия. Я люблю пошутить иногда.

Мирандолина. А я чрезвычайно люблю веселых людей. Моя гостиница к вашим услугам. Будьте как дома. Но я буду очень просить вас, если ко мне приедут знатные особы, уступить мне эти комнаты. Вам я дам другие, очень удобные.

Деянира. С удовольствием.

Ортензия. А я нет. Когда я трачу свои деньги, я хочу, чтобы мне служили как настоящей даме. Мы в этих комнатах, и отсюда я не уйду.

Мирандолина. Ну, ну, синьора баронесса, нужно быть добренькой… Ах! Вот идет один из моих жильцов, знатный синьор. Когда он видит женщин, он всегда тут как тут.

Ортензия. Богатый он?

Мирандолина. Не знаю. Это меня не касается.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ

Те же и маркиз.

Маркиз. Разрешается? Можно войти?

Ортензия. Милости прошу.

Маркиз. Привет почтеннейшим дамам.

Деянира. Ваша покорная слуга.

Ортензия. Здравствуйте.

Маркиз (Мирандолине). Это приезжие?

Мирандолина. Да, ваша светлость. Они оказывают честь моей гостинице.

Ортензия (в сторону). Светлость! Ого!

Деянира (в сторону). Ну конечно, Ортензия заберет его себе.

Маркиз (Мирандолине). Кто эти дамы?

Мирандолина. Это баронесса Ортензия дель Поджо, а это — графиня Деянира дель Соле.

Маркиз. О, какие роскошные дамы!

Ортензия. А вы кто, синьор?

Маркиз. Я маркиз Форлипополи.

Деянира (в сторону). Теперь хозяйка нас разыгрывает.

Ортензия. Рада познакомиться с кавалером столь достойным.

Маркиз. Если я чем-нибудь могу вам служить, приказывайте. Мне приятно, что вы остановились в этой гостинице. Наша хозяйка — замечательная женщина.

Мирандолина. Этот синьор — сама доброта. Он почтил меня своим покровительством.

Маркиз. Ну конечно. Я покровительствую и хозяйке и всем, кто останавливается в ее гостинице. Если вам понадобится что-нибудь, вам стоит только приказать.

Ортензия. Пока мне довольно одной вашей любезности.

Маркиз. И вы тоже, синьора графиня, пожалуйста, располагайте мною.

Деянира. Я почту себя счастливой, если буду иметь высокую честь быть сопричисленной к сонму ваших преданнейших слуг.

Мирандолина (тихо, Ортензии). Жарит прямо из роли.

Ортензия (тихо, Мирандолине). Ничего не поделаешь. Этого требует титул графини.

Маркиз вынимает из кармана красивый шелковый платок, развертывает его и делает вид, что хочет отереть им лоб.

Мирандолина. Ах, какой платок, синьор маркиз!

Маркиз. А? Что скажете? Красивый? Хороший у меня вкус?

Мирандолина. Конечно, платок выбран с большим вкусом.

Маркиз (Ортензии). Попадались вам такие красивые?

Ортензия. Замечательный! Другого такого не приходилось видеть. (В сторону.) Если бы он вздумал подарить мне, я не отказалась бы.

Маркиз (Деянире). Из Лондона.

Деянира. Чудный! Он мне очень нравится.

Маркиз. Хороший у меня вкус? Правда?

Деянира (в сторону). Ведь не скажет: возьмите на память.

Маркиз. Держу пари, что граф не умеет тратить деньги. Бросает их зря и никогда не купит ничего изящного.

Мирандолина. Синьор маркиз отлично выбирает, подмечает, распознает, знает толк, разбирается.

Маркиз (аккуратно складывая платок). Его нужно складывать как следует, чтобы не истрепался. Этого сорта товар нужно уметь беречь. (Подает его Мирандолине.) Пожалуйте!

Мирандолина. Вы хотите, чтоб я велела отнести его в вашу комнату?

Маркиз. Нет, отнесите его в свою.

Мирандолина. В мою? Зачем?

Маркиз. Затем, что я дарю его вам.

Мирандолина. Но я не хочу…

Маркиз. Не сердите меня.

Мирандолина. Ну, не надо, не надо… Ведь вы знаете, синьор маркиз, я не люблю огорчать никого. Чтобы не сердить вас, я его возьму.

Деянира (тихо, Ортензии). Здорово сыграно!

Ортензия (тихо, Деянире). А еще говорят про актрис.

Маркиз (Ортензии). Что скажете? Такой платок — и я подарил его хозяйке нашего дома!

Ортензия. Вы очень великодушны, синьор.

Маркиз. Я всегда таков.

Мирандолина (в сторону). Это первый его подарок мне; и я не знаю, как попал к нему платок.

Деянира. Синьор маркиз, можно найти такие платки во Флоренции? Мне бы хотелось иметь точь-в-точь такой.

Маркиз. Это будет очень трудно, но посмотрим.

Мирандолина (в сторону). Молодец синьора графиня!

Ортензия. Синьор маркиз, вы хорошо знаете город? Сделайте мне удовольствие, пришлите хорошего сапожника; мне нужны туфли.

Маркиз. Я пришлю вам своего.

Мирандолина (в сторону). Все к нему ластятся, а не знают, что он гол как сокол.

Ортензия. Милый синьор маркиз, побудьте немного с нами.

Деянира. Давайте пообедаем вместе.

Маркиз. С удовольствием. (Тихо, Мирандолине.) Не ревнуйте, Мирандолина, я — ваш. Вы ведь знаете!

Мирандолина (тихо, маркизу). Пожалуйста, пожалуйста. Мне приятно, что вы развлечетесь.

Ортензия. Будьте всегда в нашем обществе.

Деянира. Мы не знаем здесь никого, у нас никого нет, кроме вас.

Маркиз. Милые мои дамы, я буду служить вам от всего сердца.

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ

Те же и граф

Граф. Я вас искал, Мирандолина.

Мирандолина. Я здесь, с этими дамами.

Граф. Дамы? Почтительнейший привет!

Ортензия. Ваша покорная слуга. (Тихо, Деянире.) Этот карась будет пожирнее первого.

Деянира (тихо, Ортензии). Да, только я потрошить их не умею.

Маркиз (тихо, Мирандолине). Ну-ка, покажите графу платок.

Мирандолина (показывает платок). Посмотрите, синьор граф, какой чудный подарок сделал мне синьор маркиз.

Граф. Очень мило! Браво, синьор маркиз!

Маркиз. Да нет, это просто так! Пустячок! Спрячьте его поскорее. И не стоило совсем об этом говорить! Я не хочу, чтобы было известно то, что я делаю.

Мирандолина (в сторону). «Не хочу, чтобы было известно», а заставляет меня показывать! Чванство борется с бедностью.

Граф (Мирандолине.). Если дамы позволят, мне хочется сказать вам два слова.

Ортензия. Пожалуйста, пожалуйста.

Маркиз (Мирандолине). Если вы будете носить этот платок в кармане, он скоро истреплется.

Мирандолина. Я положу его в вату, чтобы он не запачкался.

Граф (Мирандолине). Взгляните на эту вещицу. Тут всё бриллианты.

Мирандолина. Ах, какая прелесть!

Граф. Штучка, как раз подходящая к тем серьгам, которые я вам подарил.

Ортензия и Деянира рассматривают драгоценность и тихо разговаривают между собой.

Мирандолина. Подходит, да. Только это еще лучше.

Маркиз (в сторону). Будь проклят этот граф со своими бриллиантами и со своими деньгами! Чтоб черт его побрал!

Граф (Мирандолине). Так вот, чтобы у вас был полный гарнитур, я дарю вам и эту вещичку.

Мирандолина. Ни за что не возьму.

Граф. Это будет с вашей стороны очень невежливо.

Мирандолина. Я никогда не делаю ничего невежливого. Чтобы не огорчать вас, так и быть, беру.

Ортензия и Деянира продолжают шептаться по поводу щедрости графа.

Граф. Ну, что вы скажете, синьор маркиз, разве не хорошенькая вещичка?

Маркиз. По-моему, платок в своем роде более элегантен.

Граф. Да. Но между подобного рода предметами дистанция весьма значительная.

Маркиз. Очень красиво хвастаться в обществе крупными тратами!

Граф. Ах, да! Я и забыл, что свои подарки вы делаете в строгом секрете.

Мирандолина (в сторону). Тут я могла бы сказать: когда двое ссорятся, третьему барыш.

Маркиз. Итак, милые дамы, я обедаю с вами.

Ортензия (графу). Простите, а с кем мы имеем удовольствие?..

Граф. Я граф Альбафьорита. К вашим услугам.

Деянира. Вот как! Это очень громкая фамилия. Я ее знаю. (Приближается к графу.)

Граф (Деянире). Я ваш покорный слуга.

Ортензия (графу). Вы живете здесь?

Граф. Да, синьора.

Деянира (графу). И пробудете еще?

Граф. Думаю, что да.

Маркиз. Милые дамы, вы устанете стоять столько времени. Пойдемте в вашу комнату, я готов вам служить.

Ортензия (пренебрежительно). Благодарю вас. (Графу.) Вы откуда родом, синьор граф?

Граф. Я неаполитанец.

Ортензия. О, мы почти земляки. Я из Палермо.

Деянира. А я римлянка. Но бывала в Неаполе и как раз по одному своему делу очень хотела поговорить с каким-нибудь синьором из Неаполя.

Граф. Я весь к вашим услугам, синьоры. Вы одни? С вами нет мужчин?

Маркиз. С ними я, синьор граф, и они в вас не нуждаются. Потом мы вам скажем почему.

Ортензия. Да, мы одни, синьор граф.

Граф. Мирандолина!

Мирандолина. Синьор?

Граф. Велите накрыть в моей комнате на три прибора. (Ортензии и Деянире.) Могу я вас просить?

Маркиз. Но эти дамы уже пригласили меня.

Граф. Их добрая воля выбирать кавалерами себе кого угодно. Но мой стол маленький, и за ним могут сидеть только трое.

Маркиз. Я еще посмотрю, как…

Ортензия. Идемте, идемте, синьор граф. С господином маркизом мы пообедаем в другой раз. (Уходит.)

Деянира. Синьор маркиз, если найдете платок, вспомните обо мне. (Уходит.)

Маркиз. Граф, вы мне за это заплатите.

Граф. Что вам не нравится?

Маркиз. Я — это я. Со мной нельзя так обращаться. Конечно, она хочет платок… именно такой платок… Так не получит она платка! Мирандолина, берегите его. Таких платков не сыщешь. Бриллиантов — сколько угодно. А платков этого сорта ни за какие деньги не найти. (Уходит.)

Мирандолина (в сторону). Ах, какой дурень!

Граф. Мирандолина, вам не будет неприятно, если я поухаживаю за этими дамами?

Мирандолина. Конечно, нет, синьор граф.

Граф. Это я делаю для вас. Чтобы ваша гостиница торговала больше и увеличились ее доходы. Но я — весь ваш. Вам принадлежит мое сердце. Мое богатство — ваше. Располагайте тем и другим как хотите. Предоставляю вам полное право. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ

Мирандолина, одна.

Мирандолина. Ни подарки, ни богатство не помогут ему. Ничего от меня не получит. А еще меньше — маркиз со своим дурацким покровительством. Если бы я хотела завести интрижку с одним из них, конечно, выбрала бы того, кто тратит больше. Но мне не нужен ни один. Я вот вбила себе в голову, что заставлю влюбиться кавалера, и не откажусь от этого удовольствия, хотя бы мне подарили бриллиантов в два раза больше. Попробую. Я не такая ловкая, как эти две актрисы, но все-таки попробую. Граф и маркиз пока что будут заняты с ними и оставят меня в покое. И мне никто не помешает призаняться кавалером. Правда, может быть, он и не покорится. Но разве может устоять кто-нибудь перед женщиной, если даст ей время пустить в ход свое искусство? Кто бежит, тот может не бояться быть побежденным. Но кто остановился, прислушался, стал приглядываться, тот рано или поздно должен будет сдаться, волей-неволей. (Уходит.)

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Комната кавалера со столиком, накрытым для обеда, и креслами.

Кавалер, его слуга и Фабрицио.

Кавалер расхаживает по комнате с книгой в руках, Фабрицио ставит на стол суп.

Фабрицио (слуге). Скажите своему хозяину, что если он хочет обедать, то суп на столе.

Слуга. Скажите сами.

Фабрицио. Я боюсь. Он такой сердитый.

Слуга. Он вовсе не злой. Женщин он, правда, не любит, но с мужчинами очень приветлив.

Фабрицио (в сторону). Не любит женщин! Вот дурак! Не любит лучшее, что есть на свете. (Уходит.)

Слуга. Ваша милость, если вам угодно, кушать подано.

Кавалер кладет книгу, садится за стол и начинает есть. Слуга становится за его креслом с тарелкой под мышкой.

Кавалер. Сегодня как будто обед подали раньше, чем обычно?

Слуга. В вашу комнату раньше всех. Синьор граф Альбафьорита кричал, чтобы ему подавали первому, а хозяйка велела нести прежде всех вашей милости.

Кавалер. Я очень признателен ей за внимание.

Слуга. Прекрасная она женщина, ваша милость. Сколько я встречал всякого народа — не видал хозяйки лучше!

Кавалер (оборачивается немного назад). Она тебе нравится? Да?

Слуга. Если бы я не боялся сделать неприятность вашей милости, я бы пошел к Мирандолине в лакеи.

Кавалер. Дурак! Очень ты ей нужен!

По знаку кавалера слуга меняет тарелки.

Слуга. Такой женщине, как она, я готов служить, как собачка. (Уходит за новым блюдом.)

Кавалер. Черт возьми! Околдовала всех! Будет смешно, если и я поддамся ее чарам. Как бы не так! Завтра же еду в Ливорно. Пусть ухитрится сегодня, если сможет. Но пусть знает, что я не из слабеньких. Для того чтобы я победил отвращение к женщинам, требуется кое-что получше.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Кавалер и слуга, который входит с жарким и другим блюдом.

Слуга. Хозяйка велела сказать, что если вы не хотите цыпленка, она пришлет голубей.

Кавалер. Ну, мне все равно. А это что?

Слуга. Хозяйка говорила и наказывала запомнить на случай, если соус вам понравится. Она готовила его своими собственными ручками.

Кавалер. Какая, однако, она услужливая! (Пробует.) Замечательно! Скажи ей, что это мне очень нравится, что я благодарю ее.

Слуга. Слушаю, ваша милость.

Кавалер. Нет, не «слушаю», а иди скажи сейчас же.

Слуга. Сейчас? (В сторону.) Вот чудеса! Шлет любезности женщине. (Уходит.)

Кавалер. Замечательный соус! Никогда не пробовал ничего вкуснее. (Ест.) Ну конечно, если Мирандолина будет так готовить, у нее никогда не будет недостатка в жильцах. Прекрасный стол, прекрасное белье. И потом, нельзя отрицать, что она мила. Но больше всего ценю я в ней искренность. Очень хорошее свойство. Почему я не люблю женщин? Потому, что они притворщицы, обманщицы, всегда льстят. А эта искренность…

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Кавалер и слуга.

Слуга (входит). Она благодарит вас за снисхождение к ее слабым способностям.

Кавалер. Молодец, синьор церемониймейстер, молодец!

Слуга. Сейчас она готовит, тоже собственными ручками, другое блюдо. Только я не знаю какое.

Кавалер. Готовит сейчас?

Слуга. Да, синьор.

Кавалер. Подай вина.

Слуга. Слушаю.

Кавалер. Надо быть к ней пощедрее. Замечательная женщина! Заплачу ей вдвое. Буду ласков, но завтра же уеду.

Слуга приносит поднос с вином.

А что, графу подали обед? (Пьет.)

Слуга. Да, синьор. Только что. У него гостьи. Обедает с двумя дамами.

Кавалер. С двумя дамами? Кто они такие?

Слуга. Приехали в гостиницу сегодня утром. Я не знаю, кто они.

Кавалер. А граф был с ними знаком?

Слуга. Не думаю. Но как только их увидел, сейчас же пригласил их обедать.

Кавалер. Какая распущенность! Едва увидел женщин, сейчас же тащит их к себе. А те соглашаются. И бог знает, кто они… По мне, пусть будет кто угодно, но раз они бабы — этим все сказано. А граф, как пить дать, вылетит в трубу. (Слуге.) Скажи, маркиз тоже обедает?

Слуга. Вышел, и еще не возвращался.

Кавалер. Ну, давай дальше.

Слуга. Сию минуту. (Меняет тарелки.)

Кавалер. Обедает с двумя дамами. Приятная компания, нечего сказать! Своим кривляньем они отбили бы у меня всякий аппетит.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же и Мирандолина с тарелкой.

Мирандолина. Можно?

Кавалер. Кто там? (Делает знак слуге.)

Слуга. Что прикажете?

Кавалер. Прими у нее из рук тарелку.

Мирандолина. Простите! Мне хочется иметь честь поставить ее на стол собственными руками. (Ставит тарелку.)

Кавалер. Но ведь это совсем не ваше дело.

Мирандолина. Ах, синьор! А кто я такая? Знатная дама, что ли? Не больше чем служанка тех, кто живет в моей гостинице.

Кавалер (в сторону). Какая скромность!

Мирандолина. По правде говоря, я охотно бы подавала сама всем. Но… не знаю, понимаете ли вы меня? А к вам я прихожу без колебаний, свободно и смело.

Кавалер. Благодарю вас. Что это за кушанье?

Мирандолина. Рагу, которое я сама приготовила.

Кавалер. Значит, будет очень вкусное. Раз приготовили вы сами, наверно будет хорошо.

Мирандолина. Вы слишком добры, синьор. Я не умею толком приготовить ничего. А очень хотелось бы угодить такому знатному кавалеру, как вы.

Кавалер (в сторону). Завтра же еду в Ливорно. (Громко.) Если у вас есть дела, не теряйте времени со мною.

Мирандолина. Ничего, синьор. В доме достаточно поваров и слуг. Мне было бы приятно слышать, что блюдо пришлось вам по вкусу.

Кавалер. Охотно скажу вам сейчас же. (Пробует.) Прекрасно! Замечательно! Язык можно проглотить! Из чего это приготовлено?

Мирандолина. У меня есть свои маленькие секреты. Эти руки умеют делать много хороших вещей.

Кавалер (слуге, с некоторым возбуждением). Подай вина!

Мирандолина. Это блюдо, синьор, требует хорошего вина.

Кавалер (слуге). Подай бургундского!

Мирандолина. Вот это так! Бургундское — отличное вино. По-моему, из столовых вин оно лучше всякого другого.

Слуга ставит на стол бутылку с одним стаканом.

Кавалер. У вас отличный вкус во всем.

Мирандолина. Да, правда. Я ошибаюсь не часто.

Кавалер. Однако на этот раз вы ошиблись.

Мирандолина. В чем, синьор?

Кавалер. Считая меня особенно достойным вашего расположения.

Мирандолина (вздыхая). Ах, синьор кавалер!

Кавалер (вспылив). Что это значит? Что за вздохи такие?

Мирандолина. Я скажу вам: внимательна я ко всем: и меня огорчает, когда подумаю, что все они сплошь неблагодарные люди.

Кавалер (успокоившись). Я не буду неблагодарен.

Мирандолина. Вы ничем особенным мне и не обязаны. По отношению к вам я делаю лишь то, что должна.

Кавалер. Вовсе нет. Я отлично знаю… Не такой уж я неотесанный, как вы думаете. На меня вам жаловаться не придется.

Мирандолина. Да нет же, синьор… я и не думала…

Кавалер (пьет). За ваше здоровье!

Мирандолина. Покорнейше вас благодарю. Вы делаете мне слишком много чести.

Кавалер. Превосходное вино.

Мирандолина. Бургундское — моя страсть.

Кавалер. Не угодно ли? (Указывает на бутылку.)

Мирандолина. Ах нет, благодарю вас.

Кавалер. Вы уже обедали?

Мирандолина. Обедала.

Кавалер. Выпейте стаканчик.

Мирандолина. Я не заслуживаю такой любезности.

Кавалер. Я предлагаю от всего сердца.

Мирандолина. Не знаю, что сказать… Ну хорошо, я выпью. Вы очень любезны.

Кавалер (слуге). Подай еще стакан.

Мирандолина. Нет, нет, если позволите, я выпью из этого. (Берет стакан кавалера.)

Кавалер. Что вы! Я же пил из него!

Мирандолина (со смехом). Ничего, ничего, выпью ваши остаточки.

Слуга ставит на поднос второй стакан.

Кавалер (в сторону). Ах, негодница! (Наливает вино.)

Мирандолина. Уж давно, как я поела. Боюсь, не стало бы мне худо от вина.

Кавалер. Пустяки!

Мирандолина. Вы не будете добры дать мне маленький кусочек хлеба?

Кавалер. С удовольствием. (Дает ей хлеб.) Пожалуйста.

Мирандолина, с бокалом в одной руке, с куском хлеба в другой, стоит, делая вид, что ей очень неудобно и что она не знает, как ей обмакнуть хлеб в вино.

Вам неудобно? Не хотите ли присесть?

Мирандолина. Ах, что вы! Я не достойна такой чести.

Кавалер. Глупости! Ведь мы одни. (Слуге.) Подай кресло.

Слуга (в сторону). Должно быть, это перед смертью. Никогда не бывало с ним ничего подобного. (Идет за креслом.)

Мирандолина. Не дай бог, узнают синьор граф или синьор маркиз… Беда мне тогда.

Кавалер. Почему это?

Мирандолина. Сто раз они мне предлагали выпить что-нибудь или съесть, и я ни разу не согласилась.

Слуга приносит кресло.

Кавалер. Садитесь, пожалуйста.

Мирандолина. Очень благодарна. (Садится и начинает макать хлеб в вино.)

Кавалер (слуге). Послушай-ка! (Тихо.) Не сметь говорить никому, что хозяйка сидела у меня за столом!

Слуга (тихо). Не извольте беспокоиться. (В сторону.) Вот так новости! Поразительно!

Мирандолина. Пью за все то, что доставляет удовольствие синьору кавалеру.

Кавалер. Благодарю вас, любезная хозяюшка.

Мирандолина. Этот тост не касается женщин.

Кавалер. Не касается? Почему?

Мирандолина. Потому что женщин вы не переносите.

Кавалер. Правда, я не мог их видеть никогда.

Мирандолина. И всегда оставайтесь таким.

Кавалер. Мне бы не хотелось… (Поглядывает нерешительно на слугу.)

Мирандолина. Не хотелось, синьор? Чего?

Кавалер. Слушайте. (Говорит ей на ухо.) Мне бы не хотелось, чтобы вы заставили меня изменить характер.

Мирандолина. Каким образом?

Кавалер (слуге.) Уходи.

Слуга. Прикажете подать что-нибудь к столу?

Кавалер. Вели сварить два яйца и, когда будут готовы, принеси сюда.

Слуга. А как их сварить — вкрутую?

Кавалер. Как хочешь. Проваливай!

Слуга (в сторону). Понял. Распаляется мой хозяин. (Уходит.)

Кавалер. Мирандолина, вы очень милая девушка.

Мирандолина. О, вы смеетесь надо мной, синьор!

Кавалер. Послушайте. Я скажу вам сейчас правду, чистейшую правду, которая послужит к вашей чести.

Мирандолина. Буду слушать с удовольствием.

Кавалер. Вы первая в мире женщина, с которой мне было приятно сидеть и болтать.

Мирандолина. Я скажу вам почему, синьор кавалер. Вовсе не потому, что тут какая-нибудь моя заслуга. Но иной раз в крови у людей бывают встречные токи. Симпатия и взаимная склонность возникают подчас между людьми даже незнакомыми. И я ведь чувствую к вам что-то, чего ни к кому не чувствовала.

Кавалер. Боюсь, что вы хотите нарушить мой покой.

Мирандолина. Будет вам, синьор кавалер! Вы же умный человек и должны действовать, как подобает умному человеку. Не нужно впадать в слабости, свойственные другим. И если я замечу что-нибудь подобное, никогда больше не приду сюда. Я ведь тоже чувствую внутри что-то, чего раньше не было. А я вовсе не собираюсь сходить с ума по мужчинам. Особенно по такому мужчине, который ненавидит женщин, а сейчас, может быть, чтобы испытать меня и потом насмеяться, кружит мне голову соблазнительными речами. Можно мне еще капельку бургундского, синьор кавалер?

Кавалер. Эх! Ну, да ладно! (Наливает вино в один стакан.)

Мирандолина (в сторону). Вот-вот будет готов!

Кавалер (протягивает ей стакан с вином). Вот…

Мирандолина. Очень вам благодарна. А вы не пьете?

Кавалер. Выпью. (В сторону.) Было бы лучше, если бы я напился вдребезги! Один дьявол выгнал бы другого. (Наливает вино в свой стакан.)

Мирандолина (кокетливо). Синьор кавалер!

Кавалер. Что прикажете?

Мирандолина. Давайте чокнемся. (Чокаются.) Да здравствуют добрые друзья!

Кавалер (с томным видом). Да здравствуют!

Мирандолина. Да здравствуют… кто любит друг друга… И чокнемся без задней мысли.

Кавалер. Да здравствуют!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и маркиз.

Маркиз (входит). Это опять я. Кто да здравствует?

Кавалер (сердито). Что это значит, синьор маркиз?

Маркиз. Простите, мой друг. Я звал. Никого не было.

Мирандолина. С вашего разрешения… (Хочет уйти.)

Кавалер (Мирандолине). Постойте. (Маркизу.) Я никогда не позволял себе таких вольностей с вами.

Маркиз. Прошу извинения. Ведь мы друзья. Я думал, что у вас никого нет. И мне приятно видеть с вами очаровательную хозяюшку. А? Что вы скажете? Разве это не перл создания?

Мирандолина. Синьор маркиз, я находилась здесь, чтобы служить синьору кавалеру. Мне сделалось немного нехорошо, и он помог мне, дав капельку бургундского.

Маркиз (кавалеру). Это бургундское?

Кавалер. Бургундское.

Маркиз. Настоящее?

Кавалер. Как будто. Уплачено, как за настоящее.

Маркиз. Я знаток этого вина. Дайте мне попробовать, и я вам скажу, настоящее оно или нет.

Кавалер (зовет). Эй!

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же и слуга (подает яйца).

Кавалер. Подайте маркизу стаканчик.

Маркиз. Только, пожалуйста, не давайте мне маленькой рюмки. Бургундское — не ликер. Чтобы судить о нем, нужно глотнуть порядочно.

Слуга. Я принес яйца.

Кавалер. Больше ничего не нужно.

Маркиз. Что там у вас?

Слуга. Яйца.

Маркиз. Яйца? Не люблю яиц.

Слуга уносит яйца.

Мирандолина. Синьор маркиз, с позволения синьора кавалера, попробуйте этого рагу, которое я приготовила сама.

Маркиз. А, это другое дело! Эй, кресло сюда.

Слуга придвигает кресло и ставит бокал на поднос.

Вилку!

Кавалер (слуге). Поставь еще один прибор.

Слуга идет за прибором.

Мирандолина. Теперь мне лучше, синьор кавалер. Я пойду. (Встает.)

Маркиз. Сделайте мне удовольствие, посидите еще немного!

Мирандолина. Нет, мне нужно взглянуть по дому, что там делается. И к тому же синьор кавалер…

Маркиз (кавалеру). Вы ничего не имеете против, если она останется чуточку еще?

Кавалер. Что вам от нее нужно?

Маркиз. Я хочу дать ей попробовать кипрского вина, подобного которому вы не пробовали с самого рождения. Мне бы хотелось, чтобы Мирандолина его пригубила и высказала свое мнение.

Кавалер (Миран долине). Ну, доставьте удовольствие синьору маркизу, посидите еще.

Мирандолина. Синьор маркиз меня извинит…

Маркиз. Вы не хотите попробовать моего вина?

Мирандолина. В другой раз, ваша светлость.

Кавалер. Ну, не уходите.

Мирандолина. Вы мне приказываете?

Кавалер. Я прошу вас остаться.

Мирандолина (садится). Я повинуюсь.

Кавалер (в сторону). Мои обязательства перед ней все растут.

Маркиз (ест). Вот это кушанье! Вот это рагу! Какой аромат! Какой вкус!

Кавалер (тихо, Мирандолине). Маркиз будет ревновать вас за то, что вы сидите рядом со мной.

Мирандолина (тихо, ему). Это как ему будет угодно. Мне решительно все равно.

Кавалер (тихо). Вы тоже, я вижу, противница мужчин.

Мирандолина (тихо). Как вы — женщин.

Кавалер (тихо). Ну, мои противницы готовятся жестоко отомстить мне!

Мирандолина (тихо). А каким способом, синьор?

Кавалер (тихо). Плутовка! Вы видите очень хорошо…

Маркиз. Друг мой, за ваше здоровье! (Поднимает бокал бургундского.)

Кавалер. Ну, как вы его находите?

Маркиз. Вы меня простите, но оно никуда не годится. Вот вы попробуйте моего кипрского!

Кавалер. Да где же оно, это знаменитое кипрское?

Маркиз. Здесь, со мной. Я принес его и хочу доставить всем нам удовольствие. (Достает очень маленькую бутылочку.) Вот полюбуйтесь.

Мирандолина. Я вижу, что синьор маркиз не желает, чтобы его вино бросилось нам в голову.

Маркиз. Это? Его надо пить по каплям. Ну-ка! Рюмочек нам! (Откупоривает бутылочку.)

Слуга приносит рюмки.

Нет, эти слишком велики. Разве нет поменьше? (Прикрывает бутылочку рукой.)

Кавалер (слуге). Дай в которые капают розовое масло.

Мирандолина. А может быть, с нас хватит, если мы его понюхаем?

Маркиз (нюхает). Замечательно! Букет прямо упоительный!

Слуга приносит три крошечных рюмочки. Маркиз медленно наливает в них вина, дает рюмку Мирандолине, другую кавалеру, третью придвигает себе и тщательно закупоривает бутылочку.

Амброзия! (Пьет.) Настоящая амброзия! Небесный напиток!

Кавалер (тихо, Мирандолине). Что вы скажете про эту гадость?

Мирандолина (тихо). Помои от бутылок.

Маркиз (кавалеру). Ну, как вам?

Кавалер. Ничего себе. Хорошо.

Маркиз. А вам нравится, Мирандолина?

Мирандолина. Я не могу притворяться, синьор. Не нравится мне. Дрянь вино! Никак нельзя сказать, что хорошее. Одобряю тех, кто умеет кривить душой; но кто умеет это делать в одном случае, тот сделает то же и в другом.

Кавалер (в сторону). Это в мой огород. Только не понимаю, за что.

Маркиз. Мирандолина, вы ничего не смыслите в этих винах. Мне вас жаль. Вы сумели оценить платок, который я вам подарил, но в кипрском вине вы толку не знаете. (Допивает.)

Мирандолина (кавалеру, тихо). Ишь как расхвастался!

Кавалер (тихо). Я бы так не мог.

Мирандолина (тихо). Ваше хвастовство — в том, что вы презираете женщин.

Кавалер (тихо). А ваше в том, что вы покоряете всех мужчин.

Мирандолина (кокетливо, тихо). Нет, не всех.

Кавалер (страстно, тихо). Всех, говорю!

Маркиз (слуге). Ну-ка, три чистых рюмочки.

Мирандолина. Мне больше не нужно.

Маркиз. Нет, нет, не думайте, это не для вас. (Наливает из своей бутылки в три новые рюмки; слуге.) Милейший, с разрешения вашего хозяина, пойдите к графу Альбафьорита и скажите ему от меня громко, так, чтобы все слышали, что я прошу его отведать моего кипрского вина.

Слуга. Слушаю. (В сторону.) Ну, от этих наперстков они пьяными не будут. (Уходит.)

Кавалер. До чего же у вас широкая натура, господин маркиз.

Маркиз. У меня? Спросите Мирандолину.

Мирандолина. О да, еще бы!

Маркиз (Мирандолине). А что, кавалер видел ваш платок?

Мирандолина. Нет еще.

Маркиз (кавалеру). Ну, так увидите. (Прячет бутылочку с остатками вина.) Это я припрячу себе на вечер. Бальзам!

Мирандолина. Смотрите, как бы вам не заболеть от этого, синьор маркиз.

Маркиз. Знаете, от чего я болен?

Мирандолина. От чего? Скажите.

Маркиз. От ваших прекрасных глаз.

Мирандолина. Неужели?

Маркиз. Синьор кавалер, я влюблен в нее без ума.

Кавалер. Весьма сожалею.

Маркиз. Вы никогда не испытывали любви к женщине! Вот погодите — испытаете и тогда пожалеете меня.

Кавалер. Я и так вас жалею.

Маркиз. А ревнив я — как зверь. Я позволяю ей сидеть рядом с вами потому только, что знаю, кто вы. Если бы это был кто-нибудь другой, я не стерпел бы и за сто тысяч дублонов.

Кавалер (в сторону). Он начинает меня злить.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и слуга с бутылкой вина на подносе.

Слуга (маркизу). Синьор граф благодарит вашу светлость и шлет вам бутылку Канарского.

Маркиз. О, о! Он хочет своим Канарским отплатить за мое кипрское! Ну-ка покажи. Да он полоумный какой-то! (Встает и берет бутылку.) Фу, какая гадость! Я уже чувствую по запаху.

Кавалер. Да вы попробуйте сначала.

Маркиз. И пробовать ничего не хочу. Это наглость, под стать другим, которые мне постоянно приходится терпеть от графа. Он хочет перещеголять меня, задеть, вызвать на какую-нибудь вспышку. И клянусь, он этого добьется, — такая разразится вспышка, что будет стоить сотен других! Мирандолина, если вы не выгоните его, случится что-то ужасное. Да, что-то ужасное. Он наглец! Я — это я, и не потерплю таких оскорблений! (Уходит, унося с собой бутылку.)

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Кавалер, Мирандолина и слуга.

Кавалер. Бедный маркиз сошел с ума.

Мирандолина. Очевидно, на случай разлития желчи он захватил с собой бутылку: будет лечиться.

Кавалер. Говорю вам, он сумасшедший. Это вы свели его с ума.

Мирандолина. Разве я из таких, которые сводят с ума мужчин?

Кавалер (пылко). О, конечно!

Мирандолина (встает). Синьор кавалер, с вашего разрешения…

Кавалер. Постойте.

Мирандолина (идет). Простите меня, я никого не свожу с ума.

Кавалер. Выслушайте меня. (Встает, но не отходит от стола.)

Мирандолина. Извините.

Кавалер (властно). Подождите, говорю я вам.

Мирандолина (оборачивается с гордым видом). Чего вы хотите от меня?

Кавалер (смутившись). Ничего!.. Выпьем! Еще по стаканчику бургундского.

Мирандолина. Ну хорошо. Только поскорее. Мне надо идти.

Кавалер. Садитесь.

Мирандолина. Нет, стоя, стоя.

Кавалер (протягивает ей стакан, нежно). Ну, вот, возьмите.

Мирандолина. Последний тост, и я бегу. Этому тосту научила меня моя бабушка.

Слава Амуру, Бахусу слава!
Радость нам оба вливают в кровь.
Входит чрез горло веселая лава,
Входит чрез очи в сердце любовь.
Только пригублю вино — и мой глаз
Пламенным зовом вспыхнет для вас.

(Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Кавалер и слуга.

Кавалер. Браво, браво!.. Идите же сюда! Идите!.. Ах, плутовка! Убежала! Исчезла и заставила меня жариться на сковородке.

Слуга. Прикажете подать фрукты?

Кавалер. Убирайся ко всем дьяволам! Ты тут еще?

Слуга уходит.

Только пригублю вино — и мой глаз
Пламенным зовом вспыхнет для вас!..

Что за колдовской тост! Знаю тебя, чертовка! Хочешь покорить меня, повергнуть к своим ногам?.. Но она делает это с такой грацией! Так вкрадчиво добивается своего… Нет, уеду в Ливорно! Не хочу ее больше видеть! Чтобы не путалась она больше у меня на дороге. Проклятущие бабы! Честное слово, никогда больше не пойду туда, где есть бабы.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Комната графа.

Граф, Ортензия и Деянира.

Граф. Курьезный этот маркиз Форлипополи. Он знатного рода, этого отрицать нельзя. Но его отец и он сам промотали все; и теперь ему почти не на что жить. А волочиться все-таки любит.

Ортензия. Видно, что он хочет быть щедрым, но не может.

Деянира. Он дает то немногое, что у него есть; и хочет, чтобы об этом знали все.

Граф. Недурной был бы тип для одной из ваших комедий.

Ортензия. Подождите, скоро приедет труппа, и мы начнем играть. Тогда можно будет изобразить его так, что всем будет весело.

Деянира. У нас есть актеры, которые так вам представят кого угодно, что пальчики оближете.

Граф. Но если вы хотите посмеяться, вам нужно и впредь разыгрывать перед ним знатных дам.

Ортензия. Я могу сколько угодно, а вот у Деяниры сейчас же получается неестественно.

Деянира. На меня нападает смех, когда меня принимают за важную особу.

Граф. Вы хорошо сделали, что не стали разыгрывать меня. Теперь я буду в состоянии немного поддержать вас.

Ортензия. Вы, синьор граф, будете нашим покровителем.

Деянира. Мы подруги и сообща будем пользоваться вашими милостями.

Граф. Вот что я скажу вам — скажу откровенно. Я буду служить вам насколько смогу; но у меня есть обязательства, которые лишат меня возможности бывать у вас.

Ортензия. Какая-нибудь маленькая привязанность, синьор граф?

Граф. Скажу по секрету: это хозяйка нашей гостиницы.

Ортензия. Вот это здорово! Экая важная дама, подумаешь! Я удивляюсь вам, синьор граф, что вы возитесь с трактирщицей.

Деянира. Во всяком случае, было бы лучше, если бы вы обратили свое благосклонное внимание на актрису.

Граф. По правде говоря, я не люблю иметь дело с актрисами. Сегодня вы тут, завтра вас нет.

Ортензия. А разве так не лучше, синьор граф? Благодаря этому не затягиваются связи и люди не разоряются.

Граф. Как бы там ни было, но я считаю себя с ней связанным. Я люблю ее и не хочу огорчать.

Деянира. Но что в ней хорошего?

Граф. О, много!

Ортензия. Не понимаете, Деянира? Она ведь красотка, вся бело-розовая! (Показывает жестами, как будто бы мажется.)

Граф. Она очень остроумна!

Деянира. Неужели в этом вы станете сравнивать ее с нами?

Граф. Довольно! Что бы там ни было, Мирандолина мне нравится, и если вы хотите, чтоб я был вашим другом, извольте не злословить на ее счет, иначе считайте, что мы с вами не знакомы.

Ортензия. О, синьор граф, Мирандолина — настоящая Венера!

Деянира. Верно, верно, остроумна, умеет отлично разговаривать…

Граф. Ну вот! Этак мне больше по вкусу.

Ортензия. Такими пустяками мы всегда готовы угодить вам.

Граф (смотрит в глубь сцены). А! Взгляните туда. Заметили вы, кто прошел сейчас по зале?

Ортензия. Видела. А что?

Граф. Тоже пригодился бы вам для ваших комедий.

Ортензия. В каком он роде?

Граф. Терпеть не может женщин!

Деянира. Экий дурень!

Ортензия. Должно быть, какая-нибудь женщина ему здорово насолила.

Граф. Ничуть не бывало! Он никогда не был влюблен. У него ни разу не было желания побывать в женском обществе. Он презирает всех женщин. Достаточно сказать, что он не хочет глядеть даже на Мирандолину.

Ортензия. Бедняга! Бьюсь об заклад, что, если бы ему пришлось иметь дело со мною, он переменил бы мнение.

Деянира. Подумаешь, какое трудное дело! Я бы сама взялась за него.

Граф. Слушайте, милые девушки! Давайте позабавимся. Если вам удастся вскружить ему голову — слово дворянина, я сделаю вам великолепный подарок.

Ортензия. Мне не нужно никакой награды. Я займусь этим для собственного развлечения.

Деянира. Если хотите доставить себе удовольствие, синьор граф, — извольте, без всяких наград. Мы просто тут повеселимся немножко, пока подъедут наши актеры.

Граф. Сомневаюсь, чтобы у вас что-нибудь вышло.

Ортензия. Вы нас не знаете, синьор граф.

Деянира. У нас нет таких вкрадчивых манер, как у Мирандолины. Но обычаи света знакомы нам немного больше.

Граф. Хотите, я пошлю за ним?

Ортензия. Как вам будет угодно.

Граф (зовет). Эй, кто там!

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Те же и слуга графа.

Граф. Поди-ка скажи кавалеру Рипафратта, что мне необходимо с ним поговорить и что я прошу его к себе.

Слуга. Он вышел из комнаты. Его там нет.

Граф. Поищи. Я видел, как он прошел на кухню.

Слуга. Сию минуту. (Уходит.)

Граф (в сторону). Что ему понадобилось на кухне? Должно быть, пошел распекать Мирандолину за то, что ему подали плохой обед.

Ортензия. Синьор граф, я просила синьора маркиза прислать мне сапожника, но боюсь, что мне не придется его увидеть.

Граф. Бросьте заботу! Я беру все на себя.

Деянира. А мне маркиз обещал подарить платок. Только тоже, думаю, держи карман!

Граф. Найдем платок!

Деянира. А мне как раз он был очень нужен.

Граф (достает из кармана шелковый платок). Если этот вам подойдет, прошу покорно. Он чистый.

Деянира. Очень благодарна за любезность.

Граф. Вот и кавалер. Пожалуй, будет лучше, если вы станете продолжать играть роль знатных дам. Тогда он волей-неволей должен будет вас выслушать, хотя бы из вежливости. Отойдите немного в сторону. Не то увидит вас — удерет.

Ортензия. Как его зовут?

Граф. Кавалер Рипафратта, родом тосканец.

Деянира. Женат?

Граф. Да нет же! Он видеть не может женщин.

Ортензия. Богат? (Немного отходит в сторону.)

Деянира. И щедр? (Тоже отходит.)

Граф. Как будто.

Деянира. Пусть приходит.

Ортензия. Живо! И будьте за нас спокойны.

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Те же и кавалер.

Кавалер. Вы просили меня, синьор граф?

Граф. Да, я позволил себе вас чуточку побеспокоить.

Кавалер. Чем могу вам служить?

Граф (показывает на актрис, которые обе сразу подходят). Вы очень нужны вот этим двум дамам.

Кавалер. Увольте меня, у меня нет ни минуты времени.

Ортензия. Я вовсе не хочу затруднять вас, синьор кавалер.

Деянира. На одну минутку, сделайте мне одолжение, синьор кавалер.

Кавалер. Любезные дамы, простите меня, умоляю вас. У меня неотложное дело.

Ортензия. Несколько слов — и вы свободны.

Деянира. Два слова, не больше.

Кавалер (в сторону). Вот удружил проклятый граф!

Граф. Дорогой друг, когда две дамы так просят, приличие требует, чтобы вы их выслушали.

Кавалер (дамам, серьезным тоном). Простите меня, чем могу вам быть полезен?

Ортензия. Вы тосканец, синьор кавалер?

Кавалер. Да, синьора.

Деянира. Есть у вас друзья во Флоренции?

Кавалер. И друзья, и родственники.

Деянира. Так вот… (Ортензии.) Говорите сначала вы, друг мой.

Ортензия. Отлично. Так вот, синьор кавалер, был такой случай…

Кавалер. Поскорее, синьора, умоляю вас. У меня очень срочное дело.

Граф. Ну, я понимаю. Вас стесняет мое присутствие. Я ухожу, чтобы дать вам возможность поговорить с кавалером по душам. (Хочет уйти.)

Кавалер. Да нет же, друг мой, не уходите… послушайте…

Граф. Я знаю, что должен делать. Ваш покорный слуга, любезные дамы. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Ортензия, Деянира и кавалер.

Ортензия. Нам будет удобнее разговаривать сидя.

Кавалер. Простите, мне не хочется сидеть.

Деянира. Вы не очень-то вежливы с дамами.

Кавалер. Благоволите сказать, чего вы желаете от меня.

Ортензия. Мы нуждаемся в вашей помощи, в вашем покровительстве, в вашем добром расположении.

Кавалер. Что случилось?

Деянира. Наши мужья нас покинули.

Кавалер (с высокомерным видом). Покинули? Как это? Двух дам общества? Кто ваши мужья?

Деянира (тихо, Ортензии). Милочка, у меня заскок. Дальше не выходит.

Ортензия (так же, ей). Он такой бешеный, что и я начинаю смущаться.

Кавалер. Синьоры, прошу прощения. (Хочет уйти.)

Ортензия. Так-то вы обращаетесь с нами!

Деянира. Кавалер — и вдруг такое отношение!

Кавалер. Простите меня. Я из тех, кто больше всего любит свой покой. Передо мной две дамы, покинутые мужьями. Разобраться в их делах — задача очень трудная. Я не такой ловкач, который вам нужен, и живу только для себя. Почтеннейшие мои дамы, не ждите от меня ни совета, ни помощи.

Ортензия. Ну ладно. Не будем больше разыгрывать нашего милого кавалера.

Деянира. Чудно! Будем говорить начистоту.

Кавалер. Это еще что за новые речи?

Ортензия. Мы совсем не знатные дамы.

Кавалер. Вот как!

Деянира. Синьор граф хотел подшутить над вами.

Кавалер. Шутка кончена. До свиданья. (Снова хочет уйти.)

Ортензия. Погодите же минутку.

Кавалер. Что вам угодно?

Деянира. Побудьте с нами чуточку.

Кавалер. У меня дело. Не могу больше задерживаться.

Ортензия. Нам не нужно от вас ничего.

Деянира. И мы не покушаемся на вашу репутацию.

Ортензия. Мы знаем, что вы не любите женщин.

Кавалер. Если знаете, тем лучше. До свиданья. (Делает шаг к двери.)

Ортензия. Ну, послушайте же, мы не такие женщины, которые могут причинить вам неприятности.

Кавалер. Кто же вы?

Ортензия. Скажите ему, Деянира.

Деянира. Разве вы сами не можете сказать?

Кавалер. Ну, скорее! Кто вы?

Ортензия. Актрисы.

Кавалер. Актрисы! А, ну тогда говорите, говорите! Теперь я вас уже не боюсь. Мне очень по вкусу ваше ремесло.

Ортензия. Что это значит? Объясните нам.

Кавалер. Я знаю, что вы носите личину на сцене и вне сцены. А раз это так, чего мне вас бояться?

Деянира. Когда я не на сцене, синьор кавалер, я не умею притворяться.

Кавалер (Деянире). Как вас зовут? Синьора Прямодушная?

Деянира. Меня зовут…

Кавалер (Ортензии). А вас? Должно быть, синьора Плутовка?

Ортензия. Какой вы милый, синьор кавалер!

Кавалер (Ортензии). А вы любите клянчить подарочки?

Ортензия. Я не такая, как…

Кавалер (Деянире). А у вас много обожателей, почтеннейшая?

Деянира. Я с ними не знаюсь.

Кавалер. Видите, я умею говорить с вами по-вашему, по-театральному.

Ортензия (хочет взять его за руку). Какой вы милый, синьор кавалер!

Кавалер (ударяет ее по рукам). Прочь лапки!

Ортензия (тихо). Боже! У него манеры не кавалера, а мужлана.

Кавалер. Вы думаете, я не слышу? Слышу и говорю вам, что вы нахалки.

Деянира. Это он мне!

Ортензия. Такой женщине, как я!

Кавалер (Ортензии). Размалеванная кукла!

Ортензия (в сторону). Осел! (Уходит.)

Кавалер (Деянире). Фальшивые букли!

Деянира (в сторону). Проклятый! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Кавалер, потом его слуга.

Кавалер. Хорошо придумал, как от них отделаться! Что они затеяли! Поймать меня в свои сети! Дурехи! Пусть пойдут теперь к графу и расскажут ему про эту милую сцену. Если бы это были дамы, мне, приличия ради, пришлось бы бежать от них. Но когда я могу устроить бабам скандал, делаю это с величайшим удовольствием… А вот с Мирандолиной у меня это не выходит. Она покорила меня своим милым обхождением настолько, что я почти готов полюбить ее. Но и она женщина. Не могу ей довериться. Надо удирать. Или подождать до завтра? А если приду сегодня ночевать, кто мне порукою, что Мирандолина не сразит меня окончательно? (Раздумывает.) Да, нужно поступать, как подобает мужчине.

Слуга (входит). Синьор!

Кавалер. Что тебе?

Слуга. Синьор маркиз ждет у вас в комнате. Ему нужно поговорить с вами.

Кавалер. Что еще нужно этому болвану? Денег у меня больше не вытянет. (Слуге.) Пусть ждет! Когда надоест, уберется. Пойди разыщи лакея гостиницы и скажи, чтобы сейчас же принес мне счет.

Слуга. Слушаю. (Хочет уйти.)

Кавалер. Постой! Чтобы через два часа, не позже, все вещи были уложены.

Слуга. Вы хотите уезжать?

Кавалер. Да. Принеси мне сюда шляпу и шпагу. Только смотри, чтобы маркиз не заметил.

Слуга. А если он увидит, как я укладываю вещи?

Кавалер. Можешь сказать ему что хочешь. Понял?

Слуга (в сторону). Ох, как не хочется мне уезжать!.. Мирандолина!.. (Уходит.)

Кавалер. А все же должен сознаться: только вот решил ехать — и мне уж не по себе. Раньше этого не бывало. А останусь — мне плохо придется. Нет, нужно уезжать скорее. Да! И впредь буду еще хуже говорить о бабах. Они делают нам зло даже тогда, когда хотят сделать добро.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Кавалер и Фабрицио.

Фабрицио. Правда, синьор, что вы требуете счет?

Кавалер. Да. Вы принесли?

Фабрицио. Сейчас. Хозяйка пишет.

Кавалер. Разве счета пишет она?

Фабрицио. Всегда она. Даже когда ее отец был жив. Пишет и подсчитывает лучше, чем любой приказчик в лавке.

Кавалер (в сторону). Замечательная женщина!

Фабрицио. И вы хотите уехать так скоро?

Кавалер. Да, дела требуют.

Фабрицио. Надеюсь, вы меня не забудете?

Кавалер. Принесите счет. Я знаю, что мне делать.

Фабрицио. Подать вам его сюда?

Кавалер. Да, я не пойду сейчас к себе в комнату.

Фабрицио. И очень хорошо сделаете. Там у вас сидит этот надоеда, синьор маркиз. Представляется влюбленным в хозяйку. Пусть облизывает себе пальцы. Мирандолина выйдет замуж за меня.

Кавалер (свирепо). Счет!

Фабрицио. Сейчас, сейчас! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Кавалер, один.

Кавалер. Все от нее без ума. Не удивительно, что и я начинаю чувствовать, что пылаю. Нет, уеду! Одолею эту темную силу!.. Боже, что я вижу! Мирандолина! Что ей нужно от меня? В руках листок. Несет мне счет. Что мне делать? Нужно выдержать этот последний штурм. Через два часа еду.

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Кавалер и Мирандолина со счетом в руках.

Мирандолина (грустно). Синьор?

Кавалер. Что вам, Мирандолина?

Мирандолина (не подходит). Простите!

Кавалер. Идите же сюда.

Мирандолина (грустно). Вы требовали счет? Я приготовила.

Кавалер. Давайте его.

Мирандолина. Вот он. (Отдавая счет, утирает глаза фартуком.)

Кавалер. Что с вами? Вы плачете?

Мирандолина. Нет, пустяки. Это от дыма. Попал в глаза.

Кавалер. Дым? В глаза? Ну ладно. Сколько по счету? (Смотрит.) Двадцать паоло? За четыре дня? Почему так мало? Двадцать паоло?

Мирандолина. Так получается.

Кавалер. А два добавочных блюда в сегодняшнем обеде? Они стоят в счете?

Мирандолина. Простите. То, что я предлагаю как угощение, я в счет не ставлю.

Кавалер. Так это было угощение?

Мирандолина. Простите мою смелость. Примите это как знак… (Закрывает лицо и делает вид, что плачет.)

Кавалер. Да что с вами?

Мирандолина. Не знаю что. Дымом… или чем-то другим… разъело глаза.

Кавалер. Мне было бы неприятно, если бы это случилось из-за меня, когда вы готовили эти замечательные блюда.

Мирандолина. Если бы это было так, тогда я терпела бы с радостью… (Делает вид, что продолжает плакать.)

Кавалер (в сторону). Ох! Если я не уеду! (Громко.) Ну, довольно! Вот тут два дублона. Возьмите их в знак моей любви и простите меня… (Он в замешательстве.)

Мирандолина, не говоря ни слова, падает в кресло, словно в обмороке.

Мирандолина! Боже! Мирандолина! Без чувств! Неужели влюбилась в меня? Так скоро? Собственно, почему бы и нет? Разве я не влюбился?.. Мирандолина, дорогая моя!.. Черт! Это я назвал женщину дорогой? Да, но она в обмороке из-за меня. О, как ты хороша! Если бы у меня было что-нибудь, чтобы привести ее в чувство! Господи! Не вожусь я с бабами, и не бывает у меня ни спиртов, ни солей… Эй, кто там! Никого… Скорее… Пойду сам!.. Бедняжечка!.. Ненаглядная моя! (Уходит.)

Мирандолина. Вот теперь совсем готов. Много у нас всякого оружия для мужчин, но только, когда они не сдаются сразу, нет ничего вернее и надежнее, чем обморок. Ой, идет назад… (Принимает прежнее положение.)

Кавалер (возвращается с кувшином воды). Вот и я! Не пришла в себя еще! Ну конечно, она меня любит. Если попрыскать ей в лицо водою, пожалуй, очнется. (Спрыскивает ей лицо.)

Мирандолина делает движение.

Успокойся! Успокойся! Я здесь, дорогая! И теперь уже не уеду.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Кавалер и слуга со шпагой и шляпой.

Слуга. Вот, принес вам шпагу и шляпу.

Кавалер. Убирайся.

Слуга. Чемоданы уже…

Кавалер. Убирайся вон, будь ты проклят!..

Слуга. Мирандолина!..

Кавалер. Пошел вон, или я размозжу тебе голову! (Замахивается кувшином.)

Слуга убегает.

Никак не может очнуться. Лоб потный… Ну же, милая Мирандолина, возьмите себя в руки! Откройте глазки. Скажите мне смело все, все.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Те же, маркиз и граф.

Маркиз. Синьор кавалер!

Граф. Друг мой!

Кавалер (в сторону). Чтобы черт вас побрал!

Мирандолина (встает). Ох!

Маркиз. Я привел ее в чувство.

Граф. Прекрасно сделали.

Маркиз. Однако кто-то, кажется, терпеть не может женщин.

Кавалер. Какая наглость!

Граф. Повержены в прах! Вы тоже!

Кавалер. Идите все к черту! (Швыряет в маркиза и графа кувшин, который падает на пол и разбивается; кавалер в бешенстве уходит.)

Граф. Он сошел с ума! (Уходит.)

Маркиз. Я потребую удовлетворения за такую обиду. (Уходит.)

Мирандолина. Ну вот, все вышло великолепно. Сердце его вспыхнуло, запылало, испепелилось! Чтобы победа была полная, мне нужно только одно: пусть о торжестве моем все узнают, и да послужит оно посрамлению всех мужчин и славе женского пола.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Комната Мирандолины. Гладильный стол. Корзина с бельем, приготовленным для глаженья.

Мирандолина, потом Фабрицио.

Мирандолина. Ну, развлечение кончено. Пора заняться делами. Нужно скорее начинать гладить, не то белье пересохнет… Фабрицио!

Фабрицио (входит). Синьора?..

Мирандолина. Сделайте мне удовольствие, принесите горячий утюг.

Фабрицио (с серьезным видом, собираясь идти). Слушаю, синьора.

Мирандолина. Простите, что затрудняю вас.

Фабрицио. Пожалуйста, синьора. Раз я ем ваш хлеб, я обязан вам служить. (Хочет идти.)

Мирандолина. Стойте. Слушайте меня. Вы вовсе не обязаны служить мне в этих делах. Но я знаю, что для меня вы все делаете охотно, и я… Ну, хватит. Больше ничего не скажу.

Фабрицио. Я готов достать вам луну с неба. Только я вижу, что все пошло прахом.

Мирандолина. Прахом? Почему прахом? Разве я проявила к вам неблагодарность?

Фабрицио. Вам не до бедных людей. Вас все больше тянет к важным господам.

Мирандолина. Глупенький мой! Если бы я могла сказать все… Ну, живо, живо, идите за утюгом.

Фабрицио. Да ведь я видел все собственными глазами.

Мирандолина. Ну же, говорю! Полно болтать зря! Тащите мне утюг.

Фабрицио. Иду, иду. Послужу вам, да недолго. (Уходит.)

Мирандолина (притворяется, что говорит про себя, но так, чтобы Фабрицио услышал за дверью). Ох, уж эти мужчины! Чем больше их любишь, тем хуже получается.

Фабрицио (быстро вернувшись, нежно). Что вы сказали?

Мирандолина. Пойдете ли вы за утюгом наконец?

Фабрицио. Иду, принесу сейчас. (В сторону.) Ничего не понимаю! То потянет меня кверху, то швырнет вниз. Ничего не понимаю. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Мирандолина, потом слуга кавалера.

Мирандолина. Нет, дурачок! Будешь служить мне и спрячешь в карман обиды. Смешно, как все мужчины танцуют под мою дудку! И этот милейший синьор кавалер! Прежде до смерти ненавидел женщин, а теперь — захочу, любую глупость заставлю его выкинуть.

Слуга (входит). Синьора Мирандолина!

Мирандолина. Что вам, мой друг?

Слуга. Хозяин мой вам кланяется и прислал узнать, как вы себя чувствуете.

Мирандолина. Скажите ему, что превосходно.

Слуга (дает ей золотой флакон). Он говорит, чтобы вы выпили немного этой мелиссовой воды[3]. Это вам будет полезно.

Мирандолина. Флакон золотой?

Слуга. Золотой. Наверно знаю.

Мирандолина. Почему он не дал мне этой воды, когда со мной случился такой ужасный обморок?

Слуга. У него тогда не было этого пузырька.

Мирандолина. А откуда он у него теперь?

Слуга. Скажу вам по секрету: он послал меня за ювелиром и купил у него флакон. Двенадцать цехинов заплатил. А потом я сходил в аптеку за мелиссовой водой.

Мирандолина. Ха-ха-ха!

Слуга. Вы смеетесь?

Мирандолина. Ну да, смеюсь. Присылает мне лекарство, когда у меня все прошло.

Слуга. Пригодится для другого раза.

Мирандолина. Ладно, выпью немного… в целях предупреждения. (Пьет.) Теперь отнесите ему и поблагодарите. (Протягивает ему флакон.)

Слуга. Да нет же, флакон ваш.

Мирандолина. Как так мой?

Слуга. Ну да. Хозяин купил его нарочно для вас.

Мирандолина. Нарочно для меня?

Слуга. Для вас. Только не выдавайте меня.

Мирандолина. Отнесите ему его флакон и поблагодарите от моего имени.

Слуга. Да что вы!

Мирандолина. Несите же, говорю. Не возьму его.

Слуга. Вы хотите хозяина обидеть?

Мирандолина. Поменьше рассуждайте. Вы обязаны отнести. Берите.

Слуга. Что делать? Отнести ему? (В сторону.) Ну, женщина! Швыряется двенадцатью цехинами. Другой такой не встречал и вряд ли встречу. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Мирандолина, потом Фабрицио.

Мирандолина. Готов, голубчик! Совсем готов, готовехонек! Но так как то, чего я добилась, делалось вовсе не для выгоды, то я хочу, чтобы он признал, как сильна женщина, и впредь не осмеливался бы говорить, что мы корыстны или продажны.

Фабрицио (входит, нахохлившись, с утюгом в руке). Вот ваш утюг.

Мирандолина. Хорошо разгорелся?

Фабрицио. Да, очень. Впору мне так распалиться.

Мирандолина. Это еще что за новости?

Фабрицио. Ваш синьор кавалер посылает к вам узнавать о здоровье, подарки шлет… Мне сказал его слуга.

Мирандолина. Совершенно верно, синьор! Он прислал мне золотой флакон, а я отправила его обратно.

Фабрицио. Вы отправили его обратно?

Мирандолина. Еще как отправила! Спросите у слуги.

Фабрицио. А почему вы его не взяли?

Мирандолина. Потому… потому, Фабрицио… чтобы вы не говорили… Ну, довольно об этом.

Фабрицио. Мирандолина, дорогая моя, простите меня!

Мирандолина. Подите поставьте мне другой утюг и, когда разогреется, принесите сюда.

Фабрицио. Сейчас иду. И поверьте, что если я говорю…

Мирандолина. Ну, довольно. Больше ни слова. Не злите меня.

Фабрицио. Молчу, молчу. (Про себя.) Взбалмошная головка! А все-таки люблю ее. (Уходит.)

Мирандолина. И это вышло недурно. Фабрицио остался доволен, что я не взяла флакона у кавалера. Это называется уметь жить, уметь действовать, уметь всем пользоваться — изящно, прилично и достаточно непринужденно. Нет, там, где нужна ловкость, я не посрамлю свой пол.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Мирандолина и кавалер.

Кавалер (в глубине сцены, в сторону). Вот она! Не хотел идти, а подзудил дьявол.

Мирандолина (заметила его уголком глаза; усиленно гладит; в сторону). Ага, явился!

Кавалер. Мирандолина!

Мирандолина (гладит). Ах, синьор кавалер! Здравствуйте!

Кавалер. Как вы себя чувствуете?

Мирандолина (гладит, не глядя на него). Очень хорошо, к вашим услугам.

Кавалер. Я немного обижен на вас.

Мирандолина (слегка поднимая на него глаза). За что, синьор?

Кавалер. Почему вы отказались принять маленький флакон, который я вам послал?

Мирандолина (гладит). А что мне с ним делать?

Кавалер. Пригодился бы, может быть.

Мирандолина. Я, слава богу, не подвержена обморокам. (Гладит.) Ни разу в жизни со мною не было того, что случилось сегодня.

Кавалер. Милая Мирандолина, неужели я причина этого злосчастного происшествия?

Мирандолина (гладит). Боюсь, что именно вы.

Кавалер (страстно). Я? Неужели?

Мирандолина (гладит с остервенением). Вы заставили меня пить это проклятое бургундское, и мне стало нехорошо.

Кавалер (ошеломленный). Как! Возможно ли?

Мирандолина (гладит). А вы что думали? Никогда не приду больше в вашу комнату.

Кавалер (любовно). Понимаю. Не придете больше ко мне в комнату? Понимаю, в чем секрет. Да, понимаю. Но вы придете ко мне, дорогая, и останетесь довольны.

Мирандолина. Утюг совсем остыл. (Кричит за сцену.) Фабрицио! Если другой утюг готов, давайте сюда.

Кавалер. Сделайте мне удовольствие, возьмите флакон.

Мирандолина (пренебрежительно, продолжая гладить). Синьор кавалер, я подарков не принимаю.

Кавалер. Однако от графа Альбафьорита принимали.

Мирандолина (гладит). Силком. Чтобы не огорчать его.

Кавалер. Почему же вы хотите огорчить меня?

Мирандолина. А не все ли вам равно, если женщина и доставит вам огорчение? Вы же не выносите женщин.

Кавалер. Ах, Мирандолина! Теперь уж я не могу сказать этого.

Мирандолина. Синьор кавалер, в котором часу восходит новая луна?

Кавалер. Я переменился не под влиянием луны. Это чудо совершила ваша красота, ваше неотразимое изящество.

Мирандолина (громко смеется, продолжая гладить). Ха-ха-ха!

Кавалер. Вы смеетесь?

Мирандолина. Хотите, чтобы я не смеялась? Сами глумитесь надо мною и еще удивляетесь, что я смеюсь?

Кавалер. Ах, плутовка! Мне смеяться над вами? Мне? Ну, возьмите флакон.

Мирандолина (гладит). Спасибо, спасибо.

Кавалер. Возьмите, или я рассержусь.

Мирандолина (кричит преувеличенно громко). Фабрицио, утюг!

Кавалер (в гневе). Берете или нет?

Мирандолина. Взбесился! (Берет флакон и с пренебрежением бросает его в корзину с бельем.)

Кавалер. Что же вы его швыряете?

Мирандолина (кричит громко, как раньше). Фабрицио!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же и Фабрицио с утюгом.

Фабрицио. Вот и я.

Мирандолина (берет утюг). Хорошо нагрелся?

Фабрицио. Очень хорошо, синьора.

Мирандолина (Фабрицио, нежно). Что с вами? Вы какой-то смущенный.

Фабрицио. Да нет, ничего, хозяйка. Ничего.

Мирандолина (нежно). Вам нехорошо?

Фабрицио. Дайте мне другой утюг, если хотите, чтобы я поставил его на огонь.

Мирандолина. Правда, я боюсь, что вам нездоровится.

Кавалер. Да дайте же ему утюг, и пусть он уходит.

Мирандолина. Вы знаете, я очень люблю его. Он мой доверенный слуга.

Кавалер (в сторону, не находя себе места). Не могу больше!

Мирандолина (дает Фабрицио утюг). Возьмите его, мой милый, поставьте его.

Фабрицио (нежно). Синьора хозяйка…

Мирандолина. Ну, живо, живо!

Фабрицио (в сторону). Ну и жизнь! Чувствую, что больше не могу. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Кавалер и Мирандолина.

Кавалер. Так любезничать, синьора, со слугою?..

Мирандолина. Что вы хотите сказать?

Кавалер. Что? Вы увлечены им! Видеть нетрудно.

Мирандолина (гладит). Я увлечена слугою? Хорош комплимент, синьор! Я не страдаю дурным вкусом. Если бы я хотела влюбиться, то не теряла бы своего времени так глупо.

Кавалер. Вы достойны любви короля.

Мирандолина (гладит). Бубнового или пикового?

Кавалер. Мирандолина, оставим шутки и будем говорить серьезно.

Мирандолина (гладит). Говорите, я вас слушаю.

Кавалер. Вы не можете бросить на минутку ваше глаженье?

Мирандолина. Простите, мне необходимо выгладить все это белье до завтра.

Кавалер. Значит, для вас белье важнее, чем я?

Мирандолина (гладит). Ну конечно.

Кавалер. Вы сознаетесь?

Мирандолина (гладит). Еще бы! Бельем этим я буду пользоваться, а какой мне толк от вас?

Кавалер. Вы можете располагать мною, как вам заблагорассудится.

Мирандолина. Ну да! Вы не любите женщин.

Кавалер. Да не мучьте же меня! Вы отомщены совершенно достаточно. Я вас уважаю, я уважаю таких женщин, как вы, если только они вообще существуют. Ценю вас, люблю вас и умоляю вас о сострадании.

Мирандолина. Так мы и запишем. (Быстро гладит и роняет на пол манжетку.)

Кавалер. Поверьте мне. (Поднимает манжетку и подает ей.)

Мирандолина. Не беспокойтесь, пожалуйста.

Кавалер. Вы заслуживаете, чтобы вам служили.

Мирандолина (громко смеется). Ха-ха-ха!

Кавалер. Опять смеетесь?

Мирандолина. Смеюсь, потому что вы шутите надо мной.

Кавалер. Мирандолина, я больше не могу!

Мирандолина. Вам дурно?

Кавалер. Да, у меня закружилась голова.

Мирандолина (с пренебрежением бросает ему флакон). Вот вам ваша мелиссовая вода.

Кавалер. Не будьте со мной так суровы. Верьте мне, я люблю вас! Клянусь вам! (Хочет взять ее за руку; она обжигает его утюгом.) Ой!

Мирандолина. Простите, я не нарочно.

Кавалер. Вытерплю! Пустяки! Вы обожгли меня куда сильнее.

Мирандолина. Где это я вас обожгла еще?

Кавалер. В сердце.

Мирандолина (зовет со смехом). Фабрицио!

Кавалер. Бога ради, не зовите его.

Мирандолина. Но если мне нужен другой утюг.

Кавалер. Погодите… Лучше… Я позову моего слугу.

Мирандолина (хочет позвать Фабрицио). Фабриц…

Кавалер. Клянусь небом, если он придет, я размозжу ему голову!

Мирандолина. Очень мило! Что же, я не могу звать моих слуг?

Кавалер. Зовите другого. Его я видеть не могу.

Мирандолина. Мне кажется, синьор кавалер, что вы много себе позволяете. (Отходит от стола с утюгом в руке.)

Кавалер. Простите. Я вне себя.

Мирандолина. Я пойду на кухню. Доставлю вам удовольствие.

Кавалер. Нет, постойте, дорогая.

Мирандолина (идет). Этого еще не хватало!

Кавалер (идет за ней). Простите меня.

Мирандолина (идет). Не могу позвать, кого мне хочется!

Кавалер (идет за ней). Признаюсь вам: я вас к нему ревную.

Мирандолина (идет; в сторону). Он бежит за мной, как собачонка.

Кавалер. Первый раз в жизни я чувствую, что такое любовь.

Мирандолина (идет). Никогда в жизни никто не смел мне приказывать!

Кавалер (следует за ней). Я и не собираюсь вам приказывать. Я прошу вас.

Мирандолина (оборачивается, гордо). Чего вы хотите от меня?

Кавалер. Любви, сострадания, жалости.

Мирандолина. Человек, которому еще утром были противны все женщины, сейчас молит о любви и о сострадании… Слушать этого не хочу! Быть этого не может! Не верю этому. (В сторону.) Околевай, издыхай, учись презирать женщин! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Кавалер, один.

Кавалер. Будь проклят тот миг, когда я посмотрел на нее в первый раз! Попал в петлю, и нет мне спасения!

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Кавалер и маркиз.

Маркиз. Кавалер, вы меня оскорбили!

Кавалер. Простите, это было нечаянно.

Маркиз. Вы меня удивляете!

Кавалер. В конце концов, ведь я не попал в вас кувшином.

Маркиз. Капля воды попала на мое платье.

Кавалер. Простите еще раз.

Маркиз. Это наглость.

Кавалер. Ведь я не нарочно! В третий раз — простите.

Маркиз. Я требую удовлетворения.

Кавалер. Если не хотите простить меня и требуете удовлетворения, я готов. Я не боюсь вас.

Маркиз (меняет тон). Боюсь, что пятно не сойдет, это меня и сердит больше всего.

Кавалер (с негодованием). Перед вами извиняется кавалер. Что вам еще нужно!

Маркиз. Если вы сделали это не со злым умыслом… забудем обо всем.

Кавалер. Я говорю вам, что готов вам дать какое угодно удовлетворение.

Маркиз. Не будем больше говорить об этом.

Кавалер. Вы бог весть кто, а не дворянин!

Маркиз. Вот это мне нравится! У меня гнев прошел, а вы начинаете сердиться.

Кавалер. Ваше счастье, что я был в мирном настроении.

Маркиз. Мне жаль вас. Я знаю, что у вас неприятности.

Кавалер. Я в ваши дела не вмешиваюсь.

Маркиз. Синьор враг женщин, вы, кажется, попались?

Кавалер. Я! Каким образом?

Маркиз. Очень просто. Влюбились.

Кавалер. Черт бы вас побрал!..

Маркиз. И нечего скрывать…

Кавалер. Оставьте меня в покое. Не то, клянусь небом, вам придется горько раскаяться! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Маркиз, один.

Маркиз. Влюблен, стыдится этого и не хочет, чтобы знали! А может быть, скрывает потому, что меня боится и не решается объявить себя моим соперником? Как обидно, что он посадил мне это пятно! Нельзя ли вывести его как-нибудь? У женщин обыкновенно бывают снадобья для удаления пятен. (Оглядывает стол и корзину для белья.) Какой хорошенький флакончик! Золотой или бронзовый? Наверно, бронзовый. Будь золотой, не валялся бы здесь. Если в нем нашатырный спирт, как раз будет хорошо для пятна. (Открывает, нюхает, пробует.) Мелиссовая вода! На худой конец, можно и этим. Попробуем.

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Маркиз и Деянира.

Деянира. Что вы делаете тут в одиночестве, синьор маркиз? Отчего не зайдете к нам?

Маркиз. А, синьора графиня! Я как раз шел, чтобы засвидетельствовать вам свое почтение.

Деянира. Чем это вы были тут заняты?

Маркиз. А вот, видите? Я очень чистоплотный человек. Хотел попробовать свести это пятно.

Деянира. Чем?

Маркиз. Мелиссовой водой.

Деянира. Что вы! Мелиссовая вода не годится. От нее пятно только расползается еще больше.

Маркиз. А что для этого нужно?

Деянира. Я знаю секрет, как выводить пятна.

Маркиз. Так сделайте мне удовольствие, научите меня.

Деянира. Охотно. Я берусь за один скудо удалить это пятно так, что следа не останется.

Маркиз. Вам нужен для этого целый скудо?

Деянира. Да, синьор. Неужели это такой большой расход?

Маркиз. Лучше все-таки попробовать мелиссовой водой.

Деянира. Покажите. Хорошая она у вас?

Маркиз. Замечательная, попробуйте. (Дает ей флакон.)

Деянира (пробует). Я умею готовить лучше.

Маркиз. Вы готовите и такие вещи?

Деянира. Я люблю заниматься всем понемногу.

Маркиз. Молодец, дамочка, молодец! Это мне нравится.

Деянира. А этот флакончик золотой?

Маркиз. Разве вы не видите? Самое настоящее золото. (В сторону.) Она не отличает золота от бронзы.

Деянира. Он ваш?

Маркиз. Мой, а будет вашим, если прикажете.

Деянира. Очень благодарна за любезность. (Кладет флакон себе в карман.)

Маркиз. Вы это, конечно, в шутку?

Деянира. Как! Ведь вы сами предложили мне.

Маркиз. Такая вещь не для вас. Ничтожный пустячок. Я услужу вам чем-нибудь получше, если хотите.

Деянира. Что вы! Что вы! Этого даже много для меня. Благодарю вас, синьор маркиз.

Маркиз. Послушайте! Скажу вам по секрету: он не золотой, а бронзовый.

Деянира. Тем лучше. Мне он будет дороже золотого. Все, что идет от вас, для меня — драгоценность.

Маркиз. Ну, мне нечего больше сказать. Пожалуйста, оставьте его, если не брезгуете. (В сторону.) Придется заплатить за него Мирандолине. Что он может стоить? Какие-нибудь гроши…

Деянира. Синьор маркиз, вы очень великодушны.

Маркиз. Мне совестно дарить вам такие безделки. Мне бы хотелось, чтобы флакон был золотым.

Деянира. А мне кажется, что он золотой и есть. (Достает из кармана флакон и разглядывает его.) Всякий принял бы его за золотой.

Маркиз. Кто видел мало золотых вещей, тот может ошибиться. Я сразу различаю, где что.

Деянира. И по весу он как будто золотой.

Маркиз. А все-таки не золотой.

Деянира. Покажу приятельнице.

Маркиз. Только не показывайте Мирандолине, синьора графиня. Она болтушка. Не знаю, понимаете ли вы меня?

Деянира. Отлично понимаю. Я покажу его одной Ортензии.

Маркиз. Баронессе?

Деянира. Да, да, баронессе. (Уходит со смехом.)

ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ

Маркиз, потом слуга кавалера.

Маркиз. Смеется, что так ловко вытянула у меня флакончик. Хорош бы я был, если бы он был золотой! Ну ничего, уладим дело как-нибудь. Если Мирандолина хватится своего флакончика, заплачу ей за него… когда будут деньги.

Слуга (входит и ищет на столе). Куда, черт возьми, мог завалиться этот флакон?

Маркиз. Что вы ищете, голубчик?

Слуга. Флакон с мелиссовой водой. Синьора Мирандолина просила его принести. Говорит, оставила его здесь, а я не могу найти.

Маркиз. Такой бронзовый флакончик?

Слуга. Нет, синьор, не бронзовый, а золотой.

Маркиз. Золотой?

Слуга (продолжает искать). Еще бы не золотой! Сам видел, как его покупали за двенадцать цехинов.

Маркиз (в сторону). Что же теперь будет со мной? (Громко.) Как можно бросать где попало золотую вещь?

Слуга. Она забыла его. Куда он запропастился? Не могу найти.

Маркиз. По-моему, он все-таки не может быть золотым.

Слуга. Да золотой же, говорю вам… Может быть, вы его видели, ваша светлость?

Маркиз. Я? Нет… Ничего не видел.

Слуга. Ну ладно! Скажу, что не нашел. Сама виновата. Зачем не положила в карман. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ

Маркиз, потом граф.

Маркиз. Несчастный маркиз Форлипополи! Подарил флакон, который стоит двенадцать цехинов, в полной уверенности, что он бронзовый. Как я выпутаюсь из этой сложной истории? Если я отберу флакон у синьоры графини, то поставлю себя в смешное положение. Если Мирандолина узнает, что он был у меня в руках, — под угрозой моя честь. Я дворянин. Я должен платить. А денег нет.

Граф (входя). Какая потрясающая новость, синьор маркиз! А?

Маркиз. Какая новость?

Граф. Наш нелюдим, гонитель женщин, кавалер наш влюблен в Мирандолину.

Маркиз. Очень рад. Пусть узнает, хочет не хочет, каковы ее достоинства. Пусть увидит, что я не увлекаюсь теми, кто этого не стоит. Пусть мучается и треснет от мук в наказание за свою наглость.

Граф. А вдруг Мирандолина ответит на его чувство?

Маркиз. Этого не может быть. Она не захочет обидеть меня. Она знает, что я для нее сделал.

Граф. Я сделал для нее побольше вашего. Но все зря. Мирандолина принимает ухаживания кавалера, оказывает ему такие знаки внимания, каких не получали ни вы, ни я. Очевидно, чем больше делаешь для женщин, тем меньше это ценится. Они издеваются над теми, кто их обожает, и бегают за теми, кто презирает их.

Маркиз. Неужели она такая? Не может быть!

Граф. Почему не может?

Маркиз. Не станете же вы сравнивать кавалера со мной.

Граф. Да разве вы не видели своими глазами, что она сидела у него за столом? Была ли она с нами хоть раз настолько близка? Ему дают особенное белье. Ему подают на стол первому. Его кушанья готовятся собственноручно. Слуги все видят и болтают. Фабрицио трясется от ревности. И потом этот обморок — настоящий или притворный, все равно — разве не явное доказательство любви?

Маркиз. Да, да! Ему готовятся лакомые рагу, а мне — вареная говядина да рисовый суп? В самом деле, это оскорбление моему титулу и моему званию.

Граф. А я! Сколько истратил на нее!

Маркиз. А я! Сколько угощал ее то и дело! Поил ее моим драгоценным кипрским вином! Кавалер не сделал для нее и малой доли того, что сделали мы с вами.

Граф. Ну, он тоже делал ей подарки.

Маркиз. А что он ей подарил?

Граф. Золотой флакончик с мелиссовой водой.

Маркиз (в сторону). Беда мне! (Громко.) Откуда вы это знаете?

Граф. Его слуга сказал моему.

Маркиз (в сторону). Час от часу не легче. Значит, я теперь уже должник кавалера!

Граф. Я вижу, она неблагодарная женщина. И я решил порвать с ней. Немедленно покину эту отвратительную гостиницу!

Маркиз. И сделаете совершенно правильно.

Граф. И вы, дворянин такого славного рода, вы должны уехать вместе со мной.

Маркиз. То есть… Куда я должен уехать?

Граф. Я найду вам помещение. Предоставьте это мне…

Маркиз. Это помещение… оно, например…

Граф. Мы переедем к одному из моих земляков. И это не будет нам стоить ничего.

Маркиз. Довольно! Мы с вами такие друзья, что я не могу отказать.

Граф. Уедем и отомстим этой неблагодарной!

Маркиз. Уедем, уедем! (В сторону.) А как же с флаконом? Я дворянин, я не могу совершить недостойный поступок.

Граф. Не меняйте решения, синьор маркиз. Уедем отсюда. Сделайте мне удовольствие и за это располагайте мною, как вам будет угодно.

Маркиз. Скажу вам по секрету, так, чтобы никто не слышал. Мой приказчик все время задерживает мне присылку денег.

Граф. Вы хозяйке что-нибудь должны?

Маркиз. Да, двенадцать цехинов.

Граф. Двенадцать цехинов! Что же, вы не платили ей целыми месяцами, что ли?

Маркиз. Вот именно. Я должен ей двенадцать цехинов. Не могу уехать, не заплатив. Если вы будете любезны…

Граф. С удовольствием. Вот вам двенадцать цехинов. (Достает кошелек.)

Маркиз. Постойте! Я теперь припоминаю, что не двенадцать, а тринадцать. (В сторону.) Отдам и кавалеру его цехин.

Граф. Двенадцать или тринадцать — разница невелика. Вот они.

Маркиз. Я вам верну их очень скоро.

Граф. Не торопитесь, пожалуйста. У меня денег хватит. Чтобы отомстить Мирандолине, я не пожалел бы тысячи дублонов.

Маркиз. Действительно, неблагодарная женщина. Сколько я на нее истратил, а она так со мной обошлась!

Граф. Я разорю ее гостиницу. Я уговорил уехать и тех двух актрис.

Маркиз. Каких таких актрис?

Граф. Да тех, что были здесь. Ортензию и Деяниру.

Маркиз. Как! Разве они не дамы из общества?

Граф. Какие там дамы! Просто актрисы. Теперь приехала вся их труппа, и хитростям конец.

Маркиз (в сторону). А как же флакон? (Громко.) Куда они переехали?

Граф. Куда-то рядом с театром.

Маркиз (в сторону). Бегу скорее выручать мой флакон! (Уходит.)

Граф. Ну, Мирандолина, я отомстил. А с кавалером за то, что он притворялся, чтобы обмануть меня, я сосчитаюсь иначе.

ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Комната с тремя дверями.

Мирандолина, одна.

Мирандолина. Какая я несчастная! Вот попала в переделку! Если кавалер придет сюда, я пропала. Он совсем озверел. Что, если дьявол шепнет ему идти ко мне? Нужно запереть дверь! (Запирает ту дверь, в которую вошла.) Я почти готова раскаяться в том, что сделала. Правда, мне было весело, что за мной бегал — и как еще! — гордец и ненавистник женщин. Зато теперь, когда в нем проснулся зверь, я дрожу не только за свое доброе имя, но даже и за свою жизнь. Вот до чего дошло дело! Необходимо принять какое-нибудь серьезное решение. Я одна. У меня нет никого, кто бы мог за меня заступиться. На худой конец, конечно, я могла бы положиться на моего Фабрицио. Обещаю ему выйти за него. Но… обещания да обещания… не устал бы он верить! А пожалуй, будет неплохо, если я и взаправду выйду за него. В конце концов брак с ним будет защитой и моим делам, и моему имени. А свободе моей ущерба не будет никакого.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Мирандолина, кавалер (за сценой), потом Фабрицио.

Кавалер стучится в дверь за сценой.

Мирандолина. Стучат в эту дверь. Кто бы это мог быть? (Подходит к двери, прислушивается.)

Кавалер (снаружи). Мирандолина!

Мирандолина (тихо). Вот он, дружок!

Кавалер (снаружи). Мирандолина, отворите мне!

Мирандолина (тихо). Так я и отворила! Нашел дуру! (Громко.) Что прикажете, синьор кавалер?

Кавалер (снаружи). Отворите.

Мирандолина. Будьте добры, подите в свою комнату и ждите меня там. Я сейчас к вам приду.

Кавалер (снаружи). Почему вы не хотите отворить?

Мирандолина. Некогда! Приехали новые жильцы. Сделайте мне одолжение, подите, — я приду сию минуту.

Кавалер (снаружи). Хорошо, я ухожу. Но если не придете — берегитесь! (Уходит.)

Мирандолина. «Если не придете — берегитесь!» Нет, берегись, если пойдешь! Да, дела все хуже и хуже. (Смотрит в щелку.) Ушел. Ждет теперь меня у себя в комнате. Ну, нет! (Подходит к другой двери и зовет.) Фабрицио!.. Вот будет мило, если Фабрицио захочет отплатить мне и не придет… Не беда!.. У меня имеются в запасе такие ужимочки и такие ухваточки, что несдобровать ему, будь хоть каменный. (Зовет через другую дверь.) Фабрицио!

Фабрицио (входит). Вы звали?

Мирандолина. Идите сюда. Я должна сказать вам кое-что по секрету.

Фабрицио. Ну?

Мирандолина. Кавалер Рипафратта, оказывается, влюблен в меня.

Фабрицио. А вы думаете, я не вижу?

Мирандолина. Вот как? Вы заметили? А мне, правда, и невдомек.

Фабрицио. Ах, святая простота! Ей невдомек!.. Вы не видели, как он кривлялся около вас, когда вы гладили белье? Как ревновал меня?

Мирандолина. Я сама без всякой хитрости и потому многого даже не замечала. Но не в этом дело. Сегодня он мне наговорил таких вещей, от которых, уверяю вас, Фабрицио, меня бросает в краску.

Фабрицио. Вот видите! Это потому, что вы одинокая девушка, без отца, без матери, без никого. Если бы вы были замужем, все бы было по-другому.

Мирандолина. Теперь я понимаю, что вы говорите правильно. И думаю, что мне, правда, надо замуж.

Фабрицио. Помните слова отца?

Мирандолина. Помню, помню.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ

Те же и кавалер за сценой.

Кавалер стучится в ту же дверь, что и раньше.

Мирандолина (к Фабрицио). Стучат.

Фабрицио (громко, в дверь). Кто там?

Кавалер (снаружи). Отворите.

Мирандолина (к Фабрицио). Кавалер…

Фабрицио (идет отворить дверь). Что вам угодно?

Мирандолина. Погодите, я уйду.

Фабрицио. Чего вы боитесь?

Мирандолина. Милый Фабрицио, я не знаю. Мне кажется, я боюсь за свою честь. (Уходит.)

Фабрицио. Не бойтесь, я постою за вас.

Кавалер (снаружи). Отворите, или, клянусь небом…

Фабрицио. Что прикажете, синьор? Что это за крики? В приличной гостинице так не годится.

Кавалер. Отвори дверь! (Ломится силой.)

Фабрицио. Черт возьми! Не хотелось бы сцепиться с ним. Эй, люди! Кто там! Никого нет.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ

Те же, потом маркиз и граф, входящие через среднюю дверь.

Граф (еще в дверях). Что тут такое?

Маркиз (еще в дверях). Что за шум?

Фабрицио (тихо, чтобы не слышал кавалер). Как вам это нравится, синьоры? Синьор кавалер Рипафратта хочет высадить дверь!

Маркиз и граф входят в комнату.

Кавалер (снаружи). Отвори, или я сорву ее с петель!

Маркиз (графу). Он взбесился! Уйдем отсюда.

Граф (к Фабрицио). Отворите! Я как раз хотел поговорить с ним.

Фабрицио. Я отворю, но только смотрите…

Граф. Не беспокойтесь. Мы здесь.

Маркиз (в сторону). Чуть что, я сейчас же удеру.

Фабрицио отворяет дверь; входит кавалер.

Кавалер. Тысячу чертей! Где она?

Фабрицио. Кого вы ищите?

Кавалер. Где Мирандолина?

Фабрицио. Не знаю.

Маркиз (в сторону). У него зуб на Мирандолину. Тогда все в порядке.

Кавалер. Я найду ее, негодницу! (Идет и натыкается на графа и маркиза.)

Граф (кавалеру). На кого это вы гневаетесь?

Маркиз. Кавалер, мы — друзья.

Кавалер (в сторону). Я бы отдал все богатства мира, лишь бы не раскрылось, что я в дураках.

Фабрицио. Что вам угодно от хозяйки, синьор?

Кавалер. Я не обязан отдавать тебе отчет. Когда я приказываю, мне нужно повиноваться. За это я плачу деньги, и, клянусь, ей придется держать ответ.

Фабрицио. Ваша милость платит деньги за услуги пристойные и честные. Но, простите меня, вы не можете требовать, чтобы порядочная женщина…

Кавалер. Что ты лопочешь? Что ты смыслишь? Не суйся не в свое дело. Я сам знаю, что я ей приказал.

Фабрицио. Вы приказали ей прийти к вам в комнату.

Кавалер. Пошел прочь, негодяй, или я проломлю тебе череп!

Фабрицио. Удивляюсь вам…

Маркиз (к Фабрицио). Тише!

Граф (к Фабрицио). Уйдите!

Кавалер (к Фабрицио). Убирайся вон!

Фабрицио (разгорячившись). Говорю вам, синьор…

Маркиз. Идите же.

Граф. Идите.

Оба вместе выталкивают его.

Фабрицио. Черт возьми! Вот сейчас бы я сцепился с ним! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ

Кавалер, маркиз и граф.

Кавалер (в сторону). Мерзавка! Заставила меня зря дожидаться.

Маркиз (тихо, графу). Какой дьявол в него вселился?

Граф (тихо). Разве не видите? Втюрился в Мирандолину.

Кавалер (в сторону). Путается с Фабрицио. Обещает выйти за него.

Граф (в сторону). Вот когда я отомщу ему! (Громко.) Синьор кавалер, нехорошо смеяться над слабостями других, когда у самого такое хрупкое сердце.

Кавалер. На кого это вы намекаете?

Граф. Я знаю, чем вызваны ваши выходки.

Кавалер (сердито, маркизу). Понимаете ли вы, о чем он говорит?

Маркиз. Я ничего не знаю, друг мой.

Граф. Я говорю о вас. Говорю о том, что вы прикрывались басней о ненависти к женщинам и пытались отбить у меня Мирандолину.

Кавалер (гневно, маркизу). Я?

Маркиз. Я молчу.

Граф. Повернитесь ко мне и отвечайте мне. Вам, очевидно, совестно за свой неблаговидный поступок.

Кавалер. Мне совестно вас слушать дольше и не сказать, что вы лжете.

Граф. Я лгу?

Маркиз (в сторону). Дело, кажется, принимает неприятный оборот.

Кавалер. На чем основаны ваши подозрения? (Маркизу, гневно.) Граф сам не знает, что говорит!

Маркиз. Мое дело сторона.

Граф. Вы лжете.

Маркиз. Я ухожу. (Хочет уйти.)

Кавалер (удерживает его насильно). Погодите.

Граф. И будете мне отвечать.

Кавалер. Да, я буду отвечать. (Маркизу). Дайте мне вашу шпагу.

Маркиз. Да успокойтесь же вы оба! Милый граф, что вам в том, что кавалер любит Мирандолину?

Кавалер. Я люблю ее? Неправда! Лжет тот, кто это говорит!

Маркиз. Лжет? Ложь не от меня. Я этого не говорил.

Кавалер. Кто же тогда?

Граф. Я это говорю. И подтверждаю. И не боюсь вас.

Кавалер. Дайте мне шпагу.

Маркиз. Не дам.

Кавалер. Значит, вы тоже мой враг?

Маркиз. Я всем друг.

Граф. Все это недостойные поступки.

Кавалер. Ах, дьявол! Клянусь!.. (Выхватывает шпагу у маркиза, которая остается у него в руках вместе с ножнами.)

Маркиз. Не теряйте уважения ко мне.

Кавалер. Если я вас оскорбил, я дам удовлетворение и вам.

Маркиз. Вы слишком горячитесь. (В сторону, грустно.) Мне очень не по себе.

Граф. Я требую удовлетворения. (Становится в позицию.)

Кавалер. Вы его получите. (Хочет обнажить шпагу, но она не выходит из ножен.)

Маркиз. Эта шпага с вами незнакома.

Кавалер (продолжает тянуть шпагу из ножен). Ах, проклятая!

Маркиз. Ничего у вас не выйдет, кавалер.

Граф. Я не желаю больше ждать.

Кавалер. Наконец! (Обнажает шпагу и видит, что у нее всего половина клинка.) Что это значит?

Маркиз. Вы сломали мне шпагу.

Кавалер. Где же другая половина? В ножнах нет ничего.

Маркиз. Да, верно! Совсем выскочило из головы. Я сломал ее на моей последней дуэли.

Кавалер (графу). Я схожу за шпагой.

Граф. Нет, клянусь, вы не сбежите от меня!

Кавалер. Бежать! Я готов биться с вами хотя бы этим обломком.

Маркиз. Это испанский клинок. Не подведет.

Граф. Не так пылко, синьор фанфарон!

Кавалер. Его мне хватит. (Нападает на графа.)

Граф (становится в позицию). Назад!

ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ

Те же, Мирандолина и Фабрицио.

Фабрицио. Стойте, стойте!

Мирандолина. Остановитесь, синьоры, остановитесь!

Граф (увидя Мирандолину). Проклятая!

Мирандолина. Какой ужас! У них шпаги в руках!

Маркиз. Видите, все из-за вас!

Мирандолина. Как! Из-за меня?

Граф. Это все синьор кавалер. Он влюблен в вас.

Кавалер. Я? Влюблен? Неправда! Вы лжете!

Мирандолина. Синьор кавалер влюблен в меня? О нет, синьор граф, вы ошибаетесь. Уверяю вас, вы ошибаетесь.

Граф. Ну да. Вы сговорились.

Маркиз. Это известно, это видно…

Кавалер (сердито, маркизу). Что известно? Что видно?

Маркиз. Я говорю, что если это так, то известно, а если не так, то не видно…

Мирандолина. Синьор кавалер в меня влюблен? Нет! Он это отрицает и, отрицая в моем присутствии, оскорбляет меня, унижает, говорит мне в лицо о своей стойкости и о моей слабости. Скажу правду: если бы мне удалось завоевать его сердце, я считала бы это величайшим подвигом. Но человека, который не любит женщин, презирает их, думает о них дурно, невозможно покорить. Синьоры мои, я женщина искренняя и чистосердечная. Раз я должна в чем-нибудь признаться, я это говорю и правды не скрываю. Я пыталась покорить синьора кавалера, но не смогла. (Кавалеру.) Не правда ли, синьор? Старалась, старалась, но не вышло ничего.

Кавалер (в сторону). Ах! Не могу вымолвить слова…

Граф (Мирандолине). Видите? Он смущен.

Маркиз (Мирандолине). У него не хватает духу сказать «нет».

Кавалер (сердито, маркизу). Вы сами не знаете, что говорите.

Маркиз (кавалеру, мягко). Ну, что это вы все на меня?

Мирандолина. Нет! Синьор кавалер не может влюбиться. Он знает наши уловки, знает женское лукавство, не полагается на слова, не верит слезам, смеется над обмороками.

Кавалер. Значит, у женщин слезы притворны, обмороки лживы?

Мирандолина. Как! Вы этого не знаете? Или только делаете вид?

Кавалер. Клянусь небом, такое лицемерие заслуживает кинжала в сердце!

Мирандолина. Не горячитесь, синьор кавалер, не то эти синьоры подумают, что вы взаправду влюблены.

Граф. Конечно, влюблен и не может этого скрыть.

Маркиз. По глазам видно!

Кавалер (сердито, маркизу). Ничуть не бывало.

Маркиз. Ну, что это вы все на меня?

Мирандолина. Нет, синьоры, не влюблен он. Я говорю это, подтверждаю и готова доказать.

Кавалер (в сторону). Не могу больше. (Графу.) Граф, в другой раз вы найдете меня при шпаге. (Швыряет шпагу маркиза на пол.)

Маркиз (поднимает ее). Рукоятка денег стоит.

Мирандолина. Погодите, синьор кавалер, тут дело идет о репутации. Эти синьоры думают, что вы влюблены. Нужно убедить их в противном.

Кавалер. Нет никакой необходимости!

Мирандолина. Как нет? Погодите одну минутку.

Кавалер (в сторону). Что она еще придумала?

Мирандолина. Самый несомненный признак любви — это ревность. Кто не ревнует, тот не любит. Если бы синьор кавалер любил меня, он бы не потерпел, чтобы я принадлежала другому. А ему это все равно, и вы увидите…

Кавалер. Кому вы хотите принадлежать?

Мирандолина. Тому, кому прочил меня отец.

Фабрицио. Уж не обо мне ли вы говорите?

Мирандолина. Да, милый Фабрицио, о вас. И в присутствии этих синьоров я отдаю вам свою руку.

Кавалер (вне себя, в сторону). Боже! Этому… Я не вынесу.

Граф (в сторону). Если она выходит за Фабрицио, значит, не любит кавалера. (Громко.) Очень хорошо! Венчайтесь, я обещаю вам триста скудо.

Маркиз. Мирандолина, лучше яичко сегодня, чем курицу завтра. Венчайтесь, и я сейчас же дам вам двенадцать цехинов.

Мирандолина. Благодарю вас, синьоры. Мне не нужно приданого. Я бедная девушка, без изящества и особых достоинств. Я не способна вскружить голову важному синьору. Но Фабрицио любит меня.

Кавалер. Да, проклятая, выходи за кого хочешь. Я знаю, что ты водила меня за нос, что в душе ты радуешься моему унижению. Вижу, что ты продолжаешь испытывать мое терпение. Ты заслуживаешь, чтобы я кинжалом отплатил за твои уловки, чтобы я вырвал твое сердце и выставил его напоказ всем лгуньям, всем обманщицам. Но это значило бы унизить себя вдвое больше прежнего. Я бегу от твоих глаз, проклинаю твои вкрадчивые слова, твои слезы, твое притворство! Ты показала мне, какую пагубную власть имеют над нами женщины. Я узнал теперь на собственной шкуре, что не достаточно презирать женщин, — нужно бежать от них, и только этим путем можно от них спастись. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ

Мирандолина, граф, маркиз и Фабрицио.

Граф. Вот и говорите после этого, что он не влюблен!

Маркиз. Если он еще раз скажет, что я лгу, — слово дворянина, я вызову его на дуэль!

Мирандолина. Тише, синьоры, тише. Он ушел и не вернется. И если дело кончилось так, то для меня это счастье. К сожалению, мне действительно удалось увлечь беднягу, но игра была рискованная. Не хочу больше думать о том, что было. Фабрицио, подойди ко мне, милый, дай мне руку.

Фабрицио. Руку? Легче, синьора. Вы забавляетесь тем, что кружите людям головы, и думаете еще, что я захочу на вас жениться?

Мирандолина. Будет тебе, дурень! Это была шутка, каприз, прихоть! И потом, я была свободной девушкой и никого не была обязана слушаться. Когда буду замужем, все пойдет по-другому.

Фабрицио. А как по-другому?

ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ

Те же и слуга кавалера.

Слуга. Синьора хозяйка, я пришел проститься с вами.

Мирандолина. Уже уезжаете?

Слуга. Да. Хозяин пошел иа почтовую станцию распорядиться о лошадях. Он ждет, чтобы я доставил туда багаж. Едем в Ливорно.

Мирандолина. Простите, если я не оказала вам…

Слуга. Не могу задерживаться… Благодарю вас и желаю вам всяких благ. (Уходит.)

Мирандолина. Уехал, слава богу! У меня все-таки угрызения совести. Уехал он, конечно, разгоряченный… Нет, никогда больше не буду пускаться на такие проделки!

Граф. Мирандолина, останетесь ли вы девушкой или выйдете замуж, будьте уверены, что для вас я всегда буду тем, чем был.

Маркиз. Можете рассчитывать на мое покровительство.

Мирандолина. Синьоры, теперь, когда я собираюсь замуж, мне не нужны больше ни покровители, ни воздыхатели, ни подарки. До сих пор я развлекалась, и это было дурно: я подвергала себя большому риску. Но больше никогда этого не повторится. Вот мой жених!

Фабрицио. Погодите еще, синьора.

Мирандолина. Чего ждать? Что там еще? Какие затруднения? Идем. Дайте руку.

Фабрицио. Я хотел бы раньше уговориться…

Мирандолина. Какой такой уговор? Уговор один: или давай руку, или отправляйся восвояси…

Фабрицио. Я дам руку, но потом…

Мирандолина. А потом я буду целиком твоя, мой милый. Не сомневайся во мне. Буду любить тебя всегда. Ты будешь у меня единственным.

Фабрицио (дает руку). Не могу больше! Вот вам моя рука, дорогая.

Мирандолина (в сторону). Ну, и тут все в порядке.

Граф. Мирандолина, вы великая женщина. У вас какая-то способность вести мужчин, куда вам захочется.

Маркиз. Несомненно! У вас такие манеры, что невозможно устоять!

Мирандолина. Если я действительно могу надеяться на милость с вашей стороны, синьоры, то прошу вас напоследок об одном.

Граф. О чем?

Маркиз. Говорите.

Фабрицио (в сторону). Чего еще она будет просить теперь?

Мирандолина. Умоляю вас сделать мне большое одолжение и переехать в другую гостиницу.

Фабрицио (в сторону). Вот это так! Теперь вижу, что она меня любит.

Граф. Правильно. Понимаю и одобряю. Я еду. Но где бы я ни был, будьте уверены в моем уважении.

Маркиз. Скажите, у вас не пропадал золотой флакончик?

Мирандолина. Пропал.

Маркиз. Вот он, я нашел его и вручаю вам. Я уезжаю, чтобы сделать вам приятное. Но где бы я ни был, вы можете рассчитывать на мое покровительство.

Мирандолина. Думаю, что приличие и добрые нравы не препятствуют мне слушать ваши слова. Выйдя замуж, я перестану быть, чем была. А вы, синьоры, воспользуйтесь виденным, чтобы впредь не подвергать опасности свои чувства. Если же когда-нибудь это случится с вами и вам будет угрожать такая беда, такое поражение, не забывайте о полученных уроках и вспомните некую трактирщицу.

Примечания

  1. Кавалер — дворянин без титула, но награжденный орденом.
  2. …если бы я не стояла все время у дверей… — В театре XVIII века билеты продавались только на бенефис того или иного актера (причем цена зачастую не была твердо установлена и на спектакли, пользующиеся особым успехом). В остальных случаях кассир обходил зрителей или собирал деньги у входа. Итальянские театры не составляли в этом смысле исключения, хотя в Венеции и был свой обычай: зрителей допускали в зал за очень небольшую плату, но для того, кто хотел сесть, за дополнительные деньги «отпирали» закрытое специальной перемычкой кресло. Бродячие труппы — а к одной из них и принадлежат изображенные Гольдони актрисы — вообще собирали деньги только у входа, и здесь очень многое зависело от красоты и обходительности поставленной для этого актрисы. Деньги клались в тарелку, и зритель брал или не брал сдачу.
  3. Мелиссовая вода — лекарственное средство, употребляемое с древнейших времен и считавшееся во времена Гольдони целительным чуть ли не при всех заболеваниях. В основе его лежит многолетнее травянистое растение мелисса.