Сорока. Евгений Чарушин

Кого сорока увидит — стрекочет.

 Что плохо лежит — она тут как тут.

 Птичье гнездо приметит — яйца расклюёт, птенцов нелётных съест.

 И зверю несладко от сороки: не даёт сорока укрыться от врагов. Всем рассказывает, где кто прячется. Кричит:

 «Я вижу!
 Вижу!
 Вот он где!»

 Зверь от сороки таится. А сорока от него ни на шаг. Куда он — туда и она.

 Он по полю — сорока над ним стрекочет:

 «Я тебя вижу!
 Я тебя вижу!
 Не беги — догоню,
 Не ешь — отниму!»

 Вот она какая, сорока!

 Ходит тетёрка по полянке, бережёт цыплят.

 А они копошатся, разыскивают еду. Летать ещё не научились, ещё не выросли.

 Кто побольше, тот их и обидит.

 Увидела сорока-воровка добычу. Притаилась, подскакивает поближе, поближе.

 Хочет пообедать.

 «Квох!
 Квох!

— крикнула тетёрка. —

 Враг близко!»

 Глядит, глядит сорока — ни одного цыпленка не видит. Нет никого!

 Некого хватать!
 Некого глотать!

 Рассердилась:

 «К-как это так!
 К-ак это так!»

 Тут налетела на неё тетёрка и погнала прочь.

 Отогнала.

 Вернулась, квохчет:

 «Квох!
 Квох!
 Нет врага близко!»

 Все и вылезли, кто откуда: кто из-под шишки, кто из-за сучка, кто из ямки, кто из-за бугорка. Целая компания из-под пенька.

 Улетела сорока от тетёрки, почистилась. И снова поглядывает — слушает. Не идёт ли кто? Нет ли где еды? Нельзя ли у кого чего отнять-отобрать?

 Порявкивает медведица. Не слушают её мишки. Балуются. Один по луже бьёт лапами — брызги летят. Мишке это нравится. Другой на калину залез, качается, как на качелях.

 Сорока тут как тут и кричит:

 «Вижу!
 Вижу!
 Вы что делаете?»

 Сразу медведица замолчала.

 А мишки испугались. Глупые, а понимают: пока рычала, ворчала медведица — никакого врага не было. Можно было баловаться. А замолчала — значит, прятаться надо.

 Мишка — из лужи, мишка — с калинки, и поскакали в чащу, где погуще, пока сорока от них не отвязалась.

 Волчонкам волчица принесла еду.

 Каждый еду к себе потянул.

 Ворчат-рычат.

 А сорока сверху как закричит:

 «Я всё вижу!
 Отдай!
 Я вижу!»

 Волки врассыпную, кто куда.

 А волчица от сороки не таится. Сорока над ней стрекочет; не понимает сорока, что волчица нарочно не прячется. От волчат её отводит.

 Волчонки тем временем вернулись, добычу съели, сороке ничего не оставили.

 Рысь ползёт к куропаткам. А они клюют, кормятся, ничего не замечают.

 К ним сорока прилетела. Интересно ей, что эти куры клюют. Шевельнулся кто-то в кустах.

 Взлетела сорока на ёлку и видит — подкрадывается к куропаткам зверь.

 «Вижу!
 Вижу!
 Я тебя вижу! Вот он где!»

 Куры услыхали, на крыло поднялись. Рысь прыгнула, да так никого и не ухватила. Чует пёс козий след, хочет коз отыскать и словить. А сорока тут как тут — стрекочет: «Вот он! Вот он!»

 Услыхали дикие козы сороку — и ходу! Гнался за ними пёс — не догнал.

 А сорока снова слушает, выглядывает — нет ли где еды-добычи?

Поделиться в соцсетях
Данинград