Солнце-сват и Нева-Невестушка — Ивана Брлич-Мажуранич

Перевод с сербскохорватского И. Макаровской

Жили-были мельник и мельничиха. Были они люди злые и жадные. Привезут на мельницу царское зерно, мельник никакой платы не берёт, а ещё и сам посылает могущественному царю и его дочери, надменной царевне, подарки, чтобы войти к ним в милость. Но стоило прийти бедняку, и мельник оставлял себе за помол ровно половину муки — о меньшей плате он и слышать не хотел.

Однажды, как раз под Новый год, в лютый мороз, подошла к мельнице убогая старушка. Мельница стояла в роще у ручья, и никто не видел, откуда она пришла.

А была это не простая старуха, а волшебница по имени Мокош. Она могла обернуться и птицей, и змеёй, и красной девицей. И ещё она умела творить добро и зло. Горе тому, кто её обидит! Жила Мокош среди топей на краю болота, куда осенью спускалось Солнце. У Мокош оно и проводило все долгие зимние ночи. Волшебница заботилась об ослабевшем зимнем Солнышке, лечила его целебными травами да заговорами, и к весне оно опять становилось сильным и могучим.

— Здравствуйте, добрые люди! Смелите мне мешок зерна, — попросила старуха у мельника с мельничихой и опустила мешок наземь.

— Что ж, смелю, — ответил мельник. — Только муку пополам разделим — одну половину тебе на лепёшки, а другую — мне за работу.

— Помилуй, сынок! — взмолилась старуха. — Не хватит мне муки на лепёшки, а ведь у меня шестеро сыновей, да ещё сегодня внучек родился — Солнышко.

— Проваливай, дура старая! — рассердился мельник. — То-то я сразу приметил, что ты Солнцу бабкой приходишься.

Сколько ни упрашивала старуха мельника, всё напрасно. Делать нечего, взвалила она на спину свой мешок и пошла прочь.

А у мельника была дочь, скромная и пригожая девушка по имени Нева-Невестушка. Когда она родилась, вилы окунули её в омут, и никакое зло к ней не приставало, словно вода к мельничному колесу. И ещё вилы предсказали, что Солнце будет деверем у неё на свадьбе — быть ей невесткой Солнца. Потому и имя ей такое дали: Невестушка. Была она хороша, как ясный день, и всегда весела и приветлива.

Жаль ей стало старуху, догнала она её в роще да и говорит:

— Приходи, бабушка, завтра, я буду одна дома и смелю тебе зерно без всякой платы.

Назавтра мельник с женой пошли в лес по дрова. Только они скрылись, пришла старуха со своим зерном.

— Бог в помочь, девушка, — поздоровалась старуха.

— Спасибо, бабушка, — ответила Невестушка. — Подожди немножко, я только открою мельницу.

Мельница была маленькая, колесо её с четырьмя лопастями крутилось быстро-быстро, точно веретено. Мельник, когда уходил, запер мельницу, и девушке пришлось войти по колено в холодную воду, чтоб отодвинуть засов.

Вот мельница заработала, жернова завертелись, и девушка смолола старухино зерно. Потом ссыпала муку в мешок и отдала ей всё до крупинки.

— Спасибо тебе, доченька, — поблагодарила старуха. — Не берегла ты свои ноженьки от студёной воды, а рученьки от даровой работы. Коль случится в чём нужда у тебя, помогу тебе. А ещё своему внуку Солнышку скажу, кто его лепёшками одарил.

Старушка взяла муку и ушла.

С того дня мельник без дочки ни на шаг. Пока она не дотронется рукой до мельницы, не течёт вода в желоба; не заглянет в ларь — мука, сколько бы её ни сыпалось с жерновов, вся словно сквозь землю уходит. Хоть мельницу закрывай.

Потекли дни и недели. Мельник с женой чуть с ума не сходят от зависти: у дочки в руках любая работа спорится, а у них, за что ни возьмутся, всё из рук валится. Возненавидели они дочь.

Раз поутру, когда на небе сияло, словно раскалённое золото, могучее Солнце — оно давно уже покинуло болото и снова повелевало миром, — села Невестушка перед мельницей и подумала:

«Бежала б я отсюда без оглядки, никак ведь этим злыдням не угодишь».

Только она это подумала, как перед ней, откуда ни возьмись, старуха и говорит:

— Я помогу тебе, доченька, только смотри, делай всё так, как я скажу, не то худо будет. Сегодня утром царевна гуляла по лугу и обронила ключи от кладовой, где хранится корона и её царское одеяние. Царевна велела объявить всем: того, кто найдёт ключи, она щедро наградит. Если отыщет ключи юноша, он станет её милым другом и женихом. Если же посчастливится девушке, царевна сделает её своей придворной. Ступай за мной, я покажу тебе, где лежат ключи. Возьми их и отнеси царевне. Станешь её придворной, будешь сидеть возле неё и ходить в шелках да в бархатах.

Обернулась Мокош перепёлкой и полетела, а Невестушка пошла за ней.

Вот пришла она на луг перед царским дворцом. По лугу бродят нарядные юноши и знатные барышни, а по краям его слуги караулят резвых коней. Только одного коня, самого горячего, сторожит не конюх, а босоногий сирота. Был это конь бана[1] Олеха, самого красивого юнака на свете. Его сразу узнаешь среди других господ по простой одежде и султану, такому роскошному, что наряднее его на всём свете не сыщешь.

Бродят они все по лугу, траву ногами ворошат — ключи ищут. Только бан Олех смотрит куда-то в сторону, словно ему до ключей и дела нет. А царевна от окна не отходит, с луга глаз не сводит, ждёт, кому удача выпадет. Хочется ей, чтобы ключи попались Олеху.

Один Олех и заметил Невестушку, когда она вошла на луг. «В жизни не видел я девушки прелестней», — подумал юнак и пошёл ей навстречу.

Увидела то надменная царевна и страшно рассердилась.

— Не хватало ещё, чтобы эта чернавка нашла ключи и стала моей придворной! — воскликнула она и послала слуг прогнать девушку.

А Невестушка идёт себе по лугу вслед за перепёлкой. Так дошла она до середины луга, где трава была погуще. Раздвинула перепёлка траву, а там ключи.

Нагнулась Невестушка, взяла ключи и пошла к царскому дворцу, но царевна так свирепо на неё посмотрела, что бедная девушка даже похолодела от страха.

«Где уж мне быть придворной!» — в отчаянии подумала она и оглянулась — а перед ней юнак, такой прекрасный, словно брат самого Солнца. Был это бан Олех.

Взглянула на него Невестушка и сразу позабыла, чему её старуха учила. Глядит она на прекрасного юнака, глаз отвести не может.

— Возьми ключи, незнакомый юнак, пусть царевна станет твоей милой невестой, — промолвила наконец девушка и протянула ему ключи.

Но тут подбежали царские слуги с плетьми и давай её ругать да с луга гнать.

— Спасибо тебе, милая девушка, — сказал Олех, — только я решил по-другому. Ты будешь моей милой невестой, потому что ты прекрасней утренней звезды. Мой быстрый конь умчит нас в мою пустынную бановину.

Вскочил бан Олех в седло, подхватил счастливую девушку и дёрнул поводья. А когда проезжали мимо царского дворца, Олех изловчился и забросил ключи прямо в горницу царевны.

— Вот ключи, пресветлая царевна! — крикнул ей бан Олех. — Счастливо тебе царствовать, а я нашёл себе невесту.

Всю ночь скакал бан Олех с девушкой, а на рассвете добрались они до его пустынной бановины, до дубовой крепости. Вокруг крепости три рва, а посреди стоит закоптелый дом.

— Вот мой дворец, — со смехом сказал Олех.

Глянула Невестушка на него и тоже весело рассмеялась — что за беда, коли достался ей в мужья такой прекрасный юнак.

Решили они в тот же день и свадьбу сыграть. Позвали двадцать юнаков и двадцать бедняков — больше никого не нашлось в его владениях.

А чтоб свадьба была веселей, позвали ещё волка с волчицей, сизого орла и серого кречета, а в подружки невесте — горлицу и ласточку.

— Если бы Солнце меня узнало, оно тоже бы пришло ко мне на свадьбу, так мне вилы предсказали, — похвалилась Нева-Невестушка.

Вот собрались гости на свадебный пир, не думая не гадая, какая беда их ожидает.

Затаила царевна злобу на бана Олеха. Не может простить ему, что на глазах у всей знати швырнул ей ключи и променял её, пресветлую царевну, на какую-то безвестную замарашку.

Принялась царевна упрашивать своего отца, чтоб дал он ей всё своё огромное войско, и до тех пор упрашивала, пока он не согласился. И пошла царевна войной на бановину Олеха.

Только сели гости за стол, а уж войско тут как тут. И такое оно огромное, что и земли под ним не видать. Впереди войска едет глашатай и громко возвещает:

— Идёт рать неисчислимая на обидчика бана! Олеха-бана живым возьмут, а у жены его сердце вырвут!

Услышал то Олех и спрашивает Невестушку:

— Ты боишься, красная девица?

— Нет, не боюсь, — отвечала она весело. — Не дадут меня в обиду волк с волчицей, двадцать юнаков и двадцать бедняков. Постоят за меня бан Олех и мои верные друзья — горлица и ласточка.

Засмеялся Олех, а гости повскакали со своих мест, схватили своё молодецкое оружие, встали у окон дома, натянули шёлковые тетивы, ждут царское войско. Надвигается на них сила чёрная, не устоять перед ней ни бану Олеху, ни сватам, ни дому закоптелому.

Первыми погибли волк с волчицей. Выбежали они из дома, перемахнули через дубовые стены и все три рва и ринулись навстречу войску, чтоб выцарапать глаза надменной царевне. Да не тут-то было. Охраняло её множество конников. Подняли они разом свои дубины, стали волков бить-молотить, из них и дух вон. И с орлом и кречетом то же сталось: поломали им крылья и сровняли их с землёй конскими копытами.

Всё ближе подступает войско к крепости, вот оно уже совсем рядом. Спустили бан Олех и сваты тетивы и лёгкими стрелами приветствовали царевну.

Но ни одна стрела не задела надменную царевну.

У царевны лучников не счесть, тучей летят их стрелы прямо в окна дома, разят смелых юнаков — сватов бана Олеха. Все они уже в ранах: у кого по две, у кого по три, а у бедняков, почитай, уж и по десять.

И бан Олех весь изранен, выпал лук из его молодецкой руки. Увидела Невестушка, что он от слабости едва на ногах держится, подбежала к нему и повела во двор, чтоб там ему раны омыть.

— Пропали мы, моя Невестушка, — говорит Олех. — Кто теперь защитит тебя? Упадут дубовые засовы, рухнут ветхие двери — и всем нам конец придёт. Полягут и волки, и орлы, и юнаки, и бедняки, и мы с тобой умрём, моя Невестушка.

— Не тужи, бан, — утешает его девушка. — Есть ещё надежда на спасение. Мокош с болота поможет нам. Я сейчас пошлю за ней горлицу.

Вспорхнула серая горлица и быстрее стрелы полетела на болото. Не догнать её царским стрелам! Скоро горлица воротилась и привела с собой Мокош. Обернулась Мокош чёрной вороной и села на конёк дома.

А войско уж в ворота ломится. Дрогнули стены дома.

— Пожалуйста, — обратилась Невестушка к чёрной вороне, — пожалуйста, спаси нас от злой царевны, не дай нам умереть так рано.

А нравной старухе только и надо потешиться над ослушницей. Захлопала она своими чёрными крыльями и прокаркала:

— Выпутывайся как знаешь, голубушка! Зачем меня не послушалась, не отнесла ключи царевне? Была бы теперь придворной, сидела б возле царевны, ходила бы в шелках да в бархатах, пила б вино из золотого кубка. За чем пошла, то и нашла! Сиди теперь в своём закоптелом доме да поджидай войско царское — недолго ждать осталось. Проси помощи у того, кто на тебя беду навёл.

Услышал бан Олех такие слова, забыл про раны свои, вскочил на ноги и в ярости вскрикнул:

— Пустое ты затеяла, Невестушка! Или ты не знаешь, что ворона юнаку не товарищ! А ты, гадкая ведьма, прочь с моего дома, да поживей, не заставляй меня попусту тратить стрелы!

А потом обнял Невестушку и так печально сказал:

— Если паду я среди царского войска, то придётся тебе, моя прекрасная Невестушка, поклониться злой царевне и стать её придворной.

Сказал это бан Олех и кинулся через сени и подворье прямо к воротам, чтоб отодвинуть дубовые засовы и меж войска проскочить или голову свою сложить.

Осталась Невестушка одна с чёрной вороной. Скрипят уже дубовые засовы, вот-вот подадутся древние ворота, и чёрная рать ворвётся в дом. Испугалась Невестушка и стала по сторонам оглядываться: не придёт ли откуда спасение. И как раз в ту минуту увидело её жаркое Солнце, обходившее свои небесные владения, и остановилось полюбоваться пригожей девушкой. «Э, да ведь это я к ней на свадьбу иду, — сообразило вдруг Солнце. — В добрый час одарила она меня лепёшками, в добрый час взглядом своим приласкала».

Видело Солнце, как жестоко обошлась Мокош с девушкой, и так напустилось на злюку, что вся бановина замерла. Стоят воины, не шелохнутся, а жаркое Солнце знай себе старую каргу распекает.

— Сердца у тебя нет, бабка, — бушует Солнце. — Так-то ты платишь за добро! И за что губишь девушку? За то, что не польстилась она на царские хоромы да на милость царевны, а полюбила храброго юнака? Сгинь в землю, подлая тварь! Я помогу благородному юнаку и его прекрасной невесте!

Не посмела ворона ослушаться Солнца, владыку мира, и в тот же миг провалилась сквозь землю.

А Солнце печёт всё сильней и сильней. Вот оно ринулось вниз и так раскалило пустынную бановину и всё вокруг, что и железная гора расплавилась бы!

Тяжко врагам бана Олеха. Накалились их тяжёлые доспехи, жгут им руки копья и секиры, напекло им головы горячими шлемами. Задыхается от зноя злая царевна, задыхаются её воины, грудь под доспехами так ходуном и ходит. Теряют они последние силы и замертво падают наземь, не успев даже проститься друг с другом.

Солнце насильников сверху казнит, а Мокош ему снизу помогает — землю под воинами в зыбучее болото превращает. Затянет болото воина, и снова на том месте, как и прежде, твёрдая земля. Кто где стоял, там и могилу свою нашёл.

Тает царское войско. Вот и царевна испустила дух. Не видать ни луков, ни секир — всё под землю ушло. Уцелели лишь те, кто был в закоптелом доме.

Сделалось совсем тихо в пустынной бановине Олеха. Радостная Невестушка в окошко выглядывает — любопытно ей, как Солнце с войском расправилось.

Быстро затянулись раны у юнаков, ещё скорей у бедняков, ко всяким невзгодам привычным, а уж про бана Олеха и говорить нечего. Взглянул он на свою Невестушку и вмиг почувствовал себя здоровым. Послал он ласточку к Солнцу с благодарностью. Вернулась ласточка и говорит, что Солнце, мол, велит завтра свадьбу играть и его, Солнце, в гости ждать.

Так и сделали, и уж такая была свадьба весёлая, и такие там песни пели, каких и в сто лет в девяти царствах не услышишь.

Примечания

  1. Бан — начальник бановины, территориальной единицы старой Югославии.