Солнце, месяц, ветер и прекрасная Ульяна — Божена Немцова

Жили король с королевой и были у них три дочери-отрады, да сын. Поехали однажды король с королевой свое государство осматривать. Но, прежде чем из дому уйти, наказал король сыну хорошенько за сестрами приглядывать и никуда их не пускать. Сын пообещал, и король с королевой уехали.

На другой день, ровно в полдень, стучится кто-то в окно и говорит:

— Янко, Янко! Молодой принц! Отдай мне свою старшую сестру в жены!

Это был сам Солнце-король. Услыхал Янко, позвал старшую сестру и спрашивает:

— Ты замуж пойдешь?

— Пойду, — отвечает сестра.

— Тогда ступай, — сказал Янко и подал ее в окно Солнце-королю. Тот посадил ее в солнечную карету и повез к себе домой.

Вечером снова кто-то стучится в окно и кричит:

— Янко, Янко! Молодой принц! Отдай мне свою среднюю сестру в жены!

Это был Ветер-король. Услыхал Янко, кликнул среднюю сестру и спрашивает:

— Ты замуж хочешь?

— Хочу, — отвечает сестра.

— Ну, иди, — сказал Янко и через окно подал ее Ветру-королю. А тот поднялся вместе с ней в воздух и полетел к себе домой.

Ночью кто-то снова стучится в окно и кричит:

— Янко, Янко! Молодой принц! Дай мне свою младшую сестру в жены!

Это был Месяц-король. Позвал Янко младшую сестру, ни о чем спрашивать не стал, поднял и подал в окно. Взял ее Месяц за руку и по серебряному мосту повел к себе домой.

Вернулись родители, а Янко один без сестер им навстречу выходит. Король с королевой спрашивают, куда он сестер подевал, а он отвечает:

— А я их всех замуж повыдавал.

Ахнули король с королевой: «Да за кого ж ты их выдал?»

— Да старшую-то за Солнце-короля, среднюю — за Ветра-короля, а самую младшую — за Месяца-короля.

— Ну, коли за королей, то и быть по сему, — улыбнулся старый король, а королева огорчилась, что дочерям как положено свадьбы не справила.

Говорит как-то Янко отцу:

— Пойду-ка я, отец, сестер навестить, посмотрю, где они поселились да как им живется. А еще охота мне по белу свету погулять.

— Ну что ж, ступай, — ответил отец, а мать обрадовалась, что он сестер проведает.

И пустился наш Янко в путь; шел темными лесами да пустынными долинами, пока не дошел наконец до чистого поля. Глядит, а все поле человеческими костями усеяно.

Испугался Янко, поднял череп и спрашивает:

— Кто ж это столько народу положил?

— А перебила нас всех Дева Могучая — красавица Ульяна, — отвечает череп.

— А за что же она вас перебила?

— Хотел наш король победить ее, да не сумел. Она своим мечом нас и положила.

Оставил Янко череп и отправился дальше. Приходит на другое поле и видит: все поле белыми костями усеяно.

Поднял Янко череп, спрашивает:

— Кто же вас всех положил?

— Дева Могучая — красавица Ульяна. Хотел наш король ее победить, да не сумел, — отвечает череп.

Оставил Янко череп и дальше пошел.

Приходит на третье поле, а на поле мертвые тела, как дрова, лежат.

— Кто же вас всех так безжалостно перебил, люди добрые? — воскликнул Янко.

— А перебила нас Дева Могучая — красавица Ульяна. Хотел наш король ее победить, да не сумел, — слышит он в ответ.

— А где живет красавица Ульяна? — спрашивает Янко.

— За той вон долиной, в мраморном замке, — отвечают ему.

Пошел Янко дальше. Пересек долину, видит: прекрасный мраморный замок стоит. Вошел он в замок, прошел в зал, а там нет никого, только на стене меч висит, бьется в ножнах, выскочить хочет.

— Ну, если тебе на стене не висится — иди ко мне, — сказал Янко и взял тяжелый меч, а на его место свой повесил.

Не успел он новый меч в свои ножны вложить, как входит в зал красавица Ульяна. Поклонились они друг другу, красавица Ульяна и спрашивает:

— Ты зачем пришел?

— А пришел я с тобой драться, — отвечает Янко.

— А храбрости у тебя хватит?

— Хватит, — отвечает Янко и мечом взмахивает.

— Ну что ж, давай померимся силой, — воскликнула красавица и, сняв со стены меч, выхватила его из ножен.

И Янко тоже свой меч вытащил. Кинулась Ульяна на него, а он легонько эдак взмахнул мечом и выбил оружие из рук девы.

— Вижу, ты сильней меня, — сказала красавица Ульяна. — Оставайся в моем замке, будем вместе жить.

Янко долго не думал, согласился. Очень уж красавица Ульяна ему приглянулась!

Взяла Ульяна Янко за руку и провела через двенадцать покоев, один прекраснее другого, весь замок показала.

Зажили они счастливо, и Янко вовсе позабыл, что собирался сестер навестить.

В один прекрасный день и говорит ему Ульяна:

— Дорогой мой Янко, придется мне тебя одного оставить, но я постараюсь поскорее вернуться назад. Вот тебе ключи от двенадцати покоев, ходи, куда пожелаешь, и лишь тринадцатый не открывай. Откроешь — плохо нам с тобой придется!

Сказала и уехала из замка.

Остался Янко в замке один, тоскует, словно тело без души. Стал он из покоев в покои ходить, все двенадцать обошел и вспомнил тут про тринадцатый. Взял ключ и отворил дверь.

Видит — сидит огненный дракон, тремя обручами к стене прикован.

— Ты что здесь делаешь? — спросил его Янко.

— Не видишь разве, что я прикован?

— А кто же тебя приковал?

— Все расскажу, только смилуйся надо мной, принеси мне вина из последней бочки, что в подвале стоит; меня совсем жажда одолела, — попросил дракон.

Пошел Янко, принес ему вина.

Выпил дракон, и свалился с него один обруч.

— Дарую тебе одну жизнь, — сказал дракон и попросил еще вина. Выпил дракон второй жбан, свалился с него второй обруч.

— Дарую тебе две жизни, — сказал дракон. — Теперь неси еще один жбан вина, и я тебе все расскажу.

Знал бы Янко, что случится, ни за что бы дракону вина не принес!

Выпил дракон вина в третий раз, и свалился с него последний обруч. Тут распахнулись двери, и входит в покой прекрасная Ульяна. Зарычал дракон, схватил Ульяну, и не успел Янко опомниться, как дракон уже на крылатого коня вскочил — и исчез!

Было тут отчего загоревать! В гневе и отчаяньи покинул Янко замок и помчался к своему шурину, Солнце-королю, спросить, где невесту искать.

Долго он шел, приходит, а шурина дома нет. Сестра радостно брата встретила, про мать-отца порасспросила, а пока они беседовали, тут и Солнце-король домой возвратился.

— Уф, что-то человеческим духом пахнет! Кого ты тут прячешь? — кричит он.

— Да ведь это мой братец, — отвечает жена.

— Ну, коли тебе — братец, значит, мне — шурин, — сказал Солнце-король и велел ужин готовить. Во время трапезы спросил Янко шурина, не слыхал ли тот чего про красавицу Ульяну. Солнце-король ничего не слыхал. Говорит он шурину: «Может Месяц-король ее видал. Ступай к нему.»

Поспешил Янко ко второму шурину, Месяцу-королю.

Пришел он к Месяцу-королю, а тот на небо выходить собирается. Увидал родственничка, задержался немного. Сестра кинулась брата целовать, не дает слова вымолвить, про мать-отца да сестер выпытывает. Но Янко к шурину придвинулся, спрашивает, не встречал ли тот в своих ночных странствиях красавицу Ульяну.

— Нет, не встречал. Наверное, брат Ветер знает, ведь он в каждый уголок забирается. Пойдем со мной, может, посчастливится его дома застать. Перекусил Янко и вместе с шурином отправился в путь. По дороге повстречался им Ветер. Поздоровались, Месяц дальше по небу покатил, а Янко начал шурину Ветру свое горе выкладывать, спрашивать, не встречал ли он где красавицу Ульяну.

— Как не встречать? — отвечает Ветер. — Огненный дракон ее в своем Огненном дворце держит, заставляет тяжело работать, в крутом кипятке его платье стирать. Я каждый день этот кипяток обдуваю, остудить стараюсь.

Поблагодарил его Янко и спросил, как в Огненный дворец попасть можно.

— Пойдем ко мне, отдохнешь, я тебе доброго коня дам. Он тебя туда мигом домчит, — сказал ему Ветер.

Пошел Янко с шурином; повидался с третьей сестрой, порадовался ее счастью, а после угощения вскочил на коня, что ему шурин дал, и, поблагодарив, умчался прочь. Принес его конь во дворец Огненного дракона. Видит Янко: стоит его Ульяна возле колодца и в кипятке драконово платье стирает.

Закричал он, с коня соскочил, подхватил невесту, обратно на коня взлетел, и помчались они что есть духу.

А Дракон отдыхает после сытной еды и вдруг слышит, что его крылатый конь ржет и копытом бьет.

— Чего тебе? — закричал на него Дракон, — разве сено твое — не золото, а вода — не вино?

— Сено мое — золото, вода — вино, но твою красавицу Ульяну Янко увез! — отвечает конь.

Вскочил дракон, из ноздрей дым валит, а крылатый конь его успокаивает:

— Часок поспи, часок покури — время есть, все равно мы их догоним!

Успокоился дракон; час курил, час спал, а потом взобрался на крылатого коня и в мгновение ока настиг Янко, отобрал у него красавицу Ульяну и говорит:

— Могу, если пожелаю, разорвать тебя на куски, да ведь я одну жизнь тебе даровал. Но если еще раз в моем дворце покажешься — во второй раз уже не пощажу.

Сказал — и исчез вместе с Ульяной.

В слезах вернулся принц к королям, совета просит.

— Дорогой шурин, — говорит Ветер, — коли хочешь красавицу Ульяну у дракона отнять, без крылатого коня тебе никак не обойтись.

Вздохнул Янко: «Где же мне такого коня найти? Крылатый конь, наверное, один на всем белом свете!»

— Нет, — отвечает Ветер. — У злой ведьмы за морем живет его родной брат, крылатый конь. Он еще резвее.

— Как же мне его добыть? — вскочил Янко на ноги.

— Отправляйся к ведьме и делай все, что она потребует. Нелегко тебе придется. Многих прекрасных юношей она уже загубила.

— Этого я не боюсь, — решительно сказал Янко.

Поняли короли, что Янко тверд и от Ульяны не отступится. Дал ему каждый по небольшому колышку; Солнце-король — золотой, Месяц-король — серебряный, а Ветер-король — простой, внутри выдолбленный, и сказали: «Коли понадобится наша помощь, воткни колышек в землю, и тут же один из нас перед тобой появится.»

Поблагодарил Янко, собрался в дорогу, а Ветер ему и говорит:

— Туда, дорогой шурин, пешком и за год не дойдешь. Садись на мои крылья, я тебя мигом домчу!

И понес его через горы-долы, через моря, прямо к ведьмину двору. Стоит ведьма в воротах, видит, Янко идет.

— Чего тебе здесь надо? — накинулась она на принца.

— Я работы ищу, — отвечает Янко.

— Работы? А коней пасти умеешь? — спрашивает старуха, а сама его злобным взглядом с головы до пят мерит.

— Отчего же не уметь, умею, — отвечает Янко.

— Ну, коли умеешь, оставайся у меня, паси трех резвых коней. Если мне угодишь, через три дня получишь в награду все, что только пожелаешь. Но если за конями не углядишь — слетит голова твоя с плеч, — прохрипела ведьма.

Утром вывела ведьма во двор трех прекрасных коней. Это были ее дочери. Гонит их Янко на пастбище, а сам думает: не тяжела работа — трех коней пасти!

Но только пригнал их на пастбище, обернулись кони голубями и фр-р-р, поднялись в воздух.

— Ну и лошадки, чтоб вас черт пас! — грустно сказал Янко, а те уже в облаках кружат.

Вспомнил он про своих родственников королей и поскорее воткнул пустой колышек в землю. В тот же миг прилетел к нему Ветер.

— Чего тебе надобно, Янко? — спрашивает.

— Да приказала мне чертова баба коней пасти, — отвечает он, — пригнал я их на пастбище, а они голубями обернулись и гляди, куда залетели!

— Сейчас я тебе их достану, — сказал Ветер и, подавая Янко уздечки, велел: «Как только голуби вниз опустятся, набрось уздечки на них, они снова в коней превратятся, а ты веди их поскорее домой.»

Сказал Ветер и вверх умчался! Поднялась тут буря! Начал вихрь голубей трепать, а потом закружил, подхватил и швырнул Янко к ногам. Набросил Янко на голубей уздечки, и в то же мгновение стали они снова конями. Привел их Янко во двор и передал ведьме, а уздечки снял и себе оставил. Не сказала старуха ни слова, только нахмурилась, на Янко глядит злобно.

На другой день рано утром снова вывела она трех коней, послала на пастбище.

— Паси, — говорит, — а пропадут — голова твоя с плеч долой.

Погнал Янко коней, стал за ними приглядывать. Не успели на луг придти, как разбежались кони и, обернувшись утками, полетели на озеро. Янко, не мешкая, воткнул в землю серебряный колышек, и появился перед ним Месяц-король.

— Что с тобой, шурин, приключилось? Или беда какая? — спрашивает он у Янко.

— Да чтоб ее гром разразил, эту бабу! Приказала коней пасти, я их на пастбище привел, а они в уток превратились, — печалится Янко, на озеро показывает.

— Не беспокойся, я тебе их сейчас на сушу доставлю, — отвечает Месяц-король. Подошел он к озеру, опустил в него белый платок, платок всю воду и выпил.

Оказались утки на суше, Янко прибежал, набросил на них уздечки, в то же мгновение они снова стали конями и от Янко ни на шаг.

Удивилась ведьма, опять ни слова не сказала, злобу затаила.

На третий день, рано утром, снова вывела она трех коней во двор и велела пасти. Пошел Янко на пастбище, а сам думает: «Что же сегодня-то будет?»

Как только ступили кони на луг, тут же обернулись соснами высокими, могучими.

Янко долго думать не стал, воткнул в землю золотой колышек, а Солнце-король уже перед ним тут как тут стоит.

— Чего тебе, дорогой шурин, надобно? — спрашивает он у Янко.

— Да вот приказала мне ведьма, чума на нее, коней пасти, только я их сюда привел, обернулись они соснами. Погляди, какие вымахали, что мне с ними делать?

— Погоди, сейчас я ими займусь, — сказал Солнце-король. — Да помни, как вернешься к ведьме, она тебя спросит, чего ты за службу желаешь, а ты ничего не проси, только ту жалкую клячу, что на пустыре пасется.

Сказал Солнце-король и принялся своими лучами сосны изо всей силы палить, стала обгоревшая хвоя вниз падать, а кора трескаться. Не смогли сосны жара вынести, в коней превратились. Янко быстро узду на каждого накинул и отправился с конями на ведьмин двор.

Ведьма от злости чуть собственным ядом не захлебнулась, но вида не подала и говорит:

— Ты хорошо поработал, я тебя награжу, говори, чего ты хочешь?

— Да вон того тощего коня, что на задворках топчется.

— Э, да ты, парень, совсем сдурел. На что тебе такая кляча? Ведь и седло-то у нее курами изгажено. Дам я тебе лучше хорошего коня с золотой сбруей!

— Не надо мне хорошего, и так ладно. Дай мне эту клячу, больше я ничего не хочу, — отвечает Янко.

— Быть по-твоему! Но только прежде, чем уйдешь, трех кобылиц подои, — сказала ведьма, а сама его так и сверлит глазами.

— А почему бы не подоить — подою, не велика работа, — отвечает он.

Ведьма усмехнулась и пошла на пустырь за клячей, привела ее, а тощий коняшка и говорит: «Янко, Янко, молодой принц, тебе, видно, ума не занимать, коли ты меня выбрал. Как только кобылиц подоишь, велит тебе ведьма в их молоке искупаться, а ты меня скорее зови, без меня в молоко не лезь…»

Привела ведьма трех кобылиц и поставила возле огромного чана, приказывает Янко кобылиц доить. Исполнил Янко ее приказание, а тут еще заставляет его ведьма в этом молоке искупаться.

— Ну что ж, купаться так купаться, да только пускай мой бедный коняшка рядом постоит. Как вылезу, сразу на него и сяду, — говорит Янко ведьме.

— Ладно, зови! — соглашается ведьма со злобной ухмылкой.

— Гей, мой конек, пойди сюда ко мне! — крикнул Янко, и тот, спотыкаясь, будто ноги его не держат, приблизился к Янко и стал возле чана. Прыгнул Янко в чан, и в тот же миг молоко заклокотало, закипело. Не выбраться бы принцу из него живу, если бы рядом верный конь не стоял. Нагнул он голову и одним духом втянул в себя весь жар. Молоко остыло, и Янко, искупавшись, стал еще красивей, чем прежде.

Ведьма-то полагала, что Янко в молоке сварится, а как увидала, что он еще красивей стал, так и обмерла от удивления.

— Если Янко пошло на пользу, окунусь-ка и я, — решила старуха, — стану раскрасавицей, а его в мужья возьму.

Только влезла ведьма в молоко, а конь голову нагнул и весь жар обратно в молоко выпустил. Молоко закипело, и ведьма сварилась, а Янко вскочил на коня и прочь со двора помчался.

Едут они, видят ручей, остановился конь и говорит принцу:

— Слезь и вымой меня.

Соскочил Янко и принялся коня в ручье мыть и его седло, курами загаженное, чистить. Вылез конь из ручья, и Янко вскрикнул от радости: не конь — красавец, да еще крылатый. Шерсть как золото сверкает, а грива шелком переливается.

— А теперь садись на меня да держись покрепче, — сказал крылатый конь.

Вскочил Янко на крылатого коня, поднялся ввысь и быстрее ветра полетел в Огненный дворец.

А прекрасная Ульяна у колодца в крутом кипятке полощет драконовы одежды. Вдруг видит она — летит Янко на крылатом коне.

— Иди ко мне, моя красавица, я тебя освобожу. Теперь нам Дракон не страшен, — сказал ей Янко.

— Да ведь он нас догонит и разорвет тебя на куски. Беги, мой дорогой, оставь меня, — испугалась Ульяна.

Но Янко слушать не стал, обнял свою красавицу, вскочили они на коня и умчались из Огненного дворца. Тут заржал драконов конь, стукнул копытом о земь, земля под ним ходуном заходила.

— Чего тебе? — закричал Дракон. — Или сено твое — не чистое золото, а вода — не вино?

— И сено, как золото, и вода, как вино, да красавицу Ульяну Янко-принц унес, — отвечает крылатый конь.

— Ну ладно, часок посплю, часок табак покурю, мы их и так догоним, — зевнул Дракон.

— Нет, не спать тебе больше и табак не курить! Не сможем мы теперь их догнать потому, что несет их на своей спине мой младший брат, а он резвее меня, — отвечает Дракону крылатый конь.

Вскочил Дракон со своего ложа, уселся на крылатого коня и пустился вслед за беглецами. Крылатый конь во всю прыть мчится, вот-вот брата догонит. Дракон от злости шипит, знай себе коня пришпоривает, сейчас схватит и предаст страшной смерти Янко и красавицу Ульяну!

Крикнул тогда младший брат старшему:

— Будь брату братом, скинь Дракона, идем с нами!

Услыхал старший брат, сбросил Дракона в пропасть, и помчались братья-кони прямо в замок к королю.

Старый король, отец Янко, уже давно приказал в знак траура обтянуть замок черным сукном, не надеется больше сына увидать. А тут его сын с красавицей-невестой на крылатых конях к замку подъезжает! Великое поднялось во всем королевстве ликованье! Сдернули черное сукно, замок красным обтянули. Сыграли веселую свадьбу, и старый король вместо себя Янко на трон посадил.