Сказка о верности. Лия Гераскина

Поздняя осень. Ветер то и дело срывал с деревьев пожелтевшие листья. Солнце светило, но уже не грело. Старый больной король печально смотрел в окно и думал о том, что весны ему уже не дождаться. И это грустная пляска жёлтых листьев в холодном воздухе последнее, что он ещё успеет увидеть. Скоро он уйдёт в небытие, а страной станет править его сын…

«Сын… Он будет королём не хуже, чем я, – думал старик, – а может быть, и лучше… Если вспомнить себя в его возрасте… то не мало я натворил бы глупостей, а может быть и погиб бы, если бы не мой верный Томас… Где он, кстати?»

Словно услыша его вопрос, в дверь тихо постучали. Король слабо улыбнулся.

– Войди, Томас, войди, ты лёгок на помине.

В спальню короля, низко поклонившись, вошёл Томас. Он был не намного моложе короля, но отличался крепким здоровьем.

– Сядь, ко мне поближе, Томас, – прошептал король.

– Вы сегодня выглядите лучше, мой король, – улыбаясь, сказал Томас.

– Не надо, Томас, – поморщился король. – Я всё про себя знаю. Зеркало беспристрастно. Оно не льстит и не обманывает. Знаю, что скоро покину вас всех, но не об этом хочу побеседовать с тобой. Мне хочется вспомнить те прекрасные и счастливые дни, когда мы с тобой были молоды, веселы, здоровы и счастливы.

– Да, – мечтательно сказал Томас, – это незабываемо.

– Я теперь с улыбкой вспоминаю, – прошептал король, – что иногда бывал опрометчив, не слушал ничьих советов и даже наделал не мало глупостей.

– Не буду это отрицать, мой король, – что было, то было.

– А ты помнишь, как мы с тобой без разрешения короля, моего покойного отца, отправились путешествовать.

– Ещё бы не помнить! Мне тогда здорово попало от короля, и если бы вы не заступились за меня…

– Ладно, ладно, – перебил Томаса король, – давай лучше вспомним, как это все было.

– Да, да, Томас, мы с тобой сели на коней и тайком уехали… Вот только я не помню куда и зачем…

– Зато я помню, – вздохнул Томас, – куда? А туда, куда глаза глядят. Зачем? А затем и потому, что вы как-то увидели в скрываемой от вас комнате, портрет красивой девушки, влюбились, простите за откровенность, решили её отыскать.

– Ну и что? Отыскали?

– Конечно, нет, зато приключений было хоть отбавляй.

– Расскажи, напомни мне. Так отрадно вспоминать эти счастливые дни. Не помнишь ли ты, нашли мы эту красавицу?

– Нашли, как это вы могли забыть, мой король?

– Память сильно меня подводит, Томас, – напомни, что было дальше.

– Не знаю та ли была эта красавица, в которую вы изволили влюбиться по портрету или нет, но вы встретили красивую девушку и вбили себе в голову, что это именно с неё и был написан портрет. Вы сделали ей предложение, сказали, что выйдя за вас замуж, она впоследствии станет королевой.

– Так и сказал?

– Именно так, мой король, мне память пока не изменяет.

– Тогда почему я не женился на ней?

– По двум причинам, мой король.

Во-первых, она не поверила, что вы наследник престола, а во-вторых, красавица уже была замужем и даже имела ребёнка. Её муж убедительно вам это объяснил. Мой король, нам не оставалось ничего другого как уехать, что мы и сделали. Но на обратном пути у нас были кое-какие приключения.

– Так расскажи мне о них, Томас, повесели меня.

– Ах, мой король, я бы не назвал их весёлыми.

– Всё равно расскажи.

– Извольте, мой король, если вы приказываете… Ехали мы на своих лошадках несолоно хлебавши, невесело думая о том, как поступит с нами король, ваш почтеннейший отец, когда мы предстанем перед ним. По дороге мы повстречали идущего к нам навстречу старичка.

– Остановитесь, молодые люди, закричал старичок, – я хочу продать вам кое-что очень вам нужное. Я…

– Да, да, – перебил Томаса король, – припоминаю старичка и что же он нам предложил?

– Да я уже забыл как это называется, какие-то слова на бумажке.

– Вспомнил, Томас, вспомнил, – прошептал король, – старик продавал изречения.

– Простите, мой король. Я не помню, как называются эти слова, но зато их я запомнил на всю жизнь.

– Так скажи их мне.

– Извольте… Первое гласило так: «Не ночуйте там, где нет опоры для кровли».

– А второе?

– А второе очень простое: «Не ночуйте у людей слишком льстивых».

– Ну и память у тебя! – восхитился король, – а вот я их не запомнил.

– И вы не помните, мой король, как я отговаривал вас, просил не тратить золотые монеты на эти ничего не значащие слова?

– Это я припоминаю, потому что не послушал тебя и купил изречения. Купил, потому что пожалел бедного старичка.

– Ах, мой король! Как вы были правы, что купили их. Я бы себе никогда не простил, если бы вы меня послушали.

– Объясни, почему ты винишь себя, Томас?

– Потому, что если бы вы не купили эти изречения мы бы никогда не вернулись домой, нас давно бы уже не было на свете.

– Мне стыдно сознаться, Томас, но я очень смутно припоминаю, какие опасности нам грозили. Если в твоей памяти они ещё уцелели, расскажи. Отвлеки меня от мыслей о приближающемся конце моей долгой жизни.

– О, мой король, я уверен, что ещё много лет буду служить вам. И охотно расскажу, что с нами случилось после того, как вы изволили осчастливить бедного старичка, купив у него бумажки, на которых были написаны эти… как их?

– Ага! – усмехнулся король, – кое что и ты забываешь. Эти слова назывались изречения. Рассказывай, что было дальше.

– Простившись со старичком, мы поехали в своё королевство. Вы были озабочены и невеселы. Зная, что ваш отец…

– Он был очень суров… – прошептал король. – Через несколько часов пошёл дождь. Погода портилась, завывал ветер, набежали тучи, дорога вела нас в незнакомые места. Вскоре дождь усилился, сверкнула молния, прогремел гром.

– Помню, – тихо сказал король, – ты снял с себя плащ и укрыл меня. Снова сверкнула молния и осветила какой-то маленький домишко, двери которого были открыты, а крошечное окошко не светилось.

– Мы спешились, мой король, с трудом я привязал коней к стволу вяза и мы вошли в домик. Видно, в нём давно никто не жил. Пыль, грязь, поломанная дешёвая мебель…

– Господи! – вздохнул король, – он даже поломанную мебель запомнил.

– Я ещё запомнил кое-что более важное, – откликнулся на замечание короля Томас, – вы, мой король, подняли голову, посмотрели вверх и сказали:

– Ты видишь, Томас, какие щели в этой крыше?

– И никаких опор у неё нет… – заметил я, – мы тут вымокнем, мой король.

В эту минуту раздались сильные удары грома. Я посмотрел вверх и увидел, что крыша домика вся трясётся и трещит.

– Стоп! – сказал король. – Не перебивай меня, я очень радуюсь, когда что-нибудь вспоминаю. – Ты вскочил как сумасшедший, схватил меня на руки и выбежал со мной из дома. Когда ты поставил меня на ноги, я увидел, что крыши на домике нет. Она провалилась внутрь. Как ты мог это предвидеть, Томас?

– Я ничего не предвидел, мой король, просто я был не прав, когда не понимал, что мудрые советы дороже золота, но ведь вы милостиво простили меня, мой король?

– Томас, Томас! О чём ты говоришь! Ты спас мне жизнь, вытащив из этого дома, и я ещё должен был тебя прощать! Рассказывай, как мы добрались домой.

– О, до этого ещё далеко, мой король. Ехали мы весь день, голодные и продрогшие. И вот на одном повороте дороги нам попался постоялый двор.

– И ты закричал:

– Мы спасены, мой король, – улыбнулся король, – и это был счастливый миг в моей жизни. Рассказывай дальше, Томас, у меня нет сил говорить, – прошептал он и закрыл глаза.

– Извольте. Замёрзшие, усталые, измученные, мы попали в большую, темную комнату, сели за столик, к нам подбежал хозяин постоялого двора.

– Здравствуйте, дорогие гости! – приветствовал он нас. – Как же вы замёрзли!

Выпейте по кружке горячего грога, и разрешите я сниму с вас верхнюю одежду, чтобы её просушить.

– Но наши кони, – сказал я, – надо их…

– Не беспокойтесь, – перебил меня хозяин, – мой сын уже увёл их в конюшню и положил им по охапке сена. Пейте грог, а я сейчас принесу вам горячий ужин.

И он убежал.

– Какой хороший человек, – сказали вы, мой король, – обо всём позаботился.

Через несколько минут хозяин вернулся, неся поднос, на котором стояла супница с горячим куриным бульоном. Блюдо с большой жареной курицей и ещё много всякой еды.

– Ешьте на здоровье, дорогие гости, – суетясь, приговаривал хозяин, – какое счастье, что вы заметили свет в окнах моего постоялого двора. Ведь вы могли замёрзнуть. Даже страшно подумать, что такой красивый юноша мог погибнуть в расцвете своей жизни. Как я счастлив, что могу услужить вам.

– Сколько я вам должен? – спросили вы, мой король, и вытащили из кармана кошелёк, набитый золотыми монетами.

– О, не беспокойтесь! – воскликнул хозяин, быстро взглянув на ваш кошелёк. – Расплатитесь, когда будете завтра утром уезжать.

Когда мы поели, он проводил нас в спальню, приговаривая по пути:

– Как я счастлив, как я рад, что могу вам услужить.

– Томас, – прошептал король, – я смутно припоминаю это происшествие, а ты мне кажется, запомнил всё. Говори же!

– В спальне для нас были приготовлены постели. Хозяин ожидал нас. Он суетился и приговаривал:

– Ложитесь, дорогие гости, спите в тёплой комнате, набирайтесь сил, а завтра буря утихнет и вы сможете продолжать свою поездку. Спокойной ночи, – он поклонился нам и вышел из спальни.

– А что было потом, – спросил король. – Хотя, постой, не говори я вспомнил. Спал я неделю, и вдруг ты вытащил меня из постели и, несмотря на то что я отбивался и ругал тебя, напялил на меня мою одежду, открыл окно, выбросил в него нашу поклажу, а затем вытолкал в окно и меня. Я здорово струхнул, сознаюсь тебе, я думал, что ты сошёл с ума. Потом ты потащил меня в конюшню, усадил на моего коня, сел на своего и мы с тобой стремительно умчались по дороге. Вскоре постоялый двор скрылся из виду.

И вдруг ты заботливо спросил меня:

– Как вы себя чувствуете, мой король?

– Как я себя чувствую? – закричал я. – И ты ещё смеешь спрашивать? Что это за безумная выходка? Как ты посмел вытащить меня из тёплой постели, силой усадить на лошадь и помчаться неизвестно куда? Да тебе следует отрубить башку за такое обращение с наследником престола! Помнишь, Томас, что ты мне ответил?

– Помню, мой король. Я спросил вас: значит, мне следует оторвать башку за то, что я спас жизнь наследника престола?

– Спас жизнь? Да ты совсем сошёл с ума! – гневно воскликнули вы, мой король, и тогда я рассказал вам, почему был вынужден так непочтительно обращаться с вами.

– Мне не понравилось льстивое, чересчур заботливое отношение хозяина к вам. Не понравился и его жадный взгляд, обращённый на ваш кошелёк. Неискренней показалась мне его не сходящая с лица улыбка. Когда вы заснули, мой король, я потихоньку встал и прокрался к комнате хозяина. Через полуоткрытую дверь я услышал как он тихо разговаривал со своим сыном.

– Идём, отец, они уже спят, – говорил сын.

– Не спеши, парень, можно всё испортить, – также тихо ответил хозяин.

– Найди два мешка да побольше, чтобы в них можно было засунуть трупы.

– Не учи, – прервал его сын, – возьму те мешки, в которые мы запихнули купцов на прошлой неделе. Рядом с ними закопаем и этих. Пошли?

– Подожди, – сказал отец, – пусть заснут покрепче.

Дальше я слушать их не стал. Надо было действовать быстро. Одеть вас, выбить окно, вытащить вас, успеть добежать до конюшни.

– Ах, Томас, Томас, мой верный Томас, ты спас мою жизнь.

– Нет, мой король, это вы спасли и свою и мою жизнь.

– Зачем ты прибедняешься, Томас? Разве не ты подслушал, о чём беседовал хозяин со своим сыном? Разве не ты вытащил меня сонного? Одел и усадил на коня?

– Я, мой король, но разве я сделал бы всё это, если б вы не прочли мне бумажку, купленную вами у старичка? Разве обратил бы я внимание на льстивость хозяина? Я ведь по глупости своей ещё уговаривал вас не тратить золотые монеты на какие-то бумажки. А эти слова дважды спасли нас от смерти.

– Послушай, Томас, ты знаешь, как красив и умён мой сын наследник престола. Кажется мне, что ты любишь его не меньше, чем я.

– Это так, мой король, – подтвердил Томас.

– Дни мои сочтены. Только, пожалуйста, не говори, что я проживу ещё долго. Готовясь к своему уходу из жизни, я решил, пока ещё дышу, женить сына. Я стал подыскивать ему невесту. Послал в некоторые государства письма королям с просьбой прислать портреты принцесс, чтобы он мог выбрать ту, которая придётся ему по душе. Я мечтал уйти из жизни после свадьбы сына. Пришло несколько портретов. Один из них меня поразил. Это был портрет удивительной красавицы, но ответного письма короля при портрете не было. Все короли, которые прислали портреты своих дочерей, учтиво выражали согласие выдать свою дочь за моего сына. Его же портреты я послал каждому королю. Какова бы не была причина такого пренебрежительного и неучтивого поступка со стороны короля, отца красавицы, я не знаю, но я был обижен за себя и своего наследника, поэтому я не показал сыну портрет красавицы. Ты понимаешь, Томас, почему я так поступил?

– Да, мой король, понимаю. Надеюсь, вы уничтожили этот портрет?

– Нет, рука не поднялась. Но я его спрятал, и ты тоже понимаешь зачем?

– Понимаю, мой король, что бы ваш наследник, влюбившись в портрет этой красавицы, не повторил бы вашего безумного поступка, о котором мы сейчас с вами вспоминали. И куда же вы изволили спрятать этот портрет?

– Помнишь, где жила старуха, моя кормилица и няня моего сына? Это маленькая комнатка на первом этаже дворца. Прошу тебя, проследи, чтобы наследник престола никогда не открыл бы дверь в эту комнату, а если ты заметишь, что он намеревается это сделать постарайся уничтожить портрет.

– Обещаю, мой король, – шепнул Томас.

– Что с тобой? Ты плачешь? Мой верный Томас. Не надо. Я прожил счастливую жизнь. Единственное горе, которое постигло меня – смерть королевы. Я очень устал. Иди, дорогой, и не грусти.

Томас поцеловал руку короля и в глубокой печали пошёл из королевской опочивальни, но у самой двери его остановил тихий голос короля.

– Томас, – почти шептал король, – люби моего сына, как любил меня, и служи ему верно, как служил мне, обещаешь?

– Обещаю и клянусь, мой король, – дрогнувшим голосом ответил Томас.

– Я верю тебе, мой друг, и благодарю.

Томас глубоко вздохнул, оглянулся, посмотрел на мертвенно-бледное лицо короля и вышел.

Через несколько дней король скончался. В глубокий траур погрузилась вся страна. Мудрого, доброго и справедливого короля уважали и любили. Как-то теперь будет управлять страной молодой король? Больше всех смерть короля огорчила его сына Олафа и верного слугу Томаса.

Время лечит сердечные раны, а жизнь предъявляет свои требования. Молодому королю Олафу вскоре после похорон отца пришлось заняться государственными делами. Они не были ему чужды, поскольку король-отец всячески старался, чтобы он участвовал во всех важных решениях, которые принимали советники короля под его руководством. Как всегда, главная цель этих решений была в том, чтобы народ не бедствовал, чтобы развивались ремесла, шла вперёд наука, чтобы мир и спокойная жизнь были обеспечены каждому жителю страны.

Молодой король знал, что отец всегда внимательно выслушивал своих советников, но окончательное решение принимал только после того, как с глазу на глаз советовался со своим верным другом и слугой Томасом. Так решил поступать и молодой король.

Через некоторое время… король Олаф сказал Томасу:

– Я знаю, старик, что батюшка перед смертью долго разговаривал с тобой. Не расскажешь ли ты, о чём вы беседовали?

– О многом, – сдержанно ответил Томас.

– И всё-таки, о чём же?

– Его величество сокрушался, что вы, ваше высочество… Ах, простите, оговорился, ваше величество. После его смерти вступите на престол неженатым… Так уж принято в мире. В стране должны быть и король и королева, а вы, мой король, уже в том возрасте, что пора бы и жениться, а там и о наследнике подумать…

– Но, Томас, я не могу жениться только потому, что в нашем королевстве обязательно должна быть королева. Ты знаешь, что мой отец женился по любви и был очень счастлив с моей матерью. Ты помнишь, как он убивался, когда моя матушка покинула нас. Может быть, счастливая жизнь с любимой женой самым благотворным образом повлияла на суровый характер моего отца.

– Не может быть, мой король, а наверное, – убеждённо сказал Томас.

– Конечно, я женюсь, – улыбнулся молодой король, – если полюблю, а пока моё сердце молчит, ни о какой женитьбе речи быть не может.

Через некоторое время, когда скорбь об умершем короле несколько утихла, Томас посоветовал молодому королю устроить в день его рождения бал. Пригласить знатных людей с сыновьями и дочерями, чтобы отпраздновать этот знаменательный день.

– Делай, как считаешь нужным, – рассеянно ответил король Олаф, мысли которого в этот момент были заняты вопросами торговых соглашений с соседней страной. А Томас предложил отпраздновать день рождение короля, чтобы под этим предлогом пригласить во дворец самых красивых девушек города. Он надеялся, что какая-нибудь из них понравится королю, он сделает ей предложение и она станет королевой. Желание умершего короля будет наконец исполнено.

Приготовления к балу были окончены. Все приглашённые на бал гости явились во дворец вместе со своими дочерями и сыновьями. Кроме них на бал явились несколько красивых девушек, которых пригласил сам Томас. Все сердечно поздравляли молодого короля, было весело. Король танцевал со всеми приглашёнными девушками, никого не обошёл.

Когда далеко за полночь все разошлись, Томас спросил короля, – доволен ли он тем, как был отпразднован его день рождения.

– О, да! – ответил король. – Было очень весело, хотя я устал немного. Танцевал со всеми девушками, чтобы никого не обидеть. Я даже не подозревал, что в нашей столице живёт столько красавиц.

– И какая же из них понравилась вам больше всего, мой король? – спросил Томас.

– Какая? – рассеянно сказал король. – Право не знаю, что тебе сказать. Они все так похожи друг на друга… Нет, разница, конечно, есть. Одни блондинки, другие брюнетки.

– И значит, ни одна… – удручённо начал Томас, но король, смеясь, его перебил.

– Ах, вот в чём дело! Ну, Томас, мне хоть и жаль тебя разочаровывать, но, старик, роль свахи тебе не подходит.

– Покойный ваш отец, царство ему небесное, – начал было Томас, но юный король его перебил:

– Мой дорогой отец женился на моей матери по большой любви, которую они оба сохранили на всю жизнь. Ты же, Томас, хочешь женить меня, не заботясь о том, буду ли я счастлив, если женюсь без любви на девушке, которая тоже не будет меня любить.

Ты думаешь я не догадался, зачем ты устроил этот бал? Но не виноват же я, что ни одну из всех красивых девушек, которых ты пригласил, я бы не хотел назвать своей женой и тем более королевой. Оставь меня в покое. У меня сейчас другие заботы, я должен научиться править своей страной не хуже, чем мой отец. А королева появится в нашем государстве только тогда, когда я встречу ту, которую вижу в своих мечтах. А пока я хочу осмотреть наш дворец. Знаю, что некоторые его покои требуют ремонта. Об этом не раз говорил отец, но его болезнь, смерть… Прошу тебя, Томас, пожалуйста, больше не старайся…

– Я всё понял, мой король, – печально сказал Томас и, поклонившись королю, хотел уйти, но тот его задержал и попросил старого слугу пойти вместе с ним, осмотреть все залы и комнаты дворца и записать, какой ремонт надо сделать в том или ином помещении.

Осмотр начали с верхнего этажа. После осмотра очередной комнаты или зала Томас записывал, в каком ремонте они нуждаются.

Так, работая несколько часов, они спустились на первый этаж. Осмотрели почти все его помещения, записали, что надо отремонтировать, и уже собирались уходить, как вдруг молодой король неожиданно остановился.

– Постой, Томас! – воскликнул он. – Мы же с тобой пропустили комнатку моей старой нянюшки.

Томас вздрогнул.

– Эту комнатку не стоит осматривать. Я недавно там был. Она не требует ремонта, пойдёмте, мой король. Вас ждут более важные дела. Пойдёмте же…

– Не спеши, Томас. Мне хочется заглянуть в эту комнатку. Я так часто бывал в ней у своей нянюшки. Она любила меня и рассказывала мне чудесные сказки. Я тоже очень любил эту старушку и горевал, когда она умерла.

– Но, мой, король, может быть, вы заглянете туда завтра? Там, наверно, много пыли и грязи. Я приведу её в порядок…

– Томас! – воскликнул король. – Мне кажется, ты ни за что не хочешь, чтобы я вошёл в эту комнату? В чём дело?

Томас стал уверять короля, что у него и мысли такой не было. Не дослушав его, король открыл дверь и вошёл в комнату, в которой так часто бывал в детстве.

Томас последовал за ним, упрекая себя в том, что не успел убрать портрет, о котором ему говорил покойный король, – но если живые красивые девушки оставили короля равнодушным, то вряд ли он влюбится в портрет, – утешал он себя.

Когда Томас вошёл в комнату, он увидел, что король стоит и смотрит на портрет юной красавицы, забыв обо всём на свете. Томас несколько раз окликал его, но он даже не обернулся.

– Мой король! – крикнул Томас и опрокинул тяжёлое кресло, которое с грохотом шлепнулось на пол.

Король даже не обернулся.

Томас открыл окно. Тут же в него влетела ворона, громко каркнула и улетела. Король вздрогнул и обернулся.

– Что тебе, Томас? Ты что-то хотел мне сказать? Почему ты так побледнел?

– Ничего, – ответил Томас, – просто я не люблю, когда каркают вороны. Иногда это предвещает несчастье.

– Пустяки! – вздохнул король. – Перед смертью моего отца вороны не каркали. Скажи мне лучше, кто эта прелестная девушка? – И он указал на портрет.

– Не знаю, – нехотя ответил Томас. – Думаю, художник просто нарисовал девушку такой, какой он её себе представлял. Это не портрет с натуры, а просто картина для украшения дворца.

– Нет, твёрдо уверен, что это портрет, – девушка эта существует, и я её найду. Это она, понимаешь Томас, это она! Вы всегда были так благоразумны, мой король, – печально произнёс Томас, – я надеюсь, что у вас есть более важные государственные дела, чем поиски несуществующей девушки.

– Замолчи, Томас. Ты меня обманываешь. Ты знаешь, кто она и как её найти. Говори же. О государственных делах не беспокойся. Я соберу советников моего отца и поручу им заменить меня на время, пока я буду искать эту девушку, и никто меня не остановит.

– Ваш отец, мой король поручил мне охранять вас от безумных поступков.

– Вот и хорошо! – воскликнул король. – Ты и будешь меня охранять. Мы вместе отправимся искать эту девушку. И если ты перестанешь лгать, что не знаешь, кто она и где её найти, то мы скоро достигнем цели. Итак, кто она и как её найти? Только правду, я приказываю тебе. Мы найдём её, и наше государство обретёт королеву. Ведь отец именно это и хотел. Говори, это мой приказ.

– Приказ есть приказ, – горестно вздохнул Томас, – эта девушка – королева золотого замка, путь к которому долог и опасен.

– Я полюбил её так сильно, что мне не жаль отдать свою жизнь за один её взгляд. Что ты знаешь о ней?

– О ней я ничего не знаю, – сознался Томас, – а вот о её замке кое-что слышал. Говорят, что все вещи и мебель королевны сделаны из чистого золота, поэтому, если уж путешествие не избежать, я посоветовал бы вам, мой король, прежде чем пуститься в путь к её замку, приготовить для королевны подарки-вещицы из золота, она к этому привыкла.

– Ты прав! – воскликнул король. – Не могу же я явиться в её дворец без драгоценных подарков! Собери-ка, Томас, всех золотых дел мастеров и вели им от моего имени изготовить самые дорогие и красивые вещицы, и два обручальных кольца на тот счастливый случай, если, ну ты понимаешь!..

– Понимаю, мой король, не хочу вас огорчать, но не смею не сказать вам, что путь к королевне, в которую вы изволили влюбиться, очень долог и надо плыть на корабле. А море всегда опасно…

– Уж не трусишь ли ты, храбрый Томас, мне рассказывали, что в молодости мой дорогой отец вместе с тобой проделали не менее опасное путешествие.

– Это правда, мой король, но прошу вас вспомнить, что ваш дорогой отец вернулся без невесты, и едва не погиб вместе со мною. Вы, мой король, унаследовали от своего отца несчастье влюбляться в портреты красавиц. Вспомните также, что, благополучно вернувшись в своё государство, ваш отец познакомился с прелестной девушкой, женился на ней и счастливо жил с вашей дорогой матерью. Не стану от вас скрывать, что королевна, в которую вы влюбились, отвергла всех женихов (а их было не мало), чем заслужила гнев своего отца короля, который никак не может выдать её замуж. Боюсь, что и вас постигнет отказ королевны.

– Это меня не остановит, Томас, я что-нибудь придумаю. Ты стар, поэтому не можешь понять, что такое первая любовь с первого взгляда. Ступай к ювелирам. Золото для подарков моей будущей невесты возьми из сокровищницы.

– Слушаю и повинуюсь, мой король, – печально сказал Томас и пошёл выполнять приказ короля.

Нетерпеливо ждал король, когда ювелиры выполнят его заказы. Наконец дождался, что все золотые диковинки были закончены и очень ему понравились. Он велел снарядить самый лучший корабль и стал собираться в дорогу.

А пока молодой король даёт распоряжения своим советникам, чтобы они усердно трудились во время его отсутствия, на благо государства, пока он собирается в долгий путь на самом большом и надёжном корабле, хорошо было бы заглянуть в страну, которой правит король, живущий в золотом замке, познакомиться с ним и с его красавицей дочерью Марией, в портрет, которой влюбился король, Олаф.

Художник не приукрасил девушку. Природа наградила её редкой красотой. Но не только прекрасные черты её лица привлекали к ней людей. Королевна Мария, хотя и отличалась сильным и решительным характером, была бесконечно добра и отзывчива. Слуги обожали её. К ней часто приходили бедные люди, и она всегда помогала им.

Король – её отец, хотя очень любил свою дочь, часто спорил с ней и отношения их портились всё больше и больше.

А происходило это потому, что король уговаривал дочь выйти замуж. Он настаивал на том, что она в своём возрасте должна создать свою семью, стать замужней дамой и родить ему внуков. Мария же отвергала предложения женихов и выходить замуж не собиралась. Может быть, и уступила бы отцу, но у неё была серьёзная причина противоречить ему, и она продолжала отказывать женихам.

Когда ей было четырнадцать лет, внезапно тяжело заболела королева. Мария обожала свою мать, от которой она унаследовала и красоту, и доброе сердце.

Огорчённый болезнью любимой жены, король созвал лучших врачей и целителей, чтобы они вылечили королеву. Но, увы, все их усилия не помогли королеве справиться с тяжёлым недугом. Она просто таяла на глазах.

И вот наступил тот страшный день, который стал для королевы последним. Король и Мария, священник, пришедший исповедовать умирающую королеву, и двое врачей стояли у её постели.

Глядя на мертвенно-бледное лицо матери, Мария в отчаянии кусала губы, чтобы не разрыдаться.

Король стоял на коленях перед постелью жены, целовал её холодную руку и тихо плакал. Королева открыла глаза, посмотрела на окружавших её людей и, обращаясь к королю, тихо сказала:

– Я умираю, любимый, не плачь. Мы прожили с тобой счастливую жизнь, и я благодарю тебя за это. Выслушай же и поклянись, что исполнишь мою последнюю просьбу.

– Клянусь, – рыдая ответил король, – клянусь своей любовью к тебе, – я исполню всё, о чём ты просишь. Я бы отдал жизнь, чтобы спасти тебя…

– Не прерывай меня, – едва дыша прошептала королева, – мне трудно говорить. Я прошу тебя, чтобы ты после моей смерти не женился до тех пор, пока наша дочь Мария не вырастет и не выйдет замуж. Я не хочу, чтобы она жила под одной крышей с мачехой. Ты помнишь, как я была счастлива, когда ты женился и увёз меня из дворца моей отца, избавив от издевательств и унижений, которым подвергала меня мачеха. Я не хочу такой доли для своей любимой дочки. Поклянись же в присутствии нашей дочери, святого отца и моих врачей.

– Клянусь! – воскликнул король. – Клянусь, что после тебя не женюсь ни на ком. Тебя мне никто не заменит.

– Спасибо, – прошептала королева, закрыла глаза и больше их не открывала.

– Мама, мама! – в отчаянии закричала Мария, но мать ей не ответила. Она была мертва.

Шли годы. Мария выросла, из подростка превратилась в прекрасную девушку.

А король погоревал, погоревал о своей потере, потом постепенно успокоился. Время лечит душевные раны. Боль превратилась в тихую грусть, а со временем и грусть исчезла. И он стал подумывать о том, что неплохо было бы жениться. Мария вполне достигла возраста, когда её можно было выдать замуж. Он заказал художнику портрет дочери. Портрет получился отличный. Тайком от дочери король велел художнику сделать с портрета несколько копий, которые он разослал королям в другие страны. Вскоре король получил несколько писем от королей дружественных стран с предложением выдать дочь за их наследников престола. И вот один за другим во дворце короля стали появляться наследные принцы. Каждый из них, увидев Марию, восторгался её красотой, делал ей предложение, но получал ласковый, но категорический отказ.

Король, который уже воспылал любовью к одной из молодых придворных дам, был возмущён поведением дочери, и когда она отказала очередному претенденту на её руку и сердце, вошёл в её девичий покой.

– Почему ты отказываешь всем женихам? – грозно спросил он. – Ты что, собираешься остаться старой девой или хочешь пойти в монастырь?

– Не то и не другое, – спокойно ответила Мария, – позволь мне напомнить тебе тот скорбный день, когда мы с тобой рыдали у постели твоей жены, моей матери.

– Но я же не нарушил клятвы! – воскликнул несколько смущённый король.

– Ты собираешься её нарушить, и я это знаю. Помни, я не одного дня не останусь в этом дворце, если ты женишься. Вспомни свою клятву. Она же просила тебя, чтобы ты не женился, пока я не выйду замуж.

– Но я этого не отрицаю, – сказал король, – я не женюсь, пока ты не выйдешь замуж.

– Вот поэтому я отказываю женихам, – сказала Мария, – ты забыл, что поклялся матери, что не женишься и никто не займёт святое место моей матери в этом доме.

– Как ты жестока, Мария, при всей твоей доброте, – горько сказал король, – ты обрекаешь меня на одиночество.

– Если ты его боишься, я никогда не выйду замуж, а ты можешь встречаться с любой женщиной, которая тебе понравится. Но королевы, пока я жива в нашем государстве, не будет. В этом я молча поклялась маме и эту клятву сдержу…

Когда корабль отплыл от родных берегов, Томас спросил короля:

– Почему вы так уверены, мой король, что королевна согласится стать вашей супругой? Случайно я узнал, что она отказала нескольким женихам и вообще не намерена выходить замуж, чтобы не расставаться со своим овдовевшим отцом.

Король задумался.

– Спасибо, что ты рассказал мне об этом, Томас, ты подал мне хорошую мысль.

– Какую, если не секрет, мой король?

– Узнаешь в своё время.

Они плыли много дней и ночей, и нетерпение короля всё возрастало. Наконец корабль пристал к гавани королевства, где жила девушка, портрет который очаровал молодого короля.

– Изволите сойти на берег, мой король? – спросил Томас.

– Нет, – усмехнулся король, – на берег сойдёшь ты.

– Я? – удивился Томас. – Почему я?

– Потому что ты пойдёшь к королевне и понесёшь ей коробку с золотыми вещицами. Подари ей от моего имени и скажи, что на корабле находятся куда более ценные и прекрасные вещи, чем те, которые ты ей отдал. Это, мол, только образцы. Пригласи её посетить корабль и посмотреть все эти диковинки, изготовленные из чистого золота. Ну а если ей что-нибудь понравится, она может это купить.

– Понимаю, – вздохнул Томас.

– Тогда бери подарки и ступай, – приказал король.

Томас сложил в коробку несколько золотых вещиц и отправился в город. Подошёл к королевскому дворцу и сел на ступеньки у входа.

Через несколько минут к нему подошла девушка.

– Что вы здесь делаете, сударь? – сурово спросила она. – Здесь не место рассиживаться. Это королевский дворец, а не постоялый двор.

– Простите, старика, – сказал, вставая Томас, – я этого не знал. Я приезжий купец, привёз образцы своего товара, да не донёс их до лавок. Устал и присел отдохнуть.

– А что у вас за товар? – поинтересовалась девушка.

– Извольте посмотреть, сударыня.

И Томас вынул из коробки несколько красивых золотых вещиц.

– Какая прелесть! – восхитилась девушка. – Это надо показать нашей королевне, я её служанка. Идите за мной. Не бойтесь, со мной вас пропустит стража. Я уверена, что королевна купит у вас эти вещицы.

– Какое счастье, что вы меня встретили, милая девушка, – ответил Томас и пошёл вместе со служанкой во дворец.

Королевна Мария внимательно осмотрела все золотые вещицы, и они ей очень понравились.

– Купец, – обратилась она к Томасу, – я куплю у тебя все эти вещицы.

– Но они принадлежат не мне, ваше высочество, – ответил Томас, – всё это принадлежит хозяину корабля, который сегодня прибыл в ваш порт. У меня только некоторые и не самые лучшие образцы товара моего хозяина. Если вы захотите поглядеть на них, я уверен, что они понравятся вам больше, чем эти. Не угодно ли вам последовать за мной и убедиться в том, что я говорю вам истинную правду.

– Хорошо, – ответила королевна, – я поеду с вами в своей коляске в сопровождении своих верных слуг и посмотрю ваши драгоценности. Если они понравятся мне больше, чем эти, я их куплю.

– Тогда в путь, – сказал Томас.

Через несколько минут королевна Мария со своей служанкой и двумя слугами поехали в порт. Когда королевна поднялась на палубу корабля, молодой король замер, увидя, что она прекрасней, чем её изображение на портрете. Он низко поклонился королевне, и, став на одно колено, поцеловал её протянутую руку. Мария удивилась. Уж слишком обходителен был этот молодой красивый купец. Видно, почуял в ней богатую покупательницу.

– Я прибыла на ваш корабль, чтобы посмотреть, а может быть, и купить ваши изделия из золота, – сдержанно сказала королевна, несколько смущённая восторженным взглядом купца.

– Извольте следовать за мной, ваше высочество, – ответил король Олаф, – мы спустимся в трюм по этой лестнице. Там находится мой товар.

Король подозвал Томаса, что-то шепнул ему на ухо и, улыбаясь Марии, спустился вместе с нею в трюм. Там он раскрыл все коробки, наполненные изящными вещицами.

Все сокровища очень понравились Марии. При всём своём богатстве, она никогда не видела ничего подобного.

– Как это все изумительно! – воскликнула она. – Но… но у меня, пожалуй, не хватит золотых монет, чтобы оплатить и десятую часть этих сокровищ.

Неожиданно корабль сильно качнуло.

– Что это? – испуганно спросила королевна.

– О, не беспокойтесь, ваше высочество, – ласково ответил король, – это просто волна.

Королевна успокоилась и продолжала любоваться золотыми кубками, браслетами, кольцами, вазами и шкатулками, не подозревая, что корабль уже снялся с якоря и, покинув порт, шёл в открытое море.

Наконец она оторвалась от созерцания сокровищ и стала с помощью короля подниматься по лестнице на палубу. К своему ужасу она увидела, что стоит на палубе корабля, который несётся куда-то далеко от её родного города. Горю и гневу её не было границ.

– Вы обманули меня! Заманили на корабль, чтобы получить выкуп за моё освобождение! – кричала она. – Где мои слуги, негодяй?!

– Ваши слуги сошли на берег в ожидании вас, – тихо ответил Томас.

– Вы обманули и их! – возмутилась королевна. – Наверно, вы послали их к моему отцу, чтобы он выкупил меня?

– О, нет-нет, вы ошибаетесь, ваше величество, – огорчённо сказал король.

– Да, я очень ошиблась! – чуть не плача, сказала напуганная и возмущённая Мария. – Я думала, что вы купец, а оказалось, что вы просто разбойник!

– Я не купец, и уж тем более не разбойник, – спокойно ответил король. – Я…

– Замолчите! Я всё поняла! Вы продадите меня в какой-нибудь гарем, в рабство! Вы, вы… подлый вор!

– Успокойтесь, умоляю вас, – задыхаясь от волнения, почти прошептал король, – уверяю вас, я не купец, не разбойник, не вор, я…

– Да, кто же вы на самом деле?! – отчаянно закричала королевна.

– Я король большого и богатого королевства. Похитил я вас потому, что безумно влюбился в ваш портрет, который по просьбе моего покойного отца прислал ваш отец. Наши отцы хотели нас поженить. Теперь, когда моего отца не стало, я унаследовал его корону.

– Неужели вы думаете, что я настолько глупа, что поверю в эту красивую сказку? – насмешливо спросила королевна.

– Томас! Принеси мою корону и документ, подтверждающий, что я унаследовал королевскую власть.

К изумлению Марии, Томас быстро исполнил приказание «купца». Принёс золотую корону и сам надел её на голову короля. Документ, удостоверяющий, что королевич Олаф после смерти отца стал королём по праву, был вручён королевне.

Увидя всё это, Мария растерялась, потом немного успокоилась и сказала:

– Если вы действительно король, почему вам понадобилось поступать, как пирату? Почему вы назвались купцом и заманили меня на корабль? Почему заставили меня пережить всю эту трагикомедию? Нет никакого оправдания вашему поступку.

– Ошибаетесь, ваше величество. Оправдание есть. Мне известно, скольким наследным принцам вы отказали. Мне известно, что вы вообще собирались отказаться от замужества, чтобы не оставить одиноким своего отца. Мне даже известно, что всё это вы решили потому, что ваш отец собирался жениться. Поэтому я и решил похитить вас, чтобы избежать участи ваших отвергнутых женихов. Я полюбил вас с первого взгляда на ваш портрет. Увидев вас, я понял, что жизнь без вас бессмысленна… Что же вы молчите? Решайте мою судьбу. Если вы прикажете, я поверну корабль и отвезу вас в ваше королевство. Но знайте, этим вы меня убьёте.

После некоторого молчания королевна спросила:

– Почему вы не хотите понять, что я не могу оставить своего отца? Он будет так одинок без меня.

– Он будет одинок, потому что вы безжалостно суровы. Ваш отец вдов уже много лет. Естественно, что ему хочется счастья. Он дал клятву вашей матушке не жениться, пока вы не выйдете замуж, покинете его замок и не будете вынуждены жить под одной крышей с мачехой. Ведь это так?

– Так, – подтвердила королевна.

– Но ваша матушка была добрее вас. Она не просила короля не жениться после того, когда вы выйдете замуж.

Добрая и умная, она понимала, как тяжело человеку не иметь близкого друга, жены. А вы этого не понимали и не хотели, чтобы ваш отец был согрет любовью близкого человека.

– Но он дал клятву не жениться! – воскликнула королевна.

– А ваша мать у него этой клятвы и не просила. Почему же вы добиваетесь сделать несчастным своего отца, меня и себя?

Сбитая с толку Мария молчала, потом сказала:

– Я была не права. Пусть мой отец женится.

– Наконец-то! – с облегчением воскликнул король.

– А не скажите ли вы, откуда вам всё это известно? – спросила Мария.

– Один из врачей, который лечил вашу матушку-королеву и стоял у её постели в последний час её жизни, впоследствии побывал в нашей столице и лечил моего отца. Он и рассказал мне всё. Дорогая, любимая, вы ведь простите мне мой дерзкий поступок?

– Нет, – сказала королевна, – не прощу. Отвезите меня к моему отцу. Вы…

– Ради всего святого! – воскликнул король, – замолчите. Вас отвезут в ваше королевство вместе со всеми этими золотыми побрякушками.

С этими словами он выхватил из ножен острый клинок:

– Если я не стану вашим мужем, мне незачем жить.

Он взметнул клинок, намереваясь вонзить его себе в грудь.

– Остановитесь! – отчаянно крикнула королевна, схватив его за руку. – Не смейте этого делать!

Король опустил клинок и посмотрел на неё глазами, полными слёз.

– Неужели вы так любите меня, что из-за моего отказа…

– Да. Я так люблю вас. Но я не могу вас неволить. Я выполню ваш приказ. Отвезу вас к вашему отцу. Но помните, в тот момент, когда вы ступите на свою землю, меня уже не будет в живых. Итак, отдать приказ вернуться кораблю в ваш порт?

– Нет, – ответила Мария. – Я останусь с вами. Никто меня так не любил, как вы. Сказать по правде, я часто мечтала, чтобы меня похитил благородный рыцарь. Я была не права. Как же не ответить на такую любовь?

– Любимая! – восторженно воскликнул король, целуя ей руки. – Вы никогда не пожалеете об этом решении. Как я счастлив! Вы будете счастливы со мной, как были счастливы мои родители, которые любили друг друга всю их совместную жизнь. Я всё объясню вашему отцу…

– Не думаю, что отец огорчится, узнав, что я выхожу замуж за короля большого государства, – перебила его Мария. – Он даст своё отцовское благословение. Я попрошу у него прощения, что уехала со своим женихом тайком. Скажу, что хотела преподнести ему сюрприз. Пусть он знает, что я по-прежнему люблю его. Скажу, что я ничего не имею против…

– Я тоже попрошу его простить меня, – подхватил король, – я перебил вас, любимая…

– Я скажу ему, – повторила Мария, – что ничего не имею против его женитьбы!

– Это прекрасно! – восхитился король. – Мы все будем счастливы!

Томас вышел на палубу, но, увидев, что король обнял Марию и они оба смеются от радости, скрылся. Вечерело. Король отвёл Марию в богато убранную каюту, пожелал ей спокойной ночи и хороших снов и удалился. Он долго ворочался на свой постели, не мог заснуть. Потом усталость от всего пережитого взяла своё и он спокойно уснул.

Томас, счастливый оттого, что его любимый король женится на красавице королевне, уснуть не мог. Ночь была жаркой. Ему стало душно в своей каюте. Он оделся, взял свою флейту и вышел на палубу подышать свежим морским воздухом. Чтобы не разбудить никого своей игрой, он играл очень тихо свои любимые песни и мелодии. И вдруг он услышал тихое карканье вороны.

– Не может быть, – подумал Томас, – откуда в открытом море могут появиться вороны?

Он перестал играть. Карканье снова донеслось до него. Он взглянул вверх и к своему удивлению увидел трёх ворон, сидящих на снастях корабля.

Ещё больше удивился и испугался Томас, когда услышал, что одна ворона, нет, не каркнула, а сказала человеческим голосом.

– Наш король везёт свою будущую королеву.

Томас замер и решил, что это ему просто почудилось, но тут же услышал карканье другой вороны.

– Ну и что из этого? – сказала она. – Он на ней не женится.

– Почему ты так думаешь? – спросила третья ворона.

– Да потому, – ответила вторая ворона, – что я это знаю. Вот увидишь, только они сойдут с корабля, как к королю подбежит лошадь. Король захочет похвастаться перед невестой, показать, какой он лихой наездник, вскочит на лошадь, а она поднимется в воздухе и исчезнет вместе с королём.

– Какое несчастье! – воскликнула первая ворона. – Неужели нет никакого спасения.

– Есть, – ответила третья ворона, – только надежды на него почти нет. Если на эту лошадь раньше короля вскочит кто-нибудь другой, выхватит пистолет и убьёт лошадь, – то король будет спасён. Но ведь об этом никто не знает.

– А что случится с человеком, – спросила первая ворона, – который опередит короля?

– Если он расскажет об этом королю, то окаменеет от пят до колен.

– Это ещё что! – сказала третья ворона. – Я знаю больше, чем ты. Даже если лошадь и будет убита, то молодой король всё равно не женится на своей невесте.

– Почему? – закричали две вороны.

– А потому, что свадебная рубашка короля, которую он наденет, на самом деле шита не серебром и золотом, как ему покажется, а сделана из смолы и серы и он в ней сгорит. Это уж постарались его враги. У какого короля нет врагов-завистников!

– Это ужасно! – воскликнула первая ворона. – Неужели нет средства спасти короля.

– Средство есть, – ответила третья ворона, – если кто-нибудь выхватит из его рук рубашку и кинет её в горящий камин, то король будет спасён. Только кто знает об этом и скажет королю, тот окаменеет до самого сердца.

Вороны немного помолчали, а затем вторая ворона сказала:

– Но самое страшное, что грозит королю, знаю только я.

– Так расскажи нам, – попросили обе вороны.

– Даже если сгорит рубашка, свадьбе всё равно не бывать. Хотя нет. Они обвенчаются. Будет пышная свадьба. Много знатных гостей, поздравления, веселья, танцы, но…

– Что это ещё за «но»?! – закричала третья ворона. – Ведь свадьба уже состоялась.

– Это так, – ответила ворона, – но когда король и королева начнут танцевать, королева вдруг побледнеет и упадёт.

– Она умрёт? – закричали вороны.

– Да, умрёт, – ответила третья ворона.

– Подожди, подожди! – закричала первая ворона. – Не может быть, чтобы не было спасения для юной королевы! Мне жаль её и нашего короля. Что это за свадьба, если она закончится так ужасно!

– Спасение, конечно, есть, – ответила третья ворона, – если кто-нибудь высосет три капли крови из правой руки королевы – она оживёт.

– А он, спаситель? Что будет с ним? – спросила первая ворона.

– А он окаменеет от пят до головы. – Вороны каркнули и улетели.

Томас долго не мог понять, слышал ли он всё это или невзначай задремал, и ему приснился страшный сон. Но он запомнил всё, о чём слышал от ворон, и решил никому об этом не рассказывать.

– Что ты так загрустил, мой верный Томас? – спросил его утром король, заметив, что старик стал молчалив и задумчив. – Разве ты не радуешься моему счастью. Ведь ты так мечтал о том, чтобы я женился. Вот и желание отца исполнилось, и в нашем государстве появится прекрасная королева. Мне кажется, что ты чем-то озабочен.

– Нет, нет, мой король, – поспешил успокоить его Томас.

Королевна Мария, выйдя на палубу, позвала короля, и он бросился к ней.

«Как они счастливы, как они прекрасны оба, – подумал Томас. – Ни за что не дам им погибнуть. Может быть, вороны просто болтали, что придёт в их глупые птичьи головы… А может быть, они знают то, что человеку недоступно знать».

Только подплыл корабль к берегу, только король, королева и Томас ступили на землю, к причалу подбежала молодая резвая лошадь.

– Сейчас ты увидишь, моя дорогая, – сказал король, – как я умею скакать на лошади!

И он подошёл к лошади, но не успел вдеть ногу в стремя, как подбежавший за ним Томас оттолкнул его и сам вскочил на лошадь, выхватил пистолет и выстрелил лошади в ухо. Лошадь упала.

– Ты сошёл с ума! – сердито закричал король. – Что с тобой, Томас?

Томас не отвечал. Томас не отвечал никому, ни королю, ни потрясённой его диким поступком невесте. Он упорно молчал.

– Убить такую прекрасную лошадь!

– Так грубо оттолкнуть самого короля! – возмущались встречавшие у причала короля его советники.

– Я арестую его, ваше величество, – сказал важный вельможа, возглавляющий полицию.

– Нет, – ответил король, – не трогайте Томаса. Это самый верный мой человек. Мы не знаем, зачем он так поступил, но я верю, что, кроме добра, он мне ничего не желает.

Окружавшие короля и его невесту люди удивлённо метались и вдруг все онемели, не веря своим глазам. Убитая Томасом лошадь поднялась в воздух и вскоре растаяла и исчезла.

Когда все понемногу успокоились, они сели в кареты и приехали во дворец.

В огромном зале горел камин, который зажгла в ожидании короля его домоправительница. На большом круглом столе, стоящем посреди зала, лежало золотое блюдо, а на нём красовалась свадебная рубашка короля. Она была соткана из золотых и серебряных нитей и вся сияла.

– Какая прекрасная рубашка! – воскликнула королевна Мария. – Ты наденешь её в день свадьбы? – спросила она короля.

– Да, моя дорогая. Сейчас я её принесу. Полюбуйся, какая тонкая работа.

Король подошёл к столу и протянул руку, чтобы взять рубашку, но Томас бросился к нему, оттолкнул его от стола, схватил рукой в перчатке рубашку и бросил её в камин. Огонь вспыхнул и рубашка сгорела. Королевна испуганно вскрикнула:

– Нет, он всё-таки сошёл с ума!

– Сжечь свадебную рубашку короля!

– Он опасен! Он угрожает жизни короля!

Такие возгласы раздались в зале.

– Я все же арестую его, – сказал вельможа, управляющей полицией.

– Лучше я отправлю его в сумасшедший дом, – решил королевский врач.

– Нет, – ответил король, – не трогайте его, – мы не знаем, почему он так поступает, может быть, он знает что-то неведомое нам. Вы же видите, как горит эта рубашка, с неё течёт горящая смола. Может быть, нам только казалось, что она соткана из золотых и серебряных нитей. Здесь что-то не так. Разве вы забыли, как исчезла в воздухе убитая Томасом лошадь?

– Томас сошёл с ума, боюсь, как бы он не свёл с ума самого короля, – прошептал врач на ухо вельможе.

– Забудем всё это, – предложил король, – приглашаю всех присутствующих на свою свадьбу. Прошу после венчания в церкви всем явиться в этот зал.

Давно так не веселились в королевском дворце, как веселились на свадьбе короля. Все любовались этой молодой, красивой, счастливой парой, желали им счастья, здоровья и долгой жизни. Королева весело кружилась в объятиях своего мужа в вальсе. Но вдруг она внезапно побледнела и бездыханной упала на пол. Король так растерялся, что не успел её поднять. К королеве подбежал Томас, поднял её на руки и унес в спальню.

Изумлённый его поступком король помчался за ним. Каково же было его удивление и гнев, когда он увидел, что Томас перочинным ножом слегка порезал правую руку королевы выше локтя и, высосав несколько капель крови, выплюнул их на пол. Королева же встала с постели и удивлённо оглянулась вокруг, от её бледности не осталось и следа. Король был так возмущён и разгневан поступком Томаса, что не стал защищать его от вельможи, ведающего полицией. Почти в беспамятстве тот прокричал:

– Отведите его в темницу и предайте суду!

Томаса схватили и увели. На другой день суд присудил его за оскорбление королевы и короля к смертной казни через повешение.

Стоя на помосте, в тот момент, когда палач хотел накинуть Томасу петлю на шею, он отвел его руку и сказал:

– По закону осуждённый на смерть имеет право сказать последнее слово.

– Закон есть закон, – ответил король, – разрешаю тебе, говори.

– Несправедливо ты осудил меня, государь, – с горечью произнёс Томас, – я всегда был верен тебе, так же как был верен твоему отцу. Слушай же, почему я поступал так, что меня могли посчитать сумасшедшим. – И он рассказал о том, что услышал от трёх ворон.

– Я два раза спас короля и один раз его жену, нашу королеву.

– Томас, дорогой мой, верный мой Томас, как я мог поддаться чувству мести! Как я мог разувериться в твоей верности! – сокрушался король. – Сведите его с помоста, я хочу его обнять.

Слуги кинулись к помосту, чтобы свести с него Томаса, но он упал мёртвым и к ужасу людей окаменел. Король зарыдал.

– Никогда, никогда я не прощу себе, что приказал казнить верного Томаса, который спас жизнь мне и королеве.

Это горе короля омрачило его жизнь. Он велел поставить окаменевшего Томаса в тронном зале, где праздновалась его свадьба и каждый раз, когда ему случалось приходить в этот зал, он бросал горестный взгляд на каменную статую и горько вздыхал. Королева, жалея его, умоляла перенести каменного Томаса куда-нибудь подальше, чтобы он не попадался на глаза королю, но на все её просьбы она получала отказ.

Прошло шесть лет.

В королевской семье рос наследник. Красивый, весёлый пятилетний мальчик. Родители души в нём не чаяли. Однажды, играя, он забежал в тронный зал и увидел окаменевшего Томаса.

– Это кто? – спросил он у вошедшего в зал короля.

– Это… это памятник верному моему слуге, – печально ответил король.

– А почему он стоит здесь, а не на кладбище у его могилы, – спросил мальчик.

Король не ответил. Он подошёл поближе к статуе и прошептал:

– Простишь ли ты меня, мой верный Томас. Я готов сделать всё, что ты не пожелаешь, только бы вернуть тебе жизнь.

И к своему изумлению он услышал шёпот, каменные уста Томаса шевелились.

– Если ты и вправду хочешь оживить меня, мой король, то положи обе руки на голову своего сына и скажи: «Я обращаю своего наследника сына в камень и этим возвращаю жизнь Томасу».

Король в ужасе отшатнулся от статуи. Превратить своего сына в статую!

В зал вошла королева:

– Что с тобой? – испуганно спросила она, поражённая бледностью короля.

Он рассказал ей о том, что услышал от каменного Томаса.

– Это тебе померещилось, – успокаивала его королева, – пора, наконец, забыть эту грустную историю, которая так отравляет нашу жизнь.

– Нашу жизнь, – тихо повторил король, – а была бы у нас с тобой эта жизнь, если бы, жертвуя собой, Томас не рисковал своей жизнью? И имеем ли мы право не исполнить его просьбу?

Королева задумалась:

– Ты прав, мой друг, ты прав дорогой. – Цена за его спасение безмерно дорога, но мы с тобой обязаны нашими жизнями ему.

Король подозвал сына. Королева не смогла сдержать слёз. Король положил руки на кудрявую головку мальчика и дрожащим голосом произнёс:

– Я обращаю своего наследника сына в камень и этим возвращаю жизнь верному Томасу.

Король почувствовал, что его руки лежат не на шелковистых кудрях ребёнка, а на холодном камне. Мальчик превратился в статую. Королева вскрикнула и потеряла сознание. А статуя Томаса ожила.

– Спасибо, мой король, – сказал Томас, – не горюйте, всё будет хорошо.

Томас подошёл к маленькой каменной статуе, положил руки на её голову и сказал:

– Проснитесь, ваше высочество.

И статуя тут же исчезла. Живой и весёлый мальчик стоял возле отца, а Томас хлопотал возле королевы, он смочил ей виски холодной водой, она открыла глаза и увидела, что сын её жив и здоров, протерла глаза и удивлённо спросила:

– Что это со мной было? Мне показалось, что…

– Это тебе только показалось, дорогая, – поспешно перебил её король, – я так счастлив! Наш верный Томас жив и опять с нами. Вот теперь мы будем по-настоящему счастливы.

– Я ещё послужу вашему сыну, – сказал Томас и обнял наследника престола.

Поделиться в соцсетях
Данинград