Семь воронов — Чешская народная сказка

В обработке классика чешской литературы Божены Немцовой.

Пекла как-то женщина хлеб и пообещала своим семерым сыновьям каждому испечь по караваю, если они перестанут озорничать и будут сидеть тихо. Мальчишки примолкли и минутку сидели, словно воды в рот набрав. Но разве за минутку хлебы испечешь? Лопнуло у мальчишек терпение, принялись они снова шалить, тянуть мать за юбку и спрашивать, скоро ль хлебы будут готовы.

Терпела, терпела мать и, не выдержав, закричала в гневе:

— Ах, вы негодники, чтоб вам в воронов превратиться!

Не успела договорить, как все ее сыночки стали воронами и, печально глянув на мать, взмахнули крыльями и поднялись в небеса. Несчастная мать вскрикнула, но они уже исчезли.

Мать на себе волосы рвет, плачет, кричит, но все напрасно! Нету больше ее деточек!

Вернулся домой отец, но кудрявый Ярославек не бежит ему навстречу и никто из семерых сыновей не встречает его на дороге. Зарыдал он, чуть умом не тронулся, узнав о несчастной судьбе своих детей.

Жену он не ругал, видел, как тяжело переноситона беду, и свою тоску таил глубоко в сердце.

Прошло время, стало родительское горе успокаиваться.

А тут и судьба смилостивилась и послала старикам дочушку в утешенье.

Богданка была прелестное дитя и, чем становилась старше, делалась все красивее и больше радостей приносила родителям, будто вознаграждая за страшную утрату.

Стояла Богданка однажды в чулане возле сундука, в котором мать что-то искала, вдруг видит — маленькие кафтанчики и мальчишеские рубашки.

— Чьи это кафтанчики и рубашки? — с любопытством спросила девушка.

— Не спрашивай, не допытывайся, дитя мое милое, — ответила мать, и горькие слезы полились из ее глаз.

Богданка не стала больше расспрашивать, но мысль о мальчишеской одежде и материнских слезах не давала ей покоя! Она к отцу, а он тоже слезы утирает, так Богданка ни до чего и не дозналась.

И пришло ей в голову, а не было ли у нее когда-нибудь братьев? Показалось странным, почему родители о них молчат. Может, умерли они или в чужих странах? — никто ей ни о чем не рассказывает.

В доме среди прислуги жила старая нянюшка Дорота. Стала выпытывать у нее Богданка, чьи это кафтанчики да рубашонки в сундуке лежат и почему мать, увидав их, заплакала. Долго Дорота ничего не говорила, но в конце концов уступила ее просьбам и все рассказала.

Опечалилась Богданка.

— Скажи мне, Дорота, — спрашивала она у няни, — скажи, как мои братья выглядели?

Стала Дорота братьев описывать. Рассказала, кто что любил, какую еду охотнее ел, кто был хорош, а кто еще лучше.

— О, как бы я любила своих братьев! — вздохнула Богданка, когда Дорота закончила свой рассказ.

Долго сидела она задумавшись, потом вдруг подняла кудрявую головушку и говорит:

— Ах, Дорота, куда же мои братья улетели?! Неужто они пропали навек,?

— Может и не пропали, да кто знает, где они и кто их заколдовал. Да и кто отважится их искать?

— Кабы я была большая и сильная, я бы пошла и до тех пор искала, пока не нашла.

— Дорогая моя девочка, свет велик и не долго в нем человеку затеряться, словно маковому зернышку на широком лугу! — отговаривала ее старая нянька.

Но Богданка не переставала думать о своих братьях, и ее решение отправиться в путь все крепло и крепло.

Прошло несколько лет и Богданка стала совсем взрослой девушкой. Была она стройна, как елочка, красавица, каких мало, и душой чиста, как первый снег.

Но вот исполнилось ей восемнадцать и она решила отправиться в путь.

Однажды сидят отец с матерью рядышком и, вспоминая своих сыновей, утирают горькие слезы. Подходит к ним Богданка, берет за руки и говорит:

— Матушка, батюшка, не таите от меня своего горя, я давно все знаю и хочу нашей общей беде помочь.

— Нет, нет! — воскликнули старики в один голос.

— Не отговаривайте меня, я все твердо решила, а исполните мою просьбу: вот уже три ночи снится мне, что прилетел к моему ложу вороненок и сказал: «Не мешкай, Богданка, поскорей отправляйся в путь. Я — один из твоих семерых братьев, превращенных в воронов. Тебе суждено нас освободить. Скажи об этом родителям и ступай. Мы тебе укажем дорогу и будем тебя охранять, что бы с тобой ни случилось». И так три ночи подряд. Я знаю, что у меня есть семеро братьев, знаю, что о них вы печалитесь. Я их верну в родной дом. Благословите меня на дорогу!

— О, дорогое наше дитя! Неужели мы потеряем и тебя, нашу последнюю радость! Нет, мы тебя не отпустим! — причитали бедные старики.

— Разве могу я оставить братьев в беде? Ведь у них на меня единственная надежда. Отпустите меня, не бойтесь, я не погибну, меня поведет любовь, она будет охранять меня на моем тернистом пути. Клянусь, я приведу своих братьев в родной дом!

Долго просила Богданка. Наконец родители согласились.

Приготовила она дорожное платье и начала собираться в путь. Стала Богданка с родителями прощаться, а мать сняла с руки перстень и говорит:

— По этому перстню тебя мои старшие сыновья узнают!

Горько было расставаться родителям со своей единственной дочерью, да и у Богданки сердце щемило, но своему решению она осталась верна.

И вот пустилась она в дальнюю дорогу, одна, беззащитная, и лишь чистая любовь к братьям была ей опорой.

Долго она ходила, а братьев и следа нет.

Однажды зашла в дремучий лес и набрела на небольшой домик. Отворила дверь, вошла. Нету никого, в комнатах прохладно, чисто. Села Богданка, ждет, не придут ли хозяева. И вдруг распахнулись двери и вошел странного вида отшельник.

— Что тебе здесь надо? Кто ты такая? — спросил он у Богданки и дыхание его обожгло девушку.

— Не сердись, пожалуйста, я ищу своих семерых братьев, да вот заблудилась в лесу и зашла в твой дом. Разреши мне здесь отдохнуть.

— Я — Ветер, всяк, кто попадется на моем пути, погибнет. Но ты устала, и я разрешаю тебе отдохнуть.

Богданка села на лавку, а сама думает: если этот юноша — Ветер, то летает он по всему свету и обязательно что-нибудь знает про ее братьев. Стала спрашивать:

— Скажи мне, Ветер, не знаешь ли ты, где мои братья, что в воронов закляты?

— Нет, я ничего о них не знаю. Может быть, мой брат Месяц ведает. Ты хорошая девушка и я тебя к нему отнесу.

И могучий юноша-Ветер обнял ее и понес. Он благоухал цветами и дыхание его было приятно.

Месяц был бледный отрок с серебряными волосами.

— Что тебе от меня надобно? — спросил он у Богданки.

— О, Месяц, я ищу своих братьев, заклятых в воронов. Ветер сказал, что ты про них знаешь. Прошу тебя, скажи, где они?

— С радостью сказал бы, да ничего не знаю. Вот брат Солнце, тот наверняка будет знать. Если хочешь, я тебя к нему отнесу.

Конечно, Богданка хотела! Она доверилась Месяцу и тот отнес ее к Солнцу.

Солнце был златовласый юноша с прекрасным лицом. Богданка рассказала ему о своей беде и он ответил:

— Я знаю, где твои братья, и могу тебя к ним отнести. Но сначала отдохни и подкрепись.

Богданка села к столу и стала есть. Ей подали жареного цыпленка.

Когда она наелась, юноша — Солнце сказал:

— Собери косточки и возьми их с собой, они тебе пригодятся.

Богданка послушалась и завязала косточки в уголок передника. На рассвете явилось за ней Солнце в золотой карете. Богданка села, и они помчались через горы и долы. Много часов провели они в пути и очутились наконец в мрачном ущелье, со всех сторон окруженном высокими скалами. Там златовласый юноша-Солнце помог ей вылезти из кареты и сказал:

— А теперь действуй сама!

И исчез.

Огляделась Богданка и, увидав высокие скалы и темное ущелье, растерялась, не знает куда идти.

«Наверное, они на какой-нибудь вершине», решила она, «но как мне туда забраться?»

Ходила она от одной скалы к другой и остановилась наконец возле той, которая казалась ей доступнее. Чтобы легче было наверх лезть, она подобрала юбки и тут из ее фартука посыпались куриные косточки! И — о, чудо! — косточки вдруг превратились в лестницу, которая вела на самую вершину скалы. Богданка ловко вскарабкалась наверх и очутилась у входа в пещеру. Она сразу поняла, что это жилище ее братьев. Там стояло семь постелей, посредине стол, на нем семь приборов. Еды достаточно, и огонь в очаге еще не погас. Богданка поскорее принялась стряпать для каждого его любимое блюдо. Поставила ужин на стол, сняла с пальца материнский перстень и положила под тарелку старшего брата, а сама спряталась за кровать и стала ждать, пока придут братья.

Прошло немного времени, и братья-вороны прилетели с охоты домой.

— Что это? — воскликнул первый. — Кто нам ужин приготовил?

— Глядите, братья, каждому его любимое блюдо! — вскричал второй.

— Братцы, братцы! Вот матушкин перстень! Здесь кто-то из наших! — радостно закричал самый старший, найдя под своей тарелкой перстень.

— Давайте поищем в пещере, — предложил Ярославек.

Стали искать и нашли Богданку.

— Кто ты? — спросили они в один голос.

— Я — ваша сестра Богданка. Принесла вам привет от отца и матери, а для пущей верности вот вам ее перстень.

— Мы и так верим, что ты наша сестра! Кто еще отважится нас искать?! — сказали ей братья.

Они потеснились и освободили ей место у стола. Богданка села рядом и стала рассказывать про дом, про родителей, про все, что было после их исчезновения.

Рассказала и стала спрашивать, что делать, чтоб высвободить братьев от злого заклятья.

— Это дело трудное, хотя и может показаться легким, — сказал старший из братьев. — Если хочешь нас освободить, надо каждому сшить рубашку. Да не простую: придется самой лен сеять, полоть, собирать, трепать, прясть, полотна ткать, белить, а уж потом рубашки шить. И все это время ты не смеешь ни слова вымолвить, что бы вокруг тебя ни творилось. Если все исполнишь, — мы будем свободны.

— Я все сделаю, все сумею и помолчу, если это поможет вас освободить!

Братья очень обрадовались.

Они приготовили ей постель и вскоре она уснула.

Утром дал ей брат ящик с семенами и сказал:

— А теперь, дорогая сестрица, ты должна нас покинуть, возьми льняное семя и пойдем с нами. Пора семя в землю сеять.

Богданка согласилась и взяла короб в руку. Они спустились в красивую долину, братья показали ей поле, а потом отвели к раскидистой вербе — здесь, в дупле, ей придется жить. А потом попрощались и улетели к себе в пещеру. Богданка поле вспахала и посеяла ленок.

Лен рос и рос, а Богданка гуляла по окрестным лугам и лесам, да украшала свое новое жилище. О еде ей не приходилось заботиться. Каждый день в одно и то же время у нее появлялся завтрак, обед и ужин. Она знала, что это делают братья, но ни одного из них ни разу не видела.

Лен вырос. Богданка его прополола. А вскоре собрала и расстелила на росистой траве. В дупле, невесть откуда, появились веретено и прялка и Богданка взялась за работу. Веретено кружилось, а она вспоминала, как сиживали матушка с Дороткой и пряли пряжу, а отец им что-нибудь рассказывал.

— Теперь они там одни, — горевала она, — и вспоминая меня, тоскуют! Суждено ли нам когда-нибудь встретиться?! Вот бы мне спрясть всю пряжу до завтра!

Она вытерла слезы передничком и только оторвала его от глаз, вдруг видит — под деревом охотничья собака. Богданка вылезла из дупла, смотрит, нет ли кого поблизости. А вдали карета стоит. Девушка поскорее спряталась в дупло, собаку отгоняет. Но та не уходит и все громче лает.

А в карете сидел молодой князь. Он возвращался в свой замок, да, заблудившись в лесу, попал в долину. Услыхал князь, что собака лает, и послал кучера узнать, в чем дело. Видит кучер, в дупле красивая девушка сидит, стал спрашивать, как она сюда попала, почему в дупле пряжу прядет.

Но Богданка только головой качает и пальцем к губам притрагивается, показывая, что она немая.

Возвратился кучер к своему хозяину, все рассказал и добавил, что немая девушка — собой раскрасавица. Г осподин велит кучеру ехать к вербе, выскакивает из кареты и спешит к девушке. Богданка показывает князю, что говорить не может, но князь, покоренный ее красотой, просит ее в карету, собирается в свой замок везти.

Испугалась Богданка, но вспомнила слова брата, что должна терпеливо и молча все сносить, и отдалась на волю судьбы.

Князь обрадовался, что девушка не сопротивляется, и по ее знаку приказал отнести лен и прялку с веретеном в карету. Кучер хлестнул коней, и они вихрем помчались вперед.

Богданка взглянула на князя и потупилась: лицо его было так прекрасно!

Они молча доехали до его замка: Богданка говорить не могла и не смела, а князь, очарованный ее красотой, не мог вымолвить ни слова.

Слуги с удивлением глядели, как вслед за Богданкой из кареты выносят лен и прялку.

В доме их встретила экономка — сводная сестра хозяина. Она казалась приветливой, но в душе тут же возненавидела молодую красавицу. Она была женщина злая и никого на целом свете не любила, кроме себя. Да и ее все ненавидели. Только брат жалел, у него ведь было такое доброе сердце!

А злобная женщина умела к нему подольститься. Из-за ее наветов он часто бывал несправедлив к окружающим.

Богданке жилось хорошо, князь готов был исполнить любое ее желанье. Видела Богданка, что он ее любит, и отвечала ему любовью на любовь. А любовь, как известно, сильнее всего на свете!

Она, хоть и молчала, но они понимали друг друга без слов и в один прекрасный день, сияя от счастья, князь приказал сестре готовить свадьбу. Сестра — ни в какую. Стала князя отговаривать, но все напрасно. Поняла она, что никакие уговоры не помогут, и решила:

— Нет худа без добра, пусть лучше женится на немой девчонке, чем на княжне или принцессе. Эта хотя бы не помешает мне оставаться хозяйкой в доме, не посмеет стать выше меня. А если попытается, уж я позабочусь, чтоб у нее это желание навеки пропало!

Так думала эта злобная ведьма, а сама притворялась, что с радостью готовится к свадьбе. Отложила Богданка на несколько дней работу и занялась свадебными нарядами. А вскоре и свадьбу сыграли. Ее манеры и обхожденье были благородны, и князь решил, что она знатного рода. И ведьма-сестрица тоже, но вида не показала, была с молодой княжной ласкова и приветлива.

Слуги любили новую хозяйку. А князь все уговаривал бросить прялку, но она не поддавалась на уговоры.

Вот кончила Богданка прясть, попросила поставить в ее покоях станок и принялась ткать. И ничего удивительного! В те далекие времена и благородные господа и дамы не брезговали домашней работой.

Пришло время, и молодые стали ждать наследника.

Богданка спешила поскорее закончить работу, она уже отбелила полотна и начала шить рубахи.

А в злобной и лживой душе Князевой сестрицы зрел коварный план.

Ребенок должен вот-вот появиться на свет, но тут вдруг князь получает письмо от друга. Попал друг в беду, зовет на помощь.

С тяжелой душой оставлял князь свою дорогую Богданку и строго-настрого наказывал сестре, в случае чего, немедленно слать за ним самого быстрого гонца. Та обещала.

А через три дня у Богданки родился сыночек.

Никого не было возле нее, кроме злобной невестки. Как только ребенок появился на свет, она завернула его в пеленки и выкинула в окно, а в колыбель положила котенка.

Какой страшный удар для молодой матери!

Шлет сестрица к брату гонца с письмом: «Княгиня принесла на свет котенка, а возле ее постели объявился чудной человек, он обнимает Богданку и радуется! Она же, обратившись в безобразную уродину, говорит с ним на незнакомом языке и все время хохочет! Надо сжечь ее на костре!»

Второе письмо было к другу.

Коварная сестрица умоляла его не отпускать князя к жене, не бередить его раны.

Получил князь письмо, от горя не знает, что делать. Друг его утешает, не хочет отпускать.

Отправил князь сестре ответ — не трогать Богданку до его возвращения.

А злая ведьма слуг подговаривает, распускает слухи один другого лживей и страшней.

А потом объявляет, что повелел брат сжечь ведьму на костре, и приказ этот нужно исполнить немедля!

И вот костер готов.

А в это время Богданка сидела в своей опочивальне и со слезами на глазах дошивала рукав последней рубахи.

Вдруг входит к ней невестка и объявляет, что князь приказал ее сжечь, велит к смерти готовиться.

Богданка знала, что это ложь, но вокруг замка уже ревела разъяренная толпа. Богданка сложила рубашки, сверху кинула недошитую и вздохнула:

— Бедные мои братцы, я свой долг выполнила, где же вы?

И в то же мгновенье поднялся страшный шум и толпа расступилась! Летят семь воронов, на своих крыльях несут прелестного младенца и кладут его возле Богданки.

— Мы здесь, дорогая сестра. Накинь на нас поскорее рубахи! — воскликнул старший брат.

Богданка схватила рубахи и одну за другой накинула на братьев. И они тут же превратились в статных юношей. Лишь у самого младшего, кудрявого Ярославека, остались на плече семь перышек, ведь сестра не успела сделать последних семь стежков на рукаве!

Тут послышался во дворе конский топот. И вот уже обнимает Богданка своего мужа и подает ему сыночка.

На радостях забыли они про злую сестру. Зато слуги про нее не забыли. Поняли они, что она — причина всего зла, схватили ее за волосы и безо всякого милосердия швырнули в костер.

Стала Богданка ее жалеть, но князь сказал:

— Благодари судьбу, что она избавила нас от злой ведьмы!

— Забудем зло, ведь мы так счастливы, — отвечала Богданка, целуя свое прелестное дитя.

А вскоре князь продал свои владения и вместе с женой и братьями отправился к их родителям.

Кто сможет описать радость стариков, когда к ним вернулись их дорогие дети!