Розочка — Чешская народная сказка

В обработке классика чешской литературы Божены Немцовой.

Было у отца три дочери, все три прекрасны, как розы, но самая младшая всех прекрасней и милей.

Однажды собрался отец в город на ярмарку, стал у дочерей спрашивать, что им из города привезти. Старшие — новые платья заказывают, украшения да безделушки разные, а младшая молчит, ничего не просит. Во второй раз стал отец допытываться, чего бы она хотела, и тогда девушка ответила:

— Ничего мне, батюшка, не надобно, ничего я не хочу, только бутон розы, но такой, чтобы не было красивей его в целом мире!

— Непременно привезу! — пообещал отец и, распростившись с дочерьми, отправился в путь.

До города он добрался в добром здравии и пошел на торг. Денег у него было предостаточно, и накупил он всего вдоволь. Старшим дочерям модные платья, дорогие украшения да всяческие безделки. Стал для младшей дочки подарок искать. Всю площадь вдоль и поперек обошел, все окрестные сады облазил, нету нигде розы. На дворе уже осень стоит, розы отцвели, ни за какие деньги, хоть золотом плати, не достанешь розового бутона.

Огорчился отец, что свою любимую дочь порадовать не сможет, и печально побрел домой. Идет, а сам и по дороге-то всех встречных-поперечных спрашивает: нет ли у кого розового бутона. А люди в ответ ему лишь усмехаются: «Розы, дескать, уже давно отцвели, раньше надо было приходить!»

Уже до дому рукой подать, только через лес пройти, да сбился с пути старик, не знает, куда податься. Очнулся от невеселых дум, огляделся — места-то незнакомые — он и давай через бурелом продираться. Шел, шел и очутился вдруг на небольшой веселой полянке. А на той полянке розовый куст растет, а на кусте одна-единственная розочка цветет — красоты неописуемой.

Вскрикнул он от радости, подбежал к розовому кусту, сорвал розочку. И в тот же миг зашумел-загремел лес, словно буря на него обрушилась, задрожала земля, и вдруг из-за куста на оробевшего старика огромный свирепый зверь лезет.

— Как ты посмел сорвать мою розу, мой любимый цветок, красивей которого нет в целом мире?! — зарычал зверь страшным голосом.

Подломились у старика ноги и, дрожа всем телом, стал он зверю объяснять, зачем и для кого сорвал розу. Золото предлагает, умоляет не убивать.

— Ничего мне от тебя не надобно, никакого золота. Я тебя и так не трону. Бери цветок, а мне отдашь того, кто первым встретит тебя дома на пороге! — отвечает старику страшный зверь.

Что оставалось бедняге? Пообещал все сделать, как зверь велел, лишь бы уйти подобру-поздорову!

— Смотри! — рявкнул косматый, — через три дня жду вас на этом самом месте! Обманешь — лихо тебе придется!

Сказал и исчез. А отец, опустив голову, поплелся домой. И ничего он не желал, ни о чем не тужил, только — чтоб встретила его на пороге кошка или дворовый пес.

Да видно не судьба! Увидала младшая дочь, что отец к дому подходит, все бросила, навстречу ему кинулась. Стоит на пороге, ждет.

Всплеснул несчастный руками, слова вымолвить не может.

— Ах! Батюшка, принес ли ты мне розочку? — спрашивает дочка, нежно обнимая отца.

— Принес, принес, самую прекрасную на свете, но очень уж ей цена велика! — ответил отец, горько рыдая.

Испугалась девушка, стала сетовать: к чему, мол, батюшка себя в такой убыток ввел, но отец только головой качает:

— Что ты, дитя мое милое, разве я о деньгах горюю! Я бы все свое богатство отдал, лишь бы тебя уберечь! — и рассказал своей любимице, какая с ним приключилась беда.

Заплакала дочь, выслушав печальный рассказ отца, но была она девушка сердца доброго и храброго и, преодолев страх, сказала:

— Не казнись, батюшка, видно так уж мне на роду написано — пойду. Чему быть, то меня не минует!

Утешая отца, приколола она прекрасный цветок к платью и пошла вместе с ним в дом.

На третий день утром поклонилась она родному дому и вслед за отцом побрела к лесу.

Простились они на опушке. Отец отстал, а наша красавица пустилась по тропинке прямо к той полянке, где стоял розовый куст. Пришла, огляделась, видит — нету никого. Взяла свою розочку в руку, приблизилась поближе к розовому кусту и, набравшись храбрости, крикнула:

— Я пришла!

И в тот же миг зашумел темный лес, задрожала земля, разверзлась глубокая пропасть и девушка полетела вниз.

А когда пришла в себя и огляделась — видит, стоит перед ней дворец черного мрамора, вокруг него прекрасный сад раскинулся, а возле дворца — косматый зверь. Обмерла красавица со страху, а зверь вдруг говорит ей ласковым голосом:

— Не бойся меня, красна девица, я тебя не обижу. Погуляй сперва по саду, а потом во дворец ступай, там тебе и стол и ложе приготовлены. Да смотри: что бы с тобой не приключилось, не произноси ни звука, даже если тебя мучить станут. Молчи и будь терпелива. Выдержишь все невзгоды — счастье тебе будет наградой!

Сказал зверь и исчез.

А девушка поудивлялась, поудивлялась, да и отправилась по саду гулять — куда и страх подевался! — а проголодавшись, вошла во дворец. Дворец и внутри и снаружи был выложен черным мрамором и вся мебель в нем была из черного мрамора. В одной комнате стоял маленький столик, а на нем дорогие яства. Наелась красавица, напилась у колодца ключевой воды, а когда небо окрасилось вечерней зарей, улеглась на ложе спать.

Около полуночи раздался страшный грохот, двери с треском распахнулись и в ее покои ворвалась орава безобразных чудищ. Налетели на девушку, щиплют, когтями рвут, царапают, а она молчит, ни звука не издает.

Как налетели чудища, так и улетели. Уснула красавица. А проснувшись поутру, увидала, что треть черного замка стала белой.

Пошла она в сад, а косматый зверь ее уже там ожидает, спрашивает, что с ней ночью приключилось. Рассказывает она, как ее чудовища мучили, а сама зверя ничуточки не боится, не кажется он ей уже страшным да безобразным.

Зверь снова велел ей быть терпеливой и все мученья сносить безмолвно. И голос у него был такой приветливый, такой ласковый! Дрогнуло сердце у девушки. Косматый зверь промолвил и скрылся.

Стала наша красавица по саду гулять, а проголодавшись, вернулась в замок, наелась-напилась и спать легла.

Только уснула, в полночь опять раздался страшный шум и рев. Еще громче и страшнее, чем в первую ночь. Чудища снова толпой ворвались в ее покои, налетели на девушку, словно саранча на цветущий луг, щиплют, бьют, за волосы таскают, мучают нещадно, но она молчит, ни звука не издает.

Исчезла нечисть, а бедняжка от боли и пошевелиться не может.

Утром она с трудом доплелась до сада, а косматый зверь ее уже ожидает, жалеет красавицу, а сам уговаривает и третью ночь потерпеть, ни словечка не вымолвить.

Сказал зверь и вдруг исчез. А девушке стало без него грустно. Ей теперь и глядеть на него было радостно и беседа с ним была приятна. Взглянула она на замок, видит замок еще на одну треть из черного стал белым.

И на третий день погуляла она по саду, пообедала в замке, напилась из колодца.

Наступила ночь. Со страхом улеглась девушка на свое ложе. Не может уснуть, а сама думает: «Будь, что будет — ни звука не издам!». Пробило полночь и орава диких чудищ, еще страшнее, еще безобразнее, чем прежде, ворвалась в ее покои. Схватили они девушку, царапают, щиплют, за волосы таскают, с ложа сбросили, ножищами топчут. Молчит девушка, ни звука не издает. Но вот начали они ее белое тело острыми когтями рвать. Не в силах больше выносить муки, закричала бедняжка: «О! Умираю! Помогите!»

И в то же мгновенье задрожал замок, исчезла нечисть, а возле девушки стоит прекрасный юноша и целует ей руки.

Опомнилась она от страха и боли, а юноша ей говорит:

— Я — княжеский сын, хозяин замка, господин всей этой земли. Заколдовала меня злая ведьма и превратила в косматого зверя. Много лет лежало на мне ее проклятье. Освободить меня могла лишь чистая дева, которая терпеливо выдержала бы ради меня, безобразного зверя, муки и боль.

Сказал, опустился на колени, просит:

— Ты, красавица, меня освободила, стань же теперь моей женой и хозяйкой этого замка. Дай мне слово согласья.

Обрадовалась девушка, дала ему слово.

Утром вышла красавица в сад, видит — замок весь белым стал, так красотой и сверкает.

А через несколько дней приказал князь коней запрягать. Сели они с молодой женой в золотую карету, за ними свита и поехали навестить отца и сестер.

Стоит ли говорить, как обрадовался отец, увидав свою любимицу живой и невредимой?

Не стоит, ведь вы и сами догадались!