Про Иванека, который все толстел и толстел — Милош Мацоурек

Жил-был один мальчик, звали его Иванек. Подарили ему на день рождения книжку о птицах, бабочках и большом парке, в котором много каштанов, скворечников и кормушек. Это была замечательная книжка. Иванеку она нравилась, и он читал ее всегда и везде: за завтраком, перед обедом и после ужина. Он хотел прочесть как можно больше и поэтому спешил. В книге, скажем, было написано: «На крыльях у бабочек круги, словно большие колеса», а Иванек читал: «У бабочек большие колеса». И получалось, будто бабочки не летали, размахивая крыльями, а разъезжали по парку на колесах. Короче говоря, Иванек читал чересчур быстро и некоторые слова глотал.

Правда, сперва глотать слова было не очень удобно, но постепенно он привык, а некоторые слова казались ему вкуснее рисовой каши с малиновым сиропом.

Во время завтрака он съедал слова вместе с рогаликом, а перед обедом или же после ужина любое мало-мальски стоящее слово глотал просто так, в книжке же оставлял только какие-нибудь там «поскольку», «потому что» и «вероятно».

Если бы после этого вы открыли книжку, то увидели бы, что там стало пустынно и печально, как в парке зимой, когда красные скамейки убраны, деревья совершенно голые, а фонтаны спят. Поэтому не удивительно, что птицам там не нравилось и они предпочли улететь на юг, где всегда много солнца и цветов.

Но Иванеку все было совершенно безразлично, об этом он не думал, читал еще быстрее и глотал слова одно за другим. Сами понимаете, что это сразу же стало по нему заметно: он все толстел и толстел, мама этому радовалась и говорила отцу:

— Наш Иванек прекрасно выглядит, правда?

— Да, — говорил отец, — выглядит, как большой надувной мяч.

И вдруг ни с того ни с сего у Иванека разболелся животик, разболелся так, что мальчик чуть не плакал.

— В чем дело? Что случилось? — испугалась мама.

— Ничего страшного, — сказал папа, — уложим его в постель, я почитаю ему, и скоро все пройдет.

Уложили Иванека в постель, отец собрался читать и взял в руки книжку. Это была книжка о птицах, бабочках и большом парке, в котором росло множество каштанов, было много скворечников и маленьких кормушек. Но когда отец раскрыл ее, там не оказалось ни птиц, ни бабочек, на деревьях сидели одни «так как», «потому что», а в траве прыгало единственное маленькое «вероятно». В остальном же там было голо и пусто.

«Что такое? — удивился отец. — Что это за странная книжка? Где тут каштаны и фонтаны, скворечники и бабочки? Куда все это подевалось?»

Он позвал маму и говорит ей:

— Взгляни на эту книжку. Все прекрасные слова исчезли из нее, тут ничего нельзя прочесть!

— Может, про них Иванек что-либо знает? — сказала мама. — Ведь это его книжка, ему ее подарили на день рождения.

Что Иванеку оставалось делать? Пришлось рассказать начистоту, как это получилось.

Он признался, что все недостающие слова он проглотил.

— А зачем? — спросил отец.

— Почему? — спросила мама.

— Потому что… потому что я очень торопился читать, — сказал Иванек. — Некоторые слова пришлись мне по вкусу больше, чем рисовая каша с малиновым сиропом, вот я и глотал их когда вместе с рогаликом, а иногда просто так, совсем без ничего.

— А какие слова ты глотал вместе с рогаликом? — спросил отец.

— А какие просто так, без ничего? — спросила мама.

— С рогаликом я ел фонтаны, скворечники и кормушки, — сказал Иванек, — а цветы, каштаны и красные скамейки я глотал просто так, перед обедом и после ужина.

— Потому-то и толстел наш Иванек? — сказала мама.

— Так вот отчего у него теперь болит животик! — сказал отец. — Что будем делать? Придется идти к пану доктору.

И они пошли.

Пан доктор поставил Иванека за белый щиток, который называется «рентген», заглянул к нему в животик, и знаете, что он там увидел? Он увидел там все проглоченные слова, но в таком беспорядке, что не мог удержаться от смеха. Например, он прочел: «В кормушке рос большой парк, в том парке фонтаны склевали все скворечники, а красные скамейки там летали и садились на цветы, как бабочки…»

Пан доктор долго смеялся, а потом сказал:

— Ничего не поделаешь, Иванек, нужна операция, так это оставлять нельзя.

Иванеку сделали операцию. Все слова у него из животика вынули, поставили их на свои места в книжке, и книжка эта о птицах, бабочках и парке опять наполнилась птичьим щебетаньем, фонтанами и красными скамейками, как и прежде. Да и Иванек уже не был похож на большой надувной мяч. С той поры он уже никаких слов не глотал, даже если это были такие прекрасные слова, как «каштаны», «цветы» и «бабочки».