О малыше морозе, который рисовал цветными красками — Милош Мацоурек

Зима — великолепная штука! Зимой можно кататься на санках, на лыжах, на коньках. Но лето все же лучше. Летом с утра до вечера светит солнышко и кругом всюду цветы — в парке, в саду и за окнами. Зимой цветов за окнами быть не может, что вы! Зимой цветы могут быть разве что в оранжереях, в садоводстве или же в ботаническом саду. Окна на мир глядят печально, а люди тем более. Они ходят хмурые, спрятав головы в поднятые воротники, боятся насморка и ругают мороз.

Но мороз ни в чем не виноват, мороз делает все возможное, чтобы людей порадовать. Например, покрывает льдом реки, чтобы на них можно было кататься на коньках. А заморозить реку непросто, приходится хорошо потрудиться. Чтобы заморозить одну реку, нужно собрать целую бригаду морозов и основательно поработать. Только при этом удастся за неделю управиться.

Некоторые морозы делают сосульки на крышах, огромные сосульки, которые красиво звенят, если по ним стукнуть линейкой. Или же маленькие сосульки, которые не звенят. На них можно только любоваться.

Эти маленькие сосульки делают маленькие морозы. Они пока не ходят в школу и многого еще делать не умеют, разве только какие-нибудь глупости, ну, скажем, щиплют за уши и тому подобное.

Когда такие морозы-малыши поступают в школу, они учатся всему, чему только можно. Есть у них и уроки физкультуры, где они учатся бегать у людей по коже, но основной упор делается на разрисовывание окон. Дело ясное — окон на свете столько, что их никому не счесть, поэтому каждый стоящий мороз должен уметь рисовать.

Теперь представьте себе мороза-малыша с синим носом и красными ушами. Зовут его Франтишек. Сидит он за партой и слушает. Как раз идет урок рисования, и пан учитель объясняет:

— Разрисовывать окна — дело весьма полезное. Летом люди видят за окнами цветы, а зимой? Именно поэтому мы, морозы, рисуем цветы на окнах, чтобы люди по ним не скучали. Теперь вам ясно?

— Ясно! — кричат маленькие морозы.

— Ясно! — кричит Франтишек.

А пан учитель продолжает:

— Сейчас мы могли бы рисовать ландыши, гвоздики или же анютины глазки, но это не так просто, будьте внимательны.

И пан учитель открывает шкаф, берет в руки маленький белый ландыш, и — глядь — ландыш вспыхивает и горит свечой. Маленькие морозы ошеломлены, но пан учитель говорит:

— Ничего особенного тут нет, это нормальное явление природы: мороз сжигает цветок. Ясно? Поэтому мы не можем учиться рисовать все, что нам придет в голову. А что можем? Какое растение мороз не сжигает, кто знает?

Франтишек тянет руку и говорит:

— Крапиву.

— Хорошо, — одобряет ответ пан учитель, — скажи фразу полностью.

— Мороз крапиву не сжигает, — говорит Франтишек.

Пан учитель кивает головой в знак согласия.

— Да, мороз крапиву не сжигает, а потому с незапамятных времен морозы рисуют на окнах крапиву. Мы тоже будем рисовать крапиву.

И пан учитель снова открывает шкаф и дает каждому по одному огромному стеблю крапивы. Затем раздает кисточки, белую краску, и маленькие морозы принимаются рисовать.

Только Франтишек не рисует, он все смотрит и смотрит, потом поднимает руку и спрашивает:

— А почему мы рисуем крапиву белой краской, когда она зеленая?

— Ты что мелешь? — говорит пан учитель. — Ты видел когда-нибудь, чтобы мороз рисовал зеленой краской?

Весь класс смеется: до чего же Франтишек глупый! Франтишеку ничего не остается делать, как взять кисточку и рисовать белую крапиву. И, можете себе представить, у него вполне хорошо получается — он рисует лучше всех в классе. А когда в конце урока он сдает готовый рисунок, пан учитель хвалит его и говорит:

— Из тебя может выйти неплохой художник, только тебе, Франтишек, следует быть разумным. Я понимаю, если нарисовать красками, все выглядело бы куда прекраснее. Но краски дороги, а окон на свете слишком много, рисовать красками невыгодно. Белая краска делается из снега, а снега всюду хоть отбавляй.

«Ну какое это имеет значение — выгодно, невыгодно! — думает Франтишек по пути из школы домой. — Ведь это же на радость людям, а радость — самое главное, правда?»

Размышляя таким образом, минует он магазины — обувные, головных уборов, парфюмерные — и вдруг видит витрину со множеством красок. Смотрит Франтишек и думает: «Вот было бы здорово, если бы у меня были такие краски! Я бы разрисовал окна разными цветами, и люди перестали бы быть мрачными, не прятали бы головы в воротники, чувствовали бы себя, как весной, и может быть, даже улыбались».

Вдруг его осенило: а что, если попросить краски?

Входит он в магазин и говорит:

— Добрый день. Дайте мне, пожалуйста, каких-нибудь красок, чтобы я мог рисовать на окнах цветы. Зима такая однотонная — серая и белая, немного красок ей не повредит.

Но в магазине хорошо натоплено, мороза тут только и не хватало! А потому продавец кричит:

— Я тебе покажу краски! Ведь ты же все равно понятия не имеешь, как выглядят цветы! А ну, марш на улицу! Еще насморк из-за тебя схватишь!

И захлопнул за Франтишеком дверь.

Стоит Франтишек на улице и думает: «А ведь насморк — это не самое худшее, окна, разрисованные белой крапивой, куда хуже. До чего же эти люди глупые».

Идет он хмурый, словно десяток ежей проглотил. И вдруг откуда ни возьмись навстречу ему девочка. Ни мороза, ни насморка она не боится, щеки красные, смеется и говорит:

— У тебя смешные красные уши, синий нос, ты хмурый, словно десять ежиков проглотил. Что с тобой?

— Да ну, — говорит Франтишек, — сержусь на людей за то, что они ужасно глупые. Боятся насморка и не хотят дать мне краски, чтобы я мог рисовать на окнах цветы, а не белую крапиву.

— А какие цветы ты бы хотел рисовать? Ты же никаких цветов не видел, ведь ты же мороз!

— Я видел один маленький ландыш до того, как он сгорел, — говорит Франтишек, — я мог бы рисовать ландыши. Все лучше, чем крапива.

— Знаешь что, — говорит девочка, — пошли со мной в ботанический сад, там мой папа, там ты увидишь столько цветов, сколько захочешь. А потом пойдем к нам, я дам тебе краски.

Взяла она Франтишека за руку, и они вместе отправились в ботанический сад.

— Что вы! — сказал папа, который в ботаническом саду работал сторожем. — Морозу сюда вход запрещен, от него цветы померзнут.

— Зачем же им мерзнуть? — говорит девочка. — Это всего-навсего мороз-малыш, и если он не будет дышать на цветы, им ничего не сделается.

Тогда папа говорит:

— Ну, ладно, бегите.

И девочка с Франтишеком бегут в огромную оранжерею, где полно цветов.

Там и красные, и желтые, и синие, там и пионы, и тюльпаны, и розы, и гвоздики, и анютины глазки. Франтишек глядит не наглядится и даже не дышит.

А девочка ему говорит:

— Такого еще ни один мороз не видел. Но нам уже пора уходить, без дыхания ты долго не выдержишь. Я и то могу не дышать под водой, только пока считаю до десяти.

И они уходят.

Но Франтишек оборачивается еще, чтобы лучше запомнить, как выглядят цветы.

Приходят они к девочке домой, а там у нее множество красок. Берет Франтишек краски и по памяти рисует тюльпаны и гвоздики, а девочка хлопает в ладоши и говорит:

— Какие прекрасные цветы! До чего же здорово у тебя получилось! Попробуй теперь на стекле!

И Франтишек принимается рисовать на стеклах, разрисовывает их одно за другим. Девочка давно уже спит, а он все рисует и рисует. Разрисовал окна во всем доме. А когда утром люди проснулись, увидели за окнами цветы и подумали: «За окнами цветы, как весной!» И заулыбались. А те, что проходили мимо окон случайно, тоже улыбались, останавливались и спрашивали:

— Вы не знаете, как зовут мороза, который доставил нам такую радость?

А девочка, которая это слышала, говорит:

— Этого мороза зовут Франтишек. Он теперь всегда будет нам так разрисовывать окна, я его спрятала, чтобы с ним ничего не случилось.

— Куда же ты его спрятала? — спрашивают у нее.

А девочка говорит:

— Пойдемте со мной, сами увидите.

И ведет их в кухню, открывает холодильник, и все видят: сидит там Франтишек и ест фруктовый кефир с клубникой.

— Правильно, — говорят люди, — умная девочка, насморка не испугалась, взяла маленького мороза к себе и теперь его кормит, чтобы он подольше держался. Так что веселые окна, разукрашенные цветами, будут у нас и на будущую зиму.

И в самом деле, с тех пор в этом доме окна каждую зиму разрисованы красными, желтыми и синими цветами, и никто там не хмурится и не ругает мороз.