О макаронах, которые отправились на прогулку — Милош Мацоурек

Лежать в какой-то коробке и ничего не видеть вокруг, наверное, ужасно скучно. Однако случается такое.

В одной кладовке именно так лежали в коробке и скучали штук сто двадцать макарон. А поскольку макароны были настоящие, итальянские, то и говорили они по-итальянски:

— Ну и скучища! Ну и скучища!

— Скука такая, что хочется выть и кусаться, — сказала одна макаронина. — Чего доброго, еще перегрыземся до смерти.

— В сухом виде мы не съедобны, — сказала третья.

— А что, если нам прогуляться куда-нибудь, взглянуть, что делается вокруг, ведь на свете так много интересного? На свете есть карусели и качели, всякие концерты, роскошные рестораны, зоологические сады, и чего еще только нет на свете!

— Хорошо, — сказала девятая макаронина, — только разве нас пустят хоть куда-нибудь? Увидят нас и скажут: «Ага! Макароны появились!» Схватят, и конец прогулке.

— Нам нужно принять такой вид, чтобы нас никто не узнал, — сказала тридцать седьмая макаронина. — Давайте наденем плащи и шляпы.

Шли они по улице, было их сто двадцать, а прохожие говорили:

— Глядите-ка, туристская группа.

А макароны время от времени останавливались и спрашивали по-итальянски:

— Скажите, пожалуйста, где у вас можно что-нибудь интересное увидеть?

— Трудно сказать, — отвечали прохожие, — мы не знаем итальянского, но если вы хотите увидеть что-то интересное, то у нас тут есть карусели и качели, разные концерты, роскошные рестораны и зоосад и много еще чего.

— Ну, в таком случае, скажем, сперва карусели и качели, а затем концерты и зоосад, — решили макароны.

— В таком случае сперва пойдете так, а потом вот так, — объяснили прохожие.

И макароны пошли. Они увидели карусели и качели, концерты и зоосад, все это было очень интересно, но в конце концов макароны замерзли, было холодно ногам, и тогда они решили:

— Все было очень интересно, хорошо бы и остальным макаронам это видеть, а теперь пойдем посидим в каком-нибудь ресторане.

И пошли они в ресторан, чинно уселись и стали разговаривать между собой по-итальянски.

Услышал их официант и подумал: «Доставлю-ка я им удовольствие и подам итальянские макароны, пусть полакомятся».

И в самом деле принес им макароны.

Сами понимаете, макароны были приятно удивлены — и те, что сидели за столом, и те, что лежали на тарелках. Они тут же сказали друг другу:

— Вот так встреча! Как вы тут оказались?

— А, — сказали одни макароны, — от скуки мы едва не перегрызлись и решили устроить маленькую прогулку. Но так как у нас болели ноги, мы зашли сюда.

— Как же мы до этого не додумались, — сказали те макароны, что лежали на тарелках, — могли бы и мы кое-что увидеть.

— Это никогда не поздно. Мы уже кое-что повидали, а вы еще нет. Давайте поменяемся местами. Вы наденете наши плащи и шляпы, мы заберемся в тарелки, все очень просто. Ну, давайте!

И макароны, те, что были на тарелках, спрыгнули на ковер. Но метрдотель прибежал и сказал гостям:

— Простите, хотя я и не умею говорить по-итальянски, однако замечу: как вы себя ведете? Все макароны на ковре! Я думал, вы умеете есть макароны!

И побежал за метелкой и совком.

— Вот вам плащи и шляпы, — сказали одни макароны другим макаронам, — одевайтесь, а мы тем временем заберемся в тарелки.

И они забрались в тарелки, обмакнули ноги в теплый соус и почувствовали себя хорошо.

А метрдотель прибежал с метелкой и совком и видит: никаких макарон на ковре нет, а гости уходят. Он очень удивился:

— Почему же вы уходите? — спросил он. — Вам не понравились макароны?

— Простите, — ответили уходящие макароны, — как можно есть макароны, которые еще не сварены? Разве настоящие итальянские макароны едят сухими?

А метрдотель глянул и видит: на тарелках действительно лежат сухие макароны. Он очень извинялся, сам же думал: «Какой позор!»

А макароны, те, что были в плащах, улыбались ему и говорили:

— Ничего, с каждым такое может случиться.

Они помахали сухим макаронам и пошли посмотреть на качели, карусели и на остальной свет, где так много интересного.