Наивный и смышлёный — Казахская сказка

В далекие времена жил хан. Служил у него один умный визирь. Хан очень любил визиря. Случилось так, что жены хана и визиря в один день родили сыновей. Чтобы еще больше закрепить узы дружбы, хан и визирь решили вскармливать детей грудью то одной, то другой матери. Когда дети выросли, у хана умерла жена, и он женился на молодой. Но молодая жена считала хана слишком старым для себя. Ей больше нравился сын хана, но сказать об этом она никому не смела.

Однажды юноши играли в саду, стреляли из лука. Стрела ханского сына нечаянно влетела в окно горницы мачехи.

— Сходи и принеси мою стрелу, — попросил ханский сын своего друга. Но сын визиря отказался.

Пока мы с тобой равные. Вот когда сядешь на трон и станешь ханом, я буду выполнять все твои указания. Не выполню — можешь наказать меня, даже убить. А сейчас иди за стрелой сам.

Нечего делать, пошел ханский сын за стрелой. Вошел он в горницу мачехи и видит: мачеха держит в руке его стрелу. Взяла она юношу за руку, чтобы он не ушел, и говорит:

— Я люблю тебя, и эта любовь не дает мне ни спать, ни есть. Я убью хана. Ты станешь ханом и женишься на мне. Согласен? Отвечай же мне!

Но сын хана ничего не ответил, он вырвался из рук мачехи и ушел.

Рассердилась жена хана, решила оклеветать юношу, она ударила себя по носу и с окровавленным лицом пошла к хану.

— Подлый сын твой пришел ко мне и сказал: «Я убью своего отца и женюсь на тебе». — Он схватил меня, я вырвалась. Тогда он избил меня. Вот лицо, нос — все в крови, — заявила она мужу.

Хан пришел в ярость и приказал повесить сына. Но палачи не нашли ханского сына и возвратились с пустыми руками.

Визирь слышал жалобу жены хана и подумал про себя, нет ли тут клеветы. Он разыскал ханского сына и посоветовал ему на время уехать с глаз подальше. Чтобы не было скучно, отпустил с ним своего сына. Юноши сели на коней, взяли соколов и отправились на охоту. Визирь к седлам привязал мешочки с золотом и серебром и благословил детей в путь.

— «Ярость хана длится сорок дней», — говорится в народе. Гуляйте к степи сорок дней. А потом ждите от нас вестей, — сказал он им на прощание.

Едут юноши, захотели пить, но воды нигде не было. Особенно тяжело переносил жажду сын хана. Подъехали юноши к подножию одной горы, сын визиря оставил своего друга и соколов, а сам поехал в горы искать воду. Сидит ханский сын, ждет, вдруг видит: откуда-то с высоты капает вода. Вот чудо-то! Он вынул из мешочка золотую пиалу и подставил под эти капли. Через некоторое время пиала наполнилась, и только хотел ханский сын выпить воду, как один из соколов мигом очутился возле него и ударом лапы выбил из его рук пиалу. Вода разлилась. Ханский сын, измученный жаждой, разозлился и убил сокола.

— Ты не хотел, чтобы я пил эту воду!

Он опять подставил пиалу. Постепенно она снова наполнилась водой, и только он стал подносить пиалу к губам, как второй сокол выбил у него пиалу и разлил воду. Ханский сын убил и второго сокола. И опять он поставил пиалу и стал ждать. Ну, думает, на этот раз я напьюсь. Через некоторое время пиала наполнилась, и он уже взял ее в руки, но тут к нему подскочил его друг и крикнул:

— Стой, стой, не пей! Я тебе принес чистую, прозрачную воду, пей вот эту воду.

Напоив друга, он стал рассказывать:

— Неподалеку от нас; там, наверху, лежит мертвый дракон. Вот эти капли, что падают сверху, — яд, который течет из его пасти. Соколы оказали тебе большую услугу. Зря ты их убил. Кроме того недалеко отсюда я обнаружил большую реку. Поедем туда. Там, может быть, живут люди. Я видел следы домашних животных.

И друзья немедля отправились в путь. Скоро они приехали к широкой реке, вдоволь напились воды, напоили коней. Затем стали есть. Вдруг они увидели: по реке плывет парусная лодка, полная девушек. Девушки звонко пели и играли на музыкальных инструментах. Все веселились, и лишь одна была грустна, как птичка в клетке. Девушка заметила, что на нее смотрят джигиты, взяла золотую пиалу и наполнила ее водой. По краям пиалы поставила две палочки, потом достала из кармана золотую расческу и три раза провела ею по голове. На все это с любопытством смотрели два друга. Когда лодка отплыла, сын визиря спросил своего друга:

— Что это за девушки? Ты видел, что делала грустная девушка?

— Она взяла пиалу, наполнила водой, поставила по краям две палочки. Затем расчесала голову три раза. Все это я видел, но ничего не понял, — ответил сын хана.

— Я понял, кто она такая, и понял, что она говорила, — сказал сын визиря. — Она дочь хана. Ее окружают подружки, они поют, веселятся, забавляют ее. Ханская дочь поняла, что ты сын хана, и подала тебе знаки. Она взяла пиалу и наполнила водой. Значит, у нее есть отдельный терем. По сторонам пиалы она подняла две палочки, значит, у терема стоят два дерева. Она провела расческой по волосам три раза. Значит, будет ждать тебя там три дня. Следовательно, нам надо поехать к ней. Ее терем должен быть в том направлении, куда они уплыли. Давай поедем, и, если бог даст, то я тебя женю на этой девушке.

И джигиты, оседлав коней, отправились в путь. После небольшого переезда они очутились в городе и остановились у одной старушки. Она их приняла, как своих сыновей.

— Апа, скажите нам, где находится терем ханской дочери? — спрашивают друзья.

— Милые детки, терем ханской дочери стоит вот там, где видны два дерева. В неделю раз она приходит туда со своими подругами, и все веселятся там, качаются на качелях.

Вечером сын визиря приводит своего друга к терему ханской дочери и устраивает его неподалеку. Затем говорит ему:

— Жди здесь, только не засни. Она сегодня ночью должна выйти сюда.

А сам возвратился в дом старушки.

Ханский сын очень устал, и, как только его друг ушел, он уснул. Вышла ханская дочь из своего терема, увидела спящего джигита, села у его изголовья и стала ждать, когда он проснется. Долго сидела, но джигит не просыпался. Тогда она положила ему за пазуху яблоко и ушла.

Утром проснулся ханский сын: никого вокруг нет, и девушка не пришла. Загрустил он. Подходит к нему друг. С обидой обратился ханский сын к нему.

— Мой друг, ты солгал мне, что сюда должна прийти ханская дочь. Ты это сделал для того, чтобы самому поудобнее расположиться в доме старушки, а меня вытеснил на улицу под открытое небо.

— Ханская дочь не могла обмануть, — отвечал сын визиря. — Может быть, она приходила, а ты спал?

И он стал осматривать все кругом — нет ли каких следов, говорящих о приходе девушки, и обнаружил яблоко.

Вечером сын визиря опять оставил своего друга у терема и строго-настрого наказал, чтобы тот не спал. Но ханский сын с наступлением темноты опять заснул.

Утром приходит сын визиря и снова находит в кушаке своего друга яблоко. Девушка приходила, когда ханский сын беззаботно спал.

В третий раз сын визиря оставил у терема своего друга.

— Ну смотри же, не усни. Сегодня последний день. Она больше не придет. Нет, ты уснешь. Сейчас я сделаю так, чтобы ты не уснул. — Сын визиря достал острый нож и порезал своему другу палец.

Сын хана от боли вскочил.

— Теперь ты не уснешь, — говорит ему сын визиря. — Только делай вид, что спишь. Ханская дочь придет, опять положит яблоко и пойдет. Тогда ты схвати ее за платье и скажи: «Большое спасибо за яблоки. Мы давно в пути и очень устали с дороги». Думаю, после этих слов она остановится и ты поговоришь с ней.

И сын визиря ушел.

Лежит сын хана, спать хочет, но боль в пальце не дает ему уснуть.

В полночь слышит, идет ханская дочь. Он сразу притворился спящим. Девушка подошла, увидела, что джигит спит, сунула ему за пазуху яблоко и повернулась, чтобы уйти. Ханский сын быстро поднял голову и схватил ее за подол платья. Затем сказал, как научил его друг. Девушка улыбнулась и осталась с ним.

Всю ночь они говорили, устали и к утру незаметно для себя заснули. На рассвете увидели ханские охранники: ханская дочь, обнявшись с неизвестным джигитом, спит. Рассказали хану, тот в гневе приказал схватить обоих, а в полдень, когда соберется народ, — повесить на площади.

Пришел утром сын визиря на то место, где вечером оставил своего друга, и не нашел его. Возвратился он в город, а там на устах у всех новость: дочь хана возле своего терема была застигнута спящей с неизвестным джигитом. Теперь их повесят.

Задумался сын визиря: как спасти друга от верной гибели? И придумал. Переоделся он в девичье платье, прикрепил косы и стал совсем как четырнадцатилетняя девочка. Затем он отправился к дворцу и стал просить охрану пустить его к ханской дочери.

— Я, — говорит, — ханской дочери давала на сохранение свой драгоценный перстень. Мне надо взять его у нее, а то ханскую дочь повесят, и мой перстень пропадет.

Говорит он так, а сам сует охранникам золото. Охранники пустили его.

— Вошел он в помещение, где сидели его друзья, и говорит:

— Время не терпит. Вы, девушка, наденьте мою одежду и накиньте на себя вот эту вуаль. Когда будете проходить мимо охраны, выставьте руку так, чтобы был виден перстень. Если они спросят, взяли ли перстень, скажите: «Да, взяла». Затем идите к себе в терем и спокойно спите.

Когда девушка ушла, сын визиря велел своему другу надеть одежду девушки. Переоделся тот и стал удивительно похож на ханскую дочь. Только он успел прикрепить косы, как дверь с грохотом открылась и вошли нукеры хана, чтобы увести заключенных на площадь. Сын визиря обратился к ним:

— У нас есть разговор к хану. Ведите нас к нему!

Нукеры докладывают хану:

— Дочь ваша и ее избранник хотят что-то сказать вам!

Хан велит привести их.

— Что вы хотите сказать? — спрашивает он у молодых людей.

Сын визиря отвечает:

— Я сын такого-то хана. На нашу страну напал враг. Мы с сестрой спаслись бегством и попали в ваше владение. Моя сестра ночью боится оставаться одна, и мы под открытым небом спали вместе. В вашем городе мы искали убежище, но охранники застали нас спящими и насильно привели сюда. Мы ни в чем не виноваты! Вот все, что я хотел вам сказать.

Хан все время поглядывал на девушку и никак не мог признать в ней свою дочь. Он срочно послал гонца за своей дочерью. Гонец долго не возвращался, хан поехал в терем дочери сам и застал свою дочь безмятежно спящей на золотом ложе. Рассердился хан. В гневе приказал он повесить охранников.

Хану понравился бойкий юноша, и он принял его к себе на службу. А его «сестру» отправил в терем своей дочери, чтобы она жила возле нее.

Сын визиря служил хану верой и правдой. За это хан скоро назначил его визирем при себе. Постепенно юноша стал самым любимым визирем хана.

Однажды юноша тайно послал к своей «сестре» человека с просьбой встретиться с ним. Когда друг пришел, он сказал:

— Завтра мы с ханом поедем на охоту. Ты переоденься в мужскую одежду и встреть нас в степи. При встрече пожалуйся хану, что я не возвращаю тебе долга. Хан скажет тебе: «Говори, что он тебе должен, я заплачу». Ты не соглашайся. Тогда он скажет: «Возьми у него сестру и будь доволен». Ты также не соглашайся. Наконец хан не выдержит и скажет: «Возьми и мою дочь». Тогда ты дай свое согласие.

Назавтра хан со своей свитой выезжает на охоту. На условленном месте встречает его молодой джигит и говорит, что ханский визирь давно не возвращает взятый долг. Хан ему отвечает:

— Возьми у меня, что он должен.

Юноша не соглашается.

— У него есть сестра, бери ее! — говорит хан. Юноша не соглашается.

— Вдобавок бери и мою дочь! — говорит хан.

Юноша согласился, и охотники поехали дальше. После охоты хан говорит своему любимцу-визирю:

— Приведи свою сестру и обвенчай ее с женихом. Визирь отвечает:

— Вы лучше обвенчайте с ним свою дочь. Пусть она будет у него старшей женой. А моя сестра пусть будет младшей женой. Ей и этого хватит.

Хану понравилось предложение визиря. Он устроил свадебный пир на сорок дней и веселье на тридцать дней. После свадьбы он позвал к себе любимого визиря и сказал:

— Мой визирь, обвенчай свою сестру с моим зятем.

Визирь встал с места, виновато опустил голову и обратился к хану:

— У меня есть великая просьба, хан мой!

— Говори, мой визирь!

— Я скажу, если только вы обещаете пощадить меня.

Хан обещал, и сын визиря с начала до конца подробно рассказал обо всем случившемся.

Хан выслушал все это и остался очень доволен смышленостью визиря. Затем дал ему много драгоценностей, снабдил также дочь и зятя всем необходимым, наделил их богатством, золотом и отправил на родину.

Старый хан встретил друзей с распростертыми объятиями. Затем он приказал повесить свою молодую жену, которая смутила всех, а в честь сына устроил пир и веселье.

Слава о смышлености сына визиря разнеслась далеко за родные края.