Михайловский  За уроком

Сыро в комнате убогой,
При огарке так темно,
Неудобен стол треногий,
Веет холодом окно…

Надо с этим примириться,—
Невелик до завтра срок;
Делать нечего, садится
Надя молча за урок.

Вот над книгою склонилась,
Вся внимания полна,
И серьезно углубилась
В географию она…

Там об Африке читает:
«Жаркий климат… жгучий зной…»
Здесь же холод пробирает
В этой комнате сырой.

Руки зябнут, дрогнет Надя,
В старый кутаясь платок;
Но, упорно в книжку глядя,
Учит заданный урок.

Вот окончила и рада:
«Знаю! Завтра отличусь!
А теперь ложиться надо;
Я покрепче завернусь

В одеяло».— И ложится,
Вся дрожа, она в постель.
Ночь. Неистово стучится
В стекла с бурею метель.

А в трубе какие звуки!
Вой, и плач, и рев, и стон…
Точно дух какой на муки
За грехи там заключен.

Это — ветер колобродит…
Что за страшный, дикий вой!
Он уныние наводит,
Сердце давит он тоской…

Ничего не слышит Надя…
В эту ночь не будет спать,
На свою дочурку глядя,
Растревоженная мать!

Тяжело Надюша дышит,
Голова ее горит,
От бедняжки зноем пышет,
Жажда девочку томит.

Надя мечется от жара,
Бред у ней… и что за речь —
Львы, гиены и Сахара,
Раскаленная как печь.

Всё про Африку те грезы…
«Жар-то, жар какой у ней!»
И беспомощно льет слезы
Мать над дочерью своей…

Поделиться в соцсетях
Данинград