Михайловский  Два друга

1
Ночь, мороз, бушует вьюга,
Буря с крыш солому рвет…
На печи лежат два друга:
Старый дед и старый кот.

Оба дряхлы, еле дышат,
Еле ходят, чуть живут,
Плохо видят, плохо слышат,
Но один к другому льнут.

Их безмолвная беседа
Задушевна и проста;
Жить не может кот без деда,
Дед пропал бы без кота.

С ним возиться недосужно
Внуку: славный парень — внук,
Но ему работать нужно,
Не покладывая рук.

Не валится пища с неба,
Не сама дается рту,
Но всем трем — им нужно хлеба:
Внуку, деду и коту.

Внук не может оставаться
День-деньской при старике;
С кем же лаской обменяться
Деду в старческой тоске?

Только с Васькой, верным другом,
Что, так точно как и он,
Тяготясь своим досугом,
На безделье обречен.

2
Время близится к полночи,
Но и дед и кот не спят;
Их слезящиеся очи
В тьму холодную глядят.

Деду старому не спится
Оттого, что внука нет;
Внук был должен воротиться
Уж давно: ушел чуть свет!

А метель, метель какая!
Зги не видно было днем!
Как волков голодных стая,
Буря воет за окном.

Чу!., не слышит ли он крика?
«Право слово — чей-то крик!
Боже! Господи владыко!» —
Тихо шамкает старик.

«Долго ль сбиться!
Заметает Вьюга всякий след с утра…
Уж не внук ли замерзает,
Не добравшись до двора?»

Страшно деду. Нет, он встанет,
Силы все свои собрав…
Дед сопит, кряхтит и тянет
Полушубок за рукав.

Им он думает прикрыться
И на зов идти в полночь —
Полно, дедушка, возиться:
С печки слезть тебе невмочь.

Не идти в такую вьюгу;
Ляг-ка лучше на тряпье —
И поведай Ваське-другу
Горе горькое свое…

Ваське тоже нет покоя,
И глаза его во тьме
Блещут, но совсем иное
У мурлыки на уме:

Мышь под лавкою скребочет…
Васька замер… раз, два, три,—
И спрыгнуть он с печки хочет,
Полно, Васька, не дури!

Где тебе за ней гоняться:
Плох ты, сила прожита;
И нисколько не боятся
Мыши старого кота.

«Котик милый, смерть нас кличет,
Не годны мы ни к чему!»
Дед вздыхает, кот мурлычет,
Нежно ластится к нему…

В двери, в щели дует вьюга,
В печке стынут кирпичи;
И, кряхтя, друг возле друга
Старцы дрогнут на печи…

Буря стихла понемногу,
День. Под свой родимый кров
Внук вернулся, слава богу,
Жив и весел и здоров.

«Здравствуй, дед! Пора проснуться.
Что, голубчик,— ты скучал?
Я вчера не мог вернуться —
Я в Ольшанке ночевал.

Что ж молчишь ты, дедка милый? —
Громко внук ему кричит,—
Аль — чтоб встать — собраться с силой
Ты не можешь? Аль сердит?

Знаешь сам: такая вьюга…
Дед!..» Напрасно он зовет:
Вечным сном спят оба друга —
Старый дед и старый кот.

Поделиться в соцсетях
Данинград