Михалков О купце, о мужике и о мужицком пятаке

Русская сказка

Провалиться мне на месте —
Не совру! Скажу по чести
От начала до конца
Все, что слышал от отца,
Что отец слыхал от деда,
Дед прослышал от соседа,
Ну, а тот затейник был,
Сказку он и сочинил…

Торговать оставив сына,
Ехал с ярмарки купчина,
Ехал с песнями домой,
Ехал летом — не зимой.
Как доехал до реки,
Снял рубаху, снял портки
И махнул, не зная броду,
Прямо с берега да в воду.
Был, видать, навеселе —
Выпил лишку на селе.

А по берегу другому
Шел мужик в село, до дому.
Шел и думал, что горька
Злая доля бедняка,
Что иной живет богато
И деньгу гребет лопатой,
А другой разут, раздет
И лопаты даже нет!
Вдруг он слышит, что в затоне
Человек какой-то тонет.
Пожалел он молодца,
Взял и вытащил купца.

Рад купец, что жив остался.
(А что тины нахлебался,
То беда невелика!)
Обнимает мужика:
— За такое, мол, спасенье
Я молебен в воскресенье
В божьем храме отслужу,
Сто поклонов положу! —
«Мне бы с этого купчины
Взять не менее полтины,
А ведь даст, поди, пятак!» —
Молча думает бедняк.

Отошел купец от страху,
Как надел портки, рубаху;
Повязался кушаком
И толкует с мужиком:
— Спас меня ты, друг, от смерти,
Ведь тащили в омут черти!
Ты теперь мне как родной
И поедешь, брат, со мной!
Закачу я пир горою,
На три дня лабаз закрою,
А тебя озолочу,
Разоденешься в парчу!

Почесал мужик затылок:
— Эко счастье привалило!
Век проходишь над рекой —
День не выпадет такой!

В день купцова возвращенья
Пир идет и угощенье —
Семь столов свели зараз.
На три дня закрыт лабаз.
Гости пьют, едят, хмелеют,
Все хозяина жалеют:
— Ах да ох! Такой купец,
А лежал бы как мертвец! —
Чарку водки на подносе
Мужику купец подносит:
— За спасителя ура! —
Пьет мужик из серебра,
А хозяин угощает,
И сулит, и обещает:
— Пей, сердешный, да гляди:
То ли будет впереди!

Первый день к концу подходит,
Гости пляшут, хороводят,
На заре поспать легли,
Утром снова завели —
Снова песни, снова пляски.
Наш мужик живет, как в сказке,
Только негде сесть ему,
Неизвестно почему!
Видно, все перезабыли,
В честь кого и званы были:
Был с гостями наравне —
Оказался в стороне!
То кричали: «Многи лета!»—
Подносили то да это.
А теперь: «Поди сюды!
Набери-ка в ковш воды!»
«Эй, мужик, смени посуду!»
«Убери-ка, братец, блюдо!»
Через стол кричит купец:
«Принеси-ка холодец!»
Что ни скажут, что ни спросят,
Мужичок послушно носит,
Сам смекает про себя:
«Это, видно, все любя!»
Вот вторая ночь минула,
Вот опять заря блеснула,
Наступает третий день.
Пировать гостям не лень!
Им опять пельмени варят,
Карасей в сметане жарят,
Разливают брагу, мед,
Пиво — тем, кто пиво пьет.
Мужику вторые сутки
Не дают поспать минутки,
Затолкали мужика,
Обошлось не без пинка!
К пирогам он как ни жался,
Так голодным и остался,
Похудел, опал с лица —
Загоняли у купца!

А гульбе конца не видно.
Мужику до слез обидно:
Наплевать уж на почет —
Жалко плюнуть на расчет!
Переспал мужик не в доме,
А в сарае на соломе.
Третья ночь пришла к концу.
Утром входит он к купцу.
Уж тому не до веселья —
Голова болит с похмелья,
Огуречный пьет рассол:
— Кто такой? Зачем пришел?
— А пришел я на прощанье
Помянуть про обещанье.
Ты сулил: «Озолочу!
Разоденешься в парчу!»
— Эва, вон когда хватился!
Получать с меня явился!
А не ты ли у меня
Здесь три ночи и три дня
Пировал со всеми вместе?
Ты, поди, рублей на двести
Нагулял, напил в гостях
В зипунишке да в лаптях!
Я с тобою расквитался,
Ты в долгу еще остался!
— Рассчитаюсь, коли так! —
И мужик достал пятак.—
Рассчитаюсь по-простому:
Две полушки за солому,
Остальное за харчи.
На пятак мой! Получи!
Обижать тебя не смею,
Больше я не обеднею —
У меня мошна пуста,
Но зато душа чиста! —
И шагнул мужик с порога
И пошел своей дорогой.

А купец? Да что купец!..
Нашей сказке тут конец.

 

Пригласи друзей в Данинград
Данинград