Медвежонок Паддингтон в центре Лондона. Майкл Бонд

Глава первая
Памятное событие

Миссис Браун в изумлении уставилась на Паддингтона.

– Гарольд Прайс хочет, чтобы ты был распорядителем[1] у него на свадьбе? – повторила она. – А ты ничего не перепутал?

Паддингтон покачал головой.

– Мы только что встретились на рынке, миссис Браун, – объяснил медвежонок. – И он сказал, что собирается взять у вас на время вашу драгоценность.

Миссис Браун переглянулась с остальными – вся семья собралась, чтобы выслушать невероятные новости.

Гарольд Прайс работал продавцом в отделе консервов большого продовольственного магазина на Портобелло-роуд, и Брауны с интересом следили за развитием его отношений с мисс Дейрдре Флинт, которая торговала в соседнем отделе яйцами и ветчиной, а теперь собиралась выйти за него замуж, – ведь помолвка их состоялась во многом благодаря Паддингтону.

Случилось это несколькими месяцами раньше, когда Паддингтон приложил лапу к любительскому спектаклю на местном фестивале, – мисс Флинт играла главную роль в одной из пьес мистера Прайса.

В тот вечер совсем не всё прошло гладко, но с тех пор мистер Прайс постоянно повторял, что именно благодаря Паддингтону их с мисс Флинт дорожки не разошлись, а, напротив, стали одной общей дорогой. Как бы там ни было, вскоре после спектакля они объявили о помолвке.

Словом, благодаря роли медвежонка во всей этой истории, а отчасти и тому, что он уже несколько лет в больших количествах покупал у мистера Прайса мармелад, всех Браунов пригласили на свадьбу. Но ни одному из них даже в самом страшном сне не приснилось бы, что Паддингтон будет на торжестве в качестве официального лица.

Последовало долгое молчание – все осмысляли новость, – а Паддингтон тем временем поднял повыше что-то маленькое и блестящее.

– Мистер Прайс дал мне ключ от своей квартиры, – объявил он важно. – И попросил по дороге в церковь захватить оттуда список гостей.

– Я бы сказала, что это очень мило с его стороны, – произнесла миссис Браун, пытаясь добавить в голос энтузиазма, которого на самом деле не испытывала. – Да уж, история повторяется.

– Памятуя, что случилось в прошлый раз, очень хочется верить, что она не повторится в точности, – пробурчал мистер Браун.

– Но в прошлый раз всё закончилось хорошо, – поспешно возразила миссис Браун, заметив суровый взгляд медвежонка. – Пьеса Гарольда получила первый приз, а Паддингтон очень его тогда выручил: помните, его подвёл какой-то приятель, а Паддингтон согласился его заменить и обеспечить шумовые эффекты.

– По-моему, его опять подвели, миссис Браун, – грустно произнёс медвежонок. – Некому обеспечивать тишину во время церемонии. А из меня, как сказал мистер Прайс, получится шикарный распорядитель.

– Обеспечивать тишину? – повторил Джонатан.

Не всем и не всегда удавалось следить за ходом мысли Паддингтона, и этот случай не стал исключением.

– Я уверена, что медведь справится не хуже всякого другого, если с толком возьмётся за дело, – изрекла экономка Браунов миссис Бёрд, когда Паддингтон, изумив всех сообщением, что собирается в честь такого события специально принять ванну, отправился наверх – приводить свою угрозу в исполнение. – Совершенно уверена. Всего-то и работы – вовремя подать лапу и в церкви рассадить гостей по местам.

– Зная, в каком состоянии обычно у Паддингтона лапы, я уж лучше сам отыщу своё место, – заметил мистер Браун.

– Папа, но он ведь пошёл принимать ванну! – напомнила Джуди. – Он сам сказал.

– Пошёл-то пошёл, – хмуро откликнулся мистер Браун. – Да только до церкви путь неблизкий. По дороге всякое может произойти.

– Погодите-ка! – внезапно воскликнул Джонатан. – Как он сказал? Шикарный распорядитель! Паддингтон наверняка решил, что это тот, кто должен на всех шикать!

– Ах ты господи! – произнесла миссис Браун, когда до неё дошёл смысл этих слов. – Остаётся надеяться, что он не шикнет на Дейрдре, когда она станет говорить: «Я согласна». Она ведь и так девушка горячая, а на собственной свадьбе, понятно, будет нервничать сильнее обычного.

Чем больше миссис Браун размышляла над тем, что им предстоит, тем меньше ей нравилась эта затея, но тут размышления её прервало дребезжание телефона.

– Это Гарольд Прайс, – прошептала она, прикрыв трубку ладонью. – Хочет уточнить, не против ли мы. Что ему сказать?

Мистер Браун поднял глаза к потолку – где-то наверху бежала вода.

– Говори что угодно, только не отказывайся, – посоветовал он жене. – Отступать поздно. Если окажется, что Паддингтон зря принимал ванну, нам всем не поздоровится. Тем более он принимает её по собственному почину.

– И всё же, как бы оно там ни было, – продолжал он, проходясь одёжной щёткой по костюму, – есть у меня ощущение, что не лучший это способ начинать совместную жизнь. Лично я бы не очень хотел, чтобы распорядителем на моей свадьбе выступал медведь, – как бы там меня ни подвели.

Мистер Браун и в лучшие-то времена не очень любил ходить на свадьбы, а мысль о торжестве, к которому приложит свою лапу Паддингтон, и вовсе вгоняла его в тоску.

Впрочем, ближе к середине дня даже мистер Браун забыл все свои дурные предчувствия, потому что Паддингтон вёл себя просто безупречно.

Когда они приехали в церковь, обнаружилось, что медвежонок держит в лапах длинный, явно очень важный, список имён. По этому списку он сверял приглашения, определял, какие гости – со стороны жениха, а какие – со стороны невесты, и вёл их по проходу на отведённые им места; Брауны не могли не признать, что не каждый день встретишь такого опрятного медведя. Только что расчёсанный мех блестел, а усы так и сияли – большая белая гвоздика, которую он повязал на шею, рядом с ними казалась какой-то блёклой.

Придраться Брауны могли, пожалуй, только к одному: Паддингтон слишком уж ревностно относился к своим распорядительским обязанностям. Выдвинутое Джонатаном предположение оказалось правильным – стоило кому-то раскрыть рот, как Паддингтон немедленно подбегал и, подняв лапу, награждал несчастного суровым взглядом. А некоторые из его взглядов, которым научила его в Перу тётя Люси, обладали изумительной силой, поэтому довольно скоро в церкви воцарилась прямо-таки гробовая тишина.

Похоже, даже сам викарий очень удивился, когда, войдя в храм, увидел, с каким вниманием его собираются слушать.

– А как ему теперь это объяснишь? – прошипел мистер Браун. – Попробуй-ка, если тебе рта не дают раскрыть.

Остальные в ответ только кивнули, а Паддингтон, в последний раз тщательно проверив по списку, что все гости на местах, уселся на ближайшую скамью, чтобы ещё раз пробежать глазами программу церемонии и потом уже спокойно наслаждаться происходящим.

Брауны быстро забыли обо всех неурядицах, потому что почти сразу же вошёл мистер Прайс, а с ним свидетель; они заняли места на первой скамье.

Вот только вид у обоих был какой-то встрёпанный – даже более встрёпанный, чем обычно бывает на свадьбе, где все, понятное дело, нервничают, – а мистер Прайс так и подскакивал на месте. Похоже, он хотел о чём-то поговорить с Паддингтоном, но всякий раз, как он оборачивался, медвежонок непреклонно прикладывал ко рту лапу.

– Мне кажется, раньше у Гарольда не было нервного тика, – смущённо прошептала миссис Браун.

– Похоже, у них что-то случилось с кольцом, – прошептала Джуди – ей удалось это разобрать из шушуканья тех, кто сидел впереди. – Им пришлось взять латунное колечко, на котором у мистера Прайса висит занавеска в спальне. А настоящее куда-то исчезло.

– Исчезло? – эхом повторила миссис Браун.

На миг она даже забыла, что на соседней скамье сидит Паддингтон, но, как оказалось, могла бы и не тревожиться, потому что медвежонка, судя по всему, новость потрясла сильнее всех. Усы у него обвисли, на мордочке появилось выражение глубокой печали – и даже гвоздика на шее, похоже, привяла от сочувствия.

– Боюсь, когда Дейрдре об этом узнает, она не обрадуется! – пробормотал мистер Браун. – Не завидую я тому, кто стащил это кольцо!

– Тссс! – шикнула на него миссис Браун. – Вот и она.

Брауны примолкли; за спинами у них послышался шелест шелка, и мимо, опираясь на руку мистера Флинта[2], проплыла Дейрдре в великолепном белоснежном одеянии.

Все приветствовали её появление восторженными ахами и охами – все, кроме Паддингтона. Он, похоже, с чем-то отчаянно сражался на полу церкви. Несколько раз медвежонок совсем пропадал из виду, но потом появлялся, причём каждый раз всё громче пыхтел, а вид у него делался всё несчастнее – хотя, казалось бы, несчастнее уже некуда.

Впрочем, его мордочка выглядела почти радостной по сравнению с лицом мисс Флинт, резко помрачневшим после того, как будущий супруг что-то быстро шепнул ей на ухо.

На краткий миг возникло ощущение, что ещё чуть-чуть – и мисс Флинт просто остановит церемонию; когда пришла пора ей говорить: «Я согласна», повисла зловещая пауза – и только потом она выдавила из себя нужные слова.

Едва церемония завершилась, они с Гарольдом буквально помчались в ризницу[3] расписаться в регистрационной книге, – казалось, они опаздывают на автобус; вряд ли кто-то принял бы их за людей, которые только что дали друг другу слово прожить вместе до конца своих дней.

– Не хотел бы я оказаться на месте Гарольда, – заметил мистер Браун, когда за ними закрылась дверь. – Дейрдре мрачнее тучи.

– Тсс! – укорила его миссис Браун. – А то Паддин…

Она собиралась сказать, что достаточно одной неувязки и не стоит портить церемонию ещё и тем, что Паддингтон снова станет на всех шикать, – но тут обвела церковь взглядом и обнаружила, что медвежонка нигде нет.

– Вон он! – воскликнула Джуди, оглянувшись через плечо.

Остальные Брауны тоже посмотрели назад и успели заметить, как знакомая фигурка со всех лап спешит по проходу к входной двери.

– Наверное, хочет подождать у входа, чтобы попасть на фотографию, – высказала наиболее безобидное предположение миссис Браун. Паддингтон же тем временем тревожно оглянулся через плечо, вытащил из‑за ближайшего столба шляпу и чемодан и исчез из виду. – Он очень любит вклеивать всякие снимки к себе в дневник – вы же знаете, он старается вынести из любой ситуации всё самое лучшее.

– Гм, – отозвалась миссис Бёрд. – Это-то я знаю. Вот только сдаётся мне, что на сей раз наш юный медведь вынес из церкви что-то ещё.

От зоркого глаза миссис Бёрд не укрылось, что, когда медвежонок выскочил на солнце, на лапе у него что-то блеснуло. Причем этот странный блеск она заметила уже во второй раз. Первый раз это было во время службы, когда викарий задал вопрос, не известны ли кому-то из присутствующих обстоятельства, которые могут препятствовать браку Дейрдре и Гарольда. Паддингтон вроде как собирался поднять лапу, но, к великому облегчению миссис Бёрд, в самый последний момент передумал.

Миссис Бёрд давно уже научилась догадываться, что к чему, если дело касалось Паддингтона, однако сейчас сочла разумным не высказывать свои соображения вслух.

Впрочем, Брауны в любом случае не успели задать ей ни единого вопроса, потому что в проходе появился крайне взволнованный церковный староста. Он остановился рядом с их скамьёй и прошептал что-то на ухо мистеру Брауну.

Мистер Браун тут же встал.

– Насколько я понимаю, нас просят пройти в ризницу, – объявил он. – Дело, судя по всему, срочное.

Мистер Браун хотел было добавить, что староста справлялся и насчёт Паддингтона, но по здравом размышлении решил лишний раз не тревожить своих спутников.

Тем не менее, пока они шагали в сторону ризницы, выражение его лица делалось всё более озабоченным – а если бы он мог пронзить взглядом церковные стены и заглянуть в церковный двор, он бы разволновался ещё сильнее.

А всё потому, что Паддингтон попал в переделку. Очень серьёзную переделку. В жизни медвежонка бывало много всякого – и плохого, и хорошего, – но сейчас, подняв лапу к свету, чтобы осмотреть её повнимательнее, даже он вынужден был признать: никогда ещё дела не принимали настолько скверный оборот.

Лизать его оказалось совершенно бессмысленно; от зажимания между прутьями церковной ограды стало, похоже, только хуже; не помогло даже обильное смазывание мармеладом из банки, которую он всегда держал в чемодане на всякий пожарный случай.

Лапы его выглядели сейчас непривычно ухоженными и чистыми. Если не считать следов мармелада – хоть сейчас на рекламу мехов в каком-нибудь журнале с картинками, которые любила миссис Браун. Даже подушечки и те блестели, словно начищенный ботинок.

Вот только в отчаяние медвежонка повергли вовсе не подушечки, а золотое обручальное колечко, блестевшее среди меха; причём чем дольше он его разглядывал, тем печальнее становился.

Зайдя к Гарольду Прайсу за списком гостей, он обнаружил это колечко на туалетном столике; тогда оно без всякого усилия налезло ему на коготок. Теперь же кольцо застряло прочно и капитально, и все усилия сдвинуть его с места ни к чему не приводили.

До этого у них с мистером Прайсом всегда были прекрасные отношения. И всё равно медвежонку трудно было даже представить, что теперь скажет его друг. А ещё труднее было представить себе, что Дейрдре возьмёт и, к примеру, покатится со смеху, когда узнает, что её обручальное кольцо застряло на медвежьей лапе. По прошлому опыту он знал, что язычок у Дейрдре – острее некуда. Когда в её автоматическом ноже для нарезания ветчины случалась самая пустяковая поломка, об этом тут же становилось известно всем окружающим. А уж что Дейрдре скажет в нынешней ситуации, и вовсе было подумать страшно.

И, словно в подтверждение этих мрачных мыслей, из открытого окна у него над головой долетел громкий и гневный голос Дейрдре.

Паддингтон вскарабкался на чемодан, встал на цыпочки – и ему удалось заглянуть в окно ризницы. Увидев, что творится внутри, он чуть не шлёпнулся на землю от ужаса: в ризнице находилась не только Дейрдре, громогласно отчитывавшая несчастного мистера Прайса, но ещё и свидетель, стайка родственников, все Брауны и ещё несколько дяденек и тётенек очень важного вида.

Толпа собралась такая огромная и все так ужасно шумели, что складывалось впечатление: присутствовать при росписи в церковной книге пришло больше народу, чем на саму церемонию.

Паддингтон был не из тех медведей, которые легко падают духом. Но чем больше медвежонок вслушивался в голос Дейрдре, тем ниже вешал нос и тем отчётливее понимал, что с молодой женой его роднит только одно: он тоже дорого бы дал, лишь бы никогда не бывать на этой свадьбе – а уж тем более в должности распорядителя.

Через несколько мгновений он спрыгнул на землю, глубоко вдохнул, подхватил чемодан и со всех лап помчался к красной будке, стоявшей рядом с церковным двором.

Паддингтону редко доводилось звонить по телефону – кроме прочего, набрать номер лапами не так-то просто. Зато он хорошо запомнил, что однажды видел в телефонной будке плакат, где рассказывалось, как нужно поступать в чрезвычайной ситуации, если хочешь получить бесплатную помощь.

Он ещё тогда подумал, что дело, безусловно, стоящее, а уж представить себе ситуацию чрезвычайнее нынешней был просто не в состоянии.

Его краткое появление в окне ризницы не прошло незамеченным, но, по счастью, увидела его одна только Джуди, а пока она изловчилась сообщить об этом Джонатану, Паддингтон уже пропал.

– А может, это был мираж, – предположил Джонатан.

– Не мираж, – отрезала Джуди. – Это была шляпа Паддингтона.

– Паддингтон! – эхом откликнулась Дейрдре, уловившая последнее слово. – Не упоминайте при мне это имя!

– Вот, смотрите! – воскликнула она трагически, в сотый, кажется, раз (так казалось зрителям) поднимая безымянный палец левой руки[4]. – Кольцо от шторы! Латунное кольцо от шторы!

– Я решил, лучше такое, чем вообще ничего, – оправдывался свидетель, поспешно подставляя ладони под руку Дейрдре, чтобы предмет её праведного гнева не скатился на пол. – Мне почему-то казалось, что у тебя пальцы потолще.

Дейрдре метнула на свидетеля испепеляющий взгляд, а потом снова переключила свое внимание на несчастного Гарольда.

– Не стой столбом! – воскликнула она. – Сделай что-нибудь!

– Погодите-ка, – вмешался мистер Браун. – Я так и не понял, почему вы вините во всём Паддингтона.

– Моя квартира на шестом этаже, – отрывисто проговорил мистер Прайс. – Ключа только два. Один из них был у Паддингтона.

– Это же надо додуматься – пригласить распорядителем медведя, – презрительно фыркнула Дейрдре. – Сразу было ясно: что-нибудь пойдёт не так. Я теперь не смогу показаться в магазине. На церемонии были все наши лучшие клиенты.

Тут новоиспечённая миссис Прайс осеклась, потому что голос её перекрыл рёв сирены – сначала вдалеке, потом всё ближе и ближе.

Викарий испуганно скосил глаза на окно. Перед церковью, судя по всему, собралась довольно большая толпа, а тут рядом с ней, взвизгнув тормозами, остановилась огромная красная пожарная машина – сирена ревела во всю мочь, – и на землю попрыгали несколько пожарных в синей форме с заступами наготове.

– Только этого не хватало! – горько произнесла Дейрдре. Викарий, извинившись, побежал на улицу разбираться, что происходит. – Пожар! Отличный финал отличного дня!

Все примолкли, а невеста мистера Прайса, явно исчерпав список того, что она хотела бы сделать, перешла к длинному списку того, что делать решительно не собирается, пока ей не вернут кольцо: в списке значились роспись в регистрационной книге, памятная фотография и отъезд в свадебное путешествие.

Она как раз дошла до этого последнего пункта – и лицо мистера Прайса вытянулось до небывалой длины, – но тут дверь распахнулась, и вбежал викарий, а почти сразу за ним вошли пожарный в форме и сам Паддингтон.

– Вот ты, наконец! – с облегчением обратилась к нему миссис Браун. – Где ты был?

– Да подзастрял он маленько, мэм, я вам так скажу, – начал пожарный. – То одно, знаете ли, то другое.

– Моё колечко! – воскликнула Дейрдре, заметив в протянутой лапе Паддингтона какой-то блестящий предмет.

– Понимаете, оно застряло у меня на лапе, миссис Прайс, – пояснил Паддингтон.

– Застряло на лапе? – не веря своим ушам, повторила Дейрдре. – Но как это могло произойти?

Медвежонок взял колечко в лапу, чтобы во всех подробностях показать, что и как с ним приключилось.

– Я и сам точно не знаю, – честно признался он. – Я его надел, чтобы не потерять, а потом, когда попытался снять…

Пожарный издал громкий стон.

– Только не говори, что ты натянул его снова! – вскричал он. – Я ведь его только снял!

– Медведи! – выдохнула Дейрдре. – Не суждено мне выйти замуж!

– Я одного не понимаю, – вступил в разговор мистер Прайс. – Зачем вам вообще понадобилось его надевать, мистер Браун?

– Вы же сами сказали, что на время возьмёте у миссис Браун её драгоценность, – пояснил медвежонок с несчастным видом. – Вот я и решил эту драгоценность вернуть, чтобы вам самому не бегать.

– Я собирался взять у миссис Браун её драгоценность? – повторил Гарольд, явно с трудом веря своим ушам.

– Похоже, вы действительно это сказали, – подтвердила миссис Браун. – А Паддингтон просто не понял, что вы имеете в виду его.

– Вполне понятная ошибка, – произнесла миссис Бёрд, прервав воцарившееся молчание. – В таких обстоятельствах её любой мог совершить.

– Да не переживайте! – ободрил их пожарный. – Что налезло, должно и слезть – особенно по второму разу.

– Я вам вот что скажу, – добавил он, правильно оценив ситуацию, после чего склонился с плоскогубцами к Паддингтоновой лапе. – Если, пока я тут вожусь, счастливая пара распишется в регистрационной книге, я кликну свою команду и мы выстроимся снаружи в почётный караул.

– Почётный караул! – воскликнула Дейрдре.

– С топорами, – уточнил пожарный.

Лицо новоиспечённой миссис Прайс заметно просветлело.

– Ну, я даже не знаю… – проговорила она, оправляя причёску.

– Это, конечно, не вполне по правилам, – прошептал пожарный в ухо медвежонку, – для тех, кто не служит в пожарной охране, мы такого, вообще-то, не делаем, но у нас сейчас как раз проходит набор новых пожарных, и для рекламы это как раз то, что надо. Да и здесь буря, похоже, поутихнет.

– Огромное вам спасибо, – поблагодарил его Паддингтон. – Когда случится настоящий пожар, я обязательно вызову именно вас.

– Фотография получится просто замечательная! – убеждённо произнёс Гарольд, увлекая жену к выходу. – Представляешь, что скажут другие продавщицы, когда ты её покажешь?

– А если кольцо так и не слезет, можно, я поеду с вами в свадебное путешествие, миссис Прайс? – с надеждой осведомился Паддингтон. – Я ещё ни разу не ездил в свадебное путешествие.

Дейрдре как раз нагнулась над регистрационной книгой – и тут спина её будто одеревенела.

– Вряд ли это понадобится, – поспешил разрядить обстановку пожарный, которому наконец удалось снять кольцо, – и он тут же передал его для пущей сохранности мистеру Прайсу. – Зато я тебе вот что скажу, – обратился он к медвежонку, увидев, как у того огорчённо вытянулась мордочка. – Раз уж в свадебное путешествие поехать не удастся, давай мы подвезём тебя до ресторана, где будет торжественный завтрак, – нам это как раз по дороге. Ведь, в конце концов, – заметил он, многозначительно посмотрев на миссис Прайс, – если бы этот юный медведь не догадался нам позвонить, он бы так и не смог снять кольцо – и чем бы тогда кончилось дело?

Даже Дейрдре не нашлась что на это сказать.

– Вот это да! – позавидовал Джонатан, когда Брауны снова шагали по церковному проходу. – Повезло же ему – прокатится на пожарной машине!

– Вряд ли на свете много медведей, которым выпадала подобная честь, – поддержала его Джуди.

Паддингтон кивнул. Столько всего вот-вот должно было произойти, причём почти одновременно, и он даже не знал, чему больше всего радоваться. Во-первых, его прокатят на пожарной машине, во-вторых, он ещё никогда не слышал, чтобы завтрак устраивали в середине дня, а уж торжественный – и подавно[5]. Трудно было придумать лучший способ завершить церемонию.

– Если вы с миссис Прайс надумаете пожениться ещё раз, – провозгласил он, когда Гарольд вывел Дейрдре из церкви и они замерли для фотографии на фоне воздетых пожарных топоров, – я с удовольствием опять побуду у вас шикающим распорядителем.

Дейрдре передёрнулась.

– Ни за что! – заявила она, крепко вцепившись Гарольду в локоть. – Одного раза более чем достаточно.

Мистер Прайс согласно кивнул.

– Я уже говорил раньше, что юный мистер Браун всегда сближает людей, – возгласил он, когда на него со всех сторон посыпалось конфетти, – и на сей раз он сблизил нас до конца жизни!

Глава вторая
Меткий удар

– Это, конечно, абсолютно не моё дело, – проговорила миссис Бёрд, отрываясь от уборки посуды после завтрака, – но вам не кажется, что наш мистер Карри нежданно-негаданно разбогател? – Она кивнула в сторону соседского сада. – Смотрите-ка, он снова играет в гольф. И так уже третье утро[6].

– Действительно, очень странно, – согласилась миссис Браун, когда в подтверждение слов экономки из соседнего сада раздался звонкий удар клюшки по мячу. – Он вчера весь день приводил в порядок свою лужайку и копал на ней лунки, а вон еще и клюшку поблизости бросил.

Паддингтон, который до этого момента решал важный вопрос – как прикончить гренки с мармеладом, прежде чем миссис Бёрд уберёт их со стола, – внезапно поперхнулся от удивления.

– Мистер Карри бросил плюшку? – выдавил он, прокашлявшись.

Он с любопытством уставился в окно на лужайку мистера Карри, но, честно говоря, ничего особенного на ней не увидел. Впрочем, он и не ждал увидеть плюшку – станет мистер Карри разбрасываться такими ценными вещами! Но на лужайке лежала одна только непонятная палка, похоже, металлическая. Она поблескивала на солнце – утро было ясное, безветренное.

– Это и есть клюшка, – пояснила миссис Браун. – Такая специальная палка для игры в гольф. Вот уж не ждала увидеть её у мистера Карри!

Миссис Браун странное поведение мистера Карри озадачило не меньше, чем их экономку. Мало того что мистер Карри слыл в округе страшным скрягой, он был ещё и скандалистом, занудой и вообще человеком в высшей степени неспортивным[7]. Трудно было вообразить, что он ни с того ни с сего станет заниматься спортом – тем более таким дорогим, как гольф.

– Кстати, о гольфе, – припомнила миссис Браун, отходя от окна, – Генри просил меня достать и его клюшки. В гольф-клубе в субботу «открытый день»[8], и он хочет пойти поиграть. Похоже, народу будет уйма. Приедет сам Арнольд Паркер, и не только приедет, но и будет судить некоторые состязания. Не знаю, рискнёт ли Генри состязаться, но, похоже, победителям обещаны очень дорогие призы. Самый ценный приз полагается тому, кто пошлет мяч дальше всех, и…

– Угу, – перебила её миссис Бёрд, – дальше можете не объяснять. Уже одной загадкой меньше.

Миссис Бёрд предпочитала не совать нос в чужие дела, зато во всём любила ясность.

– Уж если где забрезжит возможность получить что-нибудь задаром, мистер Карри всегда тут как тут, – хмыкнула она и, подхватив поднос с грязной посудой, удалилась на кухню.

Когда миссис Браун, собрав оставшиеся чашки и блюдца, отправилась следом, Паддингтон вскарабкался на стул и с надеждой выглянул в окно. Однако мистера Карри нигде не было видно, и даже хлопки его клюшки по мячу стихли, поэтому Паддингтон разочарованно слез на пол и побежал в сад, чтобы поподробнее выяснить, что к чему.

Теперь-то он сообразил, что уже не раз натыкался на клюшки мистера Брауна, которые пылились в шкафу под лестницей, но ещё ни разу не видел, как же на самом деле играют в гольф, поэтому ему не терпелось полюбоваться на мистера Карри, лупящего этой необыкновенной палкой по мячу.

Скорчившись на земле за сараем, Паддингтон приник глазом к специальной круглой дырочке в заборе, через которую, как правило, открывался великолепный вид на соседский сад; однако на сей раз, как ни странно, он увидел в дырочке лишь непроглядную темноту.

Паддингтон слегка растерялся, но тут же понял, что его «глазок» просто замусорился. Выбрав крепкую подпорку для фасоли, он изо всех сил ткнул в дырочку, надеясь её прочистить.

В ту же секунду из соседского сада донёсся оглушительный вопль, и над забором выросла знакомая фигура мистера Карри.

– Медведь!!! – взревел сосед Браунов, прижимая обе руки к правому глазу и пританцовывая на месте. – Ты специально это сделал, медведь?

Выронив от неожиданности палку, Паддингтон предусмотрительно отскочил подальше от забора.

– Что вы, мистер Карри! – воскликнул он. – Я просто думал, что дырочка замусорилась. Если бы я знал, что это вы, я бы не тыкал так сильно. Ну, то есть…

– Что?! – окончательно рассвирепел мистер Карри. – Что ты говоришь?

Паддингтон понял, что объяснять бесполезно, потому что лицо соседа внезапно побагровело как свекла.

– Я хотел посмотреть на ваши плюшки, мистер Карри, – объяснил он, повесив голову.

– На какие ещё плюшки? – не понял мистер Карри.

– Ну, на ваши палки. Которыми по мячику стукают, – пояснил Паддингтон.

Мистер Карри окинул медвежонка придирчивым взглядом единственного зрячего глаза.

– А, мои клюшки? Так бы и говорил, медведь! – буркнул он, отнимая руку от лица и с подозрением заглядывая за забор. – Слушай-ка, я ищу мяч. Он улетел к вам в сад.

Паддингтон, желая поскорей загладить свою вину, со всех лап бросился на поиски и почти сразу же обнаружил на помидорной грядке гладкий белый шарик.

– Вот ваш мячик, мистер Карри! – обрадовался он. – Ой, только он, кажется, мистеру Брауну помидорный куст сломал…

– Вольно же людям ставить такие низкие заборы! – не моргнул глазом противный мистер Карри, забирая у медвежонка мяч.

Он внимательно осмотрел мячик со всех сторон – цел ли, – а потом задумчиво поглядел на своего собеседника.

– А я и не знал, что ты интересуешься гольфом, медведь, – бросил он как бы вскользь.

Паддингтон робко ответил на его взгляд.

– Я, наверное, пока ещё не интересуюсь, – ответил он осторожно.

Уже не раз мистер Карри заставал его врасплох такими вот ничего не значащими замечаниями, и он решил держаться настороже, чтобы не подрядиться ненароком строить за десять пенсов поле для гольфа[9].

Мистер Карри оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что их никто не слышит, а потом поманил медвежонка пальцем. Тот подошёл поближе.

– Мне нужен «кэдди»[10], который носил бы за мной снаряжение во время завтрашней игры, – сообщил он вкрадчивым шёпотом. – У меня очень дорогое снаряжение, поэтому я ищу помощника, на которого мог бы положиться. И если я найду такого помощника, – продолжал мистер Карри с намёком, – я, может быть, и не стану никому говорить, что он чуть не выколол мне глаз.

– Спасибо большое, мистер Карри… – начал было Паддингтон, совсем уж растерявшись.

Мистер Карри, не дав ему договорить, радостно потёр руки.

– Прекрасно! Вот и договорились! – бросил он. – Увидимся завтра на поле, ровно в два часа.

И запомни, медведь, – строго добавил он, уже собираясь уходить, – раз уж я, по доброте душевной, позволяю тебе быть моим помощником, ты в ответе за каждую мелочь. Если потеряется хоть один мячик, тебе придётся покупать новый!

Паддингтон проводил удаляющуюся фигуру соседа скорбным взглядом. О том, каковы обязанности «кэдди», у него были самые смутные представления, но, судя по тону последней фразы, мистеру Карри снова удалось обвести его вокруг пальца.

В данном случае все худшие опасения медвежонка оправдались на полную катушку, а его слабые надежды самому попробовать поиграть в гольф мгновенно рассыпались в прах, едва он на следующий день встретил мистера Карри у входа на поле.

Его сосед пребывал далеко не в лучшем настроении. Время шло, а Паддингтон, всё больше теряя надежду, уныло таскался за ним по горам и по долам, с трудом волоча тяжеленный мешок с клюшками.

Бо́льшую часть времени мистер Карри проводил в песчаных ямах[11], раскиданных тут и там между восемнадцатью лунками, и с каждой неудачей разъярялся всё сильнее. Поэтому Паддингтон страшно обрадовался, когда они наконец добрались до того места, где должно было проходить главное состязание, и ненадолго остановились, дожидаясь своей очереди.

– Смотри в оба, медведь, – предупредил мистер Карри, озираясь. – Я сейчас очень-очень сильно ударю по мячу, а ты ни за что не должен терять его из виду. Я не хочу, чтобы его перепутали с чьим-нибудь чужим.

– Не перепутают, – успокоил медвежонок соседа. – Я специально прилепил к боку апельсинную корочку, так что всё в порядке[12].

– Апельсинную корочку? – повторил мистер Карри. – А ты уверен, что она не отвалится?

– Уверен, – кивнул медвежонок. – Видите ли, она из моего самого любимого мармелада, который продают в «Уценённых товарах». Миссис Бёрд говорит, что его даже зубами не отдерёшь.

Объясняя, Паддингтон не забывал поглядывать вокруг. Зрителей собралась целая толпа, и, чтобы показать, что он тоже не лыком шит, медвежонок небрежно опёрся о клюшку – точь-в‑точь как Арнольд Паркер на плакатах, оповещающих о сегодняшнем состязании.

Даже мистер Карри и тот перестал хмуриться и явно был доволен положением вещей.

– Ты, надеюсь, понял, медведь, – проговорил он громким голосом, чтобы слышали все вокруг, – что пока я только упражнялся. Так сказать, набивал руку. Я уже очень давно не играл в гольф, поэтому специально берёг силы, чтобы показать себя в этом состязании. Запомни, когда я пойду получать приз, ты должен…

Мистер Карри запнулся, и остальные его великие изречения так и остались непроизнесёнными, потому что тут раздался громкий треск и Паддингтон кубарем полетел в траву с обломком клюшки в лапе.

– Медведь!!! – взревел мистер Карри, после чего язык перестал ему повиноваться и он только молча тыкал пальцем в обломки своей клюшки.

Паддингтон сел и расстроенно уставился на две никчёмные деревяшки.

– Может быть, связать их вместе, мистер Карри? – предложил он.

– Сссвязать? – прошипел мистер Карри. – Связать!.. Моя лучшая клюшка! Да я… Да я…

– Послушайте-ка, – вдруг вмешался голос из‑за его плеча. – Я бы на вашем месте лучше извинился перед несчастным медведем. Видел я, как вы долбите по мячу! Ничего удивительного, что после этакой игры клюшка сломалась. Хорошо ещё, что обошлось без травм. И если это ваша лучшая клюшка, вот уж не хотел бы увидеть худшую! Да она вся проржавела!

Дяденька, которому принадлежал голос, с отвращением поглядел на обломки клюшки, потом нагнулся и протянул Паддингтону руку.

– Меня зовут Паркер, – представился он. – Арнольд Паркер. Я судья этих состязаний.

– Спасибо большое, мистер Паркер, – отозвался Паддингтон, страшно гордый, что этакая знаменитость помогла ему встать. – А меня зовут Браун, Паддингтон Браун.

– Арнольд Паркер? – встрепенулся мистер Карри. Хмурое выражение точно по волшебству улетучилось с его лица. – Я ведь просто пошутил, – продолжал он, выдавливая улыбку, и потянулся к своей сумке. – Всякое бывает. Конечно же, у меня есть и другая клюшка. Правда, она гораздо тяжелее… Я, видите ли, пользуюсь ею только во время самых ответственных состязаний, но… Напомни, чтобы я не забыл дать тебе десять пенсов, когда вернёмся домой, медведь, – добавил он громким голосом, специально для Арнольда Паркера.

Паддингтон заморгал от удивления. Обычно-то мистер Карри редко раскошеливался, трудись ты хоть целый день в поте лица, – и тут уж напоминай не напоминай.

– Метки, чай, у тебя готовы? – спросил мистер Карри, занимая позицию на старте.

Паддингтон совсем растерялся. Пластмассовые метки[13] лежали в сумке, но он никак не ожидал, что в такую ответственную минуту мистер Карри потребует ещё и чая! Тем не менее он не растерялся и, пошарив в своей шляпе, вытащил оттуда кусок булки с мармеладом.

– Чая нет, только вот это, – пояснил он виновато.

Мистер Карри взял булку, поглядел на неё, точно не понимая, что это такое, а затем швырнул её на землю.

– Какой ещё чай, медведь? – буркнул он, всё же не стирая с лица фальшивой улыбки. – Зачем ты мне даёшь эту гадость?

Паддингтон поспешно протянул мистеру Карри жёлтую пластмассовую подставочку для мяча, и тот воткнул её в землю.

Установив на метке Паддингтонов меченый мяч, мистер Карри отступил на шаг, аккуратно прицелился, взмахнул новой клюшкой, но вдруг, ко всеобщему удивлению, издал пронзительный вопль и, проделав опасное сальто-мортале, грохнулся на землю.

– Ну и ну! – подивился Арнольд Паркер. Он нагнулся и уставился на что-то у себя под ногами. – Боюсь, вы случайно наступили на мармелад мистера Брауна!

По счастью, поле для гольфа находилось у самой железной дороги, поэтому ни зрители, ни медвежонок не услышали комментариев мистера Карри к этому сообщению – слова потонули в стуке колёс проходящего поезда.

– Мармелад! – заорал он громче прежнего, когда поезд прошёл. – На моих лучших бриджах! – Он сел, потирая коленку. – И вдобавок я, кажется, растянул ногу. Как же мне теперь играть?

Мистер Карри корчил такие страшные рожи, что на лице у Арнольда Паркера появилась озабоченность.

– На вашем месте я бы сходил в палатку первой помощи, – посоветовал он. – Возможно, у вас серьёзная травма.

– Медведь! – взревел мистер Карри. – Это всё ты, медведь! Понабросал тут булки с мармеладом…

– Ничего подобного, – пресёк его Арнольд Паркер, снова приходя медвежонку на помощь. – Вы сами её бросили. Если бы не вы, ничего бы и не случилось. Так что судьба вас справедливо наказала!

– А может, я сыграю за вас, мистер Карри? – с проблеском надежды предложил медвежонок.

Арнольд Паркер задумчиво поглядел на него.

– А почему бы и нет? – спросил он, оборачиваясь к мистеру Карри. – В правилах нигде не сказано, что медведям не дозволяется играть в гольф, а вам это сэкономит входную плату…

При последних словах мистер Карри навострил уши. Он поглядел на Паддингтона, а потом, покряхтев, передал ему клюшку.

– Ну ладно, валяй, медведь, – сказал он довольно-таки грубо. – Всё лучше, чем ничего. Только смотри бей как следует. И не забудь послать мяч в нужное место, – добавил мистер Карри, когда Паддингтон занял исходную позицию.

– А кому его посылать, мистер Карри? – изумился медвежонок. – Я думал, он вам самому нужен…

– По-моему, он беспокоится о правильной стойке, – попробовал внести ясность Арнольд Паркер.

Паддингтон вконец растерялся. Из всех стоек он помнил только мармеладную, в магазине, но понятия не имел, как и зачем посылать туда мяч, тем более что он даже не помнил адреса. Поэтому он ужасно обрадовался, когда Арнольд Паркер объяснил, что посылать мяч – значит бить по нему клюшкой, а стойка – это поза, которую надо принять перед ударом.

Паддингтон обвёл глазами зрителей. Он так и не понял, зачем было придумывать столько трудных слов, только чтобы стукнуть кривой палкой по маленькому белому мячику.

Ухватив покрепче клюшку мистера Карри, медвежонок плотно зажмурил глаза и под испуганные вскрики ближайших зрителей что было силы взмахнул ею.

– Э… может быть, вам лучше подойти чуть поближе? – посоветовал Арнольд Паркер по прошествии нескольких минут, в течение которых Паддингтон без всякого результата махал клюшкой. Судья тревожно взглянул на часы и на длинный хвост игроков, дожидавшихся своей очереди. – Наверное, играть лапами не так-то просто, – ободряюще добавил знаменитый игрок.

Паддингтон утёр лоб и неодобрительно покосился на мячик. Будь его воля, он ввёл бы в гольф массу усовершенствований – и прежде всего увеличил бы размеры мяча. Вместе с тем он был не из тех медведей, которые бросают дело на полдороге, поэтому решил сделать ещё одну попытку: крепче прежнего вцепившись в клюшку, он взмахнул ею в последний раз.

Раздался долгожданный хлопок – клюшка ударила по мячу.

– Хлоп! – восторженно вскрикнул кто-то в толпе.

– Шлёп! – отозвался Паддингтон и сам чуть не шлёпнулся от волнения.

– Поздравляю! – выговорил Арнольд Паркер, вставая и отряхиваясь. – А кто-нибудь видел, куда он полетел?..

– Я, я видел! – завопил мистер Карри, покрывая грохот проходящего товарного состава. – Вон туда!

Он ткнул пальцем в густые заросли между полем и железной дорогой и снова повернулся к Паддингтону.

– Медведь, – проговорил он медленно и отчётливо, – я иду в медицинскую палатку, чтобы мне перевязали ногу. Если, когда я вернусь, ты не найдёшь мой мяч, я… я…

Мистер Карри так и не договорил и захромал прочь, но выражение его лица было красноречивее всяких слов. Паддингтон, окончательно павший духом, распрощался с Арнольдом Паркером и уныло побрёл к железнодорожному полотну.

Даже издалека придорожные заросли выглядели довольно непривлекательно, а подойдя поближе, Паддингтон обнаружил такое хитросплетение высокой травы и колючек, что сразу понял: здесь не отыскался бы и футбольный мяч, не говоря уж о крошечном белом шарике; и даже дружелюбный машинист, который приветливо махал ему рукой, пока состав не скрылся за поворотом, не сумел развеять его печаль.

* * *

Мистер Карри сидел на кровати в травматологическом отделении больницы и удивлённо таращился на сумку с новёхоньким снаряжением для гольфа.

– Вы хотите сказать, я всё это выиграл? – не верил он.

– Не вы, а Паддингтон, – строго поправила миссис Бёрд. – Но он любезно дарит всё это вам.

– А вот ещё один подарок, мистер Карри, чтобы вы поскорее поправлялись, – вставил медвежонок, протягивая мистеру Карри белый шарик с дырочками в боку. – Это специальный тренировочный мяч, который никуда не улетает и не теряется.

– Спасибо, медведь, – буркнул мистер Карри. Он поглядел на Паддингтона, потом на подарки. – Очень мило с твоей стороны. Я хотел сказать тебе пару слов, но теперь, пожалуй, не стану.

– Только попробуйте… – грозно начала миссис Бёрд.

– И как это тебе удалось послать мяч дальше всех? – недоумевал мистер Карри, всё ещё не веря ни глазам, ни ушам.

– Ну не то чтобы он послал его дальше всех… – уточнил Джонатан, подтолкнув локтем сестру. – Просто его мяч оказался дальше всех. Арнольд Паркер говорит, что это похоже на мировой рекорд.

– Тем более среди медведей, – добавила Джуди, пожимая Паддингтону лапу.

– Мировой рекорд! – Мистер Карри глядел на медвежонка всё с бо́льшим и бо́льшим уважением. – Ну ты молодец, медведь! Просто молодец! – Он примерил к руке новую клюшку и задумчиво посмотрел на новенький тренировочный мяч. – Мне даже самому захотелось попробовать.

– Лучше не стоит, – встревожилась миссис Браун, угадав его мысли. – Вдруг вы снова поскользнётесь…

– Чепуха! – отрезал мистер Карри, вылезая из кровати. – Меня и так скоро отпустят. Мне уже лучше…

Он нагнулся, положил мячик на натёртый до блеска пол и, прежде чем его успели остановить, взмахнул своей новой клюшкой.

– Один удар мне не…

Тут голос мистера Карри прервался, и на полу образовалась какая-то ветряная мельница из рук и ног. Потом палату сотряс глухой удар.

– Полундра! – закричал Джонатан. – Он опять…

– О господи! – ахнула миссис Браун. – Мы же предупреждали…

– Сестра! – взревел мистер Карри, садясь на пол и растирая ушибленную ногу. – Сестра! Вы где? Кто размазал по полу эту дурацкую скользкую мастику?

Брауны лишь успели переглянуться. Тут же дверь распахнулась, и в неё влетело целое облако белых халатов, возглавляемое медицинской сестрой в форменном колпаке.

– Улепётываем отсюда, и поскорее! – скомандовал мистер Браун.

– Ну уж на сей раз Паддингтон ни в чём не виноват! – отчеканила миссис Бёрд.

– Вы что, не знаете мистера Карри? – возразила миссис Браун.

– Выходит, мы так ему и не расскажем, чем кончилось дело? – огорчился Джонатан.

Мистер Браун покачал головой.

– Лучше потом! – перекрикивая шум и гам, ответил он. – И вообще, вряд ли он нам поверит!

Миссис Браун бросила последний взгляд на врачей, столпившихся у кровати, и направилась к дверям.

– Девять миль – действительно солидное расстояние для мяча, – заметила она. – Как удачно, что в правилах ничего не говорится о том, как именно мячик долетел до цели.

– Надо ж было запулить мяч прямо в кабину машиниста! – воскликнул Джонатан. – Неудивительно, что он махал тебе рукой!

– Хорошо ещё, что он догадался прислать мячик обратно, – добавила Джуди. – А ты как считаешь, Паддингтон?

Медвежонок задумался. Он напоследок ещё раз махнул лапой в сторону кровати, но, услышав оттуда знакомый сварливый голос, поспешил к дверям вслед за остальными.

– Я вот что считаю, – объявил он. – Хорошо, что я пометил мячик апельсинной корочкой. Иначе никто бы не догадался, что он мой!

Глава третья
В больнице

Миссис Браун, которая рылась в кухонном столе в поисках резинового колечка, тяжело вздохнула.

– Если я увижу ещё хоть одну банку телячьего заливного[14], я с ума сойду, – проговорила она с не свойственными ей истеричными нотками в голосе. – Четвёртая банка за неделю! Я уж не говорю о трёх бутылках сока и двух дюжинах яиц, а что касается винограда, я просто сбилась со счёта!

Миссис Бёрд фыркнула.

– Я вам вот что скажу, – заметила она хмуро. – Мистер Карри будет торчать в больнице, пока это не надоест ему, и ни секундочкой меньше. Уж он-то не упустит такого подарка судьбы! Подумать только: лежишь в чистой постели, бесплатно питаешься, да, кроме того, с тобой ещё и носятся как с писаной торбой! Стоит доктору сказать, что дела идут на поправку, как ему немедленно становится хуже.

Миссис Бёрд взяла у миссис Браун резинку и с сердитым щелчком нацепила её на горлышко банки. Выражение её лица явственно говорило, что, окажись мистер Карри поблизости, ему бы и впрямь крепко не поздоровилось.

Прошло уже больше недели с тех пор, как сосед Браунов попал в больницу, и, хотя ни рентген, ни многочисленные осмотры не смогли обнаружить у него никаких повреждений, он по-прежнему настойчиво утверждал, что не может пошевелить ногой.

На Браунов же обрушился целый водопад открыток, записок и прочих посланий со всевозможными требованиями – от винограда самых лучших сортов до свежих газет, журналов, почтовой бумаги, марок и прочего, так что всего и не перечислишь.

Поначалу Брауны были только рады услужить, а поскольку летние каникулы закончились и Джонатан с Джуди уехали в школу, исполнение желаний мистера Карри легло на плечи Паддингтона, и он целыми днями носился по рынку со своей продуктовой сумкой на колёсиках.

Однако после целой недели постоянных хождений в больницу и бесконечных жалоб ворчливого пациента Брауны почувствовали, что их человеколюбию приходит конец.

Надо сказать, что даже терпение больничного персонала уже заметно подыстощилось, и старшая сестра всё прозрачнее и прозрачнее намекала на недостаток свободных мест.

– В нашем доме он болеть не будет, – безапелляционным тоном заявила миссис Бёрд. – Только через мой труп. И я не позволю, чтобы Паддингтон бегал по его дурацким поручениям, когда он вернётся из больницы. Он с бедного медведя семь шкур сдерёт!

Паддингтон, который как раз в эту минуту вбежал в кухню, вздрогнул и поспешно пощупал мех на животике. Однако, к великому облегчению, шкура на нём явно была всего одна, и он, успокоившись, сосредоточил всё своё внимание на корзине с гостинцами.

– Ты точно ничего не перепутаешь? – на всякий случай спросила миссис Браун, осторожно втискивая в набитую корзину вишнёвый пирог.

Паддингтон облизнулся.

– Постараюсь, миссис Браун, – ответил он.

– И не вздумай выколупывать вишни из пирога, – угадав его мысли, предупредила миссис Бёрд. – Если мистер Карри обнаружит хоть одну дырочку, в нас полетит очередная открытка, а я ими и так уже сыта по горло.

Паддингтон сделал вид, что до глубины души оскорблён таким предположением.

– Как же можно выколупывать вишни из пирога! – ужаснулся он.

Миссис Браун поспешила сменить тему:

– Объясни мистеру Карри, что вечером мы прийти не сможем, потому что приглашены в гости. Побудь там минут пять – и довольно. Вообще-то, они по утрам не пускают посетителей, но миссис Бёрд позвонила старшей сестре, и та сказала, что один раз можно.

Паддингтон внимательно выслушал все наставления. Честно говоря, ему не очень-то улыбалось встречаться с мистером Карри с глазу на глаз. До сих пор он приходил только вместе с остальными Браунами и теперь сильно опасался, что мистер Карри, воспользовавшись случаем, не преминет сказать ему парочку гадостей по поводу игры в гольф. Поэтому, узнав, что дольше пяти минут задерживаться не придётся, он заметно повеселел.

Миссис Браун вызвала такси, которое должно было отвезти медвежонка в больницу, и уже через несколько минут Паддингтона нагрузили корзиной, свёртком с булочками и термосом с какао (на случай, если он задержится и опоздает на «послезавтрак»), он надел синее пальтишко и шляпу и отправился в путь.

Когда такси свернуло с улицы Виндзорский Сад и скрылось из виду, миссис Браун и миссис Бёрд вернулись в дом.

– Как вы думаете, может, всё-таки не стоило отпускать его одного? – тревожно спросила миссис Браун, закрывая входную дверь.

– Ничего, можете о нём не беспокоиться, – уверенно отозвалась миссис Бёрд. – О себе, любимом, этот медведь всегда позаботится.

Миссис Браун ещё раз вздохнула.

– Я не за Паддингтона беспокоюсь, – пояснила она. – Я беспокоюсь за больницу…

Больница, в которую положили мистера Карри, находилась совсем недалеко от улицы Виндзорский Сад. Это было большое, многолюдное заведение, и миссис Браун содрогалась при одной только мысли, что может случиться, если Паддингтон вдруг попадёт не в тот коридор и потеряется.

Впрочем, менять что-либо было уже поздно, потому что не прошло и пяти минут, как машина свернула с проезжей части, въехала в большие ворота и остановилась у главного входа в огромное кирпичное здание.

Паддингтону нечасто доводилось покататься на такси, тем более без взрослых, поэтому он слегка огорчился, что они так быстро приехали. Тем не менее он с важным видом вылез из машины, поблагодарил водителя, вошёл в вестибюль и направился к стойке с надписью «Регистратура».

– Мистер Карри? – переспросил санитар, сидевший за стойкой. Он пробежал пальцем по длинному списку, приколотому к стене. – Что-то не припомню такого. Вы по предварительной договорённости?

– Ага, – кивнул медвежонок. – Миссис Бёрд специально утром звонила.

Санитар почесал в затылке.

– А вы хоть знаете, чем он занимается? – осведомился он. – У нас тут такая куча народу, кого только нет…

Паддингтон призадумался.

– Да в общем-то он ничем особенно не занимается, – рассудил он наконец. – Только ворчит.

– Это, боюсь, мало поможет, – вздохнул санитар. – Ворчунов тут, между нами говоря, не один и не два. А как, простите, ваше имя?

– Браун, – без запинки ответил медвежонок. – Паддингтон Браун. Адрес – Виндзорский Сад, дом тридцать два.

Санитар просмотрел ещё какой-то список.

– Нет, что-то не вижу я тут ни одного медведя, тем более с железнодорожными именами, – покачал он головой. – Пожалуй, придётся отправить вас к мистеру Гранту. Он у нас разбирается со всеми трудными случаями.

– Спасибо, – от души поблагодарил Паддингтон. – Он тут у вас самый главный?

– О да, – кивнул санитар, снимая телефонную трубку. – Мистер Грант у нас всему голова… – Он хотел было набрать номер, но вдруг осёкся и поглядел на странного пациента. – Постойте-ка! – Его лицо вдруг прояснилось. – У вас, наверное, голова не в порядке! Вот оно что! Что же вы сразу не сказали? Тогда вам нужен психиатр.

Перехватив непонимающий взгляд медвежонка, санитар нагнулся к нему поближе.

– Ну, это доктор, который лечит тех, у кого вот здесь не все дома, – доверительно пояснил он, постукивая пальцем по лбу. – Тех, которые, как говорится, «с приветом».

Чем больше санитар объяснял, тем сильнее Паддингтон удивлялся. Во-первых, хотя он и любил всякие занятные слова, такого заковыристого, как «психиатр», ему ещё ни разу не попадалось. А во-вторых, хотя его и попросили передать привет, но только мистеру Карри, а не какому-то там незнакомому доктору.

– Я с приветом, но только не для него, – сказал Паддингтон, начиная не на шутку тревожиться.

На сей раз пришёл черёд удивляться санитару. Надо сказать, мохнатая фигурка по ту сторону стойки с самого начала показалась ему в высшей степени странной, и, хотя он не обнаружил ни в одном списке пациента по имени Браун, судя по разговору, на сей раз формальностями вполне можно было пренебречь.

А Паддингтон уже пустил в ход свой самый суровый взгляд, поэтому санитар, слегка отпрянув, поспешно сверился ещё с одним списком.

– Ну, ну, – успокаивающе сказал он, – только, пожалуйста, не волнуйтесь. Я сейчас же устрою вам свидание с мистером Хайнсом.

– С мистером Хайнсом? – запальчиво повторил Паддингтон. – Но я пришёл к мистеру Карри! Я принёс вишнёвый пирог, миссис Бёрд его специально испекла!

Санитар прихватил на всякий случай увесистую трость и, опасливо поглядывая на пациента, вышел из‑за стойки.

– Думаю, мистер Хайнс вам гораздо больше понравится, – проговорил он, не спуская глаз с медвежонка.

Тут он подумал, что выражение «с приветом» могло напугать пациента, не говоря уж о слове «психиатр», поэтому решил смягчить краски.

– Мистер Хайнс – наш лучший специалист по подкручиванию винтиков, понимаете? – проговорил он успокаивающим тоном. – За мной, пожалуйста.

Паддингтон не очень хорошо разбирался в больничных порядках, потому что сам сталкивался с ними всего один раз, когда варил ириски и случайно пролил их на живот, но его в высшей степени поразило, что при больнице существует даже такая вещь, как ремонтная мастерская. Правда, у него подкручивать было вроде бы нечего (даже свою сумку на колёсиках он оставил дома), но посмотреть всё равно было интересно, поэтому он радостно засеменил вслед за санитаром к двери в конце длинного коридора.

Сделав Паддингтону знак подождать, санитар скрылся в кабинете. Несколько секунд оттуда долетали приглушённые голоса, а потом дверь снова распахнулась.

– Вам повезло, – шепнул санитар. – Мистер Хайнс примет вас прямо сейчас. Он как раз свободен.

Взяв Паддингтона за лапу, санитар втащил его в кабинет, после чего поспешно захлопнул дверь с другой стороны.

После ярко освещённого коридора Паддингтону показалось, что в кабинете на удивление темно. Жалюзи из тонких реек были полуопущены, и только в дальнем конце комнаты, на докторском столе, горела настольная лампа под зелёным абажуром. Мебели в кабинете стояло не много – шкафы да стулья, а в самом центре длинная тахта, высокая, как накрытый матрацем стол. Приглядевшись, Паддингтон заметил в полутьме фигуру в белом халате; врач всматривался в него сквозь очки с необычайно толстыми стёклами.

– Входите… Прошу… – проговорил врач, поворачивая лампу, чтобы та светила на медвежонка. – Раздевайтесь, пожалуйста, и устраивайтесь поудобней.

– Спасибо большое, – отозвался Паддингтон, щурясь на ярком свету.

Он очень обрадовался, что нет никакой очереди, поэтому поспешно скинул шляпу и пальтишко, положил их поверх корзины с гостинцами и уселся на ближайший стул.

– А долго мне ждать? – осведомился он, разворачивая свой завтрак.

– Ну что вы, – отозвался доктор и взял ручку. – Можем начать прямо сейчас.

– Вы уж меня извините за вишнёвый пирог, – тактично сказал Паддингтон.

Мистер Хайнс выронил ручку. Сняв очки, он подышал на стёкла, протёр их носовым платком и снова водрузил очки на нос.

– Извинить вас за вишнёвый пирог? – осторожно переспросил он.

Паддингтон кивнул.

– Ну что я не могу вас угостить, – пояснил он. – Потому что миссис Бёрд не хочет получать больше открыток от мистера Карри. Но зато я могу поделиться булкой с мармеладом.

Мистер Хайнс слегка содрогнулся и решительно отвёл в сторону протянутый пакет.

– Благодарю покорно, – сухо отказался он. – Послушайте… Вас что-то беспокоит? – Он задал этот вопрос, заметив, что медвежонок ёрзает и озадаченно озирается.

– Нет, всё в порядке, мистер Хайнс, – ответил Паддингтон, снова переводя взгляд на врача. – Я просто смотрел, где ваш гаечный ключ.

– Гаечный ключ? – Мистер Хайнс вскочил со стула и сделал шаг к пациенту. – Действительно, крайне интересный случай! – не удержался он и с энтузиазмом потёр руки. – Санитар сказал мне, э‑э… – Тут он замялся, потому что Паддингтон наградил его в высшей степени суровым взглядом. – Э‑э… то есть… ну, возможно, я даже напишу об этом статью. У меня никогда ещё не было пациентов-медведей.

Мистер Хайнс помог Паддингтону встать со стула и указал ему на тахту в центре комнаты.

– Прилягте, пожалуйста, – пригласил он. – А потом посмотрите в потолок и постарайтесь ни о чём не думать.

Паддингтон с интересом обозрел тахту.

– Спасибо, – сказал он не очень уверенно и принялся укладываться. – А вы на ней гайки хорошо закрутили?

– Гайки? – опешил мистер Хайнс.

– Дяденька в регистратуре сказал, что вы закручиваете гайки, – пояснил медвежонок, несколько разочарованный, что ничего интересного не происходит.

– Я думаю, он просто пытался вас отвлечь… то есть насмешить, – не очень понятно объяснил мистер Хайнс, снова усаживаясь за стол.

– А сейчас, – продолжал он будто бы между прочим, – я хочу поиграть с вами в одну игру. Чтобы проверить вашу реакцию.

– Реакцию? – изумлённо повторил медвежонок. – А я и не знал, что у меня есть реакция!

– Она у всех есть, – успокоил мистер Хайнс. – Только у кого побыстрее, у кого – помедленнее. – Он снова взял ручку. – Играем так: я называю слово, а вы должны быстро-быстро назвать противоположное… хорошо?

– Плохо, – тут же отозвался Паддингтон.

Мистер Хайнс застыл, не донеся ручку до бумаги.

– Что такое? – спросил он сердито. – Вам неудобно лежать?

– Мне удобно, – ответил Паддингтон. – Но вы ведь велели мне всякий раз, как скажете слово, говорить противоположное.

Он сел на тахте и бросил на врача ещё один суровый взгляд. Ему показалось, что для человека, который берётся проверять других, у мистера Хайнса реакция, вообще-то, плоховата.

А тут ещё врач ни с того ни с сего принялся считать про себя.

– Это ещё было не слово, медведь, – проговорил он, переводя дух. – Вы должны были дождаться моей команды. Но уж когда начнём – никаких посторонних звуков. Ну – давайте по счёту: три… два… один… начали!

– Кончили! – выпалил Паддингтон.

Мистер Хайнс открыл было рот, но, видимо, передумал.

– Прекрасно, – буркнул он.

– Ужасно, – радостно отозвался Паддингтон.

– Послушайте… – срывающимся голосом начал мистер Хайнс.

– Оглохните! – в восторге выкрикнул медвежонок.

Хотя он, конечно, и не отказался бы посмотреть, как подкручивают винтики, играть с мистером Хайнсом оказалось очень интересно, и он ужасно огорчился, когда за его ответом последовало гробовое молчание.

– Вы больше не можете придумать слов, мистер Хайнс? – осведомился он.

Несколько секунд психиатр молча барабанил пальцами по столу. Судя по выражению лица, ему пришло на ум довольно много выразительных слов, но он благоразумно решил оставить их при себе.

– Белый, – сказал он уныло, снова берясь за ручку.

– Чёрный, – парировал Паддингтон и снова улёгся на тахту, сложив передние лапы на груди, с довольным выражением на мордочке.

– Большой, – с надеждой произнес мистер Хайнс.

– Маленький, – даже не задумался медвежонок.

– Быстро, – сказал врач.

– Медленно, – откликнулся Паддингтон.

Назвав одно за другим ещё с полдюжины слов, мистер Хайнс вроде бы слегка пришёл в себя и несколько минут усердно строчил на листке бумаги, пытаясь поспеть за Паддингтоновыми ответами.

– Ясно, – проговорил он наконец, откидываясь на стуле.

– Пасмурно, – нашёлся медвежонок.

Мистер Хайнс усмехнулся:

– Мы закончили…

– Они начали! – выкрикнул Паддингтон.

– Вот и нет! – снова рассердился мистер Хайнс.

– Вот и да! – завопил Паддингтон.

– Нет!.. Нет!.. Нет!.. – взревел мистер Хайнс, колотя кулаком по столу.

– Да!.. Да!.. Да!.. – крикнул Паддингтон, размахивая лапами.

– Прекрати! – не выдержал врач.

– Продолжай! – отозвался Паддингтон, от возбуждения чуть не свалившись с тахты.

Мистер Хайнс обвёл кабинет помутившимся взглядом.

– Боже, зачем я в это ввязался? – вскричал он, пряча лицо в ладонях. – У меня теперь у самого всё в голове разладилось!

Паддингтон снова сел и поглядел на врача с удвоенным интересом.

– Может быть, вам подкрутить в ней винтики, мистер Хайнс? – осведомился он. – Я пойду позову дяденьку из регистратуры. Он, наверное, сумеет вам помочь. Он в этих вещах здорово разбирается.

И он начал было слезать с тахты, но тут мистер Хайнс вдруг ни с того ни с сего метнулся к двери.

– Я ухожу на пять минут! – трагическим голосом объявил он. – На пять минут! И если, когда я вернусь, ты ещё будешь здесь…

Мистер Хайнс так и не закончил фразу, зато так увесисто прихлопнул её дверью, что даже Паддингтону стало ясно: доктор не совсем доволен ходом их беседы.

Несколько секунд медвежонок таращился на закрытую дверь, потом вскочил и принялся поспешно собирать свои вещички. Тут он заметил, что, кроме двери, через которую он вошёл, в кабинете есть ещё одна; поразмыслив, Паддингтон решил воспользоваться именно ею. Когда мистер Хайнс покидал кабинет, на лице у него было очень уж свирепое выражение, и, что бы там ни ждало за второй дверью, Паддингтон ничуть не сомневался, что подкручивать винтики ему там не станут.

Глава четвёртая
Лекарство от всех болезней

Паддингтон захлопнул за собою дверь и немного постоял, утирая лапой лоб. Он чувствовал, что страшная опасность осталась позади. Правда, что это была за опасность, он так до конца и не понял, но рад был убраться из докторского кабинета подобру-поздорову.

Побег оказался своевременным: всего через несколько секунд из‑за стены донеслись приглушённые голоса. Судя по тому, что Паддингтон расслышал через замочную скважину, в кабинете о чём-то спорили и время от времени мистер Хайнс изо всех сил грохал кулаком по столу. Однако постепенно шум стих, и у Паддингтона появилась возможность выяснить поподробнее, куда же он попал.

Сказать по правде, тут было куда менее интересно, чем в докторском кабинете. Кроме нескольких халатов на вешалке, в комнате оказались лишь письменный стол, на котором стоял открытый чемоданчик с инструментами, крутящийся стул да металлическая рейка, увешанная непомерно большими фотографическими негативами. Рейка была такая длинная, что занимала почти всю противоположную стену, в которой имелась ещё одна дверь.

Совсем это не походило на больничные палаты, которые он видел по телевизору, – там кипела жизнь, туда-сюда сновали люди в белых халатах, толкая перед собой каталки и грозными голосами выкрикивая приказания. Кроме того, в этой комнате было ещё и очень холодно. Паддингтон уже успел подметить, что во всех больницах прямо-таки помешаны на свежем воздухе, и больница мистера Карри не была исключением. Над его головой было целых три окна, расположенные так высоко, что и не дотянешься, и все три были открыты настежь.

Паддингтон лишний раз порадовался, что миссис Бёрд не забыла дать ему термос с горячим какао, и, когда в течение нескольких минут так ничего и не произошло, он отвинтил крышку и решил немного перекусить.

В следующую секунду раздался вопль, от которого эхо заметалось по всему кабинету; Паддингтон запрыгал на одном месте, размахивая крышкой от термоса, а второй лапой пытаясь залезть себе в рот. Миссис Бёрд любила, чтобы горячее было действительно горячим, и на сей раз, похоже, немного перестаралась.

Паддингтон поспешно вылил какао обратно в термос, завинтил крышку и полез в чемоданчик с инструментами в надежде найти зеркальце и обследовать кончик своего языка.

И вот тут-то на его мордочке и появилось задумчивое выражение. Дело в том, что он не раз видел по телевизору фильмы, где действие происходило в больнице. Некоторые из них ему очень нравились, особенно те, где часто что-нибудь приключалось. И вот, перебирая инструменты, он обнаружил точно такие, какие брал с собой Грант Декстер из сериала «Удалой доктор», когда отправлялся по понедельникам к своим пациентам.

Вскоре в кабинете повисла настораживающая тишина. Нарушало её только сосредоточенное пыхтение да позвякивание инструментов – Паддингтон всё глубже и глубже забирался в чемоданчик…

А через некоторое время дверь, выходящая в коридор, медленно приотворилась, и в щёлке показалась маленькая фигурка, с ног до головы облачённая в белое. Коридор был пуст, но, даже окажись кто-нибудь поблизости, только очень пристальный взгляд обнаружил бы за марлевой маской чёрный нос и блестящие глазки, которые опасливо стрельнули направо и налево.

Помимо маски, голову венчал докторский колпак, а поверх него была нацеплена лампочка, прикреплённая к широкому обручу. На шее висел стетоскоп, и хотя несколько шерстинок, которые упрямо не желали заправляться под маску, и могли бы насторожить внимательного наблюдателя, в остальном сходство было безукоризненным.

Строго говоря, если бы не несколько необычная длина халата, который почти что волочился по полу, даже сам Грант Декстер вполне мог бы подумать, что смотрит на собственное уменьшенное отражение в кривом зеркале.

Убедившись, что поблизости никого нет, Паддингтон снова прикрыл дверь и занялся таинственными негативами.

Поднимая их по очереди к свету – точь-в‑точь как Грант Декстер в телевизоре, – медвежонок внимательно разглядывал каждый в надежде увидеть что-нибудь интересное, но скоро ему это надоело, и он решил, что лучше посидеть за докторским столом. Что касается фотографий, они ему совершенно не понравились. Насколько он мог разглядеть, на них были только какие-то старые кости, да к тому же по большей части ещё и ломаные.

Крутящийся стул оказался куда интереснее. Некоторое время Паддингтон деятельно вращал его, поднимаясь всё выше и выше, пока наконец не доехал до самой крышки стола.

Медвежонок неистово замахал в воздухе лапами, подражая мистеру Хайнсу, и хотел было крутануть стул в последний раз, но тут вдруг всё вокруг перевернулось вверх ногами, и Паддингтон почувствовал, что летит вниз. На миг в глазах у него потемнело, а потом он шлёпнулся на пол и сверху обрушилась какая-то тяжеленная махина.

Он попытался выкарабкаться на свободу, но тут в коридоре послышался топот бегущих ног, дверь распахнулась, и в кабинет влетел какой-то дяденька в форменной куртке.

– Где?! Где?! – истошно завопил он, наводя на медвежонка огромный красный огнетушитель.

Паддингтон перестал барахтаться.

– Где что? – спросил он удивлённо.

– Ох ты! – Дяденька только сейчас заметил белую фигуру на полу. – Вы не ушиблись, сэр? Я‑то решил, тут пожар или ещё что. Думал, баллон с газом взорвался.

Паддингтон поразмыслил.

– Кажется, я не ушибся, – заключил он наконец. – Вот только комната всё ещё вертится.

– Ничего удивительного, – заметил пожарник, разглядывая обломки крушения. – Он в последний момент взял и выкрутился.

Паддингтон испуганно огляделся.

– Кто выкрутился? – переспросил он.

– Да стул выкрутился, – пояснил пожарник, вызволяя медвежонка из-под развалин. – Вы, наверное, слишком быстро его вращали и сломали ограничитель… – Тут он запнулся, потому что заметил броский цветной значок на Паддингтоновом халате. – А‑а! Так вы, значит, один из этих заграничных джентльменов?[15]

Паддингтон поглядел на него озадаченно.

– Я из Дремучего Перу, – подтвердил он.

– Я так и понял по вашему значку, – подмигнул пожарник. – А, ну теперь-то мы знаем, кто вам нужен, верно?

– Вы тоже знаете? – вконец изумился Паддингтон. – Что, миссис Бёрд уже звонила?

Дяденька слегка запнулся, точно не совсем расслышал, что ему говорят.

– Думаю, вам лучше пойти со мной, – произнёс он после секундного замешательства, как-то странно покосившись на медвежонка.

Когда работаешь в большой лондонской больнице, ко всякому можно привыкнуть, но, надо сказать, при ближайшем рассмотрении эта странная фигура превосходила всё, что пожарнику доводилось видеть раньше.

– Лучше не заставлять его светлость ждать слишком долго, – проговорил пожарник, торопливо открывая дверь. – С ним такие шутки плохи.

– Это уж точно, – согласился Паддингтон, страшно обрадованный, что наконец хоть в ком-то нашёл понимание. – Спасибо большое.

Увидев, что медвежонок подхватил корзинку, пожарник снова удивился.

– Эй, – окликнул он, – вы что, эту штуку с собой потащите?

– Это для него, – пояснил Паддингтон.

– А‑а… – протянул пожарник, почесав в затылке. – Ну ладно, дело хозяйское. Только я бы на вашем месте не стал рисковать. А ещё снял бы перчатки, прежде чем входить в палату.

– Перчатки? – возмущённо воскликнул Паддингтон в спину пожарнику, уже шагнувшему в коридор. – Это не перчатки! Это лапы!

Он крепко прижал к боку корзину и затрусил вслед за своим спасителем, вперив тому в затылок очень суровый взгляд. Они миновали несколько дверей-вертушек, прошли ещё по одному коридору и наконец оказались в большой, ярко освещённой комнате с двумя рядами кроватей.

Паддингтон огляделся.

– Вон мистер Карри! – воскликнул он радостно, тыча лапой в дальний конец палаты. – Потому что такого вкусного винограда больше ни у кого нет!

– Ну-ну, – хмыкнул пожарник и приложил палец к губам, потому что высокий, важного вида доктор, стоявший в окружении других возле одной из кроватей, вдруг выпрямился и уставился в их сторону. – А вон сэр Арчибальд. Потому что такого свирепого взгляда больше ни у кого нет!

– Сэр Арчибальд? – удивлённо повторил Паддингтон.

– Он самый, – подтвердил пожарник с довольным видом. – Мы успели. Он ещё не закончил обход.

Паддингтон нерешительно топтался на месте, и пожарник решил прояснить ситуацию.

– Вы ведь из‑за границы, верно? – спросил он.

– Верно, – честно ответил Паддингтон.

– И у вас значок на халате, верно?

– Верно, – снова согласился Паддингтон, но уже не так уверенно и скосил глаза на отворот своего халата.

– В таком случае, – терпеливо пояснил пожарник, – вы приехали на стажировку к сэру Арчибальду. Каждый понедельник вы должны сопровождать его на обходе. И на вашем месте, – прибавил он шёпотом, легонько подталкивая медвежонка, – я бы извинился перед ним, да поскорее. Он, похоже, сейчас лопнет от злости!

Паддингтон поблагодарил пожарника за совет, взял корзину и направился к сэру Арчибальду. Он так и не уразумел, кто это такой и почему перед ним надо извиниться, но, подойдя поближе и заглянув знаменитому доктору в лицо, сразу же понял, что пожарник не ошибся относительно его настроения. Поэтому, прежде чем сказать «доброе утро», Паддингтон вежливо приподнял свой колпак.

– Скорее, добрый день! – рявкнул сэр Арчибальд. Потом он с возмущением обозрел наряд медвежонка. – Во что это вы вырядились? Сегодня у нас обход, не операция. Вы перепугаете пациентов до полусмерти. Ну, раз уж вы наконец-то появились, – продолжал он язвительным тоном, указывая на пациента, которого осматривал, – не соблаговолите ли поделиться вашими глубокими познаниями? Ну-ка, выкладывайте ваш диагноз!

– Мой диагноз? – опешил медвежонок, принимаясь торопливо рыться в корзине. – Я даже не знаю, положила миссис Бёрд эту штуку или нет. Вот вишнёвый пирог, вот телячье заливное…

– Те‑ля‑чье заливное, – как во сне повторил врач. – Я не ослышался? Телячье заливное?

– Грант Декстер говорит, что оно очень помогает, когда болеешь, – пояснил Паддингтон.

– Грант Декстер? – вконец опешил сэр Арчибальд. – Это ещё кто такой?

– Как, вы не знаете Гранта Декстера? – в свою очередь изумился медвежонок. – Это «Удалой доктор», его каждый понедельник по телевизору показывают. Он очень хороший доктор. У него все пациенты поправляются.

– Я думаю, он хочет знать ваше мнение об этом пациенте, – прошипел Паддингтону на ухо один из врачей, услышав возмущённое бурчание сэра Арчибальда.

– Послушайте ему сердце, – подсказал кто-то ещё, протягивая руку и расстёгивая на пациенте пижаму. – Не стойте столбом!

Эти подсказки ещё больше смутили медвежонка. Схватив с кровати какие-то наушники, он взял другой лапой подсунутый кем-то стетоскоп и принялся елозить им по груди пациента, вслушиваясь изо всех сил.

– Ну, – сказал сэр Арчибальд ехидно, – каково же заключение нашего высокоучёного коллеги?

Паддингтон стащил с головы наушники.

– Там кто-то говорит, – озадаченно сообщил он. – Похоже на «Дневник миссис Дейл».

– Дневник миссис Дейл!.. – взревел сэр Арчибальд.

– Это же радионаушники, идиот вы этакий! – зашипел кто-то за спиной у медвежонка. – Надо было слушать в стетоскоп!

Тут пациент сел в постели и круглыми глазами уставился на медвежонка.

– Эй, скажите-ка толком, – заговорил он, – меня не этот будет оперировать? Потому что если он, через пять минут ноги моей тут не будет!

– Не волнуйтесь, уважаемый сэр, – успокоил его сэр Арчибальд, – могу вас заверить, что до этого дело не дойдёт. – Он повернулся и устремил взгляд на медвежонка. – Вы не врач, – отчеканил он, – вы позор для всей профессии. За всю свою жизнь…

– Врач? – испуганно воскликнул Паддингтон, стаскивая маску. – Конечно я не врач! Я медведь. Я пришёл навестить мистера Карри.

Сэр Арчибальд вдруг вырос до невероятных размеров, потому что выпрямился во весь рост. Он шумно втянул в себя воздух, точно намереваясь лопнуть, но тут вдруг что-то в словах медвежонка заставило его передумать.

– Карри, – повторил он. – Ты сказал, Карри?

– Угу, – подтвердил Паддингтон.

– Так ты его друг? – с подозрением осведомился сэр Арчибальд.

– Ну, он живёт в соседнем доме, – уклончиво ответил медвежонок. – Но вообще-то, он мне не друг. Я просто принёс ему гостинцы.

Сэр Арчибальд фыркнул.

– Вот уж без чего он вполне бы обошёлся! – хмыкнул он. – У этого типа нравственность начисто отшиблена.

– У него, по-моему, её с самого начала не было, – озадаченно сказал Паддингтон. – А ушиблена у него нога.

Сэр Арчибальд шумно перевёл дух.

– Нравственность, медведь, – проговорил он, – это такая штука, которая не позволяет людям жить за счёт других.

– А, этой у мистера Карри действительно нет, – согласился Паддингтон. – Миссис Браун всегда говорит, что он только и ищет, как бы поживиться за чужой счёт.

Сэр Арчибальд и его свита со вниманием выслушали рассказ медвежонка об игре в гольф и о том, как мистер Карри заставил его быть своим «кэдди». Выражение лица сэра Арчибальда постепенно менялось. Когда Паддингтон закончил, врач хмыкнул, посмотрел в сторону кровати мистера Карри, потом на медвежонка, и в глазах его вспыхнул лукавый огонек.

– Послушай, медведь, а ты не откажешься разыграть одного человека? – спросил он ни с того ни с сего.

– С удовольствием, сэр Арчибальд, – тут же согласился Паддингтон. – Играть я очень люблю.

– Оно и видно. – Сэр Арчибальд деловито потёр руки и обернулся к своей свите: – Мне почему-то кажется, что в данном конкретном случае действовать придётся не по учебнику. Каков пациент, таково должно быть и лекарство!

Он нагнулся, поправил на медвежонке маску и принялся что-то шептать тому на ухо. Что подумал Паддингтон, сказать было трудно, потому что почти вся его мордочка пряталась под маской, но он несколько раз согласно кивнул, а потом зашагал вслед за знаменитым хирургом к кровати мистера Карри.

Мистер Карри читал газету, но, завидев сэра Арчибальда, незамедлительно отложил её и испустил громкий стон.

– Как вы себя чувствуете сегодня? – осведомился сэр Арчибальд, снимая с одеяла здоровенную гроздь винограда, чтобы добраться до больной ноги.

– Хуже! – простонал мистер Карри. – Гораздо хуже!

– Я так и думал, – бодро проговорил сэр Арчибальд. – Именно поэтому мы решили прибегнуть к операции.

– К операции? – повторил мистер Карри, заметно побледнев. – Как вы сказали? К операции?

Сэр Арчибальд кивнул.

– С такими вещами, знаете ли, не шутят, – продолжал он. – Так что разрешите представить вам моего… э‑э… коллегу из‑за океана. Он, видите ли, специализируется на конечностях. Сделает операцию – и конец. Как именно сделает, никто толком не знает, но в джунглях его метод даёт просто поразительные результаты. Представьте себе, почти все его пациенты сохраняют способность худо-бедно передвигаться!

Мистер Карри в замешательстве уставился на низенькую фигурку, едва-едва видную над кроватью.

– Не волнуйтесь, – утешил сэр Арчибальд, перехватив его взгляд. – На время операции мы дадим ему ящик, чтобы он мог подставить его под ноги. Руку ему пожимать не стоит, – поспешно добавил хирург, когда мистер Карри свесился с кровати. – Они у него, понимаете ли, немного дрожат.

Но было поздно! Мистер Карри заприметил знакомую лапу, и глаза его вспыхнули.

– Медведь!!! – взревел он, мгновенно оправившись от испуга. – Опять твои штучки, медведь!

Мистер Карри злобно сверкнул глазами сначала на Паддингтона, который выглядел довольно удручённо, хотя под маской этого и не было видно, а потом на сэра Арчибальда.

– Такие потрясения крайне вредны для здоровья, – проговорил он отчётливо и громко, чтобы слышали все в палате. – Боюсь, мне опять станет хуже.

Когда мистер Карри снова улёгся, Паддингтон поспешно стянул маску и, чтобы хоть как-то замять происшествие, поднял повыше корзину с едой.

– Аккуратнее, медведь, – буркнул мистер Карри. – Ты что, не видишь, что там пирог? Только крошек в постели мне и не хватало! И не вздумай таскать виноградины за моей спиной. Если я найду хоть одну пустую веточку, сразу пойму, чьих это лап дело. – Он перегнулся вниз, чтобы проследить, как Паддингтон распаковывает корзину. – А ты принёс…

Мистеру Карри не суждено было закончить эту фразу, потому что тут, ко всеобщему изумлению, палату сотряс громкий крик боли, одеяло взлетело в воздух, а несчастный больной вскочил с постели и на глазах у всех запрыгал между кроватями.

– Медведь!!! – голосил он, взбрыкивая больной ногой, как заправский акробат, и пытаясь дотянуться до пятки. – Что ты натворил, медведь?

Эта фраза тоже осталась незаконченной, потому что мистер Карри вдруг осёкся и растерянно обвёл взглядом обращённые к нему лица.

Сэр Арчибальд повернулся к старшей сестре, и наступившее было молчание прервал его голос:

– Мне кажется, у нас наконец-то освободилась ещё одна кровать.

* * *

– Горячее какао, – повторил сэр Арчибальд, поднимая повыше пустой термос. – Это надо запомнить. Такого чудодейственного лекарства я ещё никогда не видел. Правда, применять его следует, пока не остыло!

– Я, наверное, плохо завинтил крышку, миссис Бёрд, – пояснил Паддингтон. – Вот оно и вылилось прямо мистеру Карри на ногу.

Миссис Браун и миссис Бёрд обменялись взглядами. За последние несколько минут случилось так много, что они ещё не успели разобраться в происходящем.

Сначала дом их сотряс оглушительный хлопок входной двери мистера Карри. Потом возле ворот остановился огромный чёрный автомобиль, с заднего сиденья вылез Паддингтон, а следом за ним – солидный джентльмен, который нёс корзину с нетронутыми гостинцами и термос.

– Все великие открытия делаются случайно, – изрёк сэр Арчибальд, заметив их растерянность. – И если исходить из моего собственного опыта, некоторые из них потом требуют очень долгих объяснений!

Сэр Арчибальд посмотрел на Паддингтона, и на лице его отразилось некоторое беспокойство.

– С тобой всё в порядке, мишутка? – спросил он.

Паддингтон приложил к пальто стетоскоп, который ему подарили на память.

– У меня, кажется, сердце останавливается! – сообщил он совсем слабым голосом.

Сэр Арчибальд встревожился было, но тут перехватил голодный взгляд, устремлённый на корзину.

– Думаю, это не смертельно, – проговорил он серьёзным тоном, поворачиваясь к остальным. – В качестве лекарства я рекомендую большой кусок пирога и вдоволь печенья. И конечно же, горячее какао. Это самое надёжное лекарство!

– Вот странно, что вы об этом заговорили, – подивилась миссис Бёрд. – А я как раз собиралась его сварить. – Она посмотрела на сэра Арчибальда, который нерешительно топтался у двери. – Не выпьете с нами чашечку?

– Конечно выпью, – расцвёл сэр Арчибальд, – и даже почту за великую честь!

– Ведь, откровенно говоря, – добавил он, – изобретать лекарства от всех болезней – утомительная работа и не одни только медведи не прочь отведать какао на «послезавтрак»!

Глава пятая
Последний штрих

Мистер Крубер облокотился на лопату и утёр лоб большим носовым платком в горошину.

– Если бы, мистер Браун, три недели назад мне сказали, что в один прекрасный день у меня прямо тут, на улице Портобелло, будет свой собственный патио[16], я бы просто не поверил, – проговорил он.

– И ведь подумать только, – воодушевлённо продолжал антиквар, отряхиваясь от пыли, – если бы вам не попалась на глаза та статья, у меня никогда бы и не было никакого патио. А теперь! Любо-дорого посмотреть!

На голос мистера Крубера из‑за груды камней показалась мохнатая медвежья голова. Перемазанная цементом шёрстка слиплась сосульками, которые напоминали сталактиты[17] на потолке пещеры, шляпа была покрыта ровным слоем серой пыли, а лапы, которые и в лучшие-то времена не отличались особой чистотой, похоже, поочерёдно побывали в земле, извёстке и цементе – причём не по одному разу.

Тем не менее мордочка Паддингтона сияла блаженством. Он отложил мастерок и подбежал к задней двери лавки, чтобы вместе с мистером Крубером полюбоваться результатами тяжёлых многодневных трудов.

И действительно, за последние две недели задний дворик мистера Крубера переменился, точно по волшебству. Всё это походило на сцену с превращениями в рождественской пантомиме[18].

А началось всё с того, что Паддингтон обнаружил у миссис Браун старый журнал для домохозяек, в котором ему попалась очень любопытная статья.

В ней говорилось, что в таком огромном городе, как Лондон, пропадает зазря целая уйма свободного пространства и что, проявив смекалку и не пожалев сил, можно даже мусорную яму превратить в райский уголок.

К статье прилагалось несколько фотографий, которые показывали, как взяться за дело; Паддингтона всё это так заинтересовало, что он решил показать журнал своему другу.

А надо сказать, что, хотя задний дворик мистера Крубера отнюдь не заслуживал названия мусорной ямы, за долгие годы в нём скопилось немало всякого хлама, и мистер Крубер тут же согласился, что давно пора устроить генеральную уборку.

И вот к задней двери его лавки вереницей потянулись старьёвщики, а вслед за ними начали прибывать грузовики, доставляя песок, гравий, щебёнку, цемент и другие строительные материалы – всего и не перечислишь.

Мистер Крубер стал закрывать лавку на несколько часов раньше обычного и посвятил освободившееся время выкладыванию заднего дворика битым камнем. Паддингтон взял на себя обязанности старшего мастера: он замешивал цемент и заделывал зазоры в кладке – это занятие ему ужасно нравилось.

В дальнем конце дворика мистер Крубер поставил решётку и высадил перед ней ползучие розы; а рядом они устроили «альпийскую горку» – клумбу, украшенную камнями, которую вскоре уже покрывали всевозможные ползучие растения.

Посередине дворика было оставлено место для фонтанчика и бассейна с золотыми рыбками, а у стены дома появилась деревянная скамейка, на которой как раз хватало места для двоих.

На ней-то мистер Крубер с Паддингтоном и отдыхали в конце каждого длинного трудового дня и доедали булочки, если те случайно оставались от «послезавтрака».

– Надо сказать, погода нам подсобила, – заметил мистер Крубер, когда Паддингтон сел с ним рядом и они обозрели результаты своих усилий. – В этом году стоит настоящее бабье лето. Правда, без вашей помощи я, наверное, провозился бы до самой зимы.

При этих словах физиономия Паддингтона засияла ещё сильнее, потому что, хотя мистер Крубер и был человеком обходительным, у него не в обычае было раздавать незаслуженные комплименты.

Мистер Крубер вздохнул.

– Ах, мистер Браун, – сказал он, – если на закате, когда тихо подкрадываются сумерки и вокруг мерцают огоньки, закрыть глаза и прислушаться к журчанию фонтана, можно мысленно перенестись в любой уголок мира… И всё же чего-то здесь не хватает, – помолчав, закончил он.

Паддингтон, который задремал и видел во сне, как они с мистером Крубером в тёплый летний вечер пьют какао под звёздами, мгновенно очнулся.

– А чего не хватает? – спросил он встревоженно – он испугался, что ненароком упустил что-то очень важное.

– Я даже не знаю, – мечтательным голосом проговорил мистер Крубер. – Только чего-то явно не хватает. Нужен какой-то последний штрих. Статуя или колонна. Я пока ещё не придумал.

Мистер Крубер поёжился и встал, потому что солнце уже скрылось за крышами соседних домов и повеяло вечерней сыростью.

– Придётся нам пораскинуть мозгами, мистер Браун, – сказал он. – Авось чего и придумаем. Утро вечера мудренее!

* * *

– «АДРИАН КРИСП. САДОВАЯ СКУЛЬПТУРА», – прочитала миссис Бёрд. – Господи, что ещё удумал этот неугомонный медведь? – Она подняла повыше клочок бумаги. – Я нашла это сегодня утром у него под кроватью. Судя по всему, вырезано из какого-то журнала. А кроме того, пропала моя лучшая авоська!

Миссис Браун оторвалась от шитья.

– Это наверняка связано с патио мистера Крубера, – высказала она своё мнение. – Вчера вечером Паддингтон вёл себя просто тише мыши. Он сказал, что пораскинет мозгами, а потом искал по всему дому мои ножницы.

Миссис Бёрд пожала плечами.

– С этим медведем и в обычные-то времена неприятностей не оберёшься, – заметила она хмуро. – А если он ещё и пораскинет мозгами, так и вовсе жди беды… Да, куда он подевался?

– Пошёл куда-то, – туманно отозвалась миссис Браун и поглядела на вырезку, которую ей передала миссис Бёрд. – «Покупаем и продаём изделия из камня всех видов и размеров». Нда-а…

– Вот это «всех размеров» меня больше всего пугает, – вставила миссис Бёрд. – Кончится тем, что бедный мистер Крубер заполучит в свой задний двор статую герцога Веллингтона[19].

– Надеюсь, что нет, – попыталась успокоить её миссис Браун. – Статую даже Паддингтон не сумеет затащить в городской автобус. По крайней мере, – добавила она не очень уверенно, – я думаю, что не сумеет.

А Паддингтон, который понятия не имел, какая сложная сыскная работа идёт на улице Виндзорский Сад, стоял и в полной растерянности оглядывался по сторонам. Он попал в какое-то колдовское место. Признаться, он никогда ещё не видел ничего, даже отдалённо похожего на магазин мистера Криспа.

Начать с того, что весь товар находился в запущенном саду за дряхлой развалюхой, стоявшей неподалеку от дома Браунов. Повсюду, куда ни глянь, громоздились статуи, скамейки, колонны, столбики, обелиски, каменные звери и невесть что ещё. Даже сам Адриан Крисп, который бродил вслед за медвежонком по запутанным дорожкам, явно не очень чётко представлял, что у него где.

– Спешить некуда, уважаемый! – проговорил он, утирая лицо шёлковым платком, когда они в третий раз вернулись на то же место, с которого начали. – Многим из этих поделок уже не одна сотня лет, ещё часик-другой они уж точно протянут, так что любуйтесь в своё удовольствие!

Паддингтон поблагодарил мистера Криспа и задумчиво уставился на двух каменных львов, стоявших неподалёку. Он приметил их, как только вошёл: примерно такую штуку ему и хотелось.

– Пожалуй, я возьму вот этих, мистер Крисп, – решился он наконец и полез в потайной кармашек своего чемодана.

Адриан Крисп проследил направление его взгляда, а потом перевернул ярлычок, прикреплённый к уху одного из львов.

– Э‑э… я не вполне уверен, по силам ли вам такая покупка… – сказал он с сомнением. – Видите ли, эта парочка тянет на пятьсот семьдесят фунтов[20].

Паддингтон примолк, пытаясь сообразить, сколько весят пятьсот семьдесят банок мармелада сразу.

– Я иногда таскаю миссис Бёрд во-о‑от такие тяжеленные сумки, – сказал он, подумав.

Адриан Крисп неловко улыбнулся.

– Ах ты господи, – вздохнул он. – Боюсь, мы не совсем правильно друг друга поняли. Я имел в виду не вес, а цену.

– Сто семьдесят фунтов? – вскричал Паддингтон, чуть не сев на землю от удивления.

Мистер Крисп поправил галстук-бабочку и, заметив удручённый вид медвежонка, легонько кашлянул.

– Я мог бы уступить вам маленького фавна всего за сотню фунтов, – сказал он без особого энтузиазма. – У него, правда, хвост отвалился, зато дёшево. Если бы я рассказал вам, откуда он ко мне попал, вы бы рот раскрыли от удивления!

Но у Паддингтона рот и так уже раскрылся шире некуда. Он сел на чемодан и горестно уставился на мистера Криспа.

– Да, похоже, этим вас не соблазнишь, – стараясь не терять бодрости, проговорил мистер Крисп. – А… а сколько примерно вы рассчитывали заплатить?

– Я думал уложиться в десять пенсов, – с проблеском надежды поведал Паддингтон.

– Десять пенсов? – Тут уж рот открылся у Адриана Криспа, и даже шире, чем у Паддингтона.

– Но я могу заплатить целых сорок, если потрачу «булочные» деньги, – поспешно добавил медвежонок.

– Не лезь попусту вон из кожи, медведь, – проговорил мистер Крисп, аккуратно стряхивая опавшие листья со своих замшевых ботинок. Теперь он глядел на Паддингтона без всякого почтения. – Тут тебе не благотворительный базар. Я потратил целую жизнь на то, чтобы собрать эти произведения, и не могу отдавать их кому попало за бесценок.

– Но у меня только сорок пенсов, – твёрдо сказал Паддингтон.

Адриан Крисп шумно вздохнул.

– Если хочешь, могу подобрать тебе за эти деньги парочку кирпичей, – съязвил он. – Разумеется, без доставки на дом, но…

Тут он осёкся, потому что перехватил взгляд Паддингтона – самый что ни на есть суровый.

– Ну-у… – Мистер Крисп уныло огляделся и вдруг заметил прямо за спиной у медвежонка нечто такое, от чего лицо его просветлело. – А вот это, пожалуй, подойдёт! – воскликнул он. – И это я могу с лёгким сердцем отдать за сорок пенсов.

Паддингтон тоже повернулся и поглядел.

– Э‑э… Спасибо вам большое, мистер Крисп, – сказал он не вполне уверенно. – А что это такое?

– Что это такое?.. – Мистер Крисп, похоже, слегка смутился. – Ну, знаешь… оно, наверное, от чего-нибудь отвалилось в давние-давние времена. Я не могу сказать, от чего именно. Да и вообще, друг мой косолапый, за сорок пенсов не спрашивают, «что это такое». Ты и так должен благодарить меня за столь великое одолжение!

Паддингтон, конечно, понимал, что дарёному коню в зубы не смотрят, а, кроме того, одолжение действительно было немаленькое – во всех смыслах. Со стороны оно напоминало футбольный мяч – этакая здоровенная каменная кругляшка. Поэтому медвежонок поскорее отсчитал сорок пенсов и вручил их мистеру Криспу, боясь, что тот передумает.

– Ну и тебе спасибо, – сказал мистер Крисп, без особой радости принимая у медвежонка горстку липких монет – несколько пятипенсовых, несколько двухпенсовых и целую россыпь пенсовиков. Тут он заметил, что Паддингтон принялся упаковывать своё приобретение. – На твоём месте я не стал бы… – начал было он.

Но было уже поздно. Не успел он договорить, как раздался зловещий треск. Паддингтон выпрямился, горестно глядя на матерчатые ручки, оставшиеся у него в лапе, и на драные лоскутья, придавленные шаром.

– Это была любимая авоська миссис Бёрд! – воскликнул он возмущённо.

– Я ведь тебя предупреждал, медведь, – заметил мистер Крисп. – Считай, что эта штука досталась тебе за бесценок. Тут одного весу на все пять фунтов. Погоди-ка минутку, я помогу тебе выкатить её на улицу.

Паддингтон наградил продавца ещё одним суровым взглядом.

– Поможете мне выкатить его? – повторил он неуверенно. – Но как же я дотащу его до улицы Портобелло?

Мистер Крисп тяжело вздохнул.

– Если хочешь, могу дать тебе картонную коробку, – сказал он не без ехидства. – Но к покупкам дешевле пятидесяти пенсов бечёвки у нас не полагается.

Похоже, мистер Крисп был уже по горло сыт клиентами-медведями, и, когда спустя несколько минут им удалось выволочь «одолжение» на улицу, он захлопнул дверь и с весьма решительным видом заложил её изнутри засовом.

Паддингтон перевёл дух, положил чемодан поверх коробки, а потом, крепко обхватив и то и другое двумя лапами, вихляющейся походкой двинулся в сторону улицы Портобелло.

Даже среди прочих садовых скульптур мистера Криспа шар казался довольно крупным, на улице же выяснилось, что он велик непомерно. Паддингтону то и дело приходилось останавливаться, чтобы передохнули лапы, а один раз он случайно наступил на решётку возле магазинной витрины и чуть было не свалился и не перебил стёкла.

Словом, он страшно обрадовался, когда, в очередной раз выглянув из‑за своей ноши, он увидел невдалеке небольшую очередь и знакомую табличку – «ЛОНДОНСКИЙ АВТОБУС».

Едва он встал в очередь, как подкатил автобус и сверху донёсся голос кондуктора, призывающий пассажиров поторопиться.

– Давай-ка поживей, – сказал какой-то дяденька, приходя Паддингтону на помощь. – Вон там впереди свободное место.

Медвежонок не успел и глазом моргнуть, как его впихнули в автобус, а чьи-то сердобольные руки доставили следом его коробку и утвердили в проходе у самой кабины водителя.

Только Паддингтон приподнял шляпу, чтобы поблагодарить за помощь, как автобус дёрнулся и покатил дальше.

Паддингтон рухнул на сиденье, утирая лоб, но тут же в изумлении уставился в окошко. Да и было чему удивляться: погода стояла тихая и ясная, а снаружи почему-то донёсся громкий раскат грома.

Секунды две гром звучал совсем близко, и Паддингтон даже задрал голову в надежде увидеть ещё и молнию, но на небе, как выяснилось, не было ни облачка.

Тут по лестнице простучали тяжёлые шаги, и из верхнего салона явился кондуктор.

– Мать честна́я! – послышался через секунду его ошарашенный голос. – Эт-то ещё что такое?

Паддингтон обернулся, чтобы узнать, в чём дело, и тут у него чуть глаза не вылезли на лоб.

Только что коробка, целенькая и безвредная, аккуратно стояла у его ног. Теперь же в боку у неё зияла дыра.

А самое ужасное – круглое «одолжение» лежало в другом конце прохода!

– Твоё? – коротко поинтересовался кондуктор, выразительно ткнув пальцем сначала в каменный шар у своих ног, а потом в Паддингтона.

– Кажется, – уклончиво ответил медвежонок.

– Только медвежьих каменюк мне и не хватало, – с неудовольствием проговорил кондуктор и выразительно ткнул пальцем в инструкцию у себя над головой. – Вон, тут ясно сказано: «Пассажиры могут оставлять багаж под лестницей только с разрешения кондуктора». Ну а я тебе никакого разрешения не давал. И не дам, хоть ты тресни. Эта штуковина и так мне любимую мозоль отдавила!

– Это не медвежья каменюка, – запротестовал Паддингтон. – Это «последний штрих».

Кондуктор протянул руку и позвонил в звонок.

– Вот я тебя самого сейчас заштрихую, если будешь пререкаться, – посулил он. – Давай-ка слезай подобру-поздорову.

Похоже, кондуктор собирался высказать ещё целый ряд соображений о медведях-пассажирах вообще и о Паддингтоне с его каменюкой в частности, но тут слова застряли у него в горле. Дело в том, что, едва автобус затормозил, камень покатился по проходу обратно и громко бухнул в стенку кабины.

В водительском окошке мелькнула сердитая физиономия. Автобус снова тронулся, шар снова покатился по проходу и снова наехал на кондукторскую мозоль.

– Ну всё, хватит! – заорал тот, приплясывая и пытаясь дотянуться до звонка. – Мы и так уже проскочили одну обязательную остановку и две «по требованию»![21]

Не успел он договорить, как камень снова сорвался с места, заурчал и бухнул в водительскую стенку, покрыв гул возбуждённых голосов.

Секунды на две автобус буквально встал на дыбы, точно одна его половина приросла к месту, а другая рвалась вперёд. Потом, скрипнув тормозами, он замер у обочины, и в салон тут же ворвался разъярённый водитель.

– У тебя что, двадцать семь пятниц на неделе? – набросился он на беднягу-кондуктора. – То он звонит, чтобы я остановился. То стучит, чтобы я ехал дальше. Потом опять «дзынь». Потом снова «бух». Я тут зачем, крутить баранку или твой концерт слушать?

– Я‑то тут при чём? – возмутился кондуктор. – Я, что ли, стучал тебе в дверь? Да это вон тот негодный медведь со своей каменюкой!

– Медведь с каменюкой? – недоверчиво повторил водитель. – Какой ещё медведь?

Кондуктор поглядел на переднее сиденье и даже побледнел от расстройства.

– Только что был здесь, – сказал он. – И при нём эта круглая каменюка, которая каталась по всему проходу.

И тут он торжествующе завопил:

– А, вон он где! Я же тебе говорил!

И он указал вдаль, на дорогу, где мохнатая фигурка поспевала вдогонку за круглым серым предметом, который, виляя, катился под уклон.

– Каменюка, наверное, выпала, когда ты остановился, – пояснил кондуктор.

– Его счастье, если он поймает её до улицы Портобелло, – заметил водитель. – Ну как эта штуковина врежется в какую-нибудь тележку с товаром![22]

– Медведи!.. – горестно воскликнул кондуктор, поражённый ещё одной нерадостной мыслью. – Он ведь даже не заплатил ни за проезд, ни за провоз своей каменюки!..

* * *

Паддингтон и мистер Крубер удобно устроились на скамейке в патио. Паддингтон изрядно притомился после утренних приключений и страшно обрадовался, когда перед ним появился поднос с двумя чашками, какао и булочками.

Мистер Крубер буквально оторопел, когда Паддингтон вручил ему своё приобретение.

– Никогда ещё я не получал такого замечательного подарка, мистер Браун, – сознался он. – А тем более такого неожиданного. И как только вы умудрились дотащить его сюда?

– Это было нелегко, мистер Крубер, – сознался Паддингтон. – Я чуть было не вылез вон из кожи.

– Каков, однако, этот кондуктор! Надо же обозвать такую вещь «каменюкой»! – проговорил мистер Крубер, глядя на каменный шар.

– Мистер Крисп, по-моему, и сам толком не знал, что это за штуковина, – заметил Паддингтон. – Он только сказал, что отдаёт её по дешёвке.

– Думаю, это правда, – кивнул мистер Крубер. Он ещё раз внимательно осмотрел камень и погладил одну сторону, которая казалась чуть более плоской, чем остальные, и была обведена низеньким бортиком, точно поднос. – Знаете, что это, по-моему, такое, мистер Браун?

Паддингтон помотал головой.

– Я думаю, это древнеримский столик для какао, – торжественным голосом произнёс мистер Крубер.

– Древнеримский столик для какао? – опешил Паддингтон.

– Ну, может, и не совсем древнеримский, – справедливости ради уточнил мистер Крубер, – но одно точно: эта штука очень старинная и лучшего применения ей не найти!

Он взял кофейник, до краёв наполнил обе чашки дымящимся какао и аккуратно поставил их на плоскую поверхность каменюки. К изумлению медвежонка, чашки встали как влитые!

– Вот! – довольным тоном проговорил мистер Крубер. – Лучшего «последнего штриха», мистер Браун, желать не приходится. Не найдёшь и в тысячу лет!

Глава шестая
Подал – получи

Несколько тоненьких голосков вывели хором уже навязшую в зубах мелодию, после чего незамедлительно раздался настойчивый стук в дверь. Миссис Бёрд, не сдержавшись, испустила громкий стон.

– Неужели опять? – проговорила она, опуская вязанье на колени. – Уже пятая компания певцов[23] за последние полчаса. Поскорее бы, что ли, Рождество наступило!

– Пойду поговорю с ними, – без особого энтузиазма вызвался мистер Браун.

– Только выбирай выражения, Генри, – напутствовала его миссис Браун. – Не забудь, Паддингтон ведь тоже ушёл петь.

Мистер Браун застыл на пороге.

– Что?! – вскричал он. – Паддингтон ушёл петь? И ты его отпустила?

– Ну, ему очень хотелось, – начала оправдываться миссис Браун. – И потом, с ним Джонатан и Джуди, так что всё будет в порядке.

– Сколько я знаю, они собирают деньги на какой-то детский праздник, – добавила миссис Бёрд. – Под большим секретом.

– Ну, если устроители этого секретного праздника рассчитывают на Паддингтоновы сборы, боюсь, Рождество у них будет довольно унылое, – хмыкнул мистер Браун, принимаясь шарить по карманам. – Вы когда-нибудь слышали, как он поёт?

– Между прочим, на днях, когда Джонатан и Джуди ещё были в школе, он ходил петь один, – напомнила миссис Браун. – И насобирал, по нынешним временам, немало.

– Два банана, пуговицу и несколько французских франков, – уточнил мистер Браун. – Причём бананы были не первой молодости.

– Ну, голос у него, конечно, не совсем оперный, – вынуждена была признать миссис Браун. – Но он все последние дни репетировал у себя в спальне.

– Вот уж это, представь себе, я и без тебя знаю, – буркнул мистер Браун. – Я прошлой ночью два раза вскакивал с постели. Думал, окаянные коты в саду разбуянились.

Он двинулся было к дверям, потому что знакомая мелодия «Доброго короля Венцеслава» снова огласила окрестности, но тут вдруг лицо его просветлело, точно от какой-то приятной мысли.

– По крайней мере, – проговорил он, – у нас есть надежда получить своё обратно!

Если бы Джонатан, Джуди или Паддингтон услыхали эту фразу, они бы, наверное, сильно расстроились. По счастью, они её не слышали, потому что, во-первых, находились слишком далеко, а во-вторых, были заняты совсем другим.

А именно – подсчётом денег, которые удалось собрать за вечер.

– Тридцать пять пенсов! – горестно подвёл итог Джонатан, направив луч фонарика в картонную коробочку, куда они складывали свои сборы. – Жалкие тридцать пять пенсов!

– Не так уж плохо, если учесть, что нам открыли только в четырёх домах, – возразила Джуди.

– Да не может быть, чтобы никого не было дома! – возмутился Джонатан. – Жалко, что каникулы так поздно начались. Все уже по горло сыты рождественскими песенками, вот в чём беда. Надо нам было начать пораньше.

– Может, лучше говорить, что мы собираем для следующего Рождества? – предложил Паддингтон.

Дело в том, что это была его идея – собрать денег на рождественский праздник в детской больнице, и теперь он чувствовал себя виноватым – ведь он втянул Джонатана и Джуди в эту затею, тем более нелёгкую, что они твёрдо решили набрать не меньше двадцати фунтов.

Джуди ободряюще пожала ему лапу.

– Вряд ли это поможет, – сказала она. – Но ты не огорчайся. Сейчас что-нибудь придумаем. Не бросать же дело на полдороге!

– Может, нам лучше разделиться? – внёс предложение Джонатан. – Соберём в три раза больше…

– Совершенно необязательно уходить далеко, – добавил он, с лёгкостью угадав мысли сестры. – Лучше вообще не терять друг друга из виду. А Паддингтону дадим фонарик, и он сможет позвать на помощь, если попадёт в переделку.

– Ну давай, – не слишком охотно согласилась Джуди. Она обвела взглядом ближайшие дома. – Я пойду вон в тот, на углу.

– А я, чур, вон в тот, с ёлкой в окне, – вызвался Джонатан. – А ты куда, мишка-медведь?

Паддингтон призадумался, разглядывая одно за другим окрестные здания.

– Пожалуй, я вон в тот, – решился он наконец, махнув лапой в сторону внушительного дома, стоявшего чуть поодаль от остальных, в котором явно вовсю шла весёлая вечеринка.

– Ну, тогда вперёд! – поторопил Джонатан. – Быстрее начнём – быстрее закончим. Встретимся на этом месте через полчаса.

– И не забудь, – напомнила Джуди, – попадёшь в переделку – сразу зови на помощь.

– Сигналь фонариком SOS! – крикнул Джонатан вдогонку Паддингтону. – Три короткие вспышки, три длинные и опять три короткие.

Паддингтон включил и выключил фонарик; убедившись, что тот работает, медвежонок деловито засеменил к парадной двери внушительного дома. Подойдя, он несколько раз прокашлялся и громко постучал. Он был из тех медведей, которые привыкли действовать наверняка, и решил, что, раз в доме стоит такой тарарам, лучше сначала постучать, а потом уже петь, а то, чего доброго, никто не услышит.

Он уже совсем было приготовился затянуть «Слышишь, ангелы поют…» и даже разинул рот, когда дверь внезапно распахнулась и в освещённом проёме показалась какая-то тётенька.

– Наконец-то, слава богу! – воскликнула она. – А я уже не знала, что подумать, и начала волноваться. Я миссис Смит-Чомли, – добавила тётенька, открывая дверь пошире и пропуская Паддингтона в прихожую.

Паддингтон вежливо приподнял шляпу и шагнул в дом.

– А я Паддингтон Браун, – представился он. – Спасибо большое.

По непонятной причине любезная улыбка, игравшая на лице миссис Смит-Чомли, вдруг начала гаснуть.

– А вам много приходилось подавать? – поинтересовалась она.

– Нет, – честно ответил Паддингтон, с интересом озираясь. – Я скорее, наоборот, больше собираю…

– Вы хотите сказать, что никогда не подавали? – с плохо скрытым раздражением воскликнула миссис Смит-Чомли.

Паддингтон призадумался.

– Вчера, когда мы вылезали из автобуса, я подал миссис Бёрд лапу, – припомнил он.

Миссис Смит-Чомли истерически хихикнула.

– Мистер Бриджес в агентстве сказал, что все крупные специалисты у него уже заняты, – заметила она, глядя сверху вниз на медвежонка. – Но я подумала, что он просто имел в виду… ну, их квалификацию… а не рост… ну, то есть…

Тут она совсем смешалась, однако быстро взяла себя в руки и продолжила, избегая встречаться с медвежонком взглядом:

– Ну ладно, хорошо, что они хоть кого-то прислали. Видите ли, у меня сегодня званый ужин и моим гостям давно пора подавать суп. Поэтому ступайте поскорее на кухню и найдите там Владимира. Он уже просто кипит!

– Владимир уже кипит? – с искренним удивлением спросил медвежонок[24].

– Владимир – повар, – пояснила миссис Смит-Чомли. – И если вы сию же минуту не придёте ему на помощь, боюсь, он зарежет кухонным ножом первого, кто подвернётся под руку. Когда я его видела в последний раз, он выглядел очень свирепо. – Тут она скользнула взглядом по лапам медвежонка. – Дайте мне ваш фонарик. Вряд ли он вам понадобится.

– Нет, если можно, я его сам подержу, – твёрдо сказал Паддингтон. – Может быть, мне придётся подавать сигналы.

– Вам придётся подавать на стол, – столь же твёрдо ответила миссис Смит-Чомли, кинув на него грозный взгляд.

Они зашагали по длинному-длинному коридору; у двери в самом конце миссис Смит-Чомли остановилась и раскрыла сумочку.

– Вот ваши десять фунтов.

– Десять фунтов?!

Паддингтон уставился на новенькую хрустящую бумажку круглыми от удивления глазами.

– Это моя обычная плата, – пояснила миссис Смит-Чомли. – Но я попрошу вас приступить к делу немедленно.

– Спасибо большое, – ошарашенно поблагодарил Паддингтон, всё ещё не веря в свою удачу.

Не каждому выпадает счастье получить за рождественские песенки целых десять фунтов даже в канун праздника, поэтому он поспешил спрятать деньги в потайной кармашек чемодана – вдруг миссис Смит-Чомли передумает, когда узнает, что он помнит только первый куплет.

Паддингтон встал в торжественную позу, широко раскрыл рот и, набрав побольше воздуха, со всей мочи завопил «Слышишь, ангелы поют…». Миссис Смит-Чомли вконец побледнела.

– Этого не хватало! – вскричала она, зажимая уши. – И подаёт, и поёт!

Обескураженный Паддингтон смолк на полуноте.

– Может, у меня не совсем правильно получилось, – огорчённо признал он. – Наверное, потому, что я медведь…

Миссис Смит-Чомли передёрнула плечами.

– Это я и так вижу, – прошипела она, открывая дверь в кухню. – Уж я завтра скажу мистеру Бриджесу всё, что про него думаю! Ну а теперь ступайте-ка отрабатывать свои деньги. Мои гости умирают с голоду! – Не дожидаясь ответа, она втолкнула медвежонка в кухню и захлопнула за ним дверь.

– Ага!

Паддингтон так и подскочил: из‑за груды кастрюль вдруг выросла белая фигура в высоком поварском колпаке и двинулась прямо на него.

– Ну! Наконец-то вы пришли! Шкорее! Штягивайте пальто и протягивайте руки!

Паддингтон щурился на нестерпимо яркую лампочку и не верил ни своим глазам, ни ушам. Однако не успел он освоиться и сообразить, что к чему, как белоснежный дяденька сдёрнул с него пальто и начал ставить тарелки с супом на его протянутые лапы.

– Шкорее! Шкорее! – покрикивал Владимир, щёлкая пальцами. – Маллигатони ждать не любит![25]

– Малина тонет? – осторожным шёпотом переспросил Паддингтон, обретя наконец дар речи, но всё ещё едва решаясь дышать, чтобы не попа́дали тарелки.

– Шуп, – коротко пояснил Владимир. – Шуп штынет, а такими короткими лапами много шражу не унешёшь.

Паддингтон несколько раз моргнул, чтобы убедиться, что всё это не сон, потом закрыл глаза, намереваясь сосчитать до десяти, однако не успел он добраться и до трёх, как его вытолкали из кухни и пихнули к дверям, за которыми слышался оживлённый гул голосов.

– Шкорее, – прошипел Владимир, тыча медвежонка кулаком в спину. – Шуда.

Когда Паддингтон вошёл, гул за столом усилился, а некоторые гости даже зааплодировали.

– Прекрасно придумано, Мейбл! – воскликнула одна из дам. – Медведь-официант. Какой сюрприз!

Миссис Смит-Чомли заставила себя улыбнуться.

– Честно говоря, это не я придумала, – созналась она. – Просто так уж вышло. Но для разнообразия действительно… очень забавно.

Пока Паддингтон добирался от двери до стола, миссис Смит-Чомли не сводила с него встревоженного взгляда. Впрочем, боялась она зря: если не считать того, что он дунул в шею одному из гостей, оказавшемуся на дороге, всё сошло довольно прилично.

– Пожалуй, лучше мы вам немного поможем, – поспешно предложила миссис Смит-Чомли, когда Паддингтон наконец благополучно достиг цели и остановился в замешательстве. – А то как бы чего не случилось…

– Спасибо большое, – пропыхтел Паддингтон, когда гости, один за другим, начали его разгружать. – Понимаете, с лапами всё это не так-то просто…

– Кстати, о лапах, – вмешался гость, стоявший за спиной у медвежонка, – вы заметили, что окунули лапу в мой суп?

– Ничего страшного, – поспешил успокоить его Паддингтон. – Он был совсем не горячий.

Гость бросил на «подавальщика» не слишком доброжелательный взгляд.

– Тогда примите от меня кое-что в благодарность, – сказал он.

– С удовольствием! – встрепенулся Паддингтон. Он уже немного освоился, и ему даже понравилась его новая должность; поэтому он поспешно облизал лапу, на которую выплеснулось-таки немного супу, и выжидательно протянул её гостю.

– Выслушайте мой добрый совет, – подчёркнуто проговорил тот, принимаясь с горя жевать булочку. – В другой раз не набирайте столько тарелок зараз – ничего и не случится…

Заметив, как вытянулась у медвежонка мордочка, миссис Смит-Чомли нервно хихикнула.

– Пойду погляжу, как там у Владимира со следующим блюдом, – сказала она и поспешно встала.

Паддингтон наградил гостя с булочкой уничтожающе-долгим суровым взглядом и, собрав грязную посуду, направился к дверям. От пения на свежем воздухе и беготни с тарелками у него не на шутку разыгрался аппетит, а слова миссис Смит-Чомли заставили вспомнить, как вкусно и заманчиво пахло из Владимировых кастрюлек.

Паддингтон, правда, так и не понял, что вокруг него происходит, но твёрдо решил, что, прежде чем всё это кончится, он должен отведать хотя бы одно из кушаний знаменитого повара. Первое блюдо – со всеми зацепками и задержками – отняло у него непредвиденно много времени, и теперь, чтобы наверстать упущенное, он со всех лап бросился на кухню.

К его вящему изумлению, на Владимире уже не было белоснежного поварского облачения. Скомканный колпак валялся на полу, а сам Владимир, в чёрном пальто и шарфе, стоял у задней двери.

– Я еду обратно в Польшу, – объявил он трагическим голосом, завидев медвежонка.

– Ой, правда? – искренне огорчился Паддингтон. – А что, что-нибудь не так?

– Вшё не так, – ответствовал знаменитый повар и стукнул себя кулаком в грудь. – Я, Владимир, кормил обедами шамых вышокопоштавленных першон Европы; короли и княжья терпеливо ждали, пока я жавершу швои творения, – и вот до чего я, Владимир, дошёл! Мои блюда не могут штолько штоять. – Он безнадёжно махнул рукой. – Мой шуп оштыл. Мои антрекоты жамёржли.

– У вас антрекоты замёрзли? – вконец огорчившись, спросил Паддингтон.

Владимир кивнул.

– Мой вошхитительный бифштекш пропал! – Он указал на противень с остывшими кусками мяса, который стоял на соседнем столике. – Мне пришлошь вытащить его иж духовки, а то бы он жгорел. – Он нагнулся и сжал Паддингтонову лапу. – Вшё это ваше, мой друг. Овощи в каштрюлях. Подавайте как жнаете. Я, Владимир, ухожу. Прощайте, мой друг… желаю ушпеха!

Обессилев от такой длинной речи, Владимир перевёл дух, театрально взмахнул рукой и исчез, а Паддингтон точно прирос к месту от удивления.

Можете себе представить, как сильно огорчился медвежонок, когда Владимир столь драматично исчез со сцены, но, когда он подал на стол бифштексы, миссис Смит-Чомли огорчилась ещё сильнее.

К чести Паддингтона надо сказать, что он добросовестно принёс в столовую и расставил по столам все овощи, но, несмотря на это, дела шли из рук вон плохо. Даже попытка подогреть бифштексы в электрическом тостере не увенчалась успехом, хуже того – некоторые из них не поместились и попа́дали на пол, хотя он и пытался их ловить.

Даже сам Паддингтон не мог не признать, что блюдо получилось, мягко говоря, не слишком аппетитное, и он порадовался в душе, что сам перекусил, прежде чем затеял возню с подогревом.

– Если и Лимонная Аляска окажется в таком же виде, – прошипела миссис Смит-Чомли, пытаясь одним глазом гневно сверкать на Паддингтона, а другим мило улыбаться гостям, – я потребую, чтобы Владимир вернул мне деньги. Лимонная Аляска, – процедила она сквозь зубы, заметив Паддингтоново удивление, – это специальный сюрприз для моих гостей, и я требую, чтобы она была приготовлена бе‑зуп-реч‑но. Надеюсь, она уже в духовке?

Окончательно пав духом, медвежонок побрёл обратно на кухню, где несколько минут с тайной надеждой листал поваренные книги, но результаты были неутешительные.

Хотя миссис Смит-Чомли пригрозила отнять деньги только у Владимира, Паддингтон испытывал сильные опасения, что, когда она узнает об исчезновении знаменитого повара, его десяти фунтам тоже не поздоровится.

У миссис Смит-Чомли была целая куча поваренных книг из самых разных стран, но ни в одной из них не встретилось ни словечка о загадочном лакомстве.

Но вот, когда Паддингтон в отчаянии захлопнул последнюю книгу, он вдруг заметил прямо перед собой низко висящую полочку и даже вздрогнул от неожиданности: там, в ряду прочих, стояла банка, на которой было написано как раз то, что нужно:

Не смея даже моргнуть, чтобы заветная баночка ненароком не исчезла, Паддингтон лихорадочно взялся за дело. Прежде всего он включил духовку на «максимум», потом подыскал подходящий противень. Поглядев на градусник и убедившись, что духовка нагрелась достаточно, медвежонок выковырял из банки всё содержимое, размазал по противню и сунул печься.

Если Паддингтон что и имел против кулинарии, так это то, что результатов обычно приходилось ждать долго-долго. Однако на сей раз всё вышло не так. Едва он присел на чемодан и попробовал устроиться поудобней, как из духовки показались струйки чёрного дыма, и умиротворённое выражение на его мордочке мгновенно сменилось озабоченностью, потому что кухню наполнил крайне неаппетитный запах…

Паддингтон кинулся к духовке, открыл дверцу и тут же отпрянул – густой чёрный дым повалил оттуда целыми клубами.

Зажав нос одной лапой, медвежонок взял в другую фонарик и горестно уставился на противень, с которого падали, шипя и пузырясь, вонючие чёрные капли.

Паддингтон был из тех медведей, которые не теряют надежды до конца, но, пока он катил тележку с порциями своего «десерта» к дверям столовой, в голове у него вертелась только одна мысль: хотя миссис Смит-Чомли и хотела удивить своих гостей, как бы они не удивились сильнее, чем она предполагала!

Глубоко и тяжко вздохнув, медвежонок покрепче сжал в лапе фонарик и постучал в дверь. Джонатан велел ему послать сигнал бедствия, если он попадёт в переделку, и всё говорило о том, что именно туда-то он сейчас и попадёт.

* * *

Мистер Браун таращился на Паддингтона, всё ещё не веря своим ушам.

– Неужели ты и в самом деле накормил гостей этой миссис Смит-как-её-там оконной замазкой? – воскликнул он.

Паддингтон подавленно кивнул.

– Она оказалась в той банке, – объяснил он.

– Паддингтон просто не дочитал надпись до конца, – вступилась Джуди. – Точнее, не прочитал с начала. Аляска – это такая сладкая штука с мороженым, которую пекут в духовке.

– Как он просигналил SOS, так всё и началось, – добавил Джонатан.

– Неудивительно, – хмыкнула миссис Бёрд. – Странно ещё, что гости не просигналили SOS – все хором!

– Они даже не рассердились, – заметила Джуди. – Когда пришёл настоящий официант и выяснилось, что Паддингтон просто хотел спеть песенку, они нас всех усадили за стол.

– А ещё официант встретил на улице Владимира, – добавил Джонатан.

– Владимира? – переспросил мистер Браун. Он уже порядком запутался. – Кто такой Владимир?

– Повар, – пояснила Джуди. – Когда он понял, какое произошло недоразумение, он вернулся и испёк эту самую Лимонную Аляску, так что все остались довольны.

– А потом мы им попели, – подхватил Джонатан. – И собрали больше пяти фунтов. Значит, теперь у нас почти столько, сколько нам нужно!

Джуди тихо вздохнула.

– Аляска была первый сорт, – сказала она мечтательно. – Я бы с удовольствием съела ещё…

– Я тоже, – поддержал Джонатан.

Паддингтон облизнулся.

– Хотите, я пойду приготовлю её, мистер Браун? – вызвался он.

– Только не в моей кухне, – решительно воспротивилась миссис Бёрд. – Ещё не хватало, чтобы и мою духовку заляпали замазкой!

Однако у двери она помедлила и добавила, словно между прочим:

– Да, к слову… у нас сегодня как раз мороженое на ужин…

– Вот замечательно! – обрадовалась миссис Браун.

Мистер Браун степенно погладил усы.

– И я, пожалуй, тоже не откажусь от ложки-другой, – проговорил он. – А ты, Паддингтон?

Медвежонок призадумался. Среди всех невероятных событий этого вечера было одно, которое он запомнил ярче других: Владимирова Лимонная Аляска. Однако он ни секундочки не сомневался, что Аляска миссис Бёрд будет ещё вкуснее.

Когда Паддингтон сказал всё это вслух, а остальные Брауны хором его поддержали, у миссис Бёрд заметно порозовели уши.

– Комплименты слышать всегда приятно, – созналась она. – Особенно комплименты от чистого сердца. А кроме того, если хотите знать моё мнение, – добавила она, помедлив у двери, – медвежьи комплименты – самые ценные из всех и, безусловно, заслуживают самой большой порции!

Глава седьмая
Паддингтон в центре Лондона

Мистер Браун отложил вечернюю газету и обвёл глазами комнату, где расположилось его семейство.

– Я только что понял ужасную вещь, – сообщил он. – До Рождества всего ничего, а мы до сих пор не съездили в центр и не посмотрели на рождественскую иллюминацию!

Паддингтон при этих словах навострил уши.

– А я, кажется, и вообще никогда её не видел, мистер Браун, – пожаловался он. – Ну, по крайней мере, рождественскую уж точно.

Брауны разом бросили свои дела и уставились на него круглыми глазами. Паддингтон уже так давно жил с ними и все так к этому привыкли, что казалось само собой разумеющимся – хоть раз-то он рождественские огни уж точно видел; никому и в голову не могло прийти, что они упустили такую важную вещь.

– Ох ты, а ведь мишутка, кажется, прав, – всплеснула руками миссис Бёрд. – Обычную иллюминацию мы несколько раз видели и украшенный город днём – тоже, когда ходили в магазин за рождественскими подарками, но специально смотреть огни в центр ни разу не ездили. А вечером ведь самая красота!

– Слушай, пап, – воскликнул Джонатан, – поехали сегодня! Мы сто лет не были в центре!

Мистер Браун посмотрел сперва на часы, а потом на жену и на миссис Бёрд.

– Лично я – с удовольствием, – сказал он. – А как остальные?

Миссис Браун и миссис Бёрд переглянулись.

– Я дела закончила, – объявила миссис Бёрд, – я в этом году вообще управилась раньше обычного. Осталось вытащить булочки из духовки, и я готова.

– Поехали, папа! – умоляюще сказала Джуди. – Ну пожалуйста!

Мистер Браун ещё раз посмотрел вокруг, глаза у него заблестели.

– А что ты скажешь, Паддингтон? – поинтересовался он. – Тебе хочется поехать?

– Да, очень-очень, мистер Браун! – воскликнул Паддингтон. – Просто ужасно хочется!

Паддингтон вообще любил поездки, особенно непредвиденные и со всей семьёй, а когда мистер Браун объявил, что по дороге они ещё заедут за мистером Крубером, он и вовсе пришёл в восторг.

Следующие полчаса в доме номер тридцать два по улице Виндзорский Сад царил невообразимый кавардак – все спешно готовились к знаменательному событию, а Паддингтон даже протёр губкой усы, пока Джуди расчёсывала ему шубку.

И вот всё семейство в отличном настроении забралось в машину, а через некоторое время смех и гам ещё усилились – на пороге своей лавки появился мистер Крубер с фотоаппаратом и несколькими лампами-вспышками, часть которых он тут же использовал, чтобы сфотографировать своих спутников.

– Вы не единственный, кто ещё никогда не видел рождественскую иллюминацию, мистер Браун, – признался он Паддингтону, втискиваясь на заднее сиденье рядом с миссис Бёрд, Джонатаном и Джуди. – Я её тоже никогда не видел и собираюсь насладиться в полной мере.

Уж как Брауны удивились, узнав, что Паддингтон никогда не видел рождественских огней, а слова мистера Крубера окончательно повергли их в изумление; Паддингтон же и вовсе остолбенел и даже забыл, как обычно, просигналить лапой, когда они вывернули на Портобелло-роуд.

Мистер Крубер и сам усмехнулся своим словам.

– Люди обычно не замечают того, что лежит у них прямо за порогом, – рассудительно проговорил он. – Я вам очень признателен за такое удовольствие. Говорят, огни в этом году особенно хороши.

По дороге мистер Крубер объяснил Паддингтону, что каждый год большие лондонские магазины общими усилиями украшают улицы яркими картинами из сотен цветных лампочек, а из Норвегии в подарок жителям Лондона присылают огромную ёлку, и ёлку эту всегда ставят на почётное место в центре Трафальгарской площади[26].

Всё это казалось невероятно интересным, и чем ближе они подъезжали к центру, тем сильнее им хотелось увидеть огни своими глазами.

Один раз Паддингтон даже вскочил с сиденья и замахал лапами, указывая на скопление зелёных огоньков впереди машины; мистер Крубер деликатно кашлянул.

– Полагаю, это просто светофоры, мистер Браун, – тактично заметил он, когда зелёный сменился жёлтым. – Но ничего, скоро мы увидим настоящую иллюминацию.

Тут огни снова поменяли цвет, теперь уже на красный, и машина резко затормозила.

– Неудивительно, что он ошибся, – проворчал мистер Браун. – Удивительно, что он вообще что-то разглядел. Если не побережёмся, обязательно попадём в аварию.

Он подчёркнутым жестом вытащил тряпку и стал протирать лобовое стекло.

– Из‑за этого медведя вся машина запотела! Люди подумают, что мы в ней чайник кипятим.

– Он всегда пыхтит, когда волнуется, Генри, – пришла на помощь миссис Браун, а Паддингтон с глубоко оскорблённым видом уселся обратно на сиденье. – На твоём месте, Генри, – продолжала миссис Браун, – я бы где-нибудь остановилась. Мы больше увидим, если пойдём пешком.

Это предложение встретило горячую поддержку. Всем надоело сидеть в тесноте, и через некоторое время, когда им удалось выбраться из плотного потока и найти место для парковки, даже мистер Браун согласился, что мысль была здравая, – они вылезли из машины и зашагали пешком по одной из центральных лондонских улиц.

Был ясный морозный вечер, на тротуарах теснились люди – они разглядывали витрины, таращились на иллюминацию, которая напоминала россыпь золотых звёзд, или просто, как и Брауны, шли потихоньку, любуясь праздничным городом.

Неподалёку маячила длинная очередь, ожидавшая, когда откроется кинотеатр; в самом её конце кто-то пел песню под ритмическое пощёлкивание, напоминающее стук кастаньет.

– Похоже, там кто-то играет на ложках, мистер Браун, – проговорил мистер Крубер. – Я такого уже сто лет не видел.

Паддингтон не только такого не видел, но и не слышал ни о чём подобном, поэтому он с интересом озирался, пока мистер Крубер объяснял, что бывают такие люди, уличные музыканты, которые зарабатывают на жизнь, развлекая тех, кто стоит в очереди перед входом в театр или в кино и ждёт, пока откроются двери.

К сожалению, музыкант стоял за углом и его не было видно, поэтому Паддингтон, тяжело вздохнув, снова переключился на иллюминацию.

Вокруг было столько всего интересного, что прямо глаза разбегались и ничего не хотелось пропустить, да и сама по себе иллюминация была просто загляденье. Подумав как следует, Паддингтон снял шляпу, чтобы поля не мешали смотреть, крепко взял её обеими лапами и, откинув голову назад – так было дальше видно, – торопливо зашагал по тротуару.

Через некоторое время он вернулся к реальности, столкнувшись с мистером Крубером, который стоял у входа в кинотеатр и устанавливал фотоаппарат на штативе, чтобы снять происходившее вокруг.

Паддингтон как раз приходил в себя от столкновения, когда, к его удивлению, дяденька, стоявший в самом начале очереди, наклонился и бросил ему в шляпу маленькую блестящую кругляшку.

– Вот, держите, – сказал он приветливо. – Счастливого Рождества.

– Спасибо большое, – откликнулся Паддингтон, не скрывая удивления. – И вам того же.

Он заглянул в шляпу, чтобы понять, что ему дали, и от удивления чуть не сел на тротуар, а глаза у него стали просто совершенно круглыми.

В шляпе лежала целая кучка монет. Приличная кучка – последняя монетка даже затерялась среди других пенни, пятипенсовиков и десятипенсовиков; столько было монеток разного размера и достоинства, что Паддингтон сперва попробовал их сосчитать, но скоро сдался.

– В чём дело, мишка-медведь? – спросила миссис Браун, разглядев изумление на его мордочке. – Ты, похоже… – Голос её прервался, потому что она тоже заглянула в шляпу. – Господи помилуй! – Миссис Браун зажала ладонью рот – Что ты такое натворил?

– Я ничего не натворил, – честно признался Паддингтон. Всё ещё не веря своей удаче, он встряхнул шляпу; несколько пенсов и пятипенсовиков выпали в дырки на боку.

– Ничего себе! – воскликнул Джонатан. – Ты что, собирал деньги с очереди?

– Они, видимо, решили, что это ты играл на ложках, – встревожилась Джуди.

– Эй, ты, там, – обратился к Паддингтону дяденька, только что кинувший в шляпу монетку. – Я думал, ты музыкант.

– Музыкант? – Паддингтон бросил на дяденьку очень суровый взгляд. – Я не музыкант, я медведь!

– В таком случае давай десять пенсов назад! – сердито потребовал дяденька. – Надо же, собирает деньги просто так!

– Ещё как собирает, – поддакнул его сосед в длинном шарфе, протискиваясь поближе. – Набрал тут целую кучу. А ну, верни мои пять пенсов!

Миссис Браун испуганно огляделась – ропот в начале очереди нарастал, и даже некоторые из стоявших довольно далеко стали показывать на них пальцем.

– Генри, сделай что-нибудь! – взмолилась она.

– Сделай что-нибудь! – повторил мистер Браун. – Да что я могу сделать?

– Между прочим, это ты придумал ехать в город смотреть на огни, – напомнила миссис Браун. – Я заранее знала, чем это кончится.

– Ничего себе! – возмутился мистер Браун. – Я‑то тут при чём? – Он обернулся к очереди. – Прежде чем давать деньги, надо смотреть, кому и за что вы их даёте, – добавил он громким голосом.

– Явился тут со своей шляпой, – продолжал возмущаться дяденька в длинном шарфе.

– Ничего подобного, – вступила в разговор миссис Бёрд. – Он просто держал её перед собой. Можно подумать, медведю уже нельзя погулять по Лондону со шляпой в лапах!

– Ой, мамочки, – вздохнула Джуди, – час от часу не легче!

Она указала на хвост очереди, где, судя по всему, разгорелся ещё какой-то скандал. В центре скандала был человечек в старом плаще. В одной руке он держал абсолютно пустую шляпу, а другой грозил какой-то компании, которая, в свою очередь, тыкала пальцем в сторону Браунов.

– Полундра! Мы вляпались! – воскликнул Джонатан, когда человечек, а с ним двое рослых полицейских, явившихся на шум, зашагали в их сторону.

– Этот вот, этот! – вопил музыкант, возмущённо указывая на Паддингтона. – Тут честный человек пытается заработать на кусок хлеба к Рождеству, и что же? Является этот со своей шляпой и прикарманивает все мои деньги.

Первый полицейский вытащил блокнот.

– Ты откуда будешь, медведь? – спросил он строго.

– Из Перу, – честно ответил Паддингтон. – Из Дремучего Перу.

– Из дома тридцать два, улица Виндзорский Сад, – перебила его миссис Браун.

Полицейский посмотрел на них по очереди.

– Без определённого места жительства, – произнёс он внушительно и облизал карандаш.

– Как это без определённого места жительства? – вступилась миссис Бёрд. Она взяла зонтик наперевес и грозно глянула на полицейского. – Чтоб вы знали, у этого медведя самое что ни на есть определённое место жительства, причём с тех самых пор, как он приехал в эту страну!

Второй полицейский опасливо покосился на зонтик миссис Бёрд, потом на остальных Браунов.

– Не похожи они на щипачей, которые чистят очереди, – сказал он, обращаясь к коллеге.

– Чистят очереди! – с негодованием повторил мистер Браун. – Уж будьте уверены, никакие очереди мы не чистим. Мы приехали показать этому юному медведю рождественскую иллюминацию.

– А мои денежки? – тут же вмешался музыкант. – Как это они оказались в его шляпе?

– Этот медведь далеко пойдёт! – проорал дяденька в шарфе. – Сцапал мои пять пенсов, и готово дело!

– Этот медведь, безусловно, ничего не цапал, – сказал мистер Крубер, подходя поближе. – Я всё видел через видоискатель. Видите ли, инспектор, я как раз делал снимок, – продолжал он, обращаясь к первому полицейскому. – И я твёрдо убеждён, что, когда его проявят, станет совершенно ясно: этот юный медведь ни в чём не виноват.

Мистер Крубер, судя по всему, собирался объяснить всё гораздо подробнее, но тут, ко всеобщему облегчению, служащий распахнул двери кинотеатра и очередь поползла внутрь.

– Разговоры разговорами, – не унимался музыкант, – а денежки вы всё-таки верните. Две песни из «Оленёнка Рудольфа» в моём виртуозном исполнении, – продолжал он плаксивым голосом, – и всё зря, что ли?

Очередь наконец втянулась в кинотеатр, зеваки начали расходиться, первый полицейский спрятал свой блокнот.

– Лично я считаю, – сказал он своему коллеге перед тем, как уйти, – что, если наш косолапый приятель отдаст собранные деньги законному владельцу, все будут довольны и делу конец. Ты над этим подумай хорошенько, – добавил он, обращаясь к Паддингтону, – потому что, если, когда мы вернёмся, некоторые будут по-прежнему тут толкаться, мы можем заподозрить их в нарушении общественного порядка.

Паддингтон поблагодарил полицейского за мудрый совет и начал торопливо перекладывать содержимое своей шляпы в шляпу музыканта.

Из шляпы хлынул целый дождь серебряной и медной мелочи, и, глядя на него, Паддингтон всё сильнее и сильнее расстраивался. Трудно было сказать, сколько именно он собрал, но не оставалось никакого сомнения, что примерно столько им с Джонатаном и Джуди требовалось для рождественского праздника в детской больнице.

– Знать не знаю ни про какие медвежьи праздники, – буркнул музыкант, когда Паддингтон объяснил, на что собирается потратить деньги. – У меня свои праздники на носу, мало мне забот.

– Да ладно, Паддингтон. – Джуди ободряюще пожала ему лапу. – Мы и так много собрали. Кто знает, может, ещё что-нибудь подвернётся.

– Ну вот что, – сказал музыкант, подметив выражение Паддингтоновой мордочки. – Сыграю-ка я вам на ложках напоследок. Глядишь, и повеселеете.

Он поднял руки и уже готов был заиграть, но тут мистер Крубер, очень внимательно слушавший весь разговор, вдруг, ко всеобщему удивлению, шагнул поближе.

– Позволите мне взглянуть на ваши ложки? – спросил он.

– Не вопрос, папаша, – согласился музыкант, передавая их из рук в руки. – Неужто тоже играете?

Мистер Крубер покачал головой, вытащил из кармана маленькую лупу и подошёл к ближайшему фонарю, чтобы рассмотреть ложки повнимательнее.

– Знаете что, – сказал он, – а ведь это, похоже, довольно ценная вещь. Весьма приличное серебро Георгианской эпохи[27].

– Да вы что! – изумился музыкант, уставившись на мистера Крубера с открытым ртом. – Мои ложки?

– У меня к вам предложение, – перебил его мистер Крубер и махнул рукой, показывая, что дальше говорить не надо. – Я готов заплатить десять фунтов за эти ложки, если вы позволите мистеру Брауну оставить себе ваши деньги. В конце концов, это ведь и его заработок, пусть даже и совершенно случайный.

– Десять фунтов! – поразился музыкант, уставившись на бумажник мистера Крубера. – За эти-то ложки? Ну вы даёте, сэр, помогай вам бог. Да за такие деньги и мою шляпу берите в придачу.

– Нет, большое спасибо, – решительно вмешалась миссис Браун. Мало ей было Паддингтоновой шляпы со всеми её дырками, а шляпа музыканта, насколько она разобрала со своего места, была ничем не лучше, вот разве что мармеладных пятен на ней не просматривалось.

– Послушайте-ка, папаша, – начал приободрившийся музыкант, когда получил от мистера Крубера в обмен на ложки десятифунтовую банкноту и начал перекладывать деньги обратно в Паддингтонову шляпу, – там, где я брал эти ложки, ещё найдётся. Не хотите…

Мистер Крубер бросил на него многозначительный взгляд.

– Благодарю вас, – сказал он твёрдо. – Но этих двух мне вполне достаточно.

Через несколько минут, попрощавшись с совершенно ошарашенным музыкантом, Брауны пошли дальше, причем Паддингтон старался держаться подальше от всех прохожих.

– Ну, – сказал мистер Браун, – я так до конца и не понял, что там произошло, но, похоже, закончилось всё ко всеобщему удовольствию.

– Четыре фунта и десять пенсов! – воскликнул Джонатан через некоторое время, пересчитав все монетки. – Этого нам за глаза хватит. То-то они в больнице обрадуются!

– Я не знала, что вы собираете деньги на детский праздник, – покачала головой миссис Браун. – Надо было нам сказать. Мы бы тоже приняли участие.

– Это всё Паддингтон придумал, – объяснила Джуди, пожимая лапу, за которую держала медвежонка. – А кроме того, если бы вы дали нам денег, это было бы не то. Просто совсем не то.

Мистер Браун повернулся к мистеру Круберу.

– Надо же, как вы ловко приметили эти ложки, – поразился он. – Просто удивительно, какие иногда вещи случаются.

– Чрезвычайно удивительно, – откликнулся мистер Крубер, которого вдруг очень заинтересовали украшения высоко над головой.

Одна только миссис Бёрд обратила внимание, как блеснули его глаза – примерно такой же блеск она подметила, когда он рассчитывался с музыкантом, – и в голове у неё возникли некоторые сомнения, после чего она благоразумно рассудила, что самое время сменить тему.

– Смотрите-ка, – сказала она, указывая вперёд, – вон она, ёлка на Трафальгарской площади. Если поторопимся, услышим, как поют рождественские песни.

Мистер Браун потянул носом.

– У меня есть другое предложение, – сказал он. – Похоже, пахнет жареными каштанами.

Паддингтон облизнулся. Он не так уж давно пил чай, но после всех волнений у него разыгрался аппетит.

– Жареные каштаны, мистер Браун? – воскликнул он. – Я, кажется, никогда ещё их не пробовал!

Брауны так и застыли на месте и второй раз за день с изумлением уставились на Паддингтона.

– Ты никогда не пробовал жареных каштанов? – повторил мистер Браун.

Паддингтон покачал головой.

– Никогда в жизни, – сказал он твёрдо.

– Ну, это мы сейчас исправим, – пообещал мистер Браун, подводя всё семейство к маленькой жаровне, стоявшей на тротуаре. – Семь больших порций, пожалуйста, – попросил он у продавца.

– Как удачно, что я захватил фотоаппарат, – порадовался мистер Крубер. – Целых два события впервые в жизни, – продолжал он, расставляя штатив, – иллюминация, а теперь ещё и каштаны. Придётся сделать несколько дополнительных карточек, мистер Браун, и послать их в Перу тёте Люси. Полагаю, ей будет очень интересно.

Паддингтон от души, хотя и не очень внятно, поблагодарил своего друга – рот у него был набит каштанами. Вдалеке, за площадью, он видел празднично украшенную торговую часть Лондона, а прямо перед ним стояла огромная ёлка, сиявшая мириадами ярких фонариков, и откуда-то доносились голоса, которые пели рождественские песни. Какой замечательный вечер, подумал Паддингтон, как замечательно, что впереди Рождество и что их приключение закончилось таким удачным образом.

– Экспозиция не выставляется, мистер Крубер? – спросил он с надеждой, добравшись до дна пакетика с каштанами.

Мистер Крубер посмотрел на него с удивлением.

– Я просто подумал, – заторопился Паддингтон, не дав ему ответить, и многозначительно посмотрел на жаровню, – что, может быть, мне стоит съесть ещё пакетик каштанов, так, на всякий случай?

– Вот уж что я про медведей скажу точно, – заявила миссис Бёрд, присоединяясь к общему хохоту, – так это что они ничего не оставляют на волю случая.

Мистер Браун полез в карман.

– В данном случае я совершенно с ними согласен, – проговорил он, и все дружно закивали. – Пожалуйста, ещё семь пакетиков!

Примечания

  1. На русских свадьбах подобных должностей не бывает, хотя на некоторых, честно говоря, они бы совсем не помешали. Обязанность распорядителя на свадьбе – рассадить в церкви гостей на предназначенные им скамьи, а потом поддерживать порядок во время венчания. Может, нам распорядители не нужны потому, что у нас в церкви не сидят?
  2. Мистер Флинт – это отец Дейрдре. По английской традиции именно отец в день свадьбы ведёт невесту к алтарю и с рук на руки передаёт будущему мужу.
  3. Ризница – это помещение, где хранятся церковные ценности, облачения и книги, а кроме того – своего рода кабинет, где оформляют документы.
  4. В Англии, как и во многих европейских странах, обручальное кольцо носят на левой руке, а не на правой.
  5. Торжественный завтрак в середине дня в Англии как раз бывает. Потому что слово «завтрак» здесь означает не то, что подают его утром, а то, что кормят не так плотно, как за обедом и ужином.
  6. Немудрено, что миссис Бёрд удивилась, – гольф в Англии считается игрой только для богатых. Напомним, что играют в него на больших открытых пространствах (полях для гольфа). На таком поле довольно далеко друг от друга расположено девять или восемнадцать углублений – лунок, а у каждого игрока есть специальная клюшка (как правило, не одна!), и его задача – ударяя по маленькому белому мячу, немного похожему на теннисный, загнать его во все лунки, сделав минимальное число ударов. Это совсем не так просто, как кажется, потому что на поле расположено множество препятствий, да и прогулка получается немаленькая. Гольф давно уже стал национальной игрой англичан, и с ним связано множество обрядов и традиций, а также немалое количество выражений и словечек, в которых не так-то легко разобраться, – это Паддингтону предстоит понять на собственном опыте.
  7. В Англии сказать про человека, что он обладает «истинным спортивным духом», – значит сделать ему величайший комплимент. Англичане – поклонники спорта, причём под подлинной спортивностью они понимают не столько физическую силу, сколько честность, отзывчивость, благородство, готовность прийти на помощь в трудную минуту. Мистер Карри считался бы человеком «неспортивным», даже если бы каждое утро подкидывал до потолка пудовые гири.
  8. В обычные дни пользоваться полем для гольфа могут только члены специального гольф-клуба – как правило, привилегированного и очень дорогого. Однако иногда гольф-клуб организует состязания для всех желающих – это-то и называется «открытым днём».
  9. Строить поле для гольфа за десять пенсов – невесёлое занятие. Во-первых, оно очень велико: от двадцати до пятидесяти гектаров; во-вторых, дёрн на нём должен быть мягким и ровным; в‑третьих, надо очень точно рассчитать, где копать лунки, где делать ловушки. Даже для поддержания поля в нормальном состоянии и то требуется довольно много народа.
  10. «Кэдди» – одно из специальных словечек игроков в гольф. Так называется мальчик, который помогает игроку переносить с места на место мячики, клюшки и прочее снаряжение. Причём клюшек, как правило, бывает несколько – своя для каждого вида ударов. Без помощника игроку и неудобно, да и трудновато – ведь длина одного игрового круга в гольфе до семи километров!
  11. В песчаные ямы, в отличие от лунок, мячик попадать как раз не должен. Они делаются на поле специально, чтобы осложнить игрокам задачу, и так и называются – «ловушки».
  12. Мера предосторожности, надо сказать, не лишняя. Мячик и клюшка в гольфе устроены так, что у хороших игроков мяч иногда пролетает больше двухсот метров!
  13. Меткой называется специальная подставка, на которой игрок устанавливает мяч, прежде чем ударить по нему клюшкой.
  14. Телячье заливное, нежное и питательное, считается в Англии самой подходящей пищей для всех больных. На вид это густое желе с кусочками мелко нарезанного мяса.
  15. Пожарник, скорее всего, принял медвежонка за стажёра из‑за границы, который приехал поучиться у британских врачей.
  16.  «Патио» – слово испанское. Обозначает оно открытый внутренний дворик, как правило – с зеленью и фонтанчиком. Такие дворики прочно прижились в Англии, а вместе с ними прижилось и слово.
  17. Сталактиты – это кальцитовые сосульки, которые можно встретить почти в каждой пещере. Они висят на потолке, и с них часто капает вода с минералами, из‑за чего внизу вырастают точно такие же сосульки, которые называются сталагмитами.
  18. Мы привыкли, что пантомимой называют представление без слов, однако к английской рождественской пантомиме это ни в коей мере не относится; там пантомима – весёлый сказочный спектакль для детей, с шутками, песнями и обязательными волшебными превращениями. Впрочем, свою родословную он, как и знакомая нам пантомима, ведёт от «немых» спектаклей, которые игрались ещё в Древнем Риме.
  19. Артур Уэлсли, герцог Веллингтон, прославился тем, что командовал английскими войсками в битве при Ватерлоо, где была окончательно разгромлена армия Наполеона Бонапарта. Его статуя – одна из заметных лондонских достопримечательностей, но для маленького патио она, мягко говоря, великовата.
  20. Конечно, долго ли тут запутаться, если в Англии существуют два совершенно разных фунта: фунт стерлингов – денежная единица, и просто фунт – мера веса, равная 450 граммам.
  21. В лондонских автобусах существует специальный условный сигнал: если кондуктор стучит в стенку кабины, водитель может ехать не останавливаясь.
  22. Рынок Портобелло – не просто рынок. Там продают всевозможные произведения прикладного искусства – от простеньких безделушек до ценного антиквариата. Именно поэтому на этом рынке всегда много туристов, охотников за сувенирами. Ну и естественно, товар там хрупкий – опрокинув тележку торговца, можно натворить невесть каких бед!
  23. Традиция, о которой здесь говорится, напоминает наше русское колядование: под Рождество компании детей, распевающих рождественские песенки (по-английски «кэрролз»), ходят из дома в дом; эти песенки, славящие рождение младенца Христа, придуманы были давным‑давно и передаются из поколения в поколение; ну а певцов за усердие полагается наградить деньгами или сладостями.
  24. Ничего удивительного, что Паддингтон принял слово «Владимир» за название какого-то диковинного блюда. Имя это – славянское и в Англии почти не встречается.
  25. «Маллигатони» – слово индийское. Это густой, очень острый и душистый суп. Англичанам всегда нравилась богатая специями индийская кухня, и многие её блюда, вместе со своими экзотическими названиями, прочно прижились на острове.
  26. Трафальгарская площадь – одна из центральных площадей Лондона. Здесь всегда много людей, а днём ещё и голубей, которых раньше было принято подкармливать, но несколько лет назад власти Лондона запретили это делать. Названа площадь в честь стоящей в центре колонны адмирала Нельсона, который одержал грандиозную победу над франко-испанским флотом в битве при мысе Трафальгар 21 октября 1805 года.
  27. Георгианской эпоха называется по имени короля Георга. Беда в том, что Георгов этих было целых четыре – первый, второй, третий и четвёртый, а продолжалась эта эпоха больше столетия, с 1714‑го по 1830‑й год. А потом были ещё два Георга, пятый и шестой, которые правили уже в двадцатом веке, – и этот период тоже иногда называют Георгианской эпохой. Конечно, опытному антиквару не составляет труда определить, к какому именно стилю и периоду принадлежат ценные серебряные ложки, но возникает подозрение, что мистер Крубер нарочно решил ничего не уточнять и немножко запутать нас в королях Георгах.

Поделиться в соцсетях
Данинград