Медвежье яблоко. Владимир Бондаренко

Пять забавных медвежат.

Начало сказки

Проходил медведь Михайло под яблоней и приметил яблоко на вершине. Постоял, поглядел на него, пятернёй в затылке поскрёб, сказал:

— Налилось, да недоспело. Но ничего, дойдёт.

Только сказал так, а Енот выходит из-за берёзки. И не звал его медведь, сам вышел, лишний раз на глаза показаться, авось пригодится.

— Что, Михайло Иваныч, яблочком любуешься?

— Любуюсь. Да оно зеленоватое пока. Не дошло, не нарумянилось.

И вдруг насупился, сдвинул брови косматые, забасил:

— А ты что, тоже на него заришься? Смотри у меня. Это яблоко я себе выглядел. Доспеет, сорву.

Сказал и ушёл, а Енота будто столбняк прошиб. С места сдвинуться не может. Хлопает себя лапками по груди, приговаривает:

— А батюшки! Как же мне теперь быть? Сорвёт кто-нибудь облюбованное медведем яблоко, а медведь меня виноватить будет. Ах ты, недоля какая!

Стоит Енот под яблоней, сокрушается:

— Что же мне теперь делать?

Долго думал. Придумал-таки:

— Буду караулить медвежье яблоко.

Вырыл нору поблизости, перебрался к яблоне со всей семьёй своей. Днём жена с ребятишками дозорила, прела на солнышке, предупреждала всех:

— Это яблоко Михайлы Иваныча. Дозревает оно. Румянца набирается. Смотрите не сорвите его.

А ночью Енот сам караул нёс. Страшно было, дрожью исходил весь, но всё-таки стерёг медвежье яблоко. На каждый шорох отзывался:

— Эй, кто там шевелится? Проходи мимо. Тут я, Енот, стою, медвежье яблоко караулю.

Особенно тяжело осенью стало. Дожди пошли. Давно уже вызрело яблоко, переспело даже, разрумянилось, что зорька утренняя, а медведь всё не шёл за ним. Стоял Енот под дождиком, прикрывался исхлёстанным дырявым лопухом, прыгал с лапки на лапку, грелся, приговаривал:

— Сейчас надо особенно начеку быть. Ночью да при такой погоде и не уследишь, как сорвёт кто-нибудь яблоко, а Михайло Иваныч на меня будет думать.

Медведь и забыл давно о яблоке, спать уж на зиму в берлоге своей завалился. А Енот всё ждал его, прикрывался от дождя лопухом, прыгал с лапки на лапку, грелся. А по ночам откликался в темноту на каждый шорох:

— Эй, кто это там? Проходи мимо. Здесь я, Енот, под яблоней прыгаю, медвежье яблоко караулю.

Продолжение