Мартинко Кинкаш — Чешская народная сказка

В обработке классика чешской литературы Божены Немцовой.

Жила когда-то женщина и была у нее дочь: ленивая-преленивая. Звали ее Геленка. Сидит Геленка однажды у окна и, как обычно, на белый свет глазеет. Рассердилась мать, потащила ее к ручью и давай камнем по пальцам бить… Заплакала Геленка. А в это время мимо ехал князь из Красного замка. Видит — мать свою дочь по пальцам бьет. Стал он спрашивать, чем та провинилась.

— Как же мне ее не бить? Ведь она только и знает, что из конопли золотые нитки прядет, — отвечает старуха.

— Ну, если эта девчонка может из конопли золотые нитки прясть, отдайте ее мне, — говорит князь.

— А вы мне что за нее дадите?

— Полмерки золота.

— Берите, — согласилась мать и отдала князю дочку.

Князь посадил девушку на своего коня и повез в Красный замок. Приехали. Князь с коня соскочил, взял Геленку за руку и отвел в комнату, битком набитую коноплей.

Подал князь Геленке прялку и веретено, показал на коноплю и говорит:

— Когда всю коноплю спрядешь, возьму тебя в жены.

Сказал, вышел из комнаты, а Геленку запер.

Сидит Геленка, плачет. Вдруг видит — в окошке маленький человечек появился. На голове красная шапочка торчком торчит, на ногах сапожки из какой-то непонятной кожи обуты.

— Ты чего ревешь? — спрашивает он Геленку.

— Ах, я девица разнесчастная! — всхлипывает Геленка. — Как же мне не плакать! Ведь приказали мне из всей этой конопли золотых ниток напрясть! А я не умею!

— Ну, ладно, не реви! — сказал мужичок Геленке. — Даю тебе три дня. Угадаешь, как меня зовут, да из какой кожи мои сапожки сшиты, я тебя выучу золотые нитки прясть.

Обрадовалась Геленка. Согласилась. Взял человечек веретенце, ухмыльнулся и принялся за работу. Целый день веретено по светлице плясало, конопли становилось все меньше, а золотой пряжи — все больше. Мужичок не ест, не пьет, целый день прядет и Геленку этому ремеслу обучает. Когда стало темнеть, отложил он веретенце и спрашивает Геленку, знает ли она, как его зовут, да из какой кожи его сапожки сшиты? Отвечает девушка, что знать не знает и ведать не ведает. Мужичок скок в окно и скрылся с глаз.

Подсела Геленка к окошку, руки на коленях сложила, задумалась. Как же звать мужичка? Из какой кожи его сапожки сшиты? Может это и не кожа вовсе! Может они из соломы сплетены? Из железа отлиты? Да только ничего ей в голову не идет. А из имен лишь Янко да Имрик, Иожко да Палик!

Думала, думала, ничего не придумала, даже про обед забыла. Вдруг слышит — кто-то под окном вздыхает да громко сетует: «Ах, я несчастный, голодный, жажда меня мучает, некому меня, старика, пожалеть!»

Выглянула Геленка из окна, видит; сидит внизу старичок-нищий. Взяла она свой обед и отдала старичку; тот наелся, стал Геленку благодарить. А Геленка велит ему завтра снова приходить. Довольная, что сделала человеку добро, прилегла она на коноплю и, позабыв про мужичка и его загадки, сладко уснула.

На следующий день снова явился мужичок в красной шапочке, схватил веретено и давай прясть. Работает, торопится, спины не разгибает. А вечером спрашивает, знает ли девушка, как его зовут. Геленка только головой качает. Мужичок злобно захохотал и исчез. Снова подсела Геленка к окошку, стала думать, как же все-таки зовут этого чудного мужичка? Из чего его сапожки сшиты?

Да так ничего не придумала.

А под окном опять нищий старичок сидит. Отдала ему Геленка свой ужин, а сама грустит, плачет, ведь завтра ей мужичку отвечать, как его зовут, да из чего его сапожки сшиты! Напал на нее страх: что-то с ней будет, если она не угадает! А нищий старичок наелся и говорит:

— Что тебя, красавица, печалит?

Не хотелось Геленке ему про свое горе рассказывать, какая от старого человека польза. Но старичок не унимается, во второй раз спрашивает, помочь обещает. Рассказала ему Геленка про мужичка в красной шапочке. Про то, как он коноплю прядет, золотые нитки сучит и ее обучает и что она за это должна угадать как его зовут, да из чего на нем сапожки. Завтра последний день, а она никак не угадает.

Старичок головой покачал и говорит:

— Был я сегодня в лесу, вдруг вижу, костер горит. Возле костра девять котелков стоят. Вокруг котелков мужичок в красной шапочке прыгает и песенку поет:

Я — Мартинко Кинкаш,
Это правда, не блажь!
Из блошиной кожи
Сапоги мне гожи!
Геленка голову ломает,
Никогда не угадает.
Завтра я ее съем!

Удивилась Геленка, но песенку запомнила, а старичок сказал — и пропал! Исчез навсегда.

На третье утро снова появился мужичок в красной шапочке. Схватил веретено и принялся за работу. К вечеру он окончательно управился, конопли не осталось и в помине, а комната заполнилась золотой пряжей. Мужичок отряхнул руки, встал перед Геленкой, велит угадывать, как его зовут, да из чего на нем сапожки. А сам вокруг нее скачет, ухмыляется, радуется, что Геленке не угадать. А Геленка вдруг говорит:

— Зовут тебя Мартинко Кинкаш, а сапожки твои из блошиной кожи сшиты! — сказала, словно отрезала.

Как услыхал мужичок ее ответ, закрутился веретеном, стал на себе волосы рвать! Головой об стенку бьется, ревет, аж вся комната ходуном ходит.

— Счастье твое, что угадала, не то бы я тебя на куски разорвал! — закричал он на прощанье и выскочил из окна.

Тут и князь пришел. Увидал золотую пряжу, слово свое сдержал и взял Геленку в жены.

А золотой пряжи было столько, что Геленке до самой смерти не пришлось брать в руки веретено!