Маршан и золотой дьявол. Марийская народная сказка

В давние-предавние времена не то в городе, не то в деревне жила-была одна женщина. И был у нее один-единственный. сын — Маршан.

Муж ее перед самым рождением сына ушел сплавлять лес и не вернулся. Сказывают, что погубил его Золотой Дьявол…

Про Золотого Дьявола говорили давно — и отцы, и деды, и прадеды. Появлялся он неизвестно откуда, и где его дворец, куда он часто уносил красивых девушек, никто не знал…

Женщине одной жить всегда несладко, но коль у нее еще и детишки есть — совсем плохо. День и ночь работала она: пахала, сеяла, урожай растила. Подрос сынок — помощником ей стал. Любил он ходить по лесам, собирал ягоды да грибы, а мать носила их на базар, продавала. Потом Маршан научился ремеслу плотницкому — и дела в их семье пошли веселее.

Скоро Маршану и невеста сыскалась. В небольшом соседнем илеме росла красавица Саскай. Он полюбил ее и собирался привести в родной дом, познакомить с матерью…

— Справим Кинде пайрем[1], сынок, поставишь новую избу — и приведешь тогда свою Саскай,— согласно кивнула мать.

Сын так и светится радостью на работе. Собрали они хороший урожай. Вот уже и изба скоро будет готова. Стелит Маршан крышу сосновыми досками и громко поет:

Я люблю родимый край.
Я люблю мою Саскай.
Скоро и построю дом
Будем жить мы дружно в нем.

Но тут небо помутнело — откуда ни возьмись нагрянули тучи, ударил гром… Кубарем скатился Маршан на землю. Взглянул на соседний илем и увидел огонь. Горела изба, где жила Саскай.

Когда прибежал Маршан — там уже от избы ничего не осталось.

— Пропала наша любимая дочка… Сгорело и добро все, и урожай,— причитал отец.

— Сгорела наша Саскай,— вторила ему мать.— Осталося нам, горемычным старцам, пойти по миру…

— Нет, не сгорела ваша Саскай,— выступил вперед старик Аксай.— Когда блеснула молния, я увидел, как в небо взлетел Золотой Дьявол. Это он унес вашу дочку и спалил избу. Долго же он будет калечить счастье людей!.. Сколько прожил на белом свете, сколько помню себя — не проходило ни одного года, чтобы Золотой Дьявол не уносил из нашей округи в свой черный полон красавицу.

Люди, собравшиеся вокруг, скорбно молчали, а отец и мать Саскай безутешно плакали. Но тут подошел к ним Маршан и сказал:

— Хватит горевать, родные мои. Ваше горе не меньше моего. Я разыщу и освобожу нашу Саскай. А вы идите в мой новый дом и живите. Я скоро вернусь вместе с моей любимой, с вашей дочерью.

Взял Маршан лук и стрелы, сунул за широкий холщовый пояс керде[2] и отправился в путь.

Долго ли, коротко он шел, но пришел к высокой горе. Перейти ее нельзя — кругом крутые отвесные скалы. Хотел обойти гору, но тоже не смог — выбился из сил. Поставил шалаш и прилег отдохнуть.

Среди ночи блеснула молния, ударил гром, и скоро в его шалаш постучался кто-то.

— Эй, богатырь, все счастье про спишь! Вставай скорей!

— Счастье свое я уже и так проворонил, и ты, гость нежданный, отдыхать мне не мешай. Вот наберусь сил да и дальше пойду искать врага людей, Золотого Дьявола. А ты если добрый человек, если приюта ищешь — милости прошу. Отдохнем вместе.

Заходит к нему невзрачный старец — и пошла беседа…

Маршан рассказал обо всем, а старик ему совет дает:

— Знаю я Золотого Дьявола. И Саскай твоя у него взаперти сидит. Золотой Дьявол тебе, бедному, нищему, красавицу не отдаст. А на золото он падкий. Ты вот пойди-ка на эту гору — там золота видимо-невидимо. Набери его эту корзину и преподнеси Золотому Дьяволу — он тут же выпустит твою красавицу.,

— Но как же я взойду на такую крутую гору?..

— А я для того дам тебе коня крылатого…

На том и порешили… Старец хлопнул в ладоши — перед шалашом тотчас же появился крылатый конь. Глаза его, как угли, горели. Маршан смело вскочил на коня — и мигом оказался на вершине горы.

Отпустил он коня и пошел собирать золото. Его на горе было так много, что корзина лыковая скоро была доверху наполнена им. Поднял Маршан корзину и пошел к тому месту, где он оставил коня крылатого. А коня-то и след простыл.

Загоревал Маршан, но вдруг слышит голос старика:

— Эх, Маршан, Маршан… Зачем же ты отпустил коня. Привязал бы вон к тому дубу… Ну теперь расплети лыковую корзину и свей веревку. Потом спусти на ней золото и сам слезай.

Маршан положил в карман самый большой кусок золота, остальное опустил вниз. Старец, как только получил золото, тут же рванул веревку. Маршан выронил ее и остался на горе один-одинешенек.

— Ха-ха-ха, о наивный юноша! Доверие всегда губит вас, людей! Ха-ха-ха! Хорошо ты послужил Золотому Дьяволу. Теперь сам ты умрешь на этой золотой горе, как все тридцать других простофиль, в том числе и твой отец. Ха-ха-ха! — разнеслось эхом, и наступила зловещая тишина.

Вскоре Маршан услышал с разных сторон шипение и увидел в темноте синие и зеленые огоньки, которые медленно приближались к нему. Это были огромные змеи. И только сейчас Маршан вспомнил, что лук и стрелы он забыл внизу, в шалаше. Но на счастье керде оказалось под поясом. Он выхватил его и начал отрубать змеям головы. По глазам-огонькам он легко определял расстояние и рубил направо и налево. Долго бился Маршан, но все новые и новые змеи ползли и ползли из всех щелей. Тогда он, не долго думая, быстро связал шкуры зарубленных змей, конец этой веревки привязал к одиноко стоявшему над обрывом дубу и мигом спустился на землю. В шалаше он взял свой лук, стрелы и пошел искать дворец Золотого Дьявола.

Шел он, шел и наконец увидел высокий белокаменный дворец. Мраморные ворота его были закрыты, но Маршан не зря был хорошим плотником. Он быстро смастерил высокую лестницу и перелез через ограду.

Дворец был пуст. Все тридцать палат его были заполнены золотом и всякими драгоценностями. Но в тридцать первую палату Маршан зайти не смог — на дверях ее висел огромный замок. Он прислушался. В глубине палаты кто-то пел. Мягкий девичий голосок донес до Маршана слова:

Мне бы перышки собрать.
Мне бы белым гусем стать.
Улетела б я домой.
Где Маршан, любимый мой…

— Я здесь, Саскай!—крикнул Маршан и рванул огромный замок.

— Ах, Маршан! Этот замок волшебный. Меня может выпустить только сам Золотой -Дьявол, если я соглашусь стать его женой. Но я лучше навеки останусь в плену за этой каменной дверью, чем изменю тебе.

Маршан схватился за голову. «Как быть? Как выручить любимую?»

— Слушай, Саскай!—решился он.— У меня есть золотой самородок. Я повешу его на березе, на берегу реки, и спрячусь, а ты скажи Золотому Дьяволу, что согласна выйти за него, только прежде должна помолиться в кюсото[3] или в любой другой березовой роще у чистой воды.

Скажи — такое обычай. В воде ты увидишь отражение золотого самородка и укажешь на него Золотому Дьяволу…

— Хорошо, дорогой. Твое слово для меня свято. Я сделаю так. Рядом с дворцом как раз есть березовая роща…

И тут мелькнула молния, ударил гром. Маршан только успел спрятаться за колонну, как во дворец влетел Золотой Дьявол.

Маршан повесил на высокой березе, на берегу реки, самородок и стал ждать. Скоро он увидел Золотого Дьявола. Тот гордо шагал к роще. Одежда торжественно сияла на нем, переливаясь всеми цветами радуги. Следом за ним смиренно шла Саскай…

— Ну иди, любовь моя, помолись, а потом тебя ждет богатый стол и мои мягкие покои…

— Что это? — Саскай указала в воду.— Там золото?!

Золотой Дьявол как был одет, так и прыгнул в озеро. Долго он искал золото, но только замутил воду. А Маршан тут как тут. Вынырнул Золотой Дьявол глотнуть воздуха — Маршан и срубил ему голову.

Вернулись домой молодые. И такая была у них веселая свадьба, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Примечания

  1. Кинде пайрем праздник хлеба, праздник урожая.
  2. Керде — сабля.
  3. Кюсото— место, где собирались на моление, молельная роща.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград