Клетка Иванов А. А.

Проснулся в своей норе на охапке сена толстый хомяк Хома. Встал, потягиваясь, и зашагал вперевалку по подземному ходу.

Осторожно высунулся наружу и стал оглядываться.

Это раннее утро, казалось, не предвещало никакой опасности. Пустынны были и небо, и луг, и сквозная роща поодаль. И на берегу ручья среди кустов ивняка — вроде бы никого.

Хома опять недоверчиво осмотрелся. И вздрогнул! Оттого, что из соседней норы голова Суслика вынырнула. Он тоже вздрогнул, внезапно увидев соседа.

— Доброе утро! — поздоровался Хома.

Суслик кивнул, уняв дрожь, и продолжал зорко оглядываться.

— Еще неизвестно, доброе ли оно, — пробурчал он.

Хома, храбрясь, раздул щёки и пренебрежительно фыркнул. И даже вылез из норы по пояс и гордо скрестил на груди лапы. Суслик неодобрительно покачал головой.

По земле между ними пробежала зловещая крылатая тень.

Друзей словно ветром сдуло! Они мгновенно провалились под землю.

Из глубины норы сквозь чёткий кружок входа Хома увидал в небе грозного Кобчика. Меньшего собрата из хищной семьи коршунов.

Вздохнул щекастый Хома, зашагал обратно по подземному ходу и — что ж ещё делать? — снова плюхнулся на охапку сена.

И тощий долговязый Суслик тоже вновь завалился спать у себя в норе.

А Кобчик низко покружил над их норами, разочарованно повернул и растаял вдали.

Затем по лугу пробежала Лиса. Склонилась прямо над норой Хомы. И стала жадно нюхать воздух.

От её мощного дыхания Хома, спавший в глубине норы, то отодвигался, то снова придвигался вместе с постелью к стене.

Затем Лиса жадно задышала у соседней норы.

Дремавший в подземелье Суслик чутко открыл глаза и испуганно ухватился за свисавший с потолка корешок.

Лиса втянула в себя воздух, и задние лапы Суслика подняло вверх. Затем их опустило вниз, когда она выдохнула. Лиса стала суетливо рыть землю, расширяя проход. Но нора тянулась глубоко, и вскоре она бросила бесполезное занятие.

Тявкнула сердито Лиса и побежала по лугу дальше.

А Хома тем временем опять проснулся.

И, потягиваясь, снова высунулся из норы.

Никого. И на лугу, и в роще, и в небе вокруг.

Тихо… Лишь звенели кузнечики да журчал неподалёку ручей.

Посмотрел Хома на ручей, облизнулся. Уж очень ему пить хотелось, иначе бы он не вылез. Выбрался Хома и заспешил к ручью.

Прибежал на берег, торопливо попил и даже умылся: плеснул себе горстку воды в мордашку и лапой растёр.

Выглянул из своей норы и Суслик. Увидел соседа возле ручья. Тоже облизнулся, тоже пить захотелось.

Вылез. А идти боится. Сделает три робких шажка и застынет столбиком.

А Хома, осмелев, ему лапой беспечно машет: иди, мол, скорей, пока нет никого!

Решился Суслик, стремглав подбежал, жадно приник губами к воде.

А вокруг — красота, тишина, покой.

Но Хому и Суслика не проведёшь. Нет-нет да и оглядываются по сторонам.

Хома решил ещё попить — впрок.

Звонко плеснула рыба, и друзья привычно вздрогнули — вся шёрстка дыбом!

Только снова наклонились к ручью, опять вздрогнули. А это лишь какой-то важный жук-жучок, прогудев, мимо пролетел.

Сорвалась с ветки капля росы в ручей — пок!  Хома так и присел!

Тишина. Лишь ручей журчит да птички чирикают.

Вновь склонился Хома попить, увидал свое взъерошенное отражение, намочил лапу, стал чуб приглаживать.

И вдруг на дно ручья уставился. Что-то рассматривал, ещё ниже нагибался, словно собирался нырнуть.

— Чур, первый нашёл! — вскричал он и лапами рот себе зажал.

Снова с опаской оглянулся, зашёл в ручей, нашарил что-то под водой и давай тащить.

Пыхтит, отдувается, бормочет:

— Ишь, как увязло! Бросил бы, да жалко. Вдруг что-то ценное!

Поднатужился — и бряк прямо на берег с птичьей клеткой в лапах. Вся она была в иле и тине.

Прополоскал её Хома в ручье. Посмотрел, ржавую дверцу открыл, даже внутрь заглянул — ничего ценного.

Но выбросить было жалко.

— Хорошая клетка, — задумчиво молвил Хома.

— Зачем она тебе? — прошептал Суслик. — Ну её!

— Ну — тебя! — рассердился Хома, по-хозяйски взваливая клетку на спину. — Может, пригодится.

Внезапно Суслик истошно вскричал: «Лиса!», завидев рыжую хищницу, выскочившую из рощи, и опрометью кинулся домой.

Хома бросил клетку, замешкался, дорогие мгновенья потерял. Суслик уже в норе скрылся. А Хоме — куда? Некуда! Впереди — Лиса, позади — вода.

Мчится на Хому Лиса!

Вот и метнулся он от отчаяния прямо в клетку. И дверцу защёлкнул. Чуть лисий нос не прищемил!

Разъярилась Лиса! И так и сяк пробует клетку открыть. Ничего не получается — лапа велика, внутрь не пролезает.

А Хома в клетке дрожит как осиновый лист.

Попробовала тогда Лиса железные прутья перегрызть. Напрасное дело: грызёт — только искры сыплются, а толку никакого.

А Хома всё дрожит, знай лапу слюнит — искры гасит.

Крак! Лиса клык сломала. Отлетел её белый острый зуб в клетку к Хоме. Села мрачно она, подбородок лапой прижала.

— Можно я его, — взял лисий клык Хома, — на шее носить буду, на счастье?

Лиса лишь злобно сверкнула глазами и застонала.

Сорвал Хома снаружи какую-то травинку и протянул ей сквозь прутья.

— Шалфей! Очень от зубов помогает. От лишних, — уточнил он.

Размахнулась она когтистой лапой и так ахнула по клетке, что сама затрясла лапой от боли. А Хоме в клетке хоть бы хны!

— Да-а… Теперь заживём! — расхрабрился он. — Пока!

Помахал Хома Лисе на прощание, наклонил клетку, продел ноги сквозь прутья, приподнял её немного — и потопал себе восвояси.

Лиса, выпучив глаза, смотрела ему вслед.

Небрежно посвистывая, шёл Хома домой. Довольный!

Дрожа и озираясь, стоял столбиком у своей норы Суслик.

Неожиданно — о, ужас! — из густой травы появился какой-то решётчатый конус с тёмной фигурой внутри.

— Ах! — Хлопнулся Суслик в обморок.

А быстроногая Лиса опять тут как тут — хвать его!

И вдруг сзади — грозный крик:

— Отпусти Суслика!

Это Хома, сложив лапы рупором, из клетки проорал.

Выронила Лиса с перепугу добычу. Суслик, мигом очнувшись, взвился в прыжке и удачно провалился в свою нору.

— Опять ты? — узрев Хому, простонала Лиса и постучала себя когтем по лбу. — Одноклеточный!

И, величаво махнув хвостом, с достоинством удалилась. Чего это ей стоило!

А Хома вылез из клетки и почему-то принялся свою нору расширять. Лапами заработал, земля так и посыпалась. Удивлённо смотрел Суслик, как из норы Хомы вылетают комья земли.

Затем, пыхтя, и сам хозяин выбрался, забрался в клетку и мелким шажком просеменил перед потрясённым соседом. Туда и сюда. Каково!

Суслик захлопал в ладоши.

— Удобно, — с завистью сказал он. — Изумительно и замечательно! И поразительно!

— Изумительно, замечательно, поразительно… — передразнил его Хома. — Бе-зо-пас-но!

И легко пролез вместе с клеткой в свою расширенную нору. И там прямо в клетке прилёг отдохнуть.

Но этим всё не кончилось.

Вечером под одинокой берёзой на лугу Хома и Суслик всякие зёрнышки собирали. Ужинали. Есть-то надо.

Хома выглядел великолепно: в клетке, украшенной ромашками, и с лисьим зубом, привязанным к травинке на шее.

Раздвинув ветки куста, пристально наблюдала за ними притаившаяся неподалёку Лиса.

Трудно, конечно, Хоме с непривычки в клетке ходить и зёрна искать. Суслик нет-нет да и просунет ему сквозь прутья лакомые травяные зёрнышки. По-соседски, по-дружески.

Издали, из тёмной рощи, донёсся волчий вой.

— Боюсь, — задрожал Суслик.

— За меня не бойся, — усмехнулся Хома.

— Каким ты смелым стал! — восхитился Суслик.

— Ага, — согласился Хома. — Раньше у меня просто клетки не было.

А Лиса тем временем бесшумно поползла вперёд.

Внезапно увидел Хома — идёт на него кто-то на передних лапах, голова внизу, задние лапы вверху!

— Ох! — ужаснулся Хома внутри клетки.

— Да это я! — торжествовал Суслик, вновь становясь на задние лапы. — Давай играть!

И начали они играть в чехарду.

Первым Хома попытался через Суслика прыгнуть. С клеткой ничего не получается.

Смеётся Суслик:

— Прыгать не умеешь!

Обидно такое слышать.

А Лиса всё ближе подкрадывается.

Разогнался как следует Хома и прыгнул. Да так, что не только через Суслика перескочил, но ещё и огрел своей клеткой ползущую Лису по макушке!

Взвыла Лиса. Суслик тут же удрал. А она схватила клетку, бешено раскрутила её и швырнула вдаль.

Лежал себе в роще под деревом серый Волк, в небо смотрел. Наверно, звёзды считал.

Внезапно над ним какой-то решётчатый конус пролетел с тёмной фигуркой внутри.

— На посадку пошёл, — пробормотал Волк. — Пришелец!

Срезанный клеткой сук больно стукнул его по носу.

Сидел себе мирно Медведь на брёвнышке возле своей берлоги, устроенной под корнями дуба.

И тут словно взрыв раздался!

Это Хома в клетке прямо в медвежью берлогу угодил, пробил её насквозь и покатился по косогору.

Дуб так и рухнул! Еле-еле успел Медведь отскочить!

А клетка с Хомой, бывает же, прикатилась к норе Суслика. Такое вот кругосветное путешествие.

— Прыгать — тоже уметь надо! — гордо сказал Хома выглянувшему Суслику.

— Я тобой горжусь, — только и смог сказать лучший друг.

— Теперь Лиса меня за километр обходить будет. Или за два!

— А можно и меня… за километр? А лучше за два! Скажи ей, а? — попросил Суслик.

— Утром напомни, — важно ответил Хома. И скрылся в норе, вместе с клеткой.

В это время Лиса, Волк и Медведь собрались на совет. Возле разрушенной берлоги.

— Какой-то хомяк!.. — возмущалась Лиса. — Что хочешь делает, и ничего с ним сделать нельзя!

— Меня с носом оставил! — пожаловался Волк, показывая на носу шишку.

— Сделаем так, — грозно произнёс Медведь. — Пойдёшь, Лиса, завтра к нему…

И зашептал ей что-то на ухо.

Всю ночь Хома спал. Безбоязненно.

А утром смело пошёл купаться. Вместе со своей клеткой, конечно.

Зашёл в ручей по грудь. То присядет, окунаясь с головой, то вынырнет внутри клетки.

Уфф — исчез. Пфф — появился. Красота, кто понимает!

Вернулся к своей норе. А там его Лиса поджидает. Помахивая хвостом, она подъюлила к нему.

— Хома, а Хома, — ласково обратилась Лиса, — шуму от тебя много, тихоня. Все тебе завидуют… Даже Кобчик про тебя знает. Ему сверху всё видно. Мы тут посоветовались с Волком и Медведем: твой дурной пример — заразительный. Мы тебя теперь и когтем не тронем, брось только свою проклятую клетку!

— Она мне дороже жизни, — напыжился Хома. — Жизнь нынче дорога. Очень!

— Напоминаю! — глухо донеслось из соседней норы.

— Да… Суслика больше не гоняй, — внушительно приказал Хома.

— Что?

— Не обижай Суслика! — во всё горло завопил Хома. И вконец разошёлся: — Вольному — воля! Свободу — всем! Каждому — по клетке!

Лису даже передёрнуло.

— Хомло! — процедила она и затрусила к роще.

Выскочил из норы Суслик. Попытался Хому вместе с клеткой обнять:

— Ты настоящий друг, Хома!

Прошло несколько дней.

Вылез Хома однажды утром из норы, как всегда, в клетке. Зевнул, потянулся, кулачками глаза протёр. Глянул и остолбенел!

Висят на ветках одинокой берёзы клетки с птицами. На дупле у Дятла — решётка. На входе в нору Суслика — тоже.

А вскоре Хома и про Лису, Волка и Медведя кое-что узнал.

Пришла Лиса, одетая в деревянную клетку, к новой берлоге Медведя. Он в ней что-то доделывал: толстые сырые колья для решётки то гнул, то придирчиво выпрямлял.

— Не понимаю, — томно заявила Лиса. — Я Волка побаиваюсь, а он — вас. Ему, так и быть, клетка нужна. Видела я его в ней. Глупый у него там вид. Но вам-то это зачем?

— На всякий случай, — пробасил он. — Что я, хуже других?

И проводил взглядом Божью коровку — та ползла в своей крохотной клеточке по крупной решётке входа в его берлогу.

…Уныло смотрел теперь Хома из клетки на луг и на небо.

Кобчик пролетел — в диковинной клетке, — только для крыльев побольше отверстия были.

Все — за решёткой!

Вдруг какой-то свободный Комар-одиночка с нахальным зудом влетел к Хоме в клетку. Тот озабоченно завертел головой.

— В клетке, а боится, — язвительно пропищал Комар.

— А ты-то почему без клетки? — вскричал Хома.

— Я не здешний! — Клюнул Комар его в нос — и прочь.

— А-а! — завопил Хома и погнался за ним.

Но с клеткой — побегай, тяжело всё же. В ярости распахнул он дверцу и выскочил наружу.

— Ты куда? — заверещал Суслик из-за своей решётки.

Затоптался Хома на месте:

— Такого комара упустил…

— Вернись в клетку! — крикнул Суслик.

Поглядел, поглядел Хома по сторонам и хитро улыбнулся.

— Ну, если уж все теперь в клетках, мне-то она зачем?!

Снял с шеи лисий клык на травинке, лихо раскрутил и бросил его далеко — на счастье.

И весело побежал свободный Хома под вольным небом по привольному лугу.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград