Китайская сказка Парча

Это было в далёкой древности. У подножия высокой горы лежала небольшая равнина, на которой разместилось несколько фанз. В крайней фанзе, у самой горы, жила старая Даньбу — бабушка. Муж её давно умер. Осталось у старой женщины три сына: Лэ Мо, Лэ Дуй-э и Лэ Же.

Даньбу умела ткать красивую парчу. Травы, цветы, птицы, звери, вытканные ею на парче, были как живые. И тот, кто раз увидел такую парчу, не мог уйти, не купив её. Так вся семья жила трудом умелых рук Даньбу.

Однажды Даньбу взяла парчу и понесла на базар. Возвращаясь домой, она увидела в лавочке картину, на которой были нарисованы высокие дома, сады с цветущими фруктовыми деревьями, огороды, широкое поле с большими стадами скота, озеро с белыми утками. Даньбу очень понравилась эта картина. На деньги, вырученные за парчу, она собиралась купить рис, но картина покорила её сердце, и Даньбу решила купить меньше рису, чтобы хватило и на холст.

По дороге она несколько раз развёртывала картину, смотрела и думала: «Как хорошо было бы пожить в таком месте».

Сыновьям картина тоже очень понравилась. Даньбу сказала старшему сыну:

— Лэ Мо, как замечательно было бы пожить в такой деревне!

Лэ Мо ответил:

— Мама, такое возможно лишь во сне.

Даньбу сказала второму сыну:

— Лэ Дуй-э, как было бы хорошо пожить в такой деревне.

Лэ Дуй-э ответил:

— Мама, в такой деревне ты можешь жить только в мечтах.

Даньбу с грустью сказала третьему сыну:

— Лэ Же, я умру, если не буду жить в такой деревне.

Лэ Же ласково обнял мать и сказал:

— Мама, ты хорошо ткёшь парчу, под твоими руками всё оживает. Вытки эту картину, и тогда, глядя на неё, тебе будет казаться, что ты живёшь в сказочной деревне. Даньбу согласилась:

— Ты правильно сказал, Лэ Же. Я вытку картину на парче, не то умру с тоски.

Даньбу купила много цветных ниток и начала ткать. Ткала день, второй, третий… Прошло много дней. Даньбу всё ткала. Лэ Мо и Лэ Дуй-э были недовольны. Они часто говорили:

— Мама, ты всё ткёшь да ткёшь, а на рынок ничего не носишь. У нас нет пищи. Одним нам семью не прокормить.

Услышав эти слова, Лэ Же сказал братьям:

— Пусть мама ткёт, не то она умрёт с тоски. Если вы чувствуете, что работа для вас тяжела, бросьте. А я не боюсь никакой работы.

Лэ Же дни и ночи рубил в горах лес. Даньбу ткала дни и ночи, не отрываясь от своей работы. Ночью свет от горящих сосновых шишек освещал фанзу, и от густого и едкого дыма глаза у старой женщины заболели, сделались красными и стали слезиться. Прошёл год. Даньбу всё ткала. Куда падали её слёзы, там она ткала серебристые реки. Через два года из глаз Даньбу стали падать капельки крови. На тех местах, куда падала кровь, она ткала красное солнце и цветы.

Через три года парча была выткана. Что за чудеса! Какая красивая парча! Посредине высятся дома из синего кирпича с золотой черепицей, красными колоннами и жёлтыми воротами. Перед домами — просторные палисадники с яркими цветами. В левой части — фруктовый сад. На деревьях зрелые плоды, а с ветки на ветку порхают птицы. В правой части — огороды с зелёной капустой и жёлтой тыквой. Позади домов — серебристое озеро, в котором резвятся золотые рыбки. За озером — степь с высокими травами, где пасётся скот, а ещё дальше, у подножия горы, — поле, покрытое золотой кукурузой и рисом. Через деревню протекает речка с чистой, прозрачной водою, где плавают белые утки. А в небе ярко светит солнце.

— Ах, какая красивая парча! — воскликнули сыновья.

Даньбу встала, потянулась, выпрямила затёкшие от усталости руки, протёрла красные глаза. И засмеялась от радости.

Вдруг порыв ветра сорвал парчу, поднял её в воздух и понёс на восток. Даньбу бросилась за парчой. Она протягивала руки, кричала и плакала от горя. Вскоре парча скрылась из виду. Бедная женщина, как подкошенная, упала у ворот. Братья бережно подняли её, отнесли в фанзу, где уложили на кан*, влили в рот настой целебной травы, и мать постепенно пришла в себя. Она позвала старшего сына и сказала:

— Лэ Мо, иди на восток и найди парчу. От этого зависит жизнь твоей матери.

Лэ Мо кивнул головой, обулся в травяные туфли и пошёл на восток. Шёл он месяц. Наконец пришёл к подножию высокой горы. У подножия был дом из камня. С правой стороны дома стояла большая каменная лошадь. Около дверей сидела старая седая женщина. Увидев Лэ Мо, она спросила:

— Юноша, куда ты идёшь?

Лэ Мо ответил:

— Я иду искать парчу, которую моя мать ткала три года. Её унёс ветер на восток.

Старушка сказала:

— Духи, обитающие за океаном на высокой горе, увидели, что твоя мать соткала красивую парчу, и похитили её. Дойти туда очень трудно. Нужно вырвать два твоих зуба и вложить их в рот моей каменной лошади.

Как только у лошади будут зубы, она оживёт и сможет съесть растущую около неё землянику. Лишь только съест она десяток ягод, вскакивай к ней на спину. Лошадь повезёт тебя на солнечную гору Тайянь-шань. Ты будешь проезжать огненную гору. Огонь будет жечь нещадно, но ты стисни зубы и терпи. Если только закричишь, то загоришься и превратишься в уголь. За огненной горой лежит океан. По нему ходят большие волны, в нём живут ледяные чудовища, которые нападут на тебя. Но ты стисни зубы и не дрожи от холода. Если только задрожишь, волны поглотят тебя и похоронят на дне океана. Проехав же океан, ты достигнешь солнечной горы, где скажешь духам, чтоб они вернули парчу твоей матери.

Лэ Мо потрогал свои зубы, подумал об огне, который может сжечь его, о морских волнах, которые могут поглотить его, и побледнел.

Старушка посмотрела на него пристально и сказала:

— Ты не выдержишь боли. Я дам тебе ларец с золотом. Возвращайся домой.

Старушка вынесла железный ларец с золотом и передала Лэ Мо. Тот взял золото и отправился в обратный путь. По дороге же он подумал: «С таким ларцом можно неплохо прожить».

И Лэ Мо решил не возвращаться домой. Отправился он в большой город. Прошло два месяца. Здоровье Даньбу ухудшалось с каждым днём. Видя, что Лэ Мо долго не возвращается, мать сказала второму сыну:

— Лэ Дуй-э, ступай на восток и отыщи мою парчу. Эта парча — жизнь твоей матери.

Лэ Дуй-э кивнул головой, обулся в травяные туфли и пошёл на восток. Шёл он месяц и дошёл до горы, у подножия которой увидел каменный дом. На пороге сидела старушка. Она повторила всё то, что сказала Лэ Мо. Лэ Дуй-э коснулся своих губ, думая об огне, способном спалить его, об океанских волнах, способных поглотить его, и лицо юноши побледнело. Старуха передала железный ларец с золотом и среднему сыну Даньбу. Он взял его и так же, как старший брат, решил домой не возвращаться, а отправился жить в большой город.

Даньбу опять прождала два месяца. Её тело стало похоже на высохший хворост. Каждый день она смотрела на дверь и плакала. И теперь её больные глаза от слёз ничего не видели. И вот Лэ Же сказал матери:

— Братья не возвращаются. Наверное, с ними что-то случилось. Мама, я пойду и непременно найду парчу.

Даньбу подумала и сказала:

— Иди, Лэ Же, и береги себя в дороге. А за мной поухаживают соседи.

Обулся Лэ Же в травяные туфли, выпрямился и большими шагами направился на восток. Через полмесяца юноша достиг высокой горы. Там, у каменного дома, он увидел старушку. Старушка повторила ему всё, что сказала его старшим братьям, и добавила:

— Твои братья взяли ларцы с золотом и отправились в обратный путь. Бери и ты такой же ларец да и ступай восвояси.

Лэ Же, ударив себя в грудь, воскликнул:

— Нет! Я должен отыскать парчу!

Он схватил лежавший на дороге камень и выбил у себя два зуба, которые вложил в рот лошади. Каменная лошадь ожила и принялась есть землянику Лэ Же, как только увидел, что она съела десять ягод, вскочил ей на спину, вцепился в гриву и сжал ногами её бока. Каменная лошадь, задрав голову, заржала и помчалась на восток.

Она бежала тридцать три дня и наконец достигла огненной горы.

Лэ Же сидел на лошади, стиснув зубы, и молча терпел муки. Лишь через полдня он проехал огненную гору и очутился в океане. И тут Лэ Же, стиснув зубы, вытерпел
испытание. Через полдня он был уже на берегу у солнечной горы. Солнце ласково грело юношу.

На вершине горы Тайяньшань стоял золотой дворец. Оттуда доносилось пение и девичий смех.

Лэ Же ударил лошадь, и она, подпрыгнув, в мгновенье ока очутилась у ворот дворца. Лэ Же слез с лошади, вошёл в ворота и увидел множество девушек-духов, ткавших парчу. Парча его матери лежала посредине, а девушки снимали с неё узор. Увидев Лэ Же, красавицы испугались. Юноша рассказал им, зачем он пришёл. Тогда старшая девушка-дух ответила:

— Хорошо, за ночь мы закончим ткать, и завтра утром ты получишь парчу своей матери обратно. Подожди немного.

Лэ Же согласился.

Все тело его болело от усталости. Облокотившись на спинку стула, на котором сидел, юноша заснул.

Когда стемнело, девушки повесили жемчужину. Её ровное сияние осветило комнату. Красавицы ткали всю ночь.

Девушка в красной одежде была большой мастерицей. Она закончила работу раньше всех. Но когда сравнила свою работу с работой Даньбу, то поняла, что работа старой женщины лучше: солнце здесь горело ярче, рыбы в озере были как живые, цветы выглядели свежее и краше. Девушка залюбовалась и воскликнула: 

— Если бы я могла жить среди этих цветов!

Мастерица вытащила несколько ниток из парчи Даньбу и вышила себя тут же, стоящей у озера, рядом с красными цветами.

Под утро Лэ Же проснулся. Девушки ушли спать, оставив на столе разостланную парчу его матери. Юноша подумал: «Что если завтра они не отдадут мне парчу? Мать лежит больная уже давно. Медлить нельзя!»

И он взял ткань, свернул и спрятал за пазуху. За воротами ловко вскочил на каменную лошадь, сжал её бока ногами, и лошадь помчалась быстрее ветра.

И вот Лэ Же переплыл холодный океан, перевалил огненную гору и очутился у каменного дома. Старушка стояла у ворот. Улыбаясь, она сказала:

— Слезай с лошади. Ты всё исполнил, как надо. Лэ Же спрыгнул с лошади. Старушка вынула у неё изо рта зубы и вставила их обратно Лэ Же. Став на свои места, зубы тут же приросли, а каменная лошадь вновь сделалась неподвижной. Затем старушка вынесла из дома пару обуви, протянула её Лэ Же и сказала:

— Обувай эти ботинки и скорее возвращайся домой.
Твоя мать при смерти.

Лэ Же поспешил обуть ботинки, стукнул ногой и в мгновение ока очутился дома. Войдя в фанзу, он увидел мать, худенькую, как хворостинка. Мать еле слышно простонала. Юноша приблизился и ласково сказал:

— Мама, смотри.

Он вынул из-за пазухи парчу и расправил перед глазами матери. Яркая парча озарила взгляд старой женщины, и она вновь стала видеть. Даньбу поднялась с кана и, радуясь, смотрела на парчу. Наконец она сказала:

— Сынок, в комнате очень темно, давай вынесем парчу на улицу.

Мать и сын вышли и расстелили парчу на земле. Порывы ветра растягивали парчу всё больше и больше. Вот она уже покрыла землю в несколько ли*, и не стало видно фанзы старой Даньбу. Зато появились дома, окружённые палисадниками. Появился большой фруктовый сад, огороды, луга с зелёной сочной травой и пасущимися стадами, кукурузные и рисовые поля, озеро с белыми утками и резвящимися золотыми рыбками и река с прозрачной водой. Даньбу и Лэ Же стояли перед воротами большого дома.

Вдруг Даньбу заметила на берегу озера девушку в красном. Красавица смотрела на яркие цветы. Даньбу поспешила к ней и спросила:

— Кто ты?

— Мой облик вышит на парче, и вот я здесь, — ответила девушка.

Даньбу попросила её остаться.

Лэ Же вскоре женился на красавице, и зажили они счастливо. Даньбу пригласила бедных крестьян поселиться в этой деревне: ведь они ухаживали за старой женщиной во время её болезни.

…Однажды в деревню пришли двое нищих. Они увидели в саду перед большим домом Даньбу, Лэ Же и его жену, весело распевающих песню. Низко опустив головы, нищие ушли из деревни и больше никогда там не появлялись.

Кан — лежанка.

Ли — китайская мера длины = около 500 м.

Читать

Китайские сказки

 

Слушать

Китайские аудиосказки

Если вам понравилось, пожалуйста, поделитесь ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград