Как мы ходили на экскурсию — Марина Дружинина

Сегодня у нашего класса – экскурсия в Эрмитаж! Ура!

Приехали мы в музей, а там – красотища! Мраморные колонны, расписные потолки, огромные люстры! И всюду картины, картины, картины…

– Слушайте внимательно экскурсовода, – предупредила наша классная руководительница Елена Гавриловна.

Только я начал разглядывать картину, на которую показала тётенька-экскурсовод, как Пашка Ромашкин зашептал мне на ухо:

– Смотри, Алевтина Васильевна зовёт нас из угла!

Мы тихонько отделились от ребят и – скорей в угол зала. А там – точно, наша математичка нарисована, пальчиком нас манит. Ещё секунда и скажет: «Ромашкин – к доске!» Настолько была похожа дама на картине на Алевтину Васильевну!

Единственно, в отличие от дамы, Алевтина Васильевна ни разу не надевала чепчик и кружева. А зря! Очень бы ей пошло!

Мы стоим, хихикаем. Потом смотрим – на соседнем холсте король в шароварчиках и колготках – вылитый Егор Кузьмич, директор нашей школы. Правда, Егор Кузьмич лысый, а король – в парике. Видать, прячет свою лысину. Ха-ха-ха!

Стали мы с Пашкой перебегать от одной картины к другой. И так нам было весело!

В вельможе с чёрными усами и в шляпе с пером мы разглядели школьного дворника дядю Сеню. В продавщице овощей и фруктов – завуча Элеонору Галактионовну. А всадник на коне оказался копией – ха-ха-ха – нашей классной Елены Гавриловны!

А потом мы нашли на картинах ещё и целую кучу наших родственников.

Девушка, читающая книгу, очень напоминала бабу Дусю. На портрете большой семьи мы углядели Пашкиного дядю Жору, мою тётю Надю из Тамбова и двоюродного брата Лёнечку! Умора!

– Слушай, а где наши-то? – вдруг спохватился Пашка.

Смотрим по сторонам – никого! Кинулись в соседний зал – нету наших! И в соседнем с соседним залом – тоже нету! Как корова языком слизнула весь класс! И где искать – непонятно.

Вдруг мимо нас как промчатся какие-то школьники! Мы, не сговариваясь, бросились за ними.

– Чего несётесь? – спрашиваю на ходу у одного паренька.

– Петух сейчас закукарекает! Опаздываем! – крикнул тот и припустился ещё быстрей.

«Здесь даже петухи водятся!» – удивились мы и тоже прибавили скорости.

Так все вместе и добежали до странного, но очень красивого сооружения.

– Это что? – спрашиваем, еле переводя дух.

– Часы «Павлин», – паренёк тоже тяжело дышал. – У-уф, кажется, успели.

Вот это да! Я даже представить не мог, что на свете бывают такие чудо-часы! Огромные, с золотыми птицами и зверушками на золотом дубе!

Тут механическая сова начала перебирать лапками, крутить головой и вращать глазами. Зазвенели колокольчики. Важный павлин торжественно раскрыл хвост и кивнул нам. А петух как закукарекает!

Все зааплодировали. Мы тоже. А кто-то, вместо того чтобы хлопать в ладоши, увесисто хлопнул меня по плечу. Я хотел дать сдачи, оборачиваюсь, а передо мной – Елена Гавриловна! И все наши ребята. Оказывается, они тоже слушали петуха. Очень удачно получилось!

– Нашлись, голубчики, – грозно сдвинула брови Елена Гавриловна. – Ну и где же вы пропадали?

– Картины смотрели, – опустили мы головы.

– Теперь смотрите только на меня! И ни на шаг не отставайте! Мы уходим!

Мы с Пашкой посмотрели на Елену Гавриловну и переглянулись: сейчас она очень походила на разгневанную королеву с картины в том зале. Но смеяться нам почему-то не хотелось…

– Как Эрмитаж? – спросили меня дома мама с папой.

– Отлично! Там часы классные и картины суперские! – принялся я рассказывать. – А на картинах – кого только нет! И баба Дуся, и тётя Надя из Тамбова! И маленький Лёнечка!

– Неужели? – удивились родители. – А как называются эти картины?

– Не помню, – честно ответил я.

– Тогда в следующую субботу мы всей семьёй пойдём в Эрмитаж. И ты нам их покажешь!

– Ура! – обрадовался я. – Обожаю картины!

Я пошёл в свою комнату, достал альбом, фломастеры и задумался: что нарисовать?

Можно, например, нарисовать картину «Молодой человек, достающий тарелку супа из микроволновки». Или «Юноша, играющий на компьютере» – это всё будут автопортреты. А можно изобразить бабу Дусю на полотне «Дама в шляпе футбольного фаната» – она у нас заядлая болельщица!

Или, может, написать картину «Неизвестная с эскимо на роликах»? Я вчера видел такую девчонку во дворе…

Столько всего можно нарисовать! Глаза разбегаются! Сейчас чего-нибудь да изображу.

Вдруг и мою картину в Эрмитаж возьмут?