Как Хома плавать учился Иванов А. А.

Новые приключения Хомы и Суслика 

Очень просто. И не сам учился, а дядюшка учил. Когда Хома маленьким был.

Привёл он, дядюшка, Хому к обрыву над ручьём.

За шкирку его взял. Крепко, чтобы тот не вырвался. И говорит:

— Буду тебя плавать учить. Брошу сейчас с обрыва на самом глубоком месте. Если выплывешь — считай, научился.

— А если не выплыву? — Хома и тогда был любознательным.

— Значит, не научился, — дядюшка никогда не унывал.

— А как я об этом узнаю? — забеспокоился Хома.

— О чём?

— О том, что плавать не научился.

— Я тебе вдогонку об этом крикну, — пообещал дядюшка.

Ему можно было верить. Серьёзный был хомяк, хозяин своему слову.

— Вообще-то, — продолжал дядюшка, — надо было бы и братишку твоего захватить. Сразу вдвоём учились бы. Удобней.

— Понятно, — подмигнул ему Хома. — Если бы вдруг тонуть стали, друг за дружку ухватились бы и спаслись.

Да?

Дядюшка посмотрел на него странно.

— Ив кого ты, племянничек, такой дошлый?

— В тётушку, наверно.

— Вижу, что не в меня, рохлю, — вздохнул дядюшка. Рохлей его всегда тётушка называла.

— В тётушку я умом пошёл, зато в тебя — фигурой, — попытался подольститься к нему Хома. — Телосложением!

— А теловычитание бывает? — спросил Суслик, когда Хома ему об этом случае рассказывал.

— Бывает, — отмахнулся Хома, — когда тебя со дна ручья после ныряния выталкивает. Ты дальше слушай!

Вот как дальше было…

Тут дядюшка почему-то сердито и говорит Хоме:

— Ну, если уж ты в нашу тётушку умом, обязательно выплывешь.

И, размахнувшись, шарахнул его с обрыва в воду.

Хома сразу на дно камнем пошёл. У дядюшки во всём был размах широкий!

Идёт Хома по дну, а дна нету.

«Очень оно мне нужно», — подумал он.

А как только подумал, давай лапами двигать, вверх стремиться — к солнцу. Оно светлым пятном где-то вверху виднелось.

Выскочил из воды, как пробка. Если б обрыв невысоким был, с ног бы сбил дядюшку!

Забарахтался Хома неумело, и вдруг — поплыл, изумляясь. Ну, совершенно свободно! Правда, почему-то по-собачьи.

— Плаваешь? — крикнул дядюшка.

— Плаваю-плаваю, — засмеялся Хома. — Враз научился.

— Вот так-то, — улыбнулся в усы дядюшка. — Проверенный способ. Всех, и меня самого, так учили.

— А если б я утонул?

— Никто никогда не тонул. Кроме братана моего. Слишком глубоко вниз ушёл. А там его, вероятно, Щука проглотила.

После этих слов Хома так заработал лапами, что вскоре очутился на берегу.

Помнится, Хома спросил дядюшку:

— Почему я не по-человечески, не по-лягушачьи, а по-собачьи плаваю?

— Ты что, не слышал поговорку: плавает, как собака!

— Я слышал другую: плавает, как рыба, — несмело сказал Хома.

— Ха-ха-ха! Рыба — это под водой. А собака — по воде!

Дядюшка стоял во весь рост на обрыве и смеялся, довольный, что заставил Хому вовсю погрести лапами.

Таким Хома и запомнил его на всю жизнь. Высоким, усатым, красивым. С ярким солнцем над взъерошенной головой!

— Я тоже с ходу плавать научился, — похвалился Суслик, — хотя меня никто с обрыва не швырял.

— Эх ты! — снисходительно сказал Хома. — Запомни, мы все плавать умеем. От рождения.

— То-то я до сих пор поражаюсь, как это я сразу научился! — округлил глаза Суслик.

— И всё-таки, — строго заметил Хома, — встречаются и неспособные. Редко, но попадаются. Потому-то и надо всегда дядюшкин проверенный способ применять.

— А почему же дядюшка твой всё-таки утонул, если он такой знающий? — спросил Суслик. — Ты сам мне рассказывал: в прошлом году мальчишки вёдрами норы на лугу заливали, и он так и не выплыл.

— Он не утонул, — мрачно ответил Хома, — а, видать, сильно поперхнулся. Спал после обеда, вот и хлебнул спросонок лишнего. А то бы он вынырнул, непременно бы выплыл! Ведь норы-то заливали просто одной водой, без всяких там щук. Не так опасно — без щук!

— Ты что? — вздрогнул Суслик.

— Конечно. Где тебе на каждое ведро щук-то набрать?!

— А как же ты тогда спасся?

— Я тогда на ручье был, — вздохнул Хома. — Мне и без того воды хватало. Со пауками!

— Вот видишь! А разве ты не на берегу был?

— Если бы я в воде был, только бы меня и видели! — усмехнулся Хома. — Слышал, что с братаном моего дядюшки случилось?!

После этого разговора Суслик долго боялся в ручье купаться. Пока Хома не сказал, что недавно последнюю Щуку рыбаки выловили. Большущую!

— А может, то не последняя Щука была? — всё же сомневался Суслик.

— Последняя — рыболовы друг другу говорили. Рыболовы никогда не врут!

Поэтому Суслик теперь снова стал плавать безбоязненно. А Хома и подавно. Он не такой пугливый.

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград