Как Хома и Ёж Суслика лечили Иванов А. А.

Большое путешествие Хомы и Суслика 

— Ты Суслика не видел? — спросил как-то Хому в роще Заяц-толстун. — Что-то давно не встречаю.

— Утром забегал его проведать. Третий день лежит. Заболел наш Суслик, — вздохнул Хома. — Не встаёт наш друг.

Любил он тяжело вздыхать по любому поводу. А тут такой подходящий случай — болезнь Суслика.

— Чем заболел? — озаботился Заяц.

— Похоже, капустной лихорадкой.

— Чем? — удивился Заяц.

— Объелся Суслик, — мрачно сказал Хома.

— Чем? — заладил Заяц-толстун.

— Неужто не понял — капустой! Из деревни, с чужого огорода, здоровенный кочан прикатил и весь умял.

— Один?

— Ты про кочан или про Суслика? — терпеливо спросил Хома.

— Про обоих, — ответил дотошный Заяц.

— Тогда один. Один Суслик слопал один кочан. Зато большущий! Ну, что тебе ещё? — раздражённо сказал Хома.

— Мне? Мне бы его аппетит, — позавидовал Заяц-толстун. — А ты ему ромашковый настой давал?

— Давал.

— И что? Встаёт?

— Лежит, болеет. Слушай, — оживился Хома, — пошли его вместе лечить.

— Ну, вылечим, а что он за это даст? Ведь кочан-то он уже съел! — хмыкнул Заяц.

— Другой тебе прикатит, побольше прежнего, — уговаривал Хома. Но не очень уверенно.

— Сомневаюсь. По пути съест и опять заболеет. Эта болезнь, видать, опасная — капустная лихорадка. Говоришь, тяжёлый кочан был?

— Тяжёлый. Потому он его и катил.

— Вот видишь, тяжёлый, — понимающе кивнул Заяц. — Значит, и болезнь тяжёлая. Долго катил? — внезапно спросил он.

— Ну, долго.

— Значит, и болезнь долгая. Тяжёлая и долгая. Заразная, — подчеркнул Заяц. — Я вот с тобой только поговорил про неё, а уже капусты захотелось. Нет, сам его лечи. Ты даже обязан. Он твой близкий друг.

— А ты не близкий? — возмутился Хома. — Друг, называется!

— Я далёкий друг. Я далеко от него живу, — снисходительно объяснил Заяц-толстун. — А вы с ним близко живёте. Вы самые близкие друзья. Ближе никого нет!

Делать нечего, пришлось Хоме самому пойти лечить близкого друга Суслика. Некого больше позвать, все друзья — далёкие. Далеко живут. Тот же старина Ёж — ещё дальше, чем Заяц.

Только о Еже подумал, а он тут как тут. Семенит навстречу.

— Привет, Хома!

— Привет! Слышал, Суслик наш заболел? — начал было Хома. — Я…

— Слышал-слышал, — перебил его Ёж. — Ты просто обязан Суслика на ноги поставить, раз ты с ним рядом живёшь, — внушительно заявил он. — Ты самый близкий друг.

И этот туда же! Сговорились они с Зайцем, что ли?

— Ну, ладно, я близкий друг. А ты кто?

— Я ста… — осекся Ёж.

— Старый друг Суслика! — подхватил Хома. — Старина Ёж! А теперь ответь, кто должен Суслика лечить: близкий друг или старый? Или оба вместе? — подсказал ему ответ Хома.

— Зато ты моложе, — запоздало опомнился старина Ёж. — На старости лет покоя не дают!

И заторопился дальше.

— Старые-то чаще болеют, чем молодые, — загадочно сказал ему Хома вслед.

Старина Ёж сразу остановился.

— Если я заболею, никто меня лечить не будет? — осторожно спросил он. — Я правильно понял?

— Понимай, как знаешь, — туманно ответил Хома.

— И навещать не станут? — огорчился старина Ёж. — Меня, старого друга?

— Пусть тебя близкие друзья навещают. И старые, — проворчал Хома.

— У меня близких нету, — пожаловался Ёж. — А старые друзья, они очень старые. Плохо им ходится.

— Тогда пошли к Суслику, — сурово сказал Хома, — пока ходится хорошо.

Потоптался на месте старина Ёж и за ним двинулся. И нарочно прихрамывал, чтобы Хома понял, каких трудов ему это стоит.

А потом разошёлся, вперёд забегал и приговаривал:

— Не забудьте и про меня, дорогие друзья, когда я вдруг заболею. Разве можно так пугать старого друга?

Пришли они домой к Суслику. А тот на охапке сена лежит и тяжело дышит.

— Ещё жив, — промолвил старина Ёж.

— Ну, как мы себя чувствуем? — по врачебному бодро и вежливо спросил Хома больного. Он это у доктора Дятла перенял.

— Спасибо. Помираю, — слабо ответил Суслик.

— Типун тебе на язык! — испугался старина Ёж.

— Я и так больной, — обиделся Суслик.

— Помолчите, больной, вам разговаривать вредно, — приказал Хома и обернулся к Ежу. — Надо бы его дыхание послушать. Ты будешь проверять или я?

— Только не он, — пропищал Суслик, скосив глаза на Ежа. — Он колючий!

— Не дышите, — наклонился Хома и приложил ухо к его груди. — Замрите.

Суслик послушно замер.

— Теперь отомрите и дышите.

Суслик вновь задышал, как паровоз.

— Так, — удовлетворённо заметил Хома. — Жить будет.

— Как ты определил? — восхитился старина Ёж.

— Врачебная тайна, — важно сказал Хома.

— А всё-таки? — еле слышно спросил сам Суслик. Больной-больной, а интересуется.

— Много будете знать, скоро состаритесь, — пообещал ему Хома.

— Как я, — поддакнул старина Ёж. — Я быстро состарился. Много знаю.

— Есть хотите? — заботливо присел Хома на постель рядом с больным. Надоело стоять.

— Да, — поспешно ответил Ёж.

— Нет, — буркнул Суслик.

Хома недовольно посмотрел на Ежа и снова повернулся к больному:

— А если подумать?

Суслик подумал. И тихо сказал:

— Вообще-то поел бы… Что-нибудь лёгкое…

— Хорошо. Второй капустный кочан съели бы? Лёгкий кочан, — уточнил Хома.

Суслик опять задумался. И сказал:

— Могу.

— Очень хорошо! — воскликнул Хома.

— А лёгкий кочан где? — повернул голову Суслик.

— Нет и не было, — довольно рассмеялся Хома. — Зато аппетит возвращается, на поправку идём.

— Издеваешься? — рассердился Суслик. Даже голос прорезался.

— Положено так. Доктор Дятел всегда у больных про еду спрашивает. Итак, — подытожил Хома, — придётся вам, больной, бросить все вредные привычки.

— Нет их у меня!

— Шутим? А кто большущий кочан капусты в одиночку съел?

— Кто? — опять поддакнул старина Ёж.

— Ну, я… — нехотя признался Суслик.

— Вот вам и первая вредная привычка, — указал на него Хома. — Вредная для друзей — близких и дальних!

— И старых, — подтвердил старина Ёж. — Мог бы и нас угостить.

— Тогда бы и вы заболели… — простонал Суслик.

— Запомните, от чужого угощения никто не болеет, — усмехнулся Хома.

— Болеют — от своего! — снова подтвердил Ёж.

— Так что вашу вредную привычку обязательно бросьте, — повторил Хома.

— Ну и как я её брошу? И куда?

Нет, вправду больной он, Суслик. И надолго.

— Когда у тебя новый кочан будет, выбросишь нам его из норы, — посоветовал старина Ёж.

— Чего? — зашевелился Суслик. — Да я скорее вас обоих из норы выброшу!

— Гляди, действует! — засиял Хома. — А раньше плашмя лежал. Вредную привычку не успел бросить, а уже заметно ожил.

— Отлично! С первой вредной привычкой мы разобрались. — Понравилось Ежу больного лечить. — А вторая у него какая?

— Вторая? Без спросу хватает всё, что плохо лежит!

— Но хорошо растёт, — поддержал Хому догадливый Ёж, — если ты на чужой огород намекаешь.

— Вот именно. Зачем вы, больной, кочан капусты уволокли с чужого огорода? — по-прежнему вежливо пристал Хома к Суслику.

— У него своего нет, — внезапно вступился за больного Ёж.

— А вредная привычка есть? — настаивал Хома.

— А огорода нет, — упрямо повторил Ёж.

— Спасибо, старина, — тихо поблагодарил Суслик.

— Я потому тебя защищаю, что ты, возможно, и мне чего-нибудь с того огорода принесёшь, — честно сказал Ёж, — или прикатишь.

Суслик даже привстал от возмущения:

— Держи карман шире!

— Выздоравливает прямо на глазах! — приподнято сказал Хома. — Вон как его раззадорило!

Но Суслика раззадорило ещё больше, когда он неожиданно увидел Ежа у кладовочки с припасами. Тот уже и заветную дверцу открывал.

— А что, время обеда наступило, — невинно заметил он запасливому хозяину.

— Пора нам всем перекусить, — кивнул Хома.

До третьей вредной привычки Суслика они не дошли. Он сам дошёл. До точки.

Что тут началось!..

Суслик за ними с метлой допоздна гонялся! По лугу, по роще, по полю! Вмиг выздоровел.

Потом оправдывался, когда его наконец-то связали:

— Я просто хотел вам большое спасибо сказать… Больше всего не повезло Зайцу. Он случайно Суслику под горячую руку попал и метлой по загривку получил. Нечего было бодренько спрашивать: «Уже выздоровел?» Сам убедился!

Старина Ёж и Хома с трудом доставили Суслика обратно в нору. И бережно опустили на постель. Всё-таки недавно больным был.

— Хорошо, что мы к нему вдвоём зашли, — говорил Хома Ежу. — Я бы один не справился!

А связанный Суслик лежал и молча глядел — кричи не кричи, — как они уминают его запасы: горох, грибки, орехи…

Зайцу ничего не досталось. А впрочем, и ему досталось на орехи, да только не на эти.

Напрасно он заглядывал к ним в нору и униженно просил:

— Угостите друга…

Чего захотел! Угощение — только для близких и старых друзей. А дальнему другу — дальняя дорога!

Так считали Хома и старина Ёж. И сам Суслик с ними согласился, когда его всё же развязали. Ну, погорячился недавно. Бывает. Было и сплыло.

В конце концов кто его вылечил? За такое ничего не жаль! Пировать — так вместе. С настоящими друзьями!

Продолжение

Если вам понравилось, не забудьте поделиться ссылкой с друзьями.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград