Хитрый Ондра — Божена Немцова

Жил-был бедный старик и был у него единственный сын — молодой да шустрый.

Говорит ему однажды отец: «Долго я тебя, сынок, кормил, вырос ты сильным и крепким, как дуб в лесу. Ступай-ка ты в люди да выучись ремеслу. Прокорми теперь сам себя.»

— Хорошо, батюшка, я не против, пойду в люди и буду какому-нибудь ремеслу учиться, — отвечает тот.

Звали сына Ондра. Недолго думая, собрался он в дорогу и пошел. Долго блуждал по лесам, по болотам, пока не наткнулся на разбойника.

— Куда путь держишь? — спрашивает его разбойник.

— Ищу, у кого бы ремеслу выучиться, — отвечает ему Ондра.

— Может хочешь на разбойника учиться?

— А почему бы и не поучиться? Ремесло как ремесло, не хуже других, лишь бы прокормило!

— Прокормит, коли не вовсе глуп! Пойдем со мной.

И пошел парень в лес разбойному ремеслу учиться.

Долго ли, коротко ли учился, говорит ему как-то атаман: «Ну, Ондра, пришла пора показать, получился ли из тебя разбойник.»

И задал ему задачу: как поедет лесом всадник на резвом коне — из-под всадника коня украсть.

Вышел Ондра на дорогу. Разделся и влез на дерево.

Услыхал конский топот и давай плакать, на помощь звать. Всадник подскакал к нему и спрашивает, что случилось, почему он плачет? Рассказал ему Ондра, что напали на него разбойники и всего догола обобрали. Всадник пожалел парня, спешился, собирается с дерева снять и к себе на коня посадить. А Ондра, словно белка, соскользнул вниз, вскочил на коня и, не успел всадник слова вымолвить, исчез в лесу.

— Ну что ж, неплохо! Из тебя выйдет добрый разбойник, — похвалил его атаман.

Через несколько дней задали ему разбойники вторую задачу: у пахаря прямо из плуга вола увести.

Неподалеку от леса пахарь на коне и на воле поле пахал. Спрятался Ондра в кустах и ждет, когда тот борозду закончит. Пахарь борозду закончил, на вторую повернул. Тут Ондра из кустов вылез и разбросал по земле медные деньги, а несколько монет на тропинке в лесу бросил, сам же снова в кустах спрятался.

Вернулся мужик, видит деньги:

— Ишь ты! — подумал он, подбирая монеты, — уж не клад ли я нашел?

Смотрит: тут монетка, там монетка. Он знай их подбрирает, а монеты в лес ведут. Увидал Ондра, что мужик в лесу скрылся, выскочил из кустов и поскорей вола выпряг, но прежде отрезал у него с конца хвоста клок шерсти и коню в зубы сунул.

Не нашел пахарь в лесу денег и ни с чем вернулся обратно. Можете себе представить, как он удивился, увидав, что конь стоит, а вола нету! Кричал, кричал, искал — нигде не нашел.

— Неужели его волк задрал! — подумал он, возвращаясь обратно к коню. Смотрит, а из конских зубов кусок хвоста висит.

— Кто это слыхивал, чтобы кони волов жрали? — удивился пахарь и, вытащив из конских зубов воловий хвост, порядком отдубасил ни в чем не повинного коня.

А Ондра вола к атаману привел.

— Ну молодец! Больше тебе у нас учиться нечему, — похвалил его атаман, — теперь ты должен свою силу показать!

И велел ему с разбойниками об заклад биться, кто дальше камень забросит и кто камень в кулаке раздавит.

Ондра согласился.

На другое утро сходил Ондра в город, купил творогу и птичку-жаворонка, вернулся в лес, а разбойники уже зовут его на состязание. Пошел Ондра. Все подобрали камни, он тоже взял камень в руку, а правой рукой из кармана жаворонка достал и, размахнувшись, ввысь подбросил. Взлетел жаворонок высоко-высоко, лишь черная точка в небесах мелькнула. Высоко летели камни и у других разбойников, но всех победил хитрый Ондра — его «камень» даже на землю не вернулся!

Потом стали разбойники состязаться, кто камень в кулаке раздавит. И сказал тут Ондра: «Эка хитрость — камень в песок превратить! Вы попробуйте из него воду выжать!»

— А ты-то сам сумеешь? — спросил его атаман.

— Конечно, сумею. Хотите поглядеть?

Он полез в карман будто за камнем, а достал мешочек с творогом.

— Глядите! — закричал он и сжал в кулаке творог. Сыворотка-то сквозь пальцы и потекла.

Признали его тут разбойники самым сильным, и получил Ондра все деньги, которые на кону лежали.

С тех пор его уже не считали учеником. Но расхотелось Ондре среди разбойников жить. Оставил он лес и вернулся домой к отцу.

— Ну, сынок, — спрашивает его отец, — чему ты выучился?

— Хитрости, — отвечает Ондра.

— А прокормит тебя твоя хитрость?

— Надо думать, прокормит, пока на свете дураки не перевелись, — смеется Ондра.

Жил рядом с их деревней богатый барин, и был у него конь-огонь, берег он его, как зеницу ока, холил, лелеял, а по ночам с него сторожа глаз не сводили, караулили. Услыхал Ондра про этого коня и говорит:

— Я его из конюшни уведу, даже если на нем всадник сидеть будет.

Стали люди смеяться: «Куда, мол, тебе» — а он знай свое твердит.

Услыхал барин его похвальбу, велел Ондру к себе звать, спрашивает, правда ли, что он такой хитрый и коня из конюшни уведет, даже если на нем всадник сидеть будет. Улыбается Ондра, головой кивает.

— Ну, коли уведешь, получишь от меня сто золотых! — сказал барин.

Согласился Ондра и ушел из замка. А барин приказал слугам коня пуще глаза беречь, ни на шаг не отлучаться, а вечером чтобы на нем сам староста верхом сидел. Наказал одного батрака у головы поставить, другого к хвосту, а если что приключится, звать на помощь.

Днем ни пташке, ни букашке не давали возле конюшни пролететь, а как начало смеркаться, взгромоздился на коня сам староста, а потом один работник у головы встал, другой — у хвоста. Барин собственной персоной тщательно проверил, выполнен ли его приказ, и строго велел быть повнимательнее. А сам спать пошел.

В замке уже все стихло, как вдруг стучится кто-то в дверь конюшни и кричит: «Отоприте, уж не спите ли вы там?»

— Да что ты! Нам не до сна — а сам-то ты кто, чего тебе надо? — спрашивает староста.

— Или вы меня не узнали? Я ведь господская кухарка, вам барин сливовицу посылает, выпить велит, чтобы лучше сторожилось.

Услыхав такие слова, один из работников открыл двери и спустил в конюшню высокую сгорбленную женщину. Вошла она, в руке большой кувшин держит.

— Меня барин послал: «Поднеси-ка им, — говорит, — по стаканчику, Зуза». — А я думаю, что вам и по два не повредит. Сама знаю, коли ночью не спишь, не вредно и водочки выпить.

Подала кувшин старосте, и тот большой глоток отхлебнул.

— Ох, и хороша же! — похвалил староста, передавая кувшин батракам. — Только глядите у меня, чтоб не спать!

— Да чего вам бояться, — успокаивала их Зуза, — ведь вас трое. Разве тот озорник Ондра осмелится придти? Вы пейте, пейте, жизнь хороша, коли есть чему радоваться, — как говаривал мой покойный дедушка, будь ему земля пухом. А он был человек мудрый и жизнь знал.

— Я его помню! — поддакнул староста и снова ухватился за кувшин.

А Зуза-кухарка все рассказывала и рассказывала про своего деда, что он повидал да где побывал, а староста знай себе к кувшину прикладывается и батракам передает. А Зуза, хотя и спешит, а сама их все потчует и с места не трогается!

Наконец увидав, что сторожа лыка не вяжут и носом клюют, дождалась она, пока те захрапели, вышла из конюшни, притащила козлы, старосту под них положила, одного работника спереди поставила, другого сзади, сунула им в руки по пучку соломы, а сама бегом из конюшни, резвого коня за собой ведет.

Ранним утром, едва рассвет забрезжил, поспешил барин в конюшню. Вошел, да так и застыл на месте: вместо коня деревянные козлы стоят, а возле них храпят сторожа.

Утром Ондра сам вернул ему коня и рассказал, как дело было. Отдал ему барин обещанные сто золотых и говорит:

— Если сегодня ночью снимешь с пальца у моей жены драгоценный перстень, еще сто золотых получишь, а если нет — я их с тебя получу, идет?

— Идет! — согласился Ондра и оставил замок. С нетерпением ждал барин ночи. Вечером обшарил каждый уголок в спальне, а потом пошел к жене. Запер комнату и еще раз поглядел на перстень, что у жены на пальце надет. Легли они, а барин никак не уснет, любопытство его одолевает, какую хитрость Ондра на этот раз придумает? Да где ему, Ондре, спор выиграть, ведь барыня рядом лежит, а вокруг все крепко-накрепко заперто. Лежит барин, к каждому шороху прислушивается, вдруг слышит под окном шум. Повернулся, видит — в окне голова показалась, кто-то хочет в комнату забраться.

— Ну погоди, я тебе покажу, — решил про себя барин, поднялся с постели, схватил дубинку, окно распахнул и бац по голове!

— Ах, муженек! Ты же того человека насмерть убил! — вскричала барыня, проснувшись.

— И правда! — ужаснулся барин. Высунулся из окна, видит — лестница приставлена, а под окном человек лежит, не шевелится. Перепугался барин и побежал в сад. Не успел уйти, обратно возвращается, подходит к постели и шепчет жене: «Дай-ка на всякий случай перстень мне!»

Отдала ему жена перстень, и барин вниз побежал.

Через минуту вернулся он в спальню и рассказывает жене, что внизу вовсе не человек лежит, а соломенная кукла, что это Ондра-шельмец его обмануть надумал.

Подсаживается к жене и говорит:

— А перстень ты лучше мне дай, вдруг этот плут явится.

— Так ведь я тебе его уже отдала! — удивилась жена.

Барин так и обмер — опять его хитрый Ондра надул.

Утром Ондра вернул барину перстень и получил от него еще сотню золотых.

— А ты и впрямь ловкий парень! — восхищается барин. — Ну, если сегодня ночью украдешь у моего управляющего кухарку и приведешь в замок, тогда три сотни золотых получишь!

— Не только кухарку, но и самого управляющего приведу! — сказал Ондра и весело вернулся домой.

Пришел Ондра домой, наловил в ручье раков, а когда стемнело, нарядился ангелом, а на спинки ракам свечки прикрепил и поспешил в дом к управляющему. Вошел в спальню, зажег свечки и пустил раков по полу ползать. Расползлись раки кто куда, вся комната в огоньках. Кухарка проснулась, видит — по комнате огоньки двигаются, она от удивления слова вымолвить не может, а тут еще появляется перед ней ангел и молвит: «Готовься, раба божья, в путь, сейчас в рай пойдем!» Поверила кухарка. Была она большая святоша, да ханжа, богатым служила, а бедняку и корку хлеба жалела.

Завидно стало управляющему, что его кухарку живой в рай берут. Стал он ангела просить и его с собой взять, он, дескать, без своей кухарки жить не может. Ангел согласился, позволил управляющему вместе с кухаркой в рай идти. Вышли они из дома, Ондра прикрыл их простыней, усадил в тачку и повез в замок. Тачка на камнях подпрыгивает, управляющий с бабой кряхтят, вертятся. А Ондра их успокаивает: «Путь в рай каменист!» — говорит.

А барин тем временем спать не ложится, ждет, что у Ондры на этот раз получится. Слышит — тачка тарахтит, а тут и сам Ондра в дверь стучится. Входит, большой тюк тащит, а из тюка управляющий с кухаркой вылезают.

Дворянин так хохотал, что чуть со смеху не лопнул, а управляющий и кухарка, увидав, в какой рай попали, чуть со стыда не пропали — пустились бежать, только пятки сверкают. Выплатил тут барин Ондре три сотни золотых и домой отпустил. Вернулся хитрый Ондра к отцу домой, стал жить честно, но коли приходилось, то и плутовством не брезговал.