Хатам. Узбекская народная сказка

В давние времена в стране, где восходит солнце, жил-был один бедный человек. У него был сын лет пятнадцати, по имени Хатам. Когда бедняк умер, вдова не могла одна сына прокормить и отдала его на воспитание другому бедняку Дадабаю. Но Дадабай тоже не мог прокормить Хатама, отвел его на базар и продал богатому купцу Джалалбаю. Привез Джалалбай Хатама в свой дом и стал приучать к работе.

Прошло два-три года. Собрал как-то Джалалбай сорок верблюдов, нагрузил их товарами и вместе с караваном купцов отправился в дальний город. Хатама он взял с собой.

Шел караван много дней и ночей, прошел степь и пустыню. Однажды вечером, когда уже темнеть стало, увидел Джалалбай в пустыне развалины какой-то усадьбы и обратился к купцам: – В этих постройках мы заночуем. Но купцы начали возражать ему:

– Место здесь пустынное. Мы устали, крепко уснем. А вдруг воры нападут врасплох, никто нам не поможет.

Побоялись они останавливаться на ночлег в этом месте и продолжали свой путь. Не послушал Джалалбай советов и остался в развалинах ночевать. После ужина бай со своими слугами улегся спать, а Хатаму дали саблю и оставили его караулить верблюдов и товары.

В полночь явился в усадьбу огромный черный див. Пришел, поглядел и прямо полез в ту комнату, где спал бай. Хатам заметил дива, тихонько к нему подкрался сзади и саблей отрубил ему голову. Вынес Хатам ее из усадьбы и выбросил в овраг. Потом прилег около коней и верблюдов и подумал: «Ну, с этим дивом я расправился, но он, конечно, не один. За ним и другие дивы сюда придут, напасть на нас могут. Придется мне и с ними сразиться».

Не стал Хатам никого будить, а вышел в пустыню, посмотрел в одну сторону, посмотрел в другую и решил: «Вон там гора виднеется, див, наверное, оттуда явился».

Направился Хатам к этой горе. Пришел, видит – в горе пещера. «Нет ли здесь какой-нибудь тайны?» – подумал Хатам и зашел внутрь.

В глубине ее виднелся свет, слышались голоса. Притаился Хатам у стены и прислушался. Кто-то говорил:

– Черный див до сих пор не вернулся. Не случилось ли с ним чего-нибудь? Пойдем его искать.

Хатам выбрался из пещеры, спрятался около входа, крепко сжал в руках саблю и приготовился. Только вышел первый див, Хатам ему голову отрубил, за ним второй показался, Хатам и со второго голову снял. Так Хатам всех дивов убил.

Расправившись с дивами, Хатам зашел в пещеру. Смотрит – в стене какая-то дверь. Открыл ее Хатам и увидел прекрасный сад, там цветы цветут, птицы поют. На полу, застланном красными, как раскаленные угли, коврами, на одеялах спали четыре красивые девушки. Одна девушка проснулась, увидала Хатама и говорит ему:

– Эй, человек, а ты знаешь, что в этой пещере сорок дивов живут? Зачем ты пришел сюда? Вернутся дивы, так если у тебя и десять душ есть, ни одной не оставят. Беги скорей отсюда!

Хатам отвечает:

– Что мне сорок дивов! Их жизнь и смерть в моих руках была. Сегодня я их всех убил. А вы что за девушки? Что здесь делаете?

Разговор разбудил и остальных девушек. Проснулись они, встали. Одна из них и говорит Хатаму:

– Мы – дочери четырех шахов. Дивы нас похитили и сюда затащили.

Вывел Хатам девушек из пещеры и показал им обезглавленных дивов. Похвалили девушки Хатама за храбрость, поблагодарили за свое освобождение и начали умолять:

– Увези нас с собой из этой пещеры.

Хатам им говорит:

– Не могу я вас сейчас с собой взять. Оставайтесь пока здесь. Мне одно дело кончить нужно, а кончу его – вас всех по домам развезу.

Вышел Хатам из пещеры, завалил вход большим камнем, а сам вернулся в усадьбу и принялся кипятить чай. На рассвете Джалалбай и слуги его позавтракали и дальше поехали. Хатам никому про ночные тайны не рассказал.

Спустя несколько дней приехали путники в город и остановились в караван-сарае. Утром повез Джалалбай свои товары на базар и удивился, Люди ходят печальные, на товары никто и глядеть не хочет.

Спрашивает Джалалбай у одного прохожего:

– Что случилось в вашем городе? Почему все люди такие печальные, почему друг с другом не разговаривают?

– У нашего шаха большая беда стряслась, – ответил прохожий. Его дочь Малику похитили дивы. Вот уже три года лучшие джигиты нашей страны девушку ищут, а найти не могут. Жизнь наша омрачена этим печальным событием.

Воротился Джалалбай с базара в караван-сарай и объявил:

– Ничего мы здесь не продадим. Придется нам в другой город ехать.

Нагрузили купцы на следующее утро товары на верблюдов и дальше поехали. Ехали-ехали, через несколько дней прибыл караван в другой город. Заехали в караван-сарай отдохнуть. На другой день отправился Джалалбай на базар. Походил-походил, видит – и в этом городе люди ходят насупившиеся, смеху, веселья не слышно.

Начал Джалалбай людей расспрашивать. Они ему рассказали, что два года тому назад дивы у шаха этого города дочь Хуринису похитили. Решил бай, что и здесь торговля у него не пойдет, и на следующий день опять верблюдов приказал нагрузить и пустился в путь.

Долго ехали, много проехали, степи и пустыни миновали и добрались до большого города. По приезде, как обычно, остановились в караван-сарае.

На этот раз Джалалбай на базар не поехал, а сразу же стал хозяина караван-сарая расспрашивать, как в городе жизнь идет.

Тот говорит:

– Была у нашего шаха дочь Пашшахон. Да вот уж полтора года, как ее дивы похитили. С тех пор все жители города ее ищут. Поэтому лавки у нас закрыты, никакой торговли нет.

Услыхав про такие дела, бай никуда из караван-сарая не пошел и в тот же день дальше поехал.

Много дней и месяцев в дороге они провели. А когда до города только день пути остался, остановились, вьюки разгрузили, лошадей и верблюдов попастись пустили. Оставил бай в лагере своих слуг, а сам, взяв с собой Хатама, поехал в город. Пока доехали до города, стемнело. Городские ворота оказались закрытыми. Заехали путники в домик одной бедной старушки и попросились на ночлег. Бай в дом зашел, а Хатам во дворе с лошадьми остался.

Спросил Джалалбай у старухи, как идут дела в городе, а она ему отвечает:

– Ох, сынок, лучше и не спрашивай. Была у нашего шаха дочка. Такая красивая девушка – лицо как месяц, очи, словно день, ясные. Звали ее Диларам. И вот ее дивы похитили. Все люди от семи до семидесяти лет ее и днем и ночью ищут, да найти не могут. Шах даже слугам своим приказал – всех путешественников, какие в город приезжают, задерживать и на поиски посылать. Вот какие дела в нашем городе, сынок!

Сказала так старуха и показала портрет Диларам Джалалбаю. Как увидел его Джалалбай, сразу без памяти свалился.

Старуха позвала Хатама, рассказала ему про Диларам и показала портрет. Хатам сразу же увидел, что это одна из тех девушек, которых он оставил в пещере. Джалалбай очнулся и говорит:

– Как увидел я эту шахскую дочь, сразу полюбил. Во что бы то ни стало должен я ее найти.

Хатам ему говорит:

– Найти ее можно, но прежде сходите во дворец и спросите шаха, отдаст он за вас свою дочь, если мы найдем ее, или нет. Если отдаст, я ее вам найду.

Услыхав такие слова Хатама, Джалалбай обрадовался и утром поехал в шахский дворец. Пришел к шаху, про здоровье его спросил, себя назвал. Сидели они, беседу вели. Джалалбай и рассказал, что у него есть человек, который Диларам найти может. Шах очень обрадовался и наказал баю скорее ехать на поиски. Вернулся Джалалбай в домик старухи, взял Хатама, и пустились они в путь.

Ехали-ехали, много проехали и вернулись наконец к той пещере, где Хатам оставил шахских дочерей.

Вышли они через пещеру в чудесный сад. Джалалбай чуть только увидел Диларам, опять упал в обморок. Хатам побрызгал ему в лицо водой, привел в чувство и обратился к Диларам:

– Сестра! Вот я пришел взять тебя отсюда и отвезти к твоим родителям. Собирайся!

Диларам с радостью согласилась.

А другим девушкам Хатам сказал:

– Вы пока еще здесь оставайтесь, ждите меня. Вот отвезу Диларам к ее родителям, тогда и за вами приеду.

Успокоил он так девушек, а сам с Джалалбаем и с Диларам в путь-дорогу отправился. Ехали они, ехали, стали к городу подъезжать. Хатам своего коня вперед погнал, прискакал во дворец и объявил шаху, что Диларам едет. Тут шах на радостях пир устроил. Много дней пировали, потом пришел шах к Диларам и говорит:

– Дочь моя! Когда тебя искали, я решил, что кто тебя найдет, моим зятем станет. Про это мое решение весь народ знает. Нашел тебя человек, которого зовут Джалалбай, я тебя за него замуж должен выдать. Что ты на это скажешь?

Диларам ему отвечает:

– Отец, я согласна выйти замуж за человека, который меня нашел и от дивов спас. Только меня не Джалалбай нашел и от них избавил, а другой человек – его зовут Хатам. По вашему решению я за Хатама выйти замуж должна.

Тут уж шах не знал, что говорить, что делать. Позвал он к себе Джалалбая и Хатама и повторил слова Диларам. Встал Хатам, подошел к шаху и говорит:

– Повелитель! Я еще молод сейчас жениться. Хоть это и правда, что вашу дочь от дивов спас я, но вы желание моего хозяина в землю не втаптывайте. Отдайте вашу дочь за Джалалбая.

Понравились эти слова шаху. Устроил он пир. Сорок дней, сорок ночей пировали, веселились. Выдал шах свою дочь замуж за Джалалбая. Созвал он затем своих визирей-советников, показал им своего зятя и говорит:

– Я уже стар стал, шахство свое Джалалбаю передаю.

Тут Хатам попросил разрешения уехать.

– Не уезжай, Хатам! – воскликнул Джалалбай. – Ты мне добро сделал, я тебя тоже женю.

Но Хатам все настаивал на том, чтобы шах отпустил его из города. Пришлось Джалалбаю согласиться. Поехал Хатам обратно к пещере, где его девушки дожидались. Когда один день пути остался, переезжал Хатам через речку вброд. Видит он, на берегу спят трое джигитов. Одежда была на них порванная, ноги босые, все в волдырях. Хатам сказал себе: «Надо узнать, что с ними, может быть, им помочь надо». Подошел он к юношам, разбудил их. Встали джигиты, поздоровались с Хатамом. Он их спросил:

– Кто вы такие? Что вы делаете здесь, в пустыне?

Один из джигитов ответил:

Мы сыновья каньонского шаха. Отец наш высватал нам трех царевен. Но вот отец одной из них уже полтора года, отец другой два года, отец третьей уже три года отцу в письмах пишут: «Дочь мою дивы похитили, если вам нужна невеста, пошлите своего сына, пусть найдет ее». Вот с тех пор мы и ищем повсюду наших невест.

Хатам сказал тогда джигитам:

– Я вам помогу.

Повел Хатам джигитов в пещеру и поздравил девушек:

– Ну вот, сестрицы. И вам пришла пора на родину, к отцу-матери возвращаться. Собирайтесь в путь.

Девушки обрадовались, Хатама поблагодарили, вещи свои собрали, и все вместе отправились в путь-дорогу.

Вот так Диларам, Малика, Хуриниса и Пашшахон со своими любимыми достигли исполнения своих желаний.

Прошло несколько дней, собрались братья-царевичи, стали с Хатамом совет держать. Старший царевич спрашивает у Хатама:

– Хочется нам в Каньон съездить, родителей своих повидать. Что ты нам посоветуешь?

Хатам им ответил:

– Напишите им письмо, а я отвезу его и расскажу вашим родным, что вы все живы-здоровы, расскажу, как вы цели своей достигли.

Царевичи написали письмо, и Хатам отправился в далекий путь.

Через несколько дней подъехал Хатам к горе, остановился около родника отдохнуть.

Вдруг на ветку чинары, что у родника росла, сели два голубя и заворковали:

– Вот в доме, что за этой горой, живет царевич, – начал рассказывать первый голубь. – Он уже несколько месяцев без памяти лежит. Он одну пэри, дочь их царицы, полюбил. За это его другие пэри рассудка лишили.

Второй голубь заметил:

– Ну, помочь ему очень легко. В ста шагах от нашей чинары есть другой родник. Там две чинары растут. Если дать царевичу выпить отвар из листьев этих чинар, он сразу в себя придет.

Сказали так голуби и улетели.

Хатам нашел две чинары, нарвал листьев, положил эти листья в хурджун, сел на коня и поехал искать царевича, про которого голуби ворковали. Скоро он нашел дом, стоявший за горой, и вошел в него. Видит, лежит там без сознания, словно спит, статный восемнадцатилетний юноша. Вышел Хатам из дома, смотрит, неподалеку еще один дом стоит. Выбежали из этого дома две женщины, к Хатаму подошли, поздоровались.

Хатам их спрашивает:

– Почему этот джигит без памяти лежит?

Одна женщина ему отвечает:

– Не знаем. Он уже пять месяцев здесь лежит. А причина его болезни нам неизвестна.

Попросил Хатам у женщины кумган, положил в него листья чинары, вскипятил, а потом побрызгал отваром лицо царевича. Скоро юноша в себя пришел, поздоровался с Хатамом и рассказал ему свою тайну:

– Я царевич, зовут меня Ибрагим. Однажды я отправился гулять и зашел в сад царицы пэри. Увидал я в саду одну пэри – дочь их царицы – и так полюбил ее, что совсем голову потерял. А больше я ничего не знаю.

Хатам говорит юноше:

– Сейчас я тебя к отцу отвезу. А потом мне нужно ехать в город Каньон, письмо одно туда отвезти. Когда вернусь, помогу тебе найти дочь царицы пэри.

Взял Хатам с собой царевича и отвез к его родителям, а сам поехал в город Каньон.

Долго ехал Хатам, много проехал и приехал наконец в Каньон. Явился к шаху и передал письмо. А в письме том так было написано:

«Отец, мы живы-здоровы. Невест наших мы долго найти не могли, много бед испытали. Когда мы в пустыне скитались, всякие муки терпели, встретился нам джигит Хатам, который вам это письмо вручит. Он нам помог наши заветные желания осуществить. Примите его хорошо».

Шах прочитал письмо и принял Хатама с большим почетом. Погостив два дня, Хатам пришел к шаху и попросил разрешения ехать назад. Шах его не пускает.

– Никуда я тебя не пущу, – говорит шах. – Я тебя как сына встретил, рядом с собой посадил. Сам я уже старею. Вот я тебя женю и вместо себя шахом поставлю. Не уезжай, сынок!

– Досточтимый шах! – говорит Хатам. – Сейчас у меня еще одно дело есть, когда закончу его, тогда и жениться можно будет. А сейчас разрешите мне уехать.

Долго шах уговаривал Хатама остаться, но наконец вынужден был отпустить его. Много дней ехал Хатам, степи-пустыни проехал и приехал в город, где жил царевич Ибрагим.

Как услышал шах, что Хатам приехал, позвал его к себе, устроил большой пир. На пиру Хатам и говорит шаху:

– Теперь разрешите мне с Ибрагимом в путь отправиться. Обещал я ему помочь свое счастье найти, вот и приехал.

Снарядил их шах, и Хатам с Ибрагимом отправились в путь-дорогу. Спустя несколько дней приехали они к саду, где жили пэри. Хатам слез с коня и говорит царевичу:

– Вы здесь подождите, а я пойду в сад, посмотрю, кто там есть.

Царевич около лошадей остался, а Хатам в сад пошел. Ходил-ходил, видит, в саду большой пруд, а около него растет высокая чинара. Спрятался Хатам за этой чинарой и ждет. Прошло немного времени, явилась на берег пруда женщина с ведром, зачерпнула воды и, не заметив Хатама, вернулась в дом. Хатам пошел за ней, притаился за дверью и стал слушать. А в доме две женщины вели между собой разговор. Одна женщина другой сказала:

– Помнишь, как несколько месяцев тому назад я одного царевича заколдовала. А он выздоровел и опять сегодня сюда приехал. Теперь я уж его навсегда заколдовала. От моих страшных чар только у гератского шаха в казне лекарство имеется. Но он этого лекарства никому не дает.

Вторая женщина возразила:

– В городе Герате дракон появился. Он каждый день корову и человека съедает. Сейчас как раз очередь шахской дочери подходит. Если кто царевну от драконовой пасти избавит, гератский шах ему в лекарстве не откажет. Только дракона убить никому не под силу.

Первая женщина усмехнулась:

– А дракона убить совсем нетрудно. На окраине Герата растут две ядовитые чинары. Надо их на куски распилить, мелко-мелко нарубить щепки в шкуры быков зашить и положить на дороге. Как только дракон появится, сейчас же бычьи шкуры проглотит. Так чудовище отравится и подохнет.

Поговорили так женщины и сели обедать.

Понял Хатам, что эти две женщины страшные колдуньи, поскорее выбрался он из сада, кинулся к царевичу, а тот лежит как неживой, на губах пена. Хатам положил царевича на коня и повез в тот дом за горой, в котором он его первый раз нашел.

Уложил Хатам Ибрагима на одеяла, а сам вышел людей поискать. Увидел одного пастуха, позвал его и спрашивает:

– Отец, сколько ты денег в год зарабатываешь?

– До пятнадцати монет, – отвечает старик.

Хатам ему говорит:

– Послужи мне месяц. Я тебе за каждый день один золотой дам. А служба такая: в этом доме один джигит лежит, надо за ним присматривать, ухаживать.

Пастух согласился. Хатам дал ему задаток – пять золотых, а сам в путь отправился. Долго он ехал, много проехал и приехал, наконец, в город Герат. Пришел Хатам во дворец и поклонился гератскому шаху.

– Один царевич без памяти лежит. И только в вашей казне есть такое лекарство, которое может его к жизни вернуть. Дайте мне это лекарство.

– Нет, – ответил гератский шах. – Я этого лекарства никому не дам. Вот только если кто-нибудь мою дочь от драконовой пасти избавит, тому я, пожалуй, не только лекарство, но и дочь в придачу отдам.

Тогда Хатам сказал шаху:

– Если ваше обещание твердое, жив не буду, а дочь вашу от дракона избавлю.

Не поверил шах:

– Много ко мне разных богатырей приходило, все хвастались: «Одолею дракона», – и всех их дракон сожрал. А ты молодой совсем джигит, как ты его одолеешь? Уж так и быть, пожалею тебя, дам тебе немного лекарства, бери его и уезжай.

Хатам на это ответил:

– Дело храброго – людям в беде помогать, беспомощных от бед избавлять. Как услышал я, какое на ваш город несчастье свалилось, так и решил – не уеду я отсюда, пока народ Герата от дракона не избавлю. Сначала я с драконом расправлюсь, а тогда уж мне лекарство дадите.

Подивился шах мужеству Хатама и сказал:

– Ладно, иди сражайся с драконом!

– Шах, – сказал тогда Хатам. – Дайте мне пять человек. Пусть они распилят на кусочки две большие чинары, что на краю города растут, и куски эти мелко-мелко изрубят. А потом еще прикажите десять быков зарезать и шкуры их мне отдайте.

Призвал шах своих слуг и распорядился:

– Делайте все, что вам Хатам скажет!

Взял Хатам с собой шахских слуг и повел их к двум чинарам, которые на окраине города росли. Спилили они чинары, изрубили на мелкие кусочки, набили щепками свежеснятые бычьи шкуры так, что они на живых быков стали похожи, и положили эти шкуры около того места, где дракон по дороге проходил.

Приполз огромный дракон, набросился на бычьи шкуры и проглотил их одних духом. Отравился дракон и тут же издох.

Как увидела шахская дочь, что Хатам ее от верной смерти спас, обрадовалась и повела к своему отцу во дворец. Шах не поверил и послал своих визирей за город посмотреть, правда ли, что дракон убит. Пришли визири и доложили шаху, что правда, дракон мертв.

Шах так обрадовался, что обнял Хатама и говорит:

– Ну, батыр, теперь я тебя на своей дочери женю. Никуда ты из этого города не поедешь.

Хатам его попросил:

– Падишах! Я еще молод, жениться мне рано. Дайте мне обещанное лекарство, и я уеду.

А шах уперся на своем:

– Никуда ты не поедешь!

Хатам тогда объяснил:

– Шах-повелитель! Вы обещали мне лекарство. Мне друга моего к жизни вернуть надо. Вылечу его и к вам вернусь.

Наконец шах согласился и выдал Хатаму из своей казны лекарство, которое заколдованных людей к жизни возвращает. Кроме того, он дал ему такое снадобье, от которого люди чувств лишаются.

Вскоре Хатам приехал в дом, где лежал царевич Ибрагим, дал ему лекарства и вернул его к жизни. Накормил Хатам царевича, стал царевич сил набираться. Через два дня поехали они в тот сад, где пэри живут. Подъехали они к воротам, Хатам и говорит Ибрагиму:

– Оставайтесь здесь, за конями смотрите, а я в сад пойду погляжу.

Пошел Хатам в сад, подошел к двери того домика, где колдуньи жили, притаился, прислушался, но ничего не было слышно. Открыл он осторожно дверь, зашел в дом, видит – старухи спят. Подошел Хатам тихонько к ним и дал им понюхать то снадобье гератского шаха, от которого люди теряют сознание. Потом им руки и ноги связал. Скоро одна колдунья в себя пришла и говорит Хатаму:

– Кто ты? Что тебе здесь надо? Развяжи меня, тогда я все сделаю, что ты прикажешь.

– Нет, – возразил Хатам, – развязывать тебе руки и ноги я не стану. Скажи мне, кто ты, а не то голову сниму.

Перепугалась колдунья и рассказала:

– Царица пэри отдала этот сад своим дочерям. Раз в год они приезжают сюда погулять, повеселиться. Мы им служим, пищу им готовим.

– А что делаете с теми, кто сюда приходит? – спросил Хатам.

– Мы их заколдовываем, а потом и убиваем, – ответила колдунья.

Хатам дал понюхать колдунье снадобье, и она опять без чувств свалилась. Тогда Хатам вторую колдунью в чувство привел и спрашивает ее:

– Когда и как царица пэри сюда приезжает, долго ли она здесь бывает?

Вторая колдунья рассказала:

– Когда царица пэри сюда приезжает, четыре ее дочери, сорок рабынь и несколько дивов ее на троне несут.

Хатам выведал у колдуньи все, что ему было надо, дал ей понюхать снадобье, а потом пошел в сад. Осмотрел его, видит – еще один домик стоит, а в нем три молодых джигита сидят, из костей мозг выбивают. Хатам их спрашивает:

– Кто вы? Что вы здесь делаете?

Один джигит ему отвечает:

– Эй, джигит! Зачем ты в этот сад пришел? Беги отсюда скорее. Здесь живут две страшные колдуньи. Они тебя заколдуют, а потом убьют.

– Не бойтесь, – успокоил Хатам юношей, – эти колдуньи уже сами как мертвые лежат.

Обрадовались джигиты и стали Хатаму про свою судьбу рассказывать.

– Я, – рассказал первый юноша, – сын шаха, а эти двое – сыновья визирей. Путешествовали мы по миру и однажды остановились в этом саду. Увидел я старшую дочь царицы пэри, влюбился в нее, а спутники мои полюбили двух средних дочерей. Тотчас нас заколдовали колдуньи и сделали своими рабами. Вот мы каждый день для них из костей мозг выколачиваем для плова.

Выслушал Хатам юношей и сказал:

– Не печальтесь. Я вам помогу ваши желания исполнить.

Позвал Хатам Ибрагима-царевича, познакомил его с юношами.

Показали они Хатаму и Ибрагиму еще один дом в саду, а в том доме висели портреты четырех пэри и их сорока рабынь. Как увидел Ибрагим портрет своей любимой пэри, так и упал без чувств. Ну, Хатам его быстро в чувство привел и скорей повел в сад. А там посреди цветника они нашли возвышение, застланное роскошными коврами, а на них дастархан с разными плодами и всевозможными изысканными кушаньями. Юноша-царевич Хатаму рассказывает:

– Вот здесь, на этом возвышении, пэри со своими сорока рабынями пируют, а затем по саду бегают, играют, веселятся.

– Ну что ж! – говорит Хатам. – Мы проголодались, отведаем этих вкусных кушаний, а потом будем ждать, когда пэри явятся.

Сели джигиты, поели. А потом Хатам сказал сыновьям визирей:

– Вы наденьте платья старух-колдуний, а когда пэри придут, прислуживайте им, как это старухи делали.

Сыновья визирей нарядились старухами, царевичи стали еду для пэри готовить, а Хатам спрятался за калиткой с мечом.

Вскоре явились пэри под охраной страшных дивов. Сыновья визирей, переодетые колдуньями, вышли им навстречу и пригласили их:

– Заходите, заходите! Все спокойно! В маленькую калитку заходите!

А царица пэри давно уже раз и навсегда отдала приказ, что прежде всего в сад должны дивы заходить, а за ними уж царица со своими дочерьми, а потом уж рабыни. Начали дивы по одному друг за дружкой входить в узкую калитку, а Хатам одному за другим всем дивам поотрубал головы. Когда же царица пэри хотела войти в калитку, сыновья визирей поспешили сказать ей:

– Повелительница, сюда идите!

И повели царицу с ее дочерьми и рабынями в сад через ворота. Царевичи как раз в это время плов из котла выкладывали. Как только они увидели царицу пэри и ее прекрасных дочерей, сразу же без памяти упали наземь. Увидела царица, что в саду находятся люди, впала в ярость да как закричит:

– Эй, мои дивы-палачи, сюда!

Услыхал этот крик Хатам и с обнаженной саблей в руках подбежал к царице.

– Ну вот, я палач, ваших дивов-палачей я порубил, вместо них сам пришел.

Перепугалась царица и спросила:

– Что ты говоришь? Как ты их порубил, где?

– Посмотреть желаете – идемте! – ответил Хатам и повел царицу пэри к маленькой калитке, где лежали мертвые дивы. Поразилась царица храбрости Хатама. Тут пэри к ним подошли. А Хатам показал на джигитов и говорит:

– Вот видите, эти царевичи так ваших дочерей полюбили, что из-за них всякие беды и несчастья терпели, в руки злых колдуний попали. Что же, отдадите вы за них своих дочерей или нет? Отвечайте!

Царица пэри так испугалась Хатама, что сразу согласилась выдать старшую свою дочь за царевича Касыма, средних двух – за сыновей визирей, а младшую пэри – за царевича Ибрагима.

Хатам царевичей проводил, а сам отправился в Герат.

Гератский шах встретил его с радостью и приказал немедленно начинать свадебный пир. Но Хатам ему сказал:

– Падишах! Прежде чем жениться, я должен повидать отца с матерью, получить от них разрешение.

– Ну что ж, поезжай! – говорит шах. И снарядил Хатама в дорогу.

Прежде всего Хатам поехал к Джалалбаю. Погостил у него несколько дней и задал ему вопрос:

– Кто были мои отец с матерью? Где они?

Джалалбай ему рассказал:

– Отца твоего я не знаю, никогда его не видел. А был в нашем городе старик Дадабай. Я тебя у него купил.

Поехал Хатам в свой город. Сейчас же по приезде отправился на базар и начал всех расспрашивать про старика Дадабая. Никто не мог ему ответить, только нашелся один сапожник, который сказал:

– Да, сынок, есть такой.

Хатам его попросил:

– Отец, а вам не трудно будет сходить и сюда его позвать?

И дал сапожнику пять золотых. Старик, как увидел золотые, побежал с радостью к Дадабаю и привел его в свою лавочку.

Хатам его спросил:

– Отец, а вы помните, как вы несколько лет тому назад мальчика по имени Хатам одному баю продали? Я вам от Хатама поклон большой привез и подарок.

И дал старику десять золотых. Заплакал от радости Дадабай и сказал:

– Не иначе, ты этот Хатам и есть.

– Да, это меня вы продали в рабство, но я не сержусь на вас. Сделали вы это из-за своей бедности. А вы не знаете, где мои отец и мать?

– Сынок, отца я совсем не знал. Только мать знаю. Никак она не могла тебя, сына своего, прокормить и мне отдала, а вот уж я и продал тебя. А теперь, слышал я, твоя мать в кишлаке недалеко отсюда у одного бая в услужении находится.

Отправился Хатам в тот кишлак. Приехал он к байскому дому и постучался в ворота. Увидав Хатама, бай подумал: «Видно, какой-то богатый купец приехал». Позвал Хатама в михманхану, разостлал дастархан. Поздоровался Хатам с баем и спрашивает:

– Говорят, у вас есть одна старушка-служанка. Ее Адолатхон зовут. Я ей от сына подарок привез.

Позвал бай старушку. Адолатхон мигом прибежала. Хатам подошел к ней и говорит:

– Я от вашего сына Хатама приехал. Подарок вам от него привез. – И подает ей двадцать золотых монет.

Посмотрела мать на Хатама да как заплачет:

– Сын мой! А разве ж ты не Хатам? И глаза твои, и брови, весь твой вид так похож на моего Хатама.

Тут и сам Хатам не смог сдержать слез. Обнял он мать и говорит:

– Матушка! Ну, конечно же, я твой сын Хатам!

Бай от удивления с места сдвинуться не мог. За расспросами да разговорами мать с сыном и не заметили, как ночь прошла. А утром они отправились в город.

Купил Хатам в городе дом и стал жить вместе с матерью.

Как-то Хатам спросил:

– Расскажи мне, матушка, кто был мой отец? Где он теперь?

Мать со слезами ему отвечает:

– Ох, сын мой! Твой отец был бедняк Нишанбай, но он был искусный борец-палван. Однажды на празднике боролся он с Темирбеком – известным борцом мисрского шаха – и победил его. Как увидел шах, что его знаменитого палвана какой-то бедняк одолел, в ярость пришел и приказал твоего отца повесить.

Опечалился очень Хатам, когда услышал это, и решил:

– Отца моего ни за что ни про что убили. Я его сын и должен за него шаху Мисра отомстить. Пока не отомщу, не будет мне в жизни покоя.

– Сын мой, – просит его мать. – Смотри, не погуби и себя. Ты хочешь за отца шаху отомстить, говоришь, а шах тебя скорее замучает. Сколько лет я тебя ожидала, сколько слез по тебе пролила, дождалась, наконец, а ты опять меня хочешь покинуть.

– Не плачь, мать, – просит ее Хатам, – а отпусти меня и дай мне свое благословение на это дело.

Так сильно он просил ее, что, как мать ни плакала, а пришлось ей согласиться.

Уехал Хатам и через некоторое время прибыл он в город Миср. Постучал в одну дверь на окраине города. Вышла из двора старуха. Хатам ее попросил пустить его в дом. Старуха ему говорит:

– Сынок, очень уж бедно мы живем, для коня твоего у нас и соломинки не найдется.

– Об этом, мать, не заботьтесь, – говорит Хатам. – Вы только позвольте мне у вас несколько дней пожить.

Старуха его впустила во двор. Хатам привязал коня, зашел в дом. Дал Хатам старушке денег, она ему еды принесла. Вечер наступил, поужинали. Только видит Хатам – старушка сидит и плачет.

Хатам ее спрашивает:

– Эй, мать, что такое? Чего плачешь?

– Эх, сынок, – говорит старушка, – есть у меня сын Рахимджан, такой, как и ты, молодой, да только его в тюрьму бросили. Через два дня по приказу шаха его повесят.

– За что же его повесить хотят? – спрашивает Хатам.

– За что, говоришь, сынок? Да вот шах созвал недавно всех наездников Мисра на козлодранье. Ну и мой сын тоже поехал. И надо же произойти такому несчастью, один из шахских всадников попал под коня моего Рахимджана и насмерть убился. Шах разгневался и посадил Рахимджана в тюрьму. А теперь казнить его хочет.

– Не печалься, мать, – утешает Хатам старушку, – вернется к тебе твой сын.

Прошла ночь, а утром за завтраком Хатам говорит старухе:

– Матушка, я тебе кое-что сказать хочу, только ты никому о том не рассказывай.

– Смело говори, сынок, – отвечает старушка. – Я не люблю болтать.

Хатам ей говорит:

– Я хочу твоего сына из тюрьмы спасти. Вот тебе деньги, сходи на базар и купи мне одежду такую, какую бродячие монахи носят, и свирель.

Старуха пошла на базар и принесла все, что просил Хатам. Хатам надел монашеский халат, взял свирель и пошел ходить по улицам. Ходил он и пел песни о правде, о справедливости. Услышал шах, что какой-то монах появился и песни о правде и справедливости поет, и приказал его бросить в тюрьму. А в тюрьме Хатам встретил Рахимджана и подружился с ним. Сговорились они и начали подземный ход из тюрьмы рыть. Так через несколько дней Хатам, Рахимджан и другие узники вышли на волю. Достали они оружие и вечером напали на шахский дворец. Стащили шаха с трона и убили, а Рахимджана объявили шахом. Прибежала во дворец старушка, мать Рахимджана, обняла вне себя от радости Хатама и сказала ему:

– Сынок, пусть твоя жизнь всегда счастливой будет, пусть все твои желания исполнятся.

Сказал Хатам Рахимджану, что ему уезжать пора, Рахимджан его попросил:

– Друг мой, возьми и меня с собою. Мне эта шахская власть совсем не нужна.

– Нет, – говорит ему Хатам, – ты от шахства не отказывайся. А пока я приеду, построй мне дом рядом со своим. Я сюда мать свою привезу и жить в вашем городе останусь.

Обрадовался Рахимджан. В тот же день позвал мастеров и начал строить дом для Хатама.

А Хатам отправился в путь. Долго ехал, много проехал, наконец подъехал к городу Герату. Видит, навстречу ему едет путник. Хатам у него спрашивает, что в городе делается. Путник ему отвечает:

– В городе большой бой идет. Присылал один шах к дочери нашего шаха сватов. А наш шах им ответил: «Я свою дочь уже сосватал», – и отправил послов восвояси. Тот шах войско собрал и на город напал.

Хатам поспешил к городу и бросился в бой. Так он храбро сражался -всех одолел. Шаха-захватчика убил, всех визирей его перебил и тогда в город въехал. Гератский шах с радостью встретил Хатама. Сорок дней, сорок ночей пир горой шел, а потом шах свою дочь за Хатама замуж выдал. Прожил Хатам в Герате один месяц, а потом вместе с женой к матери поехали. Погостили они у матери Хатама три-четыре дня, и все вместе в город Миср поехали. Встретил их Рахимджан с весельем и радостью, в новом доме поселил. Так Хатам, его мать и жена достигли исполнения своих желаний.

 

Перевод А. Мордвилко.