Городская и сельская мыши. Гораций

Как говорят, деревенская Мышь приняла городскую
В норке своей, как старый друг старинного друга;
Как ни сурова сама и к добру бережлива, желала
Гостеприимством хоть душу отвесть. Одним словом, не жаль ей
Ни овса длинноватого, ни гороху на выбор;
В мордочке тащит и ягод сухих и кусочками сало.
Сложностью ужина хочется ей победить пресыщенье
Той, что слегка всего прикасается зубом надменным.
А хозяйка сама, на свежей простерта соломке,
Грызла полбу да куколь, не трогая кушаний лучших.
Тут городская сказала: «Ну что же за радость, подруга,
Жить терпеливо тебе в лесу, на гористом откосе!
Что бы суровым лесам предпочесть тебе город с народом?
Верь мне, иди ты за мной. Коль всем земным нам судьбами
Смертные души даны и никто — ни великий, ни малый —
Смерти не может бежать; поэтому ты, дорогая,
Коль пришлось, живи в приятных условьях, живи ты.
Не забывая, что краток твой век». Такими словами
Подстрекнув деревенскую, из дому быстро юркнула.
Тут уже обе пустились в задуманный путь, домогаясь
3а ночь к стенам городским пробраться. Уж ночь половины
Неба достигла, когда добрались до богатого дома
Обе. Там, пурпуром ярким окрашены, ткани
Были положены всюду на ложах из кости слоновой,
И от обильного ужина множества блюд оставалось
Со вчерашнего дня в наставленных горкой корзинах.
Тут, когда поселянку она поместила, на алом
Уложивши ковре, сама сейчас, как хозяйка,
Кинулась ужин носить, надевши передник, не хуже
Всякой прислуги, лизнув наперед всего, что давала;
Та же лежит и рада судьбы перемене, довольна ·
Всяким избыткам как гостья, — как вдруг раздался ужасный
Гром растворов дверных и заставил вскочить их обеих.
Стали бегать со страхом они по всей комнате, дрожью
Их испуг пронимал, когда во всем доме раздался
Лай молосских собак. Тут сельская тотчас сказала:
«Жизни такой мне не нужно. Прощай, в лесу меня норка
От подобных напастей утешит скромным горошком».

Переводчик А.Фет