Гном из забытой страны — Ахмет Хромаджич

Есть где-то страна,
Неведомо где!
К ней путь не отыщет
Моряк по звезде.
Она за морями,
Она за ветрами,
Она за горами,
Неведомо где!

Перевод с сербскохорватского И. Макаровской

В ЗАБЫТОЙ СТРАНЕ

Забытая страна! Вы, конечно, сразу спросите:
«Где она находится и как её отыскать?»

Но, пожалуй, я не смогу вам ответить точно, я и сам этого не знаю. Слышал я что лежала она на севере, посреди моря, обвевали её ветры, омывали волны, на вершинах её гор отдыхали облака, а на каменистых берегах — белокрылые чайки. В пору полнолуния пели в морской пучине, рыбы, выплывавшие из неизведанных глубин, из царства, куда ещё никогда не заглядывал человек. Пели они всю ночь, а на заре вновь погружались в глубину, чтоб ждать там другого полнолуния. А когда уходили рыбы, поднимались со скал чайки и летели на восток приветствовать солнце. Долго-долго над морем не смолкали их крики.

Корабли стороной обходили берега Забытой страны: из-за ветров, которые внезапно налетали, бурлили воду и посылали на морское дно всё, что попадалось им на пути; из-за рассказов о кораблях, которые не возвратились, о моряках, которых упоительное пение рыб увлекло в морскую пучину.

Может быть, Забытая страна и в самом деле была необычной, и поэтому всё, что о ней говорят, так похоже на сказку. Может, и мой рассказ о Солныше и Пушинке будет похож на сказку.

Не знаю… Но даю честное слово поведать только то, что я слышал своими ушами.

Вы опять спросите:

«Кто такие Солныш и Пушинка?»

Чтобы вас не мучило любопытство, открою сразу: были они гномами и жили в Забытой стране. Там, на высоком белом утёсе, поднимавшемся с морского дна, стоял их маленький коралловый домик. Волны баюкали их вечером и будили на заре, рыбы и чайки были их лучшими друзьями.

Солныш и Пушинка были брат и сестра. Они не знали, что на свете есть и другие земли, они думали, что нет стран прекраснее, чем Забытая страна с её горами, простирающими свои вершины к небу.

Знай они это — может быть, не были бы они так счастливы. Может быть, их снедала бы тоска по неизведанным далям. Может быть…

Могу сказать лишь одно: Солныш и Пушинка жили счастливо, беззаботно и свободно, как птицы.

У Пушинки были золотистые волосы и голос чистый и звонкий, словно капля горной воды. Перед заходом солнца выходила она из кораллового домика на белые скалы и пела, пока не загорались на небе звёзды. И тогда, чтобы насладиться её пением, отовсюду слетались чайки, из поды выплывали рыбы-музыканты и аккомпанировали ей. Пушинка и в самом деле хорошо пела. Впрочем, она вовсе не всегда выходила вечером на берег. Иногда забиралась она с Солнышем в горы, густо поросшие сосновым лесом, куда не долетал шум прибоя, где вместо крика чаек слышалось завывание волка или рёв оленя.

Здесь, в объятии гор, под сенью сосен, всё было иное. Хохотали дятлы, выводили трели соловьи, из глухих чащоб подкрадывались хищные звери. Ветер тихо качал ветви деревьев, в прозрачной воде озёр купались златоклювые птицы и чудесные серебристо-белые лебеди. Здесь нельзя было найти тихого и пустынного уголка.

Днём Солныш и Пушинка бродили по горам, спали на лесных прогалинах, зарывшись в душистый шёлк травы, умывались росой с цветов, собирали ягоды величиной с орех и сладкие, как мёд, грибы.

Пили воду из источников молодости.
Пили воду из источников красоты.

Они знали язык птиц и разговаривали с ними; знали язык зверей и не боялись их. Катались на оленях и волках, ходили в гости к медведям. Им ведом был каждый лесной шорох. Непроходимые чащи расступались перед ними, у леса не было от них тайн.

Так бы и жили они год за годом, беззаботные и счастливые. Но, к моей великой печали и скорби, в жизни Солныша и Пушинки произошло нечто такое, что навсегда лишило их покоя и радости.

Вам, конечно, хочется поскорее всё узнать?

Терпение! По правде говоря, только теперь и начинается настоящий рассказ.

КОГДА СОЛНЫША НЕ БЫЛО ДОМА

Случилось это так.

Однажды на рассвете у берегов Забытой страны появился парусный корабль. Никто не знал, откуда и куда держал он свой путь. Плыл, должно быть, издалека и теперь спешил к берегу. И наконец поравнялся с утёсом, на котором стоял коралловый домик.

Солныш в это время охотился в горах, а Пушинка, как всегда, ждала его на берегу, в коралловом домике. Она привыкла оставаться одна, да и бояться ей было некого. В Забытой стране у неё не было врагов.

Пушинка не видела корабля. Первыми заметили его чайки и помчались ему навстречу.

— Возвращайтесь назад, моряки! Поверните корабль, пока вас не заметили ветры! — кричали они.

Корабль не остановился, не изменил курса.

— Не послушаетесь нас — пожалеете! — не унимались чайки. — С тех пор как существует Забытая страна, ещё ни один корабль не вернулся из этих вод.

Корабль не остановился.

Может быть, моряки не поняли чаек? Или просто были уверены, что никакая сила не помешает им приблизиться к берегам Забытой страны?

А ветры?

Наверное, они уснули или просто устали? Нет!

Злые вихри тут же выползли из подземных пещер, тайных своих убежищ, спустились с чёрных туч, отдыхавших на горных вершинах, и налетели на парусник. Море вмиг заклокотало, грозный рёв его заглушил крик чаек, и корабль скрылся в волнах.

— Кончено! — вздохнула Пушинка. — Утонули…

Но она ошиблась. Снова у берега мелькнул белый парус. Корабль продолжал свой путь. Должно быть, вёл его опытный рулевой.

Уж не пришла ли пора забыть о неприступности этих берегов?

Казалось, да.

Напрасно неистовствовали ветры, вздымались и пенились волны. Парусник приближался к берегу, становясь всё больше и больше. Не прошло и нескольких минут, как он причалил.

Побеждённые ветры отступили.

Слетевшиеся чайки в изумлении смотрели на корабль, с которым не смогли сладить ветры.

С тревогой глядела на него и Пушинка. Ещё никогда в жизни не видела она корабля и настоящих людей, казавшихся ей великанами. Вот они сошли на берег и, заметив домик из красных кораллов, направились прямо к нему.

— Здесь кто-то живёт! — восклицали они. — Эта земля обитаема!

Только теперь Пушинка спохватилась: «Нужно где-нибудь спрятаться. Если они меня увидят, быть беде!»

Но было поздно. Моряки уже стояли перед домиком. Пушинка в смятении и страхе заметалась по дому, а затем, не придумав ничего другого, вышла к ним навстречу.

— Если меня не обманывают глаза, — воскликнул один из моряков, — мы попали в страну гномов!

— И вправду, — подтвердил другой, — я тоже так думаю.

Пришельцы вмиг обступили Пушинку, и на неё градом посыпались вопросы: что это за страна и кто в ней живёт? Они были любопытны, заглядывали в коралловый домик, но внутрь войти не смогли.

— Нет ли здесь поблизости источника пресной воды? — спросили они Пушинку.

— Их не счесть в моей стране, — отвечала она. — Я вас проведу.

И Пушинка проводила их до ближайшего источника. Моряки сначала напились сами, потом принялись наполнять бочонки и носить их на корабль. Уже всё было готово к отплытию, как вдруг капитан сказал Пушинке:

— Едем с нами, девочка! Оставь эту безлюдную страну. Тебе будет с нами хорошо. Мы, вечные странники, всегда в пути.

— Нигде мне не будет лучше, чем здесь, — ответила Пушинка. — Я довольна своей жизнью.

— Если б ты увидела другие земли, если б ты увидела большие приморские города, ты бы так не говорила.

— Может быть, но я всё равно не хочу покидать свою страну.

— Посмотрите, какая упрямица! — рассмеялся капитан. — Но мы всё же заберём её с собой. Я придумал славный план, эта девчонка нам пригодится.

Пушинка поняла, что капитан не шутит.

— Нет! — крикнула она. — Я не поеду с вами! Капитан опять засмеялся и приказал:

— Возьмите её! Уже пора поднимать якорь.

Один моряк схватил девочку, казавшуюся у него на руках настоящей пушинкой, и понёс её на корабль. Напрасно она вырывалась, рыдала и молила:

— Отпустите меня! Я не хочу уезжать! Слёзы не помогли ей.

Мольбы не помогли ей.

Тогда она стала звать на помощь Солныша и белокрылых чаек:

— Спасите меня! Не дайте увезти!

Чайки взмыли со скал и набросились на моряков. Они клевали их, колотили крыльями, кричали ветрам:

— Пригоните волны! Потопите корабль!

Рассвирепевшие ветры со всех сторон обрушились на парусник.

Огромные валы взметнулись со дна моря, над берегом нависли чёрные тучи, засверкали молнии, загремел гром.

Но корабль крепко держался на волнах и, словно на крыльях, несся в открытое море.

Долго гнались за ним ветры, долго гнались за ним чайки, но всё было напрасно.

Несомненно, у берегов Забытой страны появился волшебный корабль и вёл его легендарный рулевой. Слава о нём облетит все моря, все порты. Долго будет рассказывать он о далёкой стране, о своей победе над злыми ветрами.

Но вот ветры отступили, море успокоилось, опасность миновала.

Запели моряки на палубе корабля. Да и как им не радоваться! Ведь скоро, очень скоро смогут они похвастаться в портах, что побывали в Забытой стране, а в подтверждение своих слов покажут маленькую девочку.

А бедную Пушинку отвели в каюту и оставили там плакать и горевать. И она действительно плакала так горько, что над ней сжалилось бы самое чёрствое сердце.

Плакала она по брату Солнышу, по коралловому домику, по всему, что осталось в Забытой стране и чего она уже никогда не увидит.

Кто ведает, куда приплывёт корабль?

Кто скажет, какая судьба ей уготована?

КОРАЛЛОВЫЙ ДОМИК ПУСТ

Солныш в тот день поздно возвращался с охоты. Шёл он радостный и довольный — его ягдташ был набит дичью. Такая удача уже давно не выпадала на его долю.

«Вот Пушинка обрадуется! — думал он. — Она, бедняжка, наверное, заждалась».

С тропинки, по которой он спускался, видны были берег и коралловый домик на белой скале. Солныш спешил домой, громко напевая, и не догадывался, что коралловый домик пуст и на берегу нет ни души. Пушинка, заслышав его песню, всегда выбегала на каменную террасу.

Но на этот раз она не вышла.

Только чайки полетели ему навстречу.

— Тебе, Солныш, не петь, а плакать надо! — крикнули они.

— Почему плакать? — удивился Солныш.

— Моряки похитили твою сестру. Никогда ты её больше не увидишь.

Солныш подумал, что чайки шутят, и сказал:

— Кто может похитить Пушинку? Вы, чайки, наверное, смеётесь?

— Взгляни сам. Твой дом пуст. Пушинка уже далеко в море, на корабле, который не смогли потопить даже ветры.

Солныш всё ещё не верил.

Быстрее ветра взбежал он на скалу, вошёл в коралловый домик, стал звать Пушинку. Никто не откликнулся, и лишь тогда Солнышу стало ясно, что чайки сказали правду, что Пушинка плывёт где-то далеко-далеко по беспредельному морю.

Долго сидел он на скале, молчаливый и неподвижный. Не слышал он, как плакали чайки, не заметил, как зашло солнце.

Что делать? Как отыскать Пушинку? Море неохватно, его не переплыть.

Наконец решил он пойти за советом к кузнецу из Огненных Пещер.

Не теряя ни секунды, он пустился в путь, и не успели ещё звёзды рассыпаться по небу, как Солныш был уже в горах, у входа в Огненные Пещеры, где гном-кузнец вёл одинокую, овеянную тайной жизнь.

В этот час кузнец сидел на камне у входа в пещеру, где светились отблески вечного, неугасимого огня, вырывавшегося из недр земли. Здесь кузнец выковывал наконечники стрел, мечи и другое оружие для гномов.

— Какая беда привела тебя сюда в такой поздний час? — спросил кузнец Солныша, от усталости еле державшегося на ногах.

— Большая беда! Сегодня к нашему берегу пристал парусный корабль и увёз мою сестру Пушинку.

— Это и вправду большое несчастье. Такого ещё не случалось в Забытой стране.

— Я пришёл к тебе за советом. Много зим сменилось на твоём веку, ты самый старый и самый мудрый среди нас, гномов. Скажи: как мне поступить?

Кузнец ответил не сразу. Он долго размышлял, поглаживая свою длинную бороду.

— Будь я так же молод, как ты, — промолвил он наконец, — я бы пустился вдогонку за кораблём по бескрайнему морю.

— Я думал об этом. Кто мне скажет, где его искать?

— Этого тебе не скажет никто. Но если ты боишься пожертвовать всем, что у тебя есть, оставайся здесь, в Забытой стране.

— Я готов отдать всё, даже свою жизнь, лишь бы освободить Пушинку!

— Да, я знаю, у тебя большое, доброе сердце. И вот мой совет: завтра, чуть забрезжит рассвет, отправляйся в путь.

— Спасибо за добрый совет, — ответил Солныш. — Я не ступлю на эти берега до тех пор, пока не найду Пушинку.

— Я рад, что ты не трус. Но одной храбрости мало. Я дам тебе оружие, какого ещё не видывал ни один гном. Дам стрелы, которые даже звёзды сбивают с неба, дам меч, сверкающий, как лунный свет, острый, как молния.

— Ещё раз спасибо, — поблагодарил Солныш. — Если я когда-нибудь возвращусь в Забытую страну, то щедро награжу тебя.

— Мне от тебя ничего не надо. Будь стойким, терпеливым и преданным, спаси маленькую Пушинку — лучшей награды я не желаю.

Кузнец поднялся с камня и тотчас же скрылся в пещере.

Говорили, что ведёт она далеко-далеко, в самые глубины земли. Кто знает, может быть, это действительно было так. Никто, кроме старого кузнеца, не знал тайны Огненных Пещер. Никто не знал секрета его мастерства.

Снедаемый любопытством, Солныш с радостью последовал бы за кузнецом в недра гор, туда, где пылал вечный огонь. Но кузнец не позвал его. Как зеницу ока берёг он тайну Огненных Пещер, тайну своего ремесла.

Солнышу оставалось только ждать. Долго сидел он у входа в пещеру. И наконец, когда его уже охватило нетерпение, снова показался кузнец. Он принёс всё, что обещал: лук со стрелами и меч.

— Возьми, — сказал он. — А теперь ступай. Будь всегда смелым, не опозорь своих братьев!

Солныш извлёк из ножен меч. Меч так сверкал и слепил глаза, что казалось, будто где-то вблизи, совсем рядом, блеснула молния. Солныш невольно зажмурился.

— Скоро ты привыкнешь к этому, — рассмеялся кузнец. — Но враги твои — никогда! Они бросятся наутёк, лишь только ты схватишься за меч. Замахнись разочек — и увидишь, какой у него клинок!

Солныш так и сделал. Он взмахнул мечом, и — что за чудо! — во все стороны, словно крошечные звёздочки, посыпались искры. Воздух прорезал такой оглушительный свист, что можно было подумать, будто завыл налетевший со страшной силой ветер.

Ошеломлённый Солныш долго не мог вымолвить ни слова.

Кузнец опять засмеялся.

— Дерево ему нипочём. Камень ему нипочём. Всё крошится под его лезвием. Ковал я его десять лет, берёг для того, кто достоин его носить, и уверен, что не ошибся в своём выборе. А теперь желаю удачи. Жаль, что я уже стар и не могу вместе с тобой отправиться в путь.

Последние слова кузнец проговорил уже на ходу, исчезая в чёрной пасти пещеры. Ещё несколько мгновений в отблеске огня вырисовывался его силуэт и вдруг пропал, словно провалился сквозь землю.

Солныш остался один.

С тёмного неба на него ласково, улыбчиво смотрели звёзды. Где-то поблизости шептались в темноте чёрные сосны.

Ещё несколько раз испробовал Солныш удивительную силу меча — и всякий раз, стоило ему только замахнуться, летели искры и гудел воздух.

В лесу пробудились птицы. Ослеплённые и перепуганные, вспорхнули они со своих веток и разлетелись в разные стороны.

Завидев коралловый домик, Солныш снова впал в тоску и уныние. Здесь ничто не изменилось: по-прежнему во мраке всползали на берег волны, спали на скалах чайки, купались в воде звёзды. Лишь маленький коралловый домик был пуст.

Всю ночь, забыв о сне, Солныш собирался в дорогу.

«Уж если я испытал меч, то почему не испытать и стрелы? — решил он. — Проверю, вправду ли они сбивают с неба звёзды».

Взобравшись на вершину самой высокой горы, он выдернул из-за пояса стрелу, наложил на тетиву, нацелился в одинокую звезду над Забытой страной, откинулся, изо всей силы натянул лук и выстрелил.

Стрела понеслась в тёмную ночь, устремившись к небу.

Солныш ждал.

Звезда мигала на том же месте и, казалось, вовсе не собиралась упасть.

«Промахнулся, — решил Солныш. — А может быть, старик подшутил надо мной?» Но нет!

Отделившись от голубого небосвода, звезда яркой полосой полетела вниз, оставляя за собой фосфорический след, похожий на змеиный хвост.

— Попал! — воскликнул обрадованный Солныш.

Звезда свалилась в море неподалёку от берега. Несколько чаек кинулись ей вдогонку, но не нашли ничего, кроме вспенившихся волн и удиравших в испуге рыб.

Но вдруг Солнышу почудилось, что звёзды заплакали, и ему сразу стало жаль сбитой звезды.

Остаток ночи ушёл на приготовление маленького челна. Солныш погрузил в него всё, что ему могло понадобиться в пути, и ещё до зари направил чёлн в открытое море.

Чайки взметнулись со скал и полетели его провожать. И долго над берегом и над морем не смолкали их голоса.

Попутный ветер надул белый парус, и маленький чёлн быстро заскользил по волнам. Солныш то и дело оборачивался, чтоб ещё разок взглянуть на каменистый берег и красный домик на белой скале. Берег становился всё меньше и меньше, и скоро ничего нельзя было различить, кроме необъятного морского простора, где весело резвились дельфины.

А Солныш всё плыл и плыл.

Куда пригонит его ветер?

Где сейчас Пушинка?

Спросил у ветров. Ветры молчали.

Спросил у воды. Вода молчала.

Когда наступила ночь, Солныш спросил у звёзд:

— Куда увезли мою сестру Пушинку?

— Мы спали, — ответили звёзды. — Море неохватно, мир велик. Если хочешь найти сестру, наберись терпения и мужества. Если боишься опасности, лучше вернись.

— Я не вернусь, пока не освобожу Пушинку. Переплыву все моря, обыщу все порты. Пусть проходят годы — я не остановлюсь на полпути, не испугаюсь!

— Иди и помни, — сказали ему звёзды, — храбрые и терпеливые всегда побеждают. Да не сбивай больше звёзд! Мы тебе ещё пригодимся.

— Простите меня. Клянусь, никогда больше не сделаю этого!

Солныш плыл.

Плыл днём, плыл ночью, и когда дули ветры, и когда море лениво отдыхало, напоминая необозримый, чуть колышущийся луг.

Он плыл с севера на юг месяц, два, три и за это время не заметил на горизонте ни берега, ни дымка.

И тогда в его душу закралось сомнение: найдёт ли он когда-нибудь свою сестру в этом безбрежном морском просторе? Но о возвращении он и не помышлял. В тяжёлые минуты он говорил себе:

«Пушинке ещё горше. Если я её не найду, она всю свою жизнь будет несчастна».

Случалось ему мокнуть под дождём и бороться со шквалами. Море становилось бесформенным и диким, небо заволакивалось тяжёлой мглой, и только молнии указывали ему путь.

Иногда по нескольку дней не выглядывало солнце; и тогда казалось, что оно уже никогда не будет лить с неба своё щедрое тепло, никогда не смолкнет рёв волн и маленький чёлн найдёт свою последнюю пристань в морской пучине.

Но чёлн по-прежнему держался на волнах.

Шквалы проносились и затихали, тучи рассеивались, над морской гладью снова светило улыбающееся солнце, рыбы выплывали из своих убежищ и, словно в весёлой пляске, ныряли и кувыркались в волнах.

Однажды, когда отгремели последние раскаты грома и присмиревшие волны ласково лизали чёлн, на горизонте вдруг мелькнул корабль.

«Может быть, Пушинка там? — обрадовался Солныш. — Видно, всё же и ко мне пришла удача».

И он стал грести изо всех сил.

Корабль не двигался; казалось, на нём никого не было. Продранные паруса его клочьями свисали с обломков мачт.

Должно быть, он пострадал от шторма и теперь плыл бесцельно по воле волн, дожидаясь, когда они захлестнут его и отправят на дно.

ПУШИНКУ ОТНЯЛИ ВЕТРЫ

Вы уже знаете, как страшно было Пушинке на корабле, направлявшемся из Забытой страны на юг, к берегам с большими городами.

Капитан неспроста велел запереть её в каюту — он задумал недоброе дело.

Его корабль первый пристал к берегам Забытой страны и ушёл оттуда целым и невредимым. Об этом узнают все матросы, все капитаны. А если кто-нибудь примет его рассказ за пустую болтовню, он выведет крошечную златокудрую девочку и скажет:

«Я нашёл её там. Нашёл и взял с собой, чтобы вы мне поверили».

После этого все загорятся желанием увидеть Пушинку, а кое-кто предложит за неё деньги и золото.

Несомненно, предложат: богатые купцы, владельцы цирков, короли. И он продаст Пушинку. А потом купит новый корабль и снова отправится в Забытую страну, чтоб привезти ещё такую же девочку, чтоб привезти их много-много.

Вот как размышлял капитан.

А Пушинка?

Правда, она не подозревала, какую участь ей готовят. Но печаль её росла с каждым днём; каждую ночь ей снился коралловый домик на белой скале, благоуханные леса, поляны, пылающие всеми красками цветения. И она спросила чаек:

— Вы не из Забытой страны? Вы не видели моего брата Солныша?

На свете много берегов, много морей и много чаек. Ни одна из них не могла утешить Пушинку.

— Мы не знаем такой страны, — отвечали птицы. — Не знаем и твоего брата Солныша.

Но Пушинка снова и снова спрашивала чаек. Может быть, хоть одна из них пролетала над берегами Забытой страны и возьмётся отнести Солнышу весточку.

Многие чайки обещали ей:

— Если мы когда-нибудь попадём в Забытую страну, то поищем твоего брата и скажем, что видели тебя.

Пушинка не теряла надежды на счастливый случай. Она верила, что вот-вот подоспеет Солныш или кто-нибудь другой и вызволит её из беды.

Она жила лишь этой надеждой.

В каюту часто заглядывал капитан.

— Как чувствует себя малютка из Забытой страны? — спрашивал он. — Всё ещё печалится?

— Я никогда не перестану печалиться, — отвечала Пушинка. — Никогда не забуду я свою страну и не привыкну к твоему кораблю!

— А тебе и не нужно привыкать, — загадочно ухмылялся капитан. — Скоро… может быть, в первом же порту, я позволю тебе сойти на берег.

Пушинка плохо понимала смысл речей капитана, но всем сердцем чувствовала, что от него ей нечего ждать добра, и, как только закрывалась за ним дверь, принималась плакать.

Ничего другого ей не оставалось.

Без друзей, без Солныша она была беспомощнее малого ребёнка.

Хотела поговорить со звёздами. Звёзды молчали. Хотела поговорить с ветрами. Ветры молчали.

В вечерних сумерках, как и когда-то на родном берегу, слушала она переклик и пение рыб — и становилась ещё грустнее.

Знай она, что Солныш уже в пути, ей было бы легче. Но кто скажет ей об этом?

Не ведала Пушинка, что южные ветры узнали о поражении северных и теперь подтрунивали над ними:

— Горе вам и позор! Не смогли потопить жалкий парусник!

— И вы бы не потопили…

Итак, корабль плыл навстречу новой опасности. Ветры уже поджидали его в южных морях и наконец дождались.

Небо вмиг потемнело, море разбушевалось, заревело и вспенилось. Огромные волны помчались во все стороны, докатываясь даже до самых дальних берегов.

Рыбы поспешно ныряли вглубь, туда, где вода была спокойна, где не слышен был рёв ветра.

Чёрные тучи затянули горизонт. Казалось, на море опустилась ночь.

На корабле зазвонил колокол, возвещая тревогу. Сбежавшиеся на палубу матросы торопливо убирали паруса. Они никак не могли взять в толк, с чего это вдруг разыгралась такая непогода. Но капитан был спокоен. Не раз побеждал он штормы, не раз спасал корабль от гибели.

Но всё же и он заметил:

— Это не обычная буря. Придётся нам крепко с ней схватиться.

Он хотел определить направление ветра, но не тут-то было. Ветры напирали со всех сторон; натиск их становился всё сильнее. Громадные волны в бешенстве ударялись о борта, перекатывались через палубу, а над водой в тучах грохотал гром и сверкали молнии.

Казалось, день превратился в ночь.

Море напоминало разверстую звериную пасть. Видно, оно решило проглотить всю землю.

— На этот раз мы пропали! — в страхе говорили матросы. — Капитан растерялся, даёт неправильные приказания.

Ветры действительно сломили капитана — впервые за долгие годы, проведённые им на море.

«Что со мной происходит? — злился он. — Что вообще сегодня происходит? Ветры взбесились, море взбесилось, небо взбесилось. Что же это такое?»

С каждой минутой море становилось всё страшнее. Водяные горы кидали корабль, словно щепку. Он взлетал чуть не до самого неба и снова падал вниз.

Так прошёл день.

Так прошла ночь.

— Это и в самом деле волшебный корабль, — говорили ветры. — Другой уже давно пошёл бы ко дну.

Даже и они устали и готовы были покинуть поле брани. Но разве могут они отступить, стать посмешищем северных ветров?

И они нападали всё яростнее, не давая морякам передохнуть и собраться с силами.

Капитан сначала думал, что он случайно попал в водоворот ветров, и надеялся быстро прорваться сквозь их кольцо.

Но вот ночь сменилась новым днём, а море по-прежнему бушевало.

Кое-кто из матросов поговаривал:

— Это всё из-за девчонки. Ветры — её друзья, не отпустят они нас живьём.

Капитан услышал это и сказал:

— Может быть, вы правы. Попрошу-ка я Пушинку поговорить с ветрами.

Он тут же спустился к ней в каюту.

— Если ты нам не поможешь, мы погибли, — сказал он.

— А чем я могу вам помочь?

— Ветры — твои друзья, попроси их уняться. Если ты нам поможешь, я изменю курс и доставлю тебя в Забытую страну.

— Хорошо, — согласилась Пушинка, — попробую.

Вместе с капитаном вышла она на палубу и увидела, какая страшная велась борьба. Испуганные матросы обступили её со всех сторон.

— Помоги нам! Ты одна только можешь нам помочь! — просили они.

Пушинке стало жаль моряков, она подняла руку и воскликнула:

— Слушайте, ветры! Угомонитесь, ветры!

Бешеный грохот волн и раскаты грома почти заглушали её голосок.

Ветры не угомонились, не ответили ей. Моряки ждали.

Но тут случилось нечто такое, от чего они вконец растерялись. Ветры подхватили Пушинку и унесли её с палубы корабля.

Куда? — этого никто не видел.

Зачем? — этого никто не знал.

Моряки не заметили, чтоб она упала в море. Только волны вокруг стали ещё выше, небо ещё темнее. Теперь они уже не сомневались в том, что ветры разгневались на них из-за маленькой Пушинки.

— Что с нами будет? — спрашивали они. — Перестанут они на нас злиться? Пушинку унесли — так, может, наконец успокоятся?

Но ветры продолжали преследовать корабль, и капитан приказал спустить на воду спасательные шлюпки.

Проиграл он битву и теперь желал лишь одного: поскорее добраться до берега, до твёрдой земли, и укрыться там от ветров. Когда шлюпки уже далеко отплыли от корабля, капитан обернулся, чтобы взглянуть на него в последний раз.

— Такого корабля у меня уже никогда не будет! А если и будет, никогда я не стану бросать якорь у берегов Забытой страны! Она принесла мне несчастье…

Наконец ветры унялись. Посовещавшись, решили они не топить парусник. Пусть себе носится по волнам, пока не пойдёт ко дну. А сами отправились отдыхать. На море, словно после великого побоища, наступило затишье. Смолк рёв волн, раздвинулись тучи, засверкало солнце. Снова вынырнули из тёмных глубин рыбы, закружились над берегом птицы.

— Беда миновала! — ликовали моряки и служители на маяках. — Шторм утих, можно спокойно идти в плавание.

Так и было на самом деле. Ветры устали, обессилели и решили в ближайшее время не затевать новых походов.

Приблизившись к кораблю, Солныш без труда узнал его. Судя по приметам, это мог быть только тот корабль, что пристал к берегу Забытой страны и увёз Пушинку. На борту его виднелась эмблема: чёрная чайка, реющая над водой с рыбиной в клюве.

Ему хотелось посмотреть, есть ли кто-нибудь на корабле.

Но не тут-то было. Будто нарочно поджидая Солныша, корабль стал быстро тонуть. Захлестнули его волны, и вскоре перед глазами отважного путешественника не было ничего, кроме сверкающей на солнце морской глади. Солныш долго смотрел на серебристые верхушки волн, думая о Пушинке.

Спросил рыб. Они ответили:

— В море её нет. Наверное, её взяли с собой моряки. Рыбы её не видели. Но, может быть, видели звёзды?

И они, лишь только стемнело, действительно сказали:

— Южные ветры унесли твою сестру в Замок Бурь.

— А где находится этот замок?

— На острове, посреди моря. Ищи его — и найдёшь. Но знай: чтобы освободить Пушинку, ты должен перехитрить южные ветры.

Звёзды умолкли.

Куда, в какую сторону ему плыть? На море нет дорожных знаков.

«Уж если я нашёл в океане корабль, то найду и Замок Бурь, — решил Солныш. — Главное, Пушинка жива».

И маленький чёлн опять заскользил по волнам. Опять потекли дни за днями, и Солныш снова учился мужеству и терпению.

Он подходил к незнакомым берегам, взбирался на прибрежные скалы необитаемых островов и всюду спрашивал рыб и чаек:

— Не знаете ли вы, где находится Замок Бурь?

— Нет, не знаем, — отвечали они ему. — И слыхом не слыхали о таком замке.

— Он существует! — твердил Солныш. — Я должен его найти!

Он верил звёздам и продолжал путь по морям, куда не заходил ни один корабль, в краях вечного мрака и вечных дождей. Дни и ночи мешались в непроглядной тьме, и Солныш с беспокойством начинал думать о том, скоро ли придёт конец его странствиям.

В ЗАМКЕ БУРЬ

Звёзды не обманули Солныша?

Нет!

Южные ветры действительно унесли Пушинку в свой замок на пустынном, необитаемом острове. Что это был за замок, кем и когда построен — точно неизвестно. Говорят, что некогда на этом острове высились лишь огромные скалы, на которых иногда отдыхали облака. А вокруг этих скал плескалось море. Задумали однажды ветры соорудить себе здесь пристанище. И стали происходить на острове удивительные, таинственные события. Ветры строили себе замок. Молнии и громы помогали им рассекать скалы и обтёсывать камень. И для морской воды нашлось дело. Работа закипела вовсю. Вспыхивали молнии, гремели громы, всползали на скалы могучие громады волн.

Сколько времени строился замок — никто не знает.

Может быть, тысячу лет, а может, и того больше. Вокруг забили прохладные фонтаны, такие красивые и причудливые, каких не смог бы создать даже самый искусный мастер на свете. Зацвели сады, благоухающие ароматом прекраснейших цветов и вечнозелёных растений. А потом ветры пригнали облака, возвели на камнях стены и построили из облаков башни, покои и большие залы. И поселились в облачном замке. Тут они отдыхали, отсюда отправлялись в дальние странствия, здесь веселились вместе с громами и молниями, тут принимали решения о новых морских ураганах и бурях.

А море вокруг острова никогда не было спокойным.

Моряки никогда не подходили близко к острову — они знали, что оттуда нет возврата.

Могучие ветры неусыпно стерегли свой замок от непрошеных гостей.

— Не думай, что тебе удастся сбежать отсюда! — говорили они Пушинке. — Здесь тебе будет хорошо, но знай: сюда не приходит никто, кроме нас.

Красиво было в облачных чертогах ветров, но Пушинка ни на что не смотрела; все дни напролёт она плакала и тосковала.

Безучастно разгуливала она по острову, сидела на берегу и слушала, как, ласково рокоча, плещутся о берег волны и поют, серебрясь в лунном свете, рыбы.

Редко, очень редко опускались на скалы чайки, чтобы передохнуть и набраться сил для новых полётов. Пушинка спрашивала их:

— Скажите мне, чайки, вы не из Забытой страны?

— Нет, — отвечали они. — Такой страны мы не знаем.

Пушинка потеряла всякую надежду встретить чайку из Забытой страны.

Но каждый раз, когда птицы садились на скалы, она кормила их, говорила с ними о морях и дальних краях, а вечерами, как когда-то в Забытой стране, пела песни. Чайки подружились с Пушинкой, слушали, как она поёт, и прилетали всё чаще и чаще. Прилетали и те, что уже бывали в этих краях, и те, что лишь слышали о Пушинке. Улетали они весёлые и довольные и всюду, куда ни заносила их судьба, рассказывали о девочке из Замка Бурь, всюду говорили:

— У чаек нет большего друга, чем маленькая Пушинка!

Чайки видели, что глаза девочки полны печали. Однажды, собравшись на скалистом берегу, они долго слушали её песни, а потом сказали:

— Мы решили полететь в твою страну. Среди нас много молодых. Среди нас много сильных. Наши крылья не знают усталости. Скажи нам только, где твоя страна.

— Далеко отсюда! Далеко на севере, за морями.

— Не беда, что далеко, для нас нет преград! Ска-а-жи…

— Там живёт мой брат Солныш — в маленьком коралловом домике на высокой белой скале.

— Мы найдём его. Если он жив, непременно найдём.

— Передайте ему: «Твоя сестра Пушинка живёт посреди моря в Замке Бурь. Если хочешь ей помочь, отправляйся в путь. Она тебя ждёт».

— Это всё?

— Да.

И сразу же самые сильные, самые быстрокрылые и самые смелые чайки взмыли ввысь, под облака, и устремились на север, туда, где лежала Забытая страна.

Пушинка проводила их взглядом, и сердце её преисполнилось надеждой.

Длинной чередой потянулись полные тревоги и ожидания дни, беспокойные, почти бессонные ночи.

Всякий раз, заслышав крик птиц, Пушинка замирала от страха: какую весть принесли ей чайки? Она выбегала из замка и спрашивала:

— Возвратились чайки из Забытой страны?

— Нет, ещё не возвратились.

Но однажды, когда небо усеялось острыми хрусталиками звёзд, чайки устало опустились на скалы и позвали Пушинку.

— Мы нашли твою страну, — сказали они.

— А Солныша? — дрогнувшим голосом спросила девочка.

— Его там нет. Он уже давно отправился в море разыскивать тебя.

— А вы не знаете, где он сейчас?

— Этого никто не знает. В Забытой стране его больше не видели.

— У брата доброе сердце, — вздохнула Пушинка. — Но ведь он не знает, что я в Замке Бурь, и никогда не найдёт меня. Проплутает напрасно и вернётся в Забытую страну, а я навсегда останусь здесь, в стране ветров.

— Мы поможем тебе, — сказали ей чайки. — Станем искать твоего брата всюду, на всех морях, и, когда найдём, приведём сюда. Вот только дух переведём, а потом полетим в разные стороны и накажем всем чайкам: пусть облетят все моря и берега, пусть неусыпно следят за всеми морскими путями, пока не заметят Солныша.

Пушинка очень обрадовалась.

— Если я когда-нибудь вернусь в Забытую страну, — сказала она, то приглашу вас в гости, на берег, равного которому нет на всём белом свете!

Чайки отдыхали всю ночь. А на заре разлетелись в разные стороны.

Пушинка провожала их.

Когда смолкли их крики, она села на скалу и заплакала. Но это были слёзы радости. Чайки непременно разыщут Солныша, и вместе с ним вернётся она в свой коралловый домик.

В глазах её заиграли живые искорки, она снова стала весёлой и беззаботной.

Было бы с кем сплясать, она сплясала бы.

Было бы кому рассказать, она рассказала бы о своём брате Солныше и о Забытой стране.

Но в Замке Бурь не было никого, кроме ветров. А они не должны ничего знать.

Радость маленькой Пушинки порой омрачалась опасением, не случилось ли с Солнышем беды, не погиб ли он во время шторма в безбрежном море… Иногда она видела страшные сны. Снилось ей, будто из морских глубин выплывают большущие рыбы и наскакивают на Солныша. Он отбивается изо всех сил, но рыбы огромны, их много, и они затягивают маленького путешественника в подводное царство.

Пушинка тут же открывала глаза и вскрикивала:

— Нет!

Только облачные стены слышали её крик. Но ведь стены бессловесны, и поэтому они не могли шепнуть ей ни слова утешения.

Днём она сидела на берегу и неотрывно смотрела на бескрайнюю холмистую водяную равнину, ожидая, что вот-вот покажутся на горизонте чайки или маленький чёлн Солныша.

Между тем на всех берегах, на всех морях с криком летали чайки. Они передавали друг другу рассказ о Солныше и Пушинке. Во все стороны мчались белокрылые стаи.

Дивились моряки на кораблях, дивились служители на маяках и, покачивая головами, недоуменно вопрошали:

— Куда это несутся нынче чайки? Ведь небо чисто, да и ветра нет.

И было чему удивляться. С быстротой молнии летели чайки туда, куда раньше не залетали.

Часто посылали они к Пушинке гонцов.

— Потерпи ещё немного. Мы пока не нашли твоего брата, но обязательно найдём, — говорили те.

Время шло, и Пушинка всё чаще думала о том, что с Солнышем стряслась беда. Иногда ей казалось, что из мрака, сквозь рокот волн, доносится голос Солныша, но этот обман длился недолго, и она становилась всё печальнее.

«Жив ли брат? — думала она. — Может быть, ему самому нужна помощь?»

Время шло.

Пушинка была маленькой, слабой девочкой, и кто знает — то ли от горя и тоски, то ли от чего другого она вскоре заболела, перестала выходить на берег, не встречала больше чаек.

А они ежедневно и еженощно дежурили у её постели, шепча ей слова утешения и сочувствия.

Но Пушинка бледнела и таяла с каждым днём.

Теперь ей хотелось только одного: увидеть Солныша, проститься с ним. Но его всё не было.

Пушинка наконец свыклась с мыслью о том, что умрёт, так и не повидавшись с братом.

Но вот однажды, когда светила луна и у берега пели рыбы, в замок влетела чайка и крикнула:

— Мы нашли твоего брата Солныша!

У Пушинки не было сил подняться, язык ей не повиновался. Лишь слёзы заструились по её бледным щекам.

КРЕПОСТЬ НАД РЕКОЙ

Мои маленькие читатели, конечно, хотят знать, что было дальше с Солнышем и Пушинкой, вернулись ли они в Забытую страну. Но я должен попросить вас немного подождать.

Вы спросите — почему?

Потому что я хочу рассказать вам, кому и где я впервые поведал историю гномов из Забытой страны. Итак, слушайте!

Был я когда-то, как и вы, мальчишкой. Жил в селе под большой горой. Было у меня много друзей, и, признаться, я редко возвращался из школы вовремя. По дороге домой затевали мы под вербами, склонившимися над самой рекой, весёлые игры, удили рыбу и заплывали на уединённый островок, где стоял шалаш из ивовых прутьев, сделанный нашими собственными руками. Но чаще и охотнее всего я бегал к старой крепости на горе, у которой брала начало наша река.

Потом я окончил школу, покинул село и не приезжал туда целых пятнадцать лет.

«Лучше поздно, чем никогда», — говорит пословица, и в один прекрасный день я вновь очутился дома, в родном селе.

Мне очень хотелось встретиться с друзьями детства, вспомнить былое, да все они, как и я, давно уехали, разбрелись по белому свету.

«Это нужно было предвидеть: ведь они тоже уже выросли», — подумал я, но всё же мне стало тоскливо.

Воспоминания далёкого детства пробудились в моём сердце с новой силой. Правда, я не мог повидать прежних товарищей, но меня окружали места, к которым мы все так были привязаны: река, крепость на горе, залитые солнцем поляны. Мне захотелось посмотреть, играют ли там ребята, как когда-то играл я со своими сверстниками.

Я не стал долго раздумывать над тем, куда раньше направиться. Как и в детстве, меня больше всего манила к себе старая крепость.

Крепость!

Разве само это слово не говорит о чём-то волшебном и таинственном?

Когда я был мальчишкой, я бегал туда по нескольку раз на день и всегда открывал там что-нибудь новое, неизведанное. И не только я — все ребята из нашего села пропадали на горе у крепости.

Одряхлевшая, со следами разрушительной работы ветров и бурь, наша старушка крепость давно стала пристанищем галок, сов и летучих мышей. Но что с того? Её сторожевые башни по-прежнему врезались высоко в небо, по-прежнему глядели на нас чёрные впадины бойниц, ещё целы были подземелье и высохший колодец. В подземелье, в которое уже много десятков лет никто не заглядывал, вели потайные ходы.

Где-то был вход в это подземелье… Где-то была скрытая от глаз дверь… Но где? Этого мы не знали и напрасно выстукивали стены и вели под них подкоп.

Тайна подземелья так и не открылась для нас, а именно там, по всеобщему мнению, находилось самое интересное: железные кольчуги, копья, луки со стрелами, ружья и мечи. Если бы вы знали, как нам хотелось туда пробраться! Как мечтали мы вооружиться до зубов, по образу и подобию древних воинов, и прошествовать так через село!

О крепости ходили предания и рассказы один другого страшнее. Говорили, будто там живут гномы. Днём они прячутся в подземелье, а ночью поднимаются на крепостные стены.

Болтали разное, а мы, как ни трудились, никак не могли отыскать потайной ход.

Тщетны были и все наши попытки подняться наверх. Каменные лестницы давно разрушились, а стены крепости были отвесными и гладкими.

Попробуй-ка поднимись!

Все мы пытались и все отступали, кроме Елена, мальчика, о котором сейчас пойдёт мой рассказ. Он единственный отважился совершить столь опасное восхождение. И с тех пор частенько расхаживал по стенам, заглядывал в сторожевые башни, глядел на раскинувшееся за горами море и вечно бегущий по его волнам белый корабль.

Елен был самым смелым среди нас. В любой игре он был первый. Мог скакать на неосёдланном коне, плавал, словно рыба, а пел так прекрасно, что люди останавливались, заслышав его чудесный голос.

«Он поёт, как соловей, — говорили все. — Когда вырастет, будет первым певцом во всей округе».

Елен любил петь на берегу реки, вечером, когда в воде купалась луна и умывались звёзды.

Мы с удовольствием слушали его.

Но иногда он говорил нам:

«Уже все песни перепел. Неохота повторять одно и то же. Скучно жить всё время на одном месте. Вот спущусь вниз по реке, посмотрю, куда уходит вода, услышу новые песни, а потом вернусь в село».

Если бы он так и поступил, мы бы нисколько не удивились. У него всегда были для нас сюрпризы: то он приносил из лесу зайчонка или пташку, то открывал какое-нибудь заколдованное место и вёл нас туда с таинственным видом.

А когда он сумел взобраться на крепостную стену, мы все стали считать его героем.

Казалось, крепость стала его вторым домом. Он изучил все её уголки. Лишь тайна подземного хода по-прежнему была неизвестной.

Я уже говорил о своём желании прежде всего взглянуть на старую крепость.

И вот поднимаюсь в гору той же тропинкой, что много лет назад, и кажется мне, что сейчас увижу Елена. Может быть, он поёт на высокой стене или бегает вокруг крепости вместе со своими сверстниками…

Но возле крепости не было ни души. Только стая галок вилась над сторожевыми башнями, да с опушки соснового бора доносился пряный запах полыни.

Крепость совсем не изменилась. Не хватало лишь моих друзей, мальчишек.

Но что это?

Оглядывая крепость, я вдруг услышал голоса. Настоящие ребячьи голоса.

Может быть, мне почудилось?

Нет! В самом деле, здесь, в крепости, играли ребята, и скоро я их увидел.

Заметив меня, они остановились.

— Идите сюда, ребята! — позвал я их. — Ну подойдите же поближе, давайте познакомимся.

Они подошли.

Один из них, шустрый черноволосый мальчуган, спросил:

— А кто вы такой?

— Писатель, — ответил я. — Но когда-то я часто приходил в эту крепость и играл с товарищами здесь, возле стен.

Черноволосый мальчик чем-то напомнил мне Елена. Я сразу же решил, что он коновод всей ватаги. И не ошибся.

— Вы когда-нибудь пытались взобраться на эти стены? — спросил он с любопытством.

— Много раз, но безуспешно.

— И мы стараемся, но пока это ещё никому не удалось. Всё-таки я влезу наверх! Увижу море.

— Это опасно, — сказал я черноволосому мальчугану. — Очень опасно.

— Знаю, — ответил он, — но всё же я поднимусь.

Я задумался. Из моих размышлений меня вывел вопрос смуглого мальчика:

— А вы слышали о том, что в крепости живут гномы?

— Жили, — сказал я. — Я знал мальчика, которому однажды довелось побывать у них в гостях.

— У гномов? — в один голос воскликнули все ребята.

— Да, у гномов, — улыбнулся я. — Он провёл с ними целую ночь.

— Расскажите, как это ему удалось! — закричали ребята.

— Уж так и быть, расскажу. Только мы раньше сядем, потому что мой рассказ будет длинным, очень длинным.

— Вот хорошо! — обрадовались ребята. — Торопиться нам некуда.

Мы уселись под стеной на обвеянную ветрами траву, и я начал свой рассказ.

ПРАЗДНИК ВЕСНЫ

Ночью старая крепость выглядит очень таинственно. На вершине горы, освещенной луной, она напоминает огромное привидение, и люди стараются обходить её подальше. Да и как не бояться — ведь о крепости ходит столько разных слухов! Говорят, что там ещё до сих пор живёт старуха, последняя защитница крепости. Долго она одна отбивалась от врагов, лила на них кипяток и горячую смолу, а потом спряталась где-то в подземелье и с тех пор там и живёт. Иногда она поднимается наверх, прогуливается по стенам, встречает зарю, сидя на камне, и снова возвращается в своё тайное убежище.

Рассказ о старухе, конечно, выдуман. Даже дети в него не верят. Если здесь и жила когда-то старуха, то она давно умерла. Тем не менее именно это предание вселяет в окрестных жителей тёмный, безотчётный страх.

А гномы?

О, это уже совсем другое!

В один прекрасный день забрели они в крепость, да так здесь и остались. Поселились они в подземелье, в том самом, куда так упорно стремились пробраться ребята. Днём они прячутся от людей, а ночью выходят на крепостные стены. Поговаривают, будто гномы стреляют в звёзды, рассыпанные по голубому небосводу. Попадёт стрела — звезда тут же отрывается от неба, летит в глубину тёмной лазури и надает вниз: в море, на землю или в реку.

Иногда, когда лес серебрится от лунного света, гномы отправляются на охоту.

Из густых чащ выскакивают зайцы и лани, на ветках сосен пробуждаются горлинки и тетерева. Лес наполняется шелестом крыльев, топотом зверей, победным криком сов.

Гномы — меткие стрелки. Стоит им пустить стрелу — и жертва падает замертво. Совы, их верные помощницы, разыскивают подбитую дичь, а маленькие охотники поджидают их, укрывшись под кронами деревьев или в высокой траве на лесной прогалине.

Задолго до рассвета возвращаются они в крепость с богатой добычей. А в потревоженных горах ещё долго разносятся крики разбуженных птиц и быстрый топот перепуганных зверей; ещё долго, притаившись за кустом, дрожит заяц-трусишка.

Теперь можно и поспать. На крепость нисходят тишина и покой. Конечно, если возле её стен не играют ребята.

Но не все гномы спят. Невидимые снаружи, гномы-часовые охраняют своё жилище, сон своих товарищей.

С тоскливой завистью смотрят они на играющих возле крепости ребят. Как хочется им порезвиться и побегать с весёлыми, задорными мальчишками! Но ведь они на посту! А ребятам и невдомёк, что за ними следят глаза странных обитателей крепости.

Каждый год гномы из крепости празднуют свой праздник — праздник весны. Когда расцветут фиалки, когда луга запламенеют золотистыми примулами, начинается торжество, которое длится несколько ночей. Приходят к ним гости из других крепостей, приходят гномы из лесных пещер. В ярких праздничных нарядах, с венками на головах, радостные и оживлённые, они похожи на пышно распустившиеся цветы. В такие ночи можно услышать доносящиеся из-за стен крепости звуки песен и арфы, можно увидеть спускающихся с гор к истоку реки гномов. На полянах у реки устраиваются состязания: в стрельбе из лука, в фехтовании, в плавании. На голову победителя надевают венок, сплетённый из самых красивых цветов, какие только можно найти на лугах и горных полянах.

Девушки танцуют коло, а когда устанут, то все садятся в крохотные челны и катаются чуть не до самого рассвета. Река оглашается весёлым смехом, песнями и звуками арфы.

Вам покажется странным, что гномы так беззаботно развлекаются у истока реки, где их могут застать врасплох нежеланные гости? Но им нечего бояться. В горах, рощах и перелесках усердные и неусыпные стражи несут свою верную службу. А совы так и кружат над ними и при малейшей опасности дают сигнал тревоги.

Но вот праздник весны миновал, гости разошлись, и жизнь в крепости снова течёт своим чередом.

ЕЛЕН ИЩЕТ ГНОМОВ

Ребята любили рассказы о гномах, мечтали встретиться и подружиться с ними. Гномы непременно покажут им всё, что таится в крепости. Впрочем, некоторые утверждали, что всё это выдумки.

«Никаких гномов в крепости нет», — говорили они.

И не раз из-за гномов разгорались у ребят жаркие споры, нередко завершавшиеся дракой. И все были по-своему правы: ведь гномов ещё никто не видел и не разговаривал с ними.

Этим спорам не видно было конца. И вот как-то раз Елен сказал:

— Когда взойдёт луна, я взберусь на крепость и просижу там всю ночь. Если увижу гнома, обязательно отниму у него лук со стрелами.

Ребята вмиг воодушевились. Наконец-то тайна подземелья будет раскрыта!

Но радость тотчас же сменилась тревогой. Мальчики сообразили, что затея Елена сопряжена с опасностью, и забеспокоились. На Елена посыпались вопросы:

— А ты не забоишься один?

— А вдруг гномы схватят тебя и бросят в темницу?

Некоторые советовали:

— Брось! Это опасно. Далеко ли до беды!

Но Елена было нелегко поколебать.

Да к тому же стоит только отступить, как слава его среди ребят сразу же померкнет. И он решительно сказал:

— Эх вы, трусы! Идите-ка домой да укладывайтесь спать. Ничего с вами не приключится, а я не боюсь гномов и буду ждать их наверху хоть девять ночей!

Мальчики приумолкли.

Трудно сказать, что на самом деле творилось в душе Елена. Всё же он капельку робел, но не выдал себя ни словом, ни взглядом.

Когда наступила пора полнолуния, когда ночи стали светлыми, Елен начал приготовления. Все ребята помогали ему, потому что в первый раз, с тех пор как стоит село, ожидалось такое невиданное событие: мальчик один собирался провести ночь в пустой крепости.

Елен сделал новый лук и целый колчан стрел. И в один прекрасный день, вооружившись, перед заходом солнца направился к крепости. За ним стайкой двинулись мальчишки. Глубоко взволнованные, они без умолку болтали всю дорогу. Только Елен был молчалив и серьёзен и шагал важно, точно настоящий воин перед битвой. Ничего удивительного! Впереди была полная таинственности ночь, встреча с гномами, и кто знает, что его там ещё ожидало…

Вот и крепость.

Солнце уже спряталось за острые отроги гор, во все стороны мчались птицы, ища себе прибежища на ночь. В крепость с шумом влетела стая галок, и Елен начал взбираться вверх.

Осторожно и медленно карабкался он всё выше. Вздох облегчения вырвался у ребят, когда Елен в последний раз закинул ногу и крикнул уже с крепости:

— Утром приходите! Расскажу всё, что увижу!

— Непременно придём! — хором отвечали ребята. — Не успеет взойти солнце, как мы уже будем здесь.

Вскоре крепость начал окутывать мрак. Мальчикам пора было возвращаться в село. Они ещё раз попрощались с Еленом и стали спускаться с горы.

Печально смотрел Елен им вслед. А когда сумерки сгустились, ему и вовсе стало не по себе, от страха задрожали колени. Захотелось спрыгнуть на землю, умчаться в село и сказать ребятам:

«Мне страшно! Не хочу я ждать гномов!»

Он стал на краю стены и посмотрел глубоко вниз. Где-то далеко-далеко темнела земля. Никогда ещё стены крепости не казались мальчику такими высокими.

На благополучный спуск нет никакой надежды. Он сорвётся, свалится в черноту и разобьётся. Придётся сидеть здесь до утра.

Елен смотрел, как на небе одна за другой загораются звёзды, и с нетерпением ждал, когда над горой засветит луна.

В крепости воцарилась мёртвая тишина. Лишь внизу, под горой, на реке, слышался плеск водопада. Лёгкий ветерок, дувший с гор, приносил терпкий запах сосны и полевых цветов.

Так прошло полчаса, а может быть, и больше. Вдруг до слуха Елена донеслись странные звуки: «Ху-ху! Ху-ху!» Это перекликались таинственные жители крепости.

Уж не гномы ли это?

Не хотят ли они запугать мальчика, осмелившегося забраться в их владения?

Елен так и подумал: гномы.

Его снова охватил страх, он задрожал всем телом, и, если бы в тот момент его о чём-нибудь спросили, он не смог бы вымолвить ни слова.

По крепости всё громче разносилось: «Ху-ху! Ху-ху!» Словно кто-то сильный и горластый изо всех сил дул в ладони.

Елен дрожал с головы до ног. Вот-вот на стене появится какое-нибудь чудовище или старуха, которая где-то, в никому не ведомом убежище, разводит огонь и топит смолу.

— Я погиб! — прошептал Елен. — Никто теперь не поможет..

И вправду — никто. До села далеко, вокруг пустынно и безлюдно. Кричи — никто не услышит.

Горькое раскаяние охватило мальчика. Теперь его и калачом сюда не заманишь. Только бы дожить до утра, только бы спуститься на землю…

С завистью подумал он о ребятах, ушедших спать. И слёзы так и брызнули из его глаз.

— Никогда я больше их не увижу!

А ребята?

Спали они? Нет!

До сна ли им было! Прячась от родителей, которые никак не могли зазвать их домой, они бегали по дворам и огородам и, не спуская тревожных взоров с крепости, смутно вырисовывавшейся на горизонте, говорили о Елене и о гномах. Нет, спать они не пойдут! Ведь завтра чуть свет надо было быть на горе.

Но Елен не знал этого.

В ушах его всё ещё звучали чьи-то таинственные голоса.

Вдруг он услышал свист и шелест крыльев. Возле стен пролетели совы, выбравшиеся из своих дневных укрытий и тайников. Это они кричали! У Елена сразу отлегло от сердца.

Описав над крепостью несколько кругов, совы ринулись в темноту искать добычу.

И вокруг всё снова стихло. Но вот — из-за острого гребня гор вынырнула улыбающаяся луна, и вмиг всё на земле стало пригляднее: и горы, и вода, и старая крепость.

Сколько людей на свете с нетерпением ожидали луну! Ждали её путники на дорогах, охотники в лесах, моряки в море, но я уверен, что никто не встретил её в ту ночь с большей радостью, чем Елен.

— Здравствуй, луна! — крикнул он. — Здравствуй, подружка!

Луна показалась ему на редкость весёлой. Елен жадно следил за тем, как она поднимается. И хотя луна ещё едва светила, мальчик чувствовал, как по всему его телу разливается сладостное облегчение.

Чтобы скоротать время, которое тянулось бесконечно долго (гномы имели обыкновение выходить ровно в полночь), Елен натянул тетиву и стал целиться в одинокую, трепещущую звезду. Стрела взвилась, но звезда, конечно, не упала. Она продолжала сиять и смеяться, как бы говоря:

«Стрелы твои слабы, рука твоя слаба, глаз не намётан!»

Елен опустил лук, и тут же за его спиной раздался смех. Он быстро обернулся. В лунном сиянии на стене стоял маленький человечек. В руках у него был лук, а на голове странная островерхая шапочка.

— Такими стрелами звезду не достанешь, и птицу на лету не собьёшь, и дикого зверя в лесу не подстрелишь, — сказал он. — Ты слышал, что гномы своими стрелами сбивают звёзды? Всего один раз, очень давно, я сбил одну звезду и поклялся больше никогда не делать этого.

С перепугу Елен не мог сказать ни слова. Человечек посмотрел на него внимательно, подошёл поближе и, видно желая успокоить мальчика, заговорил снова:

— Я знал, что ты ждёшь гномов, и пришёл пораньше, чтобы тебе не было страшно. Не бойся, ничего дурного я тебе не сделаю. Единственное моё желание подружиться с тобой.

— И я не хочу ничего другого, — едва вымолвил мальчик.

— Ну что ж, мне приятно слышать это. Будь до зари моим гостем.

— Спасибо, — невнятно пролепетал Елен.

Гном подошёл ещё ближе и сказал:

— Меня зовут Солныш. А тебя?

— Елен.

Кажется мне, вы не на шутку удивлены? Уж не Солныш ли это из Забытой страны, брат маленькой Пушинки? Да. Это был он.

Как же он попал в старую крепость?

Ещё капельку терпения. Узнаете всё в своё время, а теперь нам надо вернуться на море, туда, где мы оставили Солныша и Пушинку.

СЧАСТЬЕ, ПРОДОЛЖАВШЕЕСЯ НЕДОЛГО

Если вы забыли, я вам напомню: чайки нашли Солныша в открытом море, далеко от Замка Бурь.

По каким морям носило его чёлн? Где он только не побывал!

Если бы его спросили, он бы, наверное, ответил:

«Искал я Замок Бурь. Искал его всюду, где только мог».

И это было правдой.

Солныш не вёл счёта дням и месяцам, не знал, какую параллель он пересекает, какое морское течение несёт его чёлн. И даже самая лучшая в мире карта не могла бы ему помочь. Ни на одной из них не отмечен Замок Бурь. Только стойкость и мужество могли привести его туда.

Но порой тревожили его сомнения, порой казалось ему, что никогда не найдёт он Замка Бурь и своей сестры Пушинки.

И тогда, чтобы разогнать грусть-печаль, Солныш пел песню о Забытой стране:

Есть где-то страна,
Неведомо где!
К ней путь не отыщет
Моряк по звезде.
Она за морями,
Она за горами,
Она за ветрами,
Неведомо где!

Солныш снова спрашивал звёзды, как найти Замок Бурь. Но они по-прежнему хранили молчание.

Какие страны оставались позади, какие ждали его впереди? Кто знает…

Чайки нашли его посреди океана, куда даже рыбы не заплывали.

— Ты ли Солныш из Забытой страны? — спросили птицы.

— Я! Если и вы из Забытой страны, то скажите, куда путь держите?

— Мы не из Забытой страны. Разыскивая тебя, мы облетели все моря.

Солныш удивился:

— Меня?

— Да, тебя. Ищут тебя чайки со всех морей и со всех берегов. Ищут, чтобы сказать: «Твоя сестра Пушинка живёт в Замке Бурь».

— Но я не знаю, где находится этот замок. Кто мне укажет путь?

— Мы отведём тебя. Мы затем и прилетели.

— Наконец! — воскликнул Солныш. — Наконец я найду Пушинку!

Был ли кто когда счастливее Солныша? Радости его не было предела.

И чайки радовались вместе с ним; они сказали:

— Далеко Замок Бурь, очень далеко! Плыть тебе туда целый год, а может, и дольше. Но мы тебе поможем.

— Спасибо вам, чайки! — сказал Солныш. — Но почему вы хотите мне помочь?

— Мы знаем твою сестру Пушинку. Мы поклялись ей найти тебя и привести в Замок Бурь.

Солнышу нечего было возразить. Он привязал к носу челна верёвку, а другой конец дал чайкам. Чайки отправились в путь.

Так быстро никогда ещё не плыл ни один чёлн. Ни волны, ни ветры не были ему помехой. И всё же десять дней и десять ночей летели белокрылые птицы.

Когда до Замка Бурь было уже рукой подать, чайки сказали:

— Ветры стерегут Пушинку. До полуночи в замок входить опасно.

— Я буду бороться с ветрами.

— Но они унесут Пушинку, и никогда тебе её не найти.

— Так и быть, подожду, пока ветры заснут, — хорошенько поразмыслив, согласился Солныш. — Такого счастливого случая упускать нельзя.

С какой бы радостью он бросился туда в тот же миг!

А Пушинка? Будь она здорова, стрелой понеслась бы она на берег, прыгнула в маленький чёлн Солныша и уплыла бы с ним в Забытую страну…

Только в полночь маленький чёлн пристал к берегу. Ветры спали крепким сном и не заметили, как Солныш вошёл в замок, как чайки провели его прямо к постели Пушинки.

— Брат! — воскликнула Пушинка, увидев Солныша.

— Сестра! — воскликнул Солныш.

Больше они ничего не сказали друг другу: маленькая Пушинка потеряла сознание. Медлить было нельзя. Солныш взял её на руки и понёс в чёлн.

Чайки быстро подхватили верёвки, и чёлн помчался на север.

Всё обошлось благополучно. Ветры не проснулись, не бросились в погоню. Только на заре Пушинка открыла глаза. Над ней в лазурном небе летели тучи белокрылых птиц.

— Уж не сон ли это? — проговорила она.

— Нет, — отвечал Солныш. — Ты свободна и едешь в Забытую страну.

— Далеко ли мы от Замка Бурь?

— Далеко. Не бойся.

По щекам Пушинки заструились слёзы.

— Отчего ты плачешь? — спросил Солныш. — Всё уже позади, пора быть и весёлой.

— Я не доеду до Забытой страны. Я скоро умру…

— Не говори так! Ты устала, это скоро пройдёт.

— Нет, не пройдёт. Я хорошо знаю, что не пройдёт. Останови чёлн, отнеси меня на берег, похожий на Забытую страну. Мне хочется ещё раз увидеть восход солнца.

Солныш остановил чёлн у пустынного берега и перенёс маленькую Пушинку на высокую скалу, которую лизали пенящиеся волны.

Удивлённые и встревоженные, опустились на берег чайки.

Пушинка повеселела, села на камень и, прислонившись к брату, смотрела, как перекатываются внизу синие волны, как рождается на востоке солнце.

Сердце Солныша наполнилось радостью.

— Хорошо! Сейчас мне очень хорошо! — сказала Пушинка, а потом спросила: — Наш коралловый домик ещё цел?

— Не знаю, но думаю, что цел.

— А мне приснилось, что он разрушился.

— Не беда, коли и разрушился, — построим новый. Помогут нам чайки и рыбы, помогут все гномы Забытой страны.

— Конечно, помогут. Передай от меня привет всем: гномам и чайкам, рыбам и птицам…

Из-за моря выплыл огромный, огненно-красный шар солнца. Лучи его облили золотым дождём воду, землю и ту скалу, где в последний раз сидели вместе Солныш и Пушинка.

Действительно в последний раз. Маленькая девочка умерла в ту самую минуту, когда родилось солнце.

Солныш подумал, что Пушинка заснула, и долго звал её.

Напрасно!

Пушинка не отвечала, и Солныш понял, что сестра его умерла и никогда не вернётся в Забытую страну. Море плакало. Чайки плакали. Солныш заплакал.

В горестной тишине похоронил он Пушинку на незнакомом и безымянном берегу.

Когда на вершине скалы вырос холмик, чайки сказали:

— Мы поставим ей памятник — самый красивый на свете!

Они тут же разлетелись во все стороны и стали приносить в клювах серебристые раковины и красные, как кровь, кораллы.

К ночи всё было готово. На вершине скалы, над головой маленькой Пушинки, чайки воздвигли памятник, который днём горел и искрился, как пурпур; ночью, как луна, лил серебряное сияние.

Проходя мимо безымянной скалы, моряки выходили на палубу и снимали шапки.

А чайки решили нести караул над могилой и каждое утро и каждый вечер прилетали сменять друг друга. И с тех пор никому не ведомый берег уже не был совсем пустынным. Пушинка никогда не оставалась одна.

КУДА ПРИВЕДУТ ЕГО ПУТИ?

Темно и тягостно было на душе у Солныша. Он стал совсем неузнаваемым. Взгляд его потускнел, лицо больше не озаряла улыбка.

Одиноко, словно отшельник, бродил он по берегу, но, куда бы он ни заходил, его так и тянуло обратно: к морской скале, к могиле маленькой Пушинки. Он был безутешен в своём горе.

Чайки предлагали ему свою помощь:

— Мы отвезём твой чёлн в Забытую страну. Не пройдёт и десяти восходов солнца, как ты будешь там.

— Не могу я возвратиться в Забытую страну, — отвечал им Солныш. — Не могу вернуться без Пушинки…

Но однажды, когда чайки сменяли друг друга у могилы Пушинки, когда на берегу царила мёртвая тишина, Солныш в последний раз поднялся на скалу и сказал:

— Пушинка, я покидаю тебя! Пойду куда глаза глядят, не то горе убьёт меня, разум мой помутится. Если судьба приведёт меня снова в Забытую страну, всем передам твой привет.

Молча слушали его неподвижные чайки.

Рыбы, выплывшие в то утро из морских глубин, чтоб встретить восход, не пели.

Солныш долго стоял молча. Потом быстро, почти бегом, спустился вниз и обратился к чайкам:

— Вы, друзья мои, летаете над всеми морями! Если случится вам заглянуть в Забытую страну, скажите всем, что Пушинка умерла.

Это были его прощальные слова.

Он сел в свой чёлн и пустился в далёкий, незнакомый мир. Ему было всё равно, куда, в какую сторону приведут его морские пути.

Долго странствовал Солныш по разным краям. В скитаниях провёл он многие годы, обошёл многие земли, и никто, кроме звёзд, не провожал его в путь.

Лучшими днями в его жизни были дни, проведённые в горах.

В горах никогда не бывало пустынно. То пробежит дорогу хищный зверёк, то покажется охотник, то защебечут птицы. А как звонко распевали по утрам тетерева! Пели, забыв об осторожности, обо всём, кроме песни, разливавшейся по дубравам и ущельям, куда не проникал солнечный луч.

На росистых горных лугах, пощипывая сочную траву, самозабвенно резвились лани, покой которых надёжно охраняли длиннорогие олени, а в глухих чащобах завывали голодные волки.

Всюду встречал Солныш новых, невиданных дотоле лесных жителей.

Баюкал его лёгкий говор листвы, будили своими песнями птицы, умывался он росой с полевых цветов.

Переходил вброд быстрые потоки, взбирался на горные вершины, в царство серых орлов, куда не залетали птицы, не заходили звери.

Однажды, пробираясь горной тропинкой, Солныш вдруг услышал чей-то плач. Он остановился. Может быть, ему это почудилось? Но нет… За густым сосняком, на поляне, пестреющей цветами, сидела девочка и горько, навзрыд плакала.

Приблизившись к ней, Солныш обомлел: маленькая девочка как две капли воды была похожа на Пушинку.

Услышав шаги, девочка вскинула голову и уставилась на незнакомца.

Большие глаза её светились неподдельным страхом.

— Не бойся, — сказал ей Солныш. — Я тебя не обижу.

Девочка молчала, и Солныш заговорил снова:

— Как тебя зовут? Почему ты плачешь?

— Меня зовут Звездана. А ты, если ты не друг гномов из Белого Дворца, если не идёшь к ним в гости, скорее уходи отсюда!

— Я и слыхом не слыхал о Белом Дворце.

— Тогда беги! Беги без оглядки, не то тебя схватят и бросят в мрачную и сырую тюрьму. Ни один звук туда не долетает.

Солныш улыбнулся — впервые за много лет, впервые после смерти маленькой Пушинки. Разве он побежит, пока в ножнах его позванивает огненный меч?

— О каком дворце ты говоришь? Кто живёт в нём?

— Гномы, у них острые, как молнии, мечи.

— А ты не там живёшь?

— Нет. Я рабыня. Мои братья — гномы с Лунных Полян.

— Рабыня! — изумился Солныш. — Так поэтому ты плачешь?

— И ты бы заплакал на моём месте.

— Расскажи мне всё о твоих собратьях, расскажи о гномах из Белого Дворца.

— Ты всё равно не сможешь нам помочь. Лучше уходи, не то и сам станешь рабом.

— Я никуда не уйду, пока не загляну во дворец, о котором ты говоришь.

Звездана не верила своим ушам. Она думала, что нет на свете храбреца, который не боится гномов из Белого Дворца.

Жили когда-то гномы на Лунных Полянах, среди гор. Были они свободны, как птицы, беззаботны, как мотыльки. Не знали они ни бед, ни голода и думали, что так будет всегда. Но вот пришла однажды тяжёлая пора.

Неожиданно явились откуда-то иные племена. У них были блестящие мечи и острые стрелы.

«Мы будем властвовать на Лунных Полянах, — сказали они. — А вы должны нам подчиняться».

Завязался бой. Гномы с Лунных Полян бились с большим ожесточением, но не привыкли они воевать, да и деревянные мечи их быстро пообломались. Потерпели они поражение. Немало гномов полегло, погиб и отец Звезданы, вождь племени. А те, кто остался в живых, должны были проститься с беззаботной и вольной жизнью на Лунных Полянах.

Вождь победителей приказал построить ему на высоком холме дворец из белоснежного камня.

Покорённые гномы взялись за работу. Днём и ночью стояли они по колено в воде, вытаскивая камень со дна реки. Падали от усталости и голода. Забыли про смех и песни.

А каменный дворец между тем рос.

Сколько лет строили его?

Может быть, пять… может быть, десять, а может быть, и больше. Никто не вёл счёта дням.

Вырос белоснежный дворец, прекрасный, как сон. На остроконечных башенках красиво сверкали и переливались на солнце всеми цветами радуги драгоценные камни; как в зеркало, гляделись в него звёзды. Солнечные лучи собирались в нём и, отражённые, разбрызгивались потом по ветвям сосен, расцвечивая их радужными красками.

Дворец был завершён. Но жизнь гномов с Лунных Полян не стала краше. По-прежнему работали они из последних сил, забыв все мечты о прежней привольной жизни.

Кому под силу рассказать всё, что происходило на Лунных Полянах!

Отчего так горько плакала Звездана?

В то утро гномы из Белого Дворца велели своим рабам найти в горах цветок мудрости и принести его вождю, которому вздумалось настоять на нём питьё. Всех погнали разыскивать его. Пошла и Звездана. Обливаясь слезами, пытливо вглядывалась она в каждую травинку.

— Где растёт этот цветок? — спросила девочка Солныша.

— Не ищи его больше. Скажи мне лучше: найдётся ли среди вас кто-нибудь, кто отважится пойти со мной в Белый Дворец?

— Туда нелегко войти. Ворота там всегда на запоре, а на башнях стоят часовые.

— Всё же я попытаюсь войти туда.

— Тебя убьют. А нам станет ещё горше.

— Вам не будет хуже, чем теперь.

— Так кто же ты? — вдруг спросила Звездана. — Откуда ты пришёл?

— Я Солныш из Забытой страны.

Изумлению девочки не было предела:

— Солныш? Я не ослышалась?

— Отчего ты так удивляешься? Что странного нашла ты в моём имени?

— О Солныше слышали все гномы.

Теперь удивился Солныш. Каким образом слух о нём дошёл до этих далёких гор, куда знают дорогу только птицы?

Птицы-то и занесли сюда рассказ о славном путешественнике из Забытой страны, о его чудодейственном мече. Уже много лет ждали его на Лунных Полянах.

— Все мои братья и сестры обрадуются, как малые дети, когда увидят тебя, — сказала повеселевшая Звездана и повела его в селение.

Здесь, под кронами сосен, в избушках, сложенных из земли, листьев и папоротника, жили гномы.

Слух о приходе Солныша быстро облетел Лунные Поляны.

Отовсюду сбегались гномы, чтобы увидеть Солныша.

— Помоги нам! — просили они гостя. — Веди нас на Белый Дворец разрушать свою неволю!

— Хорошо, — согласился Солныш. — Готовьтесь!

В маленьком селении под кронами сосен начались спешные военные приготовления. Из тайников были извлечены деревянные мечи, заострены наконечники стрел. Ждали только ночи, и, когда над горами заискрились звёзды, гномы сказали:

— Веди нас, Солныш!

В ночной тишине бесшумно подкрались они ко дворцу и тесным кольцом залегли в траве-мураве, готовые в любую минуту засыпать башни градом стрел. Солныш направился прямо к воротам.

Вдруг раздался оклик часового:

— Кто идёт?

— Идёт Солныш из Забытой страны. Открывайте ворота, я хочу видеть вашего вождя!

— Ночью мы никому не открываем ворот. Проваливай-ка отсюда, покуда цел!

Солныш не на шутку рассердился. Он выхватил меч, и в тот же миг полетели огненно-красные звёзды, загудели горы. Попадали наземь гномы с Лунных Полян, попадали часовые на башнях. Ещё один взмах меча — и заскрипели и распахнулись во всю ширину каменные ворота: путь во дворец был свободен.

Солныш вошёл первый.

Гномы, горя воодушевлением, ринулись вслед за ним.

Боя-то почти не было. Перепуганные насмерть хозяева бросились врассыпную, да так, что только пятки засверкали. Дворец сотрясался от возгласов:

— Победа! Победа!

Долго не могли успокоиться гномы, долго ещё не верили в свою свободу.

Всю ночь праздновали они в Белом Дворце победу.

Они так лихо отплясывали, так безудержно веселились, что удивлялась даже луна, заглянувшая около полуночи в горы.

Только Солныш был озабочен. Его новые друзья задали ему трудную задачу. В самый разгар шумного веселья гномы торжественно предложили ему стать предводителем племени.

— Дайте мне подумать до зари — ведь утро вечера мудренее, — ответил Солныш.

— Подождём! — обрадовались гномы. — И сто зорь будем ждать, лишь бы ты согласился!

Всю ночь размышлял Солныш о себе, о своей необычной судьбе… А когда занялась заря, созвал всех гномов и сказал им:

— Я согласен.

Так Солныш остался в Белом Дворце на Лунных Полянах.

Но покой его продолжался недолго. В один прекрасный день под дворцом ходуном заходила земля, потрескались каменные стены. Землетрясение не прекращалось, и пришлось гномам уйти в глубь леса.

Вернувшись, они увидели, что белокаменный дворец совсем разрушен, а на Лунных Полянах зияют огромные впадины.

— Как нам быть? — со страхом и надеждой спрашивали они друг друга.

— Поищем другое место, — посоветовал Солныш. — Мир велик. Здесь жить нельзя.

На холме среди сосен остались груды развалин. В них, вероятно, поселились хищные звери, а может быть, новое землетрясение не оставило и камня на камне.

Но какое нам до этого дело, если гномы навсегда ушли с Лунных Полян! Всю весну, лето и осень бродили они по горам, перекочёвывая с места на место.

С первыми заморозками, когда в горах повеяло зимней стужей, добрались они до старой крепости на горе и решили перезимовать в ней, а потом поселились здесь на долгие годы. В крепости им было хорошо: она была надёжной защитой и от непогоды и от неприятеля.

В ПОДЗЕМЕЛЬЕ КРЕПОСТИ

Небольшое племя гномов с Лунных Полян под предводительством Солныша стало могущественным и счастливым. Хорошо было Солнышу с ними, но он уже давно мечтал о возвращении в Забытую страну. Как раз незадолго до прихода Елена он принял окончательное решение — добраться до ближайшего морского берега, а оттуда морем в Забытую страну. Он надеялся, что ему помогут чайки и его плавание продлится недолго.

Всё племя пожелало отправиться с ним, и в крепости велись последние приготовления к долгому пути. Елен взобрался на крепость как раз в самый разгар этих сборов. Явись он несколькими днями позже, он не застал бы гномов, а если бы он пришёл немного раньше, то кто знает, отважился бы Солныш подняться наверх — ведь он вовсе не желал, чтобы тайна подземелья была открыта.

Куда же Солныш повёл Елена? Конечно, в подземелье, в то самое, о котором столько мечтали сельские ребятишки и в которое никому, кроме гномов, не было доступа.

По лестнице спустились они глубоко вниз, прошли по лабиринту узких коридоров и вскоре очутились в просторном зале, где веселились, смеялись, шутили и пели многочисленные обитатели крепости.

При появлении Солныша гомон в зале стих, и все гномы, сколько их было, стали с любопытством разглядывать мальчика.

— Гостя привёл, — сказал Солныш, показывая рукой на Елена. — Надеюсь, он не будет вам помехой.

— Твой гость — наш гость! — наперебой закричали окружившие их со всех сторон гномы. — Добро пожаловать!

Только один из них, стоявший у самой двери, не присоединился к общему привету.

— Кто этот мальчик? — спросил он.

— Я его почти не знаю, — ответил Солныш. — Он хотел познакомиться с нами, вот я и пригласил его.

— Ты поступил опрометчиво.

— Почему?

— Вот увидишь, он заплатит чёрной неблагодарностью за наше гостеприимство.

— А я думаю иначе, потому и привёл его.

— Ну, как знаешь… — заключил гном и отошёл, хотя на лице его было написано явное недовольство.

— Наш Лютица чересчур недоверчив и подозрителен. Но пусть это тебя не смущает, чувствуй себя как дома, — объяснил Солныш мальчику и пригласил его сесть.

В зале снова начались разговоры, смех и шутки. Откуда ни возьмись, появилась Звездана и спросила Елена:

— Нравится тебе у нас?

— Мне и во сне не снилось, что будет так хорошо!

— Я рада, что ты доволен, — приветливо улыбнулась девочка. — Ты придёшь к нам опять?

— Не знаю, удастся ли мне это…

— Было б твоё желание, а об остальном не беспокойся, — вступил в разговор Солныш. — Правда, мы скоро уходим отсюда, но ты ещё успеешь побывать у нас. В другой раз я поведу тебя в горы — покатаешься на олене, увидишь красное озеро и златоклювых птиц.

— А можно, я приведу товарищей?

— Конечно, можно. Я буду рад с ними познакомиться.

— Спасибо! Вот они обрадуются! — сказал Елен, и воображение тут же перенесло его в горы, на берег таинственного озера.

А Солныш, желавший получше развлечь гостя, попросил Звездану:

— Принеси свою арфу и спой нам песню о Забытой стране.

Звездана тут же принесла арфу.

Лишь только её пальцы коснулись струн и раздались первые звуки, как шум в зале стих, а когда она запела, то воцарилась такая тишина, что казалось, будто никто не дышит.

Звездана пела о Забытой стране, о морях и чайках, о золотых рыбках. Голос у неё был чистый, словно горный родник, тёплый, словно солнечный луч, и чудилось, что где-то вблизи, совсем рядом, рокочут волны, проносятся ветры, клекочут чайки.

В глазах Солныша стояли слёзы, — должно быть, думал он о далёкой родине, о коралловом домике на морском берегу.

Как только замер последний аккорд, гномы закричали:

— Спой про маленькую Пушинку! Спой про ветры и Замок Бурь!

Лишь один среди них молчал. Это был Лютица, тот самый, что так неприветливо встретил Елена. Почему Лютица так вёл себя? Может быть, он не любил пения? Да дело-то вовсе не в этом!

Просто Лютица никак не мог примириться с тем, что гномы так любят Солныша, что о его стране и его подвигах поют песни и передают из уст в уста легенды. Зависть клокотала у него в груди.

«Разве он умнее и храбрее меня? Разве я не мог бы стать, как и Солныш, предводителем племени?» — думал он, и злоба закипала в нём горячим ключом.

Только вот как это сделать? Гномы преданы Солнышу. Приходилось ждать, утешая себя:

«Будет и на моей улице праздник! Главное — это терпение и осторожность».

Когда гномы вынесли решение двинуться с Солнышем в Забытую страну, Лютица забеспокоился:

«Если Солныш уведёт их из крепости, мои планы никогда не сбудутся».

Что же он сделал, чтобы помешать их уходу?

Это новая глава моей повести. Я расскажу вам, когда придёт время. А пока посмотрим, чем закончилась ночь в крепости, ибо с востока уже протянулись белые полосы, предвещавшие скорый рассвет.

Когда смолк голос Звезданы, в зале ещё долго стояла тишина, и Елен не мог удержаться, чтобы не сказать:

— Я никогда не слышал такой чудесной песни! И никогда не забуду её!

— Звездана поёт, словно соловей, — сказал Солныш. — Мы могли бы попросить её ещё спеть, да уже пора расходиться. Завтра на рассвете опять приходи в крепость, приводи своих друзей. Я поведу вас в горы.

Гномы стали расходиться. Звездана унесла свою золотую арфу.

Солныш вывел мальчика на крепостную стену, над которой одна за другой гасли звёзды.

— До свидания! — проговорил Солныш, торопясь в подземелье. — Непременно приходи!

Сказал ли он ещё что-нибудь, Елен никак не мог потом вспомнить. Странная усталость сомкнула его глаза, он уснул на стене, и, не разбуди его крики ребят, с восходом солнца явившихся в крепость, проспал бы он невесть сколько. Вот он открыл глаза и огляделся.

«Вправду я провёл ночь у гномов или всё это мне приснилось?» — подумал он.

Теперь Елен и сам не знал, во сне или наяву это было.

Скажи ему кто-нибудь в этот момент, что всё это был сон, Елен, ни минуты не колеблясь, поверил бы. Но рядом никого не оказалось, а ребята внизу так расшумелись, что тут уж было не до размышлений.

— Я жив! Чего разгалделись? — крикнул Елен.

Мальчики обрадовались и, не дожидаясь, пока Елен спустится вниз, стали наперебой спрашивать его:

— Как гномы?

— Ты их видел?

— Захватил ли хоть одного в плен?

— Ишь какие вы нетерпеливые! — ответил Елен. — Дайте хоть на землю спуститься.

Как только Елен коснулся земли, ребята окружили его и, перебивая друг друга, засыпали вопросами о гномах.

— Не шумите, а то ничего не расскажу!

— Ладно, — быстро согласились ребята. — Мы будем молчать как рыбы, только расскажи.

Ребята уселись в кружок, и Елен стал рассказывать всё по порядку, начиная с того момента, когда он остался один в крепости. Встреча с гномами не казалась ему больше прекрасным сном. Она стала для него теперь настоящей явью.

Некоторые из ребят удивлённо покачивали головами, приговаривая:

— Красиво говоришь, ничего не скажешь! А кто может подтвердить, что ты всё это не выдумал?

— Вы мне не верите? — удивился Елен.

— Ты же обещал поймать одного гнома.

— Обещал. Но ведь они были так добры ко мне…

— Что же ты не принёс лук со стрелами, которые сшибают звёзды?

Елен смутился. Как же это он так оплошал — забыл попросить у Солныша один такой лук? Или хотя бы всего-навсего одну-единственную стрелу. Солныш, такой добрый и радушный, конечно, не пожалел бы одной стрелы, и теперь ребята не заподозрили бы его во вранье. Но что поделаешь, раз забыл!

— Ну, а кто не верит, — произнёс он тоном глубоко оскорблённого человека, — пусть приходит сюда завтра утром и посмотрит, врал я или нет.

— Конечно, придём! — с готовностью откликнулись ребята. — Небось и нам хочется посмотреть на гномов.

— А теперь идёмте домой, — заключил Елен. — Только чур — язык держать за зубами!

Иронические взгляды и презрительные замечания ребят задели Елена за живое. Чего бы он только не дал, чтобы встреча с Солнышем состоялась в тот же день!

Если бы у него в руках оказалось хоть самое маленькое, самое пустячное доказательство его пребывания у гномов! За это он бы и полжизни не пожалел. Но где возьмёшь его? И Елену оставалось только терпеливо ждать следующего утра.

ЛЮТИЦА ПОТЕРЯЛ ПОКОЙ

День.

Греет солнце, дует лёгкий ветерок, деревья в лесу надевают свой зелёный убор, а над крепостью, как всегда, кружит стая беспокойных галок.

Это всё, что может увидеть глаз и услышать ухо.

А гномы? Чем они заняты в эту пору?

Спят. Отдыхают после весело проведённой ночи. Только один из них бодрствует.

Вы уже догадываетесь кто — Лютица!

Да, он. Дождавшись, пока всё в подземелье погрузится в сладкий сон, он крадучись выбрался из крепости и помчался во весь дух в густой сосновый бор. Лес был полон жизни: на тысячи голосов ликующе пели птицы, там и сям порхали красивые пёстрые бабочки. Выйдя на лужайку, Лютица остановился и, подражая рёву оленя, стал дуть в маленький рог. Ему не пришлось долго ждать ответа. Где-то точь-в-точь таким же рёвом отозвался олень, и в ту же минуту он выскочил на поляну. Лютица проворно, одним прыжком, взобрался ему на спину и воскликнул:

— Вперёд! Живей!

Куда направлялся Лютица? На охоту?

Нет. В то утро он спешил поскорее добраться до селений лесных гномов на берегу горного озера. Что за цель была у него? Недобрая.

Доскакав до озера, он направился к вождю гномов, которого звали Ястреб.

— Какие вести ты мне принёс? — спросил его Ястреб вместо приветствия.

— Дурные.

— Почему? Что случилось?

— Солныш решил отправиться в Забытую страну. Он уведёт за собой всё племя. Мы долго ждали. Настало время действовать, не то не видать тебе огненного меча!

Вы удивлены? Пора вам знать, что Лютица и Ястреб уже давно строили против Солныша злые козни. Лютица посулил сообщнику огненный меч, но за это Ястреб должен был помочь ему прогнать Солныша. По душе пришлись Ястребу такие посулы — он давно мечтал завладеть чудесным клинком.

— Что же делать? — спросил встревоженный Ястреб.

— Славе Солныша нужно положить конец. Почему о тебе не поют песен, почему твои собратья не гордятся твоей храбростью?

— Ведь у меня нет огненного меча, — вздохнул Ястреб.

— И никогда ты не увидишь его, если будешь сидеть сложа руки!

— Так-то оно так, но я ещё не знаю, чего ты от меня хочешь.

— Собери всех, на кого можно положиться, и ночью жди моего сигнала в лесу возле крепости.

— А Солныш? А его огненный меч?

— И об этом я позабочусь. Есть тут один дуралей. Ночью он проберётся в спальню Солныша и украдёт меч.

— Ну, коли так, то по рукам! — согласился Ястреб.

В крепость Лютица вернулся ещё до полудня. Гномы спали, и никто не заметил, что он куда-то отлучался. А если бы кто и увидел его уход или возвращение, то всё равно не нашёл бы в этом ничего предосудительного. Гномы частенько уходили в лес на охоту и на прогулки и проводили там по нескольку дней.

Лютица лёг, но ему не спалось. Зависть и злоба не давали ему покоя.

«Надутый болван! — думал он о Ястребе. — Ещё воображает, что я и в самом деле выпущу из своих рук огненный меч! Как бы не так! Пусть он только поможет мне разделаться с Солнышем, а там… там я ему покажу, каков Лютица!»

А Ястреба в это время назойливо точила мысль: что будет, если гном, с которым договорился Лютица, не сумеет украсть у Солныша огненный меч? А вдруг Лютица его обманет, заманит в крепость, и ему придётся врукопашную сразиться с Солнышем? Нет, пока не получит меч, он не подумает напасть на крепость!

Лютица хотел обмануть Ястреба.

Ястреб хотел перехитрить Лютицу.

А Солныш спал себе спокойно, вовсе не подозревая, что против него готовится.

В крепости царила тишина.

Только когда солнце совсем приблизилось к гребню гор, стали просыпаться гномы.

Ночь вступала в свои права; вспыхивали на небе звёзды, в горах дул ветер.

Неспокойная, тревожная ночь!

Что-то принесёт она гномам?

НАПРАСНЫЕ ОЖИДАНИЯ

С лихорадочным нетерпением ждал Елен следующего, утра.

Весь день бродил он по берегу реки, вспугивая диких уток, притаившихся в камыше, и удил рыбу. Время тянулось томительно долго. То и дело поглядывал он на горы и неизменно задавал себе один и тот же вопрос:

«Где же находится это таинственное озеро? Вправду ли увижу я златоклювых птиц?»

Но больше всего ему хотелось покататься верхом на олене, промчаться через дремучий лес звериными, нехожеными тропами. Ведь он никогда в жизни не видел оленей, и подчас его даже брало сомнение: водятся ли они в окрестных горах? А теперь он сможет даже вскочить оленю на спину и помчаться, как на коне, во весь опор. Кто из мальчишек не позавидует ему! Кому не захочется покататься на олене!

Наконец настало долгожданное утро.

Елен ещё до зари прибежал в крепость.

Ребята всей гурьбой явились чуть позже.

Галки, удивленные столь ранним их приходом, с любопытством вились возле стен, прислушиваясь к ребячьим разговорам.

Сначала ребята сидели тихо, не решаясь даже громко говорить, но вскоре разгорелись споры.

— Не придёт! — твердили одни.

— Придет! — утверждали другие.

Елен участия в спорах не принимал. Ни одной минуты не сомневался он в приходе Солныша и весь обратился в слух, чтобы не пропустить его зова.

Солнце медленно ползло вверх по голубому небосводу.

По горным дорогам двигались на пастбища отары овец, слышался захлёбывающийся звон колокольчиков.

Над крепостью неожиданно закружил зоркий сокол, и галки в испуге стали сбиваться в стайки, предупреждая друг друга об опасности.

Утро выдалось весёлое и погожее.

Но Солныша всё не было.

Елен заволновался.

— Не придёт! — всё громче кричали те, кто с самого начала не верил в рассказ Елена. — Мы так и знали, что не придёт!

— Ещё не поздно! — отвечали другие. — А кому надоело ждать, пусть уходит, скатертью дорожка!

— А вот не уйдём!

— Тогда не галдите. Из-за вашего крика Солныш может не прийти.

— Ага, уже ищете отговорки!

Так прошло утро, и, когда солнце поднялось высоко над горой, всем стало ясно, что ждать больше нечего.

— Солныш обманул меня! — с горечью сказал Елен.

Глаза ребят светились насмешкой. Страшной болью отозвалось в сердце мальчика нескрываемое ликование тех, кто никак не хотел поверить в его рассказ о гномах.

Пока ребята посмеивались над ним, Елен ломал голову, стараясь понять, отчего не пришёл Солныш. Может быть, случилось что-нибудь непредвиденное? Он вспомнил, как неприветливо встретил его Лютица, вспомнил всё, что о нём слышал.

Но разве ему теперь поверят?

Конечно, нет!

Поэтому он молчал.

Поэтому не пошёл с ребятами в село.

Когда они исчезли вдали, Елен обошёл все стены, заглянул в тёмные бойницы.

Может быть, Солныш просто передумал, увидев такую ораву?

Может быть, Солныш всё же придёт, когда увидит, что все разошлись?

Елен прождал его до полудня и ушёл из крепости раздосадованный и злой.

Но, хотя многие из ребят так и не поверили Елену, всё же его рассказ о Солныше не прошёл бесследно.

Луки со стрелами уступили место деревянным мечам. Островок на реке стал именоваться Забытой страной. В жизнь ребят вошли новые игры. Мальчики отправлялись на лодках в дальнее плавание — ведь так путешествовал когда-то Солныш, разыскивая Пушинку. Из картона или из молодой коры мастерили островерхие шапки.

Только один Елен не играл со своими сверстниками. Он сторонился ребят и часто, очень часто пел песню, слышанную от Звезданы:

Есть где-то страна,
Неведомо где!
К ней путь не отыщет
Моряк по звезде.
Она за морями,
Она за горами,
Она за ветрами,
Неведомо где!

Песня понравилась ребятам. Они выучили её и распевали везде и всюду.

Песня о Забытой стране звенела на берегу реки. Звенела на дорогах. Звенела на лугах.

Переняли её от ребят и птицы и рыбы, и скоро не оста лось такого уголка, где бы её не пели.

Под эту песню плясали собиравшиеся в вечерних сумерках у излучины реки зайцы.

Под эту песню танцевали и молодые серны на горных пастбищах, залитых лунным светом.

Под эту песню танцевали у своих нор лисицы, вернувшиеся с удачной охоты.

Елену только бы и радоваться. Разве не стала явью его встреча с гномами?

ЧЕМ ЗАКОНЧИЛАСЬ ОДНА НОЧЬ

Знаю, вас так и подмывает спросить: «Удалось ли Лютице осуществить свои планы?» Судя по всему, да. Ведь Солныш не пришёл на свидание с Еленом. Что же ещё могло ему помешать? А это мы сейчас увидим.

Около полуночи Ястреб со своими гномами был уже в назначенном месте и с тревогой ждал знака Лютицы. А в крепости ещё шло беззаботное веселье. На небе спокойно мерцали звёзды. В горах шумел ветер.

Ничто не предвещало бурной и невесёлой ночи. Всё началось неожиданно.

Перед самой полуночью в зал вошли вооружённые гномы. Они окружили Лютицу.

Лютица так и замер на месте — Ястреб предал его!

Но он ошибся.

Выдал его гном, согласившийся выкрасть огненный меч. То ли его хватил испуг, то ли мучило раскаяние, но в последний момент он во всём признался Солнышу.

Несколько минут Солныш пристально глядел на Лютицу, как бы ещё не веря в то, что он мог стать предателем.

— Этой ночью Лютица хотел меня убить, — заговорил Солныш. — Пусть он сам расскажет нам об этом.

— А что мне говорить! — вскипел Лютица. — Всё это ложь!

— Хотел бы я, чтоб это была ложь, — продолжал Солныш и позвал гнома, который должен был похитить у него меч.

И тот рассказал всё без утайки.

— Прогнать его! — закричали все в один голос. — Прогнать изменника Лютицу!

Гномы требовали, чтобы Солныш повёл их в лес: и Ястребу они должны воздать по заслугам.

Но Солныш вовсе не хотел нападать на Ястреба. Главный виновник наказан, и ни в чём не повинным гномам незачем проливать понапрасну кровь. В ту же ночь он решил покинуть старую крепость и вместе со всем племенем отправиться в Забытую страну.

Гномы тотчас же принялись собираться.

Перед уходом они сказали Лютице:

— А ты оставайся в крепости. Будешь здесь вождём галок и сов.

Ещё до рассвета спустились гномы к истоку реки, а оттуда лесной тропой направились на юг, к берегу моря.

Не успели гномы скрыться из виду, как Лютица поспешил в сосновый бор к своему приятелю Ястребу. Он надеялся, что Ястреб тотчас же примет его в своё племя. Но он просчитался. Ястреб, взбешённый тем, что развеялись все его мечты об огненном мече и славе, пришёл в ярость.

— Несчастный! — обрушился он на Лютицу. — Ты хотел предать своё племя, так кто мне поручится, что завтра ты не предашь и меня! Вон отсюда! Чтоб и духу твоего здесь больше не было!

Лютице оставалось только вернуться в крепость и раскаиваться в содеянном.

Но и в подземелье Лютица не находил себе места. Тогда он пошёл в лес. Но везде, где он ни появлялся, его встречал шёпот:

— Это Лютица-предатель!

Гномы закрывали перед ним двери своих хижин.

Птицы улетали от него, родники высыхали, а цветы свёртывали свои лепестки, когда он наклонялся, чтобы вдохнуть их аромат.

И однажды ночью, когда небо было покрыто тучами, бушевала непогода и гремели громы, он умер на вершине горы, одинокий и несчастный.

Никому не было жаль его.

Никто не оплакивал его, и долго, очень долго никто даже не знал о его смерти.

ОБ ОДНОМ РЕШЕНИИ

Елен, разумеется, не мог знать о событиях, разыгравшихся в крепости. Каждое утро и вечер он бегал на гору в надежде увидеть Солныша или какого-нибудь другого гнома с Лунных Полян.

А днём бродил по лесу, ища красное озеро и златоклювых птиц. Но ни то, ни другое не попадалось. Лес свято хранил тайну, а птичий язык был Елену неведом.

И он понял, что все поиски его напрасны и гномы для него навсегда потеряны. Но встреча с ними запомнилась ему на всю жизнь.

Перестал Елен наконец обижаться и на Солныша. Всё, что произошло той ночью, было и в самом деле похоже на чудесный, неповторимый сон.

Как и раньше, он часто пел песню о Забытой стране.

А однажды ему приснилось, будто плывёт он по морю в лодке с белыми парусами, один, вооружённый мечом и стрелами. Кружившие над лодкой чайки говорили ему:

«Забытая страна уже близко. Продержись ещё немного — и будешь там».

И вправду, вскоре из тумана, сверкая на солнце, выплыл гористый берег. На высокой остроконечной скале стоял Солныш, махал ему рукой и кричал:

«Я знал, что ты придёшь! Долго же я ждал тебя, Елен!»

Вдруг на скале откуда-то взялись Звездана и целая толпа гномов. Все они размахивали шапками и кричали:

«Добро пожаловать, Елен! В Забытой стране ты всегда будешь молодым и сильным!»

Елен был уже почти у цели своего путешествия. Ещё немного — и он ступит на землю.

Но вдруг нахлынул туман и скрыл гномов, а внезапно налетевший ветер понёс лодку прочь от берега. Напрасно Елен звал Солныша. Море гудело и стонало, заглушая его голос. Ветер весело играл лодкой, приговаривая:

«В Забытую страну открыт путь только храбрым!»

И тут лодка стремительно наскочила на скалы и разбилась.

Елен проснулся и удивлённо огляделся. Он лежал в постели, а сквозь открытое окно заглядывала в комнату улыбающаяся луна.

Теперь-то Елен знал наверное, что Солныш покинул крепость и ушёл в Забытую страну. Как-то раз он сказал ребятам:

«Я стану моряком. И буду плавать по морям до тех пор, пока не найду Забытую страну, пока не побываю в ней!»

Вы, может быть, думаете, что его слова были пустым бахвальством?

Нет.

Елен стал моряком. Спустя много лет, будучи уже взрослым, он ушёл из села и стал плавать по далёким морям, подружился с чайками, слушал, как поют рыбы.

Добрался ли он когда-нибудь до Забытой страны — не знаю. Слышал, что стал он рулевым; ни волны, ни ветры ему не страшны, везде проведёт он свой корабль.

Мне очень хочется встретиться с ним, спросить его:

«Нашёл ты Забытую страну? Видел ты Солныша и его гномов?»

ВОПРОС, НА КОТОРЫЙ Я НЕ СМОГ ОТВЕТИТЬ

Рассказ о Солныше и Пушинке пришёл к концу.

Ребята, сидевшие вокруг меня, долго молчали.

За острый гребень гор садилось солнце, с обширных полей, сытые и довольные, возвращались галки.

Ещё немного — и ночь ляжет на землю, на ночной разбой отправятся совы.

Выйдет ли в полночь на крепостную стену незнакомый гном, как когда-то выходил Солныш?

Кто может дать ответ!

Крепость?

Нет, она нема; камни молчат — они хранят тайну. По сосредоточенным лицам ребят я видел, что мысль их напряжённо работает над разрешением этой волнующей загадки. Да, по правде говоря, и сам я, охваченный не меньшим любопытством, думал о том же самом.

Первым нарушил молчание черноволосый мальчик, напомнивший мне Елена:

— Напишите книгу про Солныша и Пушинку, про Забытую страну.

— Книгу? — удивился я. — Да я как-то не думал об этом.

— Нот тогда бы все узнали про нашу крепость, про Елена.

Пока я раздумывал, что ответить, зашумели остальные ребята:

— Напишите книгу и сразу же пошлите нам!

— Так и быть, напишу, — согласился я. — Только не очень скоро — на книгу нужно время.

Стемнело. Пора и по домам. Узкой тропинкой спускались мы с горы. Провожали нас галки, но я вовсе не уверен, что откуда-нибудь исподтишка не смотрели нам вслед усмехающиеся гномы.

В селе я простился со своими юными друзьями, а на другой день уехал, унося с собой овеянные лёгкой грустью воспоминания. Памятуя о данном ребятам обещании, я и написал эту историю о Солныше и Пушинке.

Как только первая отпечатанная книга оказалась у меня в руках, я поспешил на почту.

Я был рад, что сдержал своё слово, но всё же тревожился:

«Понравится ли она ребятам?»

А ещё мне очень хотелось услышать, что скажет о ней герой повести, но, к сожалению, Елен был в это время в дальнем плавании, и книга, предназначенная для него, так и осталась лежать на моём столе.

Но вот пришло письмо из села. Как я и ожидал, ребят больше всего интересовало, добрался ли Солныш до Забытой страны.

Но ведь я и сам не знал этого. Пришлось дать ещё одно обещание:

«Если дойдут до меня вести о Солныше и его гномах, то напишу книгу, в которой будет описан весь их путь от старой крепости до Забытой страны».

Сумею ли я его выполнить?

Не знаю!

Поэтому я прошу тебя, дорогой читатель, сообщить мне, если ты узнаешь что-либо о Солныше, если повстречаешь как-нибудь ненароком его самого или гномов из его племени.